Новые положения проекта третьего Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (производство в суде первой инстанции) (В.М.Шерстюк, "Законодательство", N 4, 5, апрель, май 2001 г.)

Новые положения проекта третьего Арбитражного процессуального
кодекса Российской Федерации
(производство в суде первой инстанции)


31 июля 2000 г. Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации принял постановление N 6 "О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации" (далее - Проект). Предлагаемые в Проекте изменения и дополнения весьма значительны по содержанию и объему. Это дает основание назвать подготовленную новую редакцию Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации проектом третьего АПК РФ.

Особенно много нового и интересного содержится в разделах 2, 3, 4 Проекта, регламентирующих производство в суде первой инстанции. Введено много новых институтов и правовых норм, совершенствующих порядок рассмотрения и разрешения дел, обеспечивающих дополнительные гарантии защиты прав организаций и граждан-предпринимателей.

Производство в суде первой инстанции по сравнению с действующим АПК РФ выглядит гораздо солиднее. Здесь впервые выделены три самостоятельных производства:

1) производство по делам, возникающим из гражданских отношений (раздел 2);

2) производство по делам, возникающим из административных и иных публично-правовых отношений (раздел 3);

3) особое производство (раздел 4).

Вопрос о выделении названных видов производств обсуждался еще во время работы над проектом действующего АПК РФ, но был отвергнут. В 1993-1994 гг. рабочая группа посчитала, что нет необходимости усложнять структуру Кодекса, ибо это может негативно повлиять на качество правоприменительной деятельности. Такой подход к решению проблем системы АПК РФ привел к появлению пробелов в арбитражном процессуальном законодательстве, которые пришлось восполнять разъяснениями Пленума ВАС РФ. Выделение в Проекте трех самостоятельных видов судопроизводств обусловлено жизнью, практикой применения действующего АПК РФ и необходимостью укрепления гарантий защиты прав организаций и граждан в арбитражном судопроизводстве.

Каждый из трех видов судопроизводств имеет свои особенности, обусловленные материально-правовой природой дел. Эти отличия характеризуют специфику субъектного состава арбитражных процессуальных отношений, специфику доказывания, возбуждения, подготовки, рассмотрения и разрешения дел и должны быть учтены законодателем. Детальная проработка их в Кодексе прямо связана с укреплением гарантий судебной защиты прав организаций и граждан.

Относительно выделения в Проекте трех видов судопроизводства в суде первой инстанции и соответственно появления трех самостоятельных разделов надо сделать следующее замечание. Не учтено, что каждый из трех видов судопроизводств - это подсистема системы более высокого порядка (производства в суде первой инстанции). В результате получилось, что, к примеру, "Особое производство" (раздел 4) и "Производство по пересмотру судебных актов арбитражных судов" (раздел 5) - это системы одного уровня. Между тем последняя является одноуровневой системой с "Производством в суде первой инстанции". Поэтому "Производство в суде первой инстанции" следует выделить в Проекте в раздел 2, а в этом разделе разместить три подраздела, каждый из которых должен включать институты и правовые нормы, регламентирующие специфику процессуальных отношений соответствующего вида судопроизводства.

В отличие от действующего АПК РФ раздел 2 Проекта теперь посвящен только регулированию порядка рассмотрения дел, возникающих из гражданских отношений (точнее, дел искового производства).

Раздел открывает глава 18 "Предъявление иска", содержащая много новых положений. Большинство из них заслуживает внимания, некоторые вызывают возражения.

Статья 139 Проекта, посвященная форме и содержанию искового заявления, велика по объему. Было бы лучше содержащиеся в ней правовые нормы распределить по двум статьям (как это сделано в действующем АПК РФ). В одной изложить нормы, связанные с формой и содержанием искового заявления, в другой - нормы о документах, прилагаемых к исковому заявлению.

Согласно п.2 ч.2 ст.139 Проекта, в исковом заявлении должны быть указаны следующие сведения: наименование истца и ответчика, местонахождение организации, место жительства гражданина, номера их телефонов и факсов.

Обращенное к истцу требование указывать в исковом заявлении помимо почтовых адресов также номера телефонов и факсов истца и ответчика вполне оправданно и согласуется со ст.122 Проекта. Вместе с тем не совсем понятно, почему истец должен ограничиваться только данными о себе и ответчике. Разве он не обязан указать те же данные о третьих лицах, не заявляющих самостоятельные требования на предмет спора?

В части 2 рассматриваемой ст.139 приведена новая правовая норма, в которой говорится, что в исковом заявлении теперь должна быть обоснована со ссылкой на норму процессуального закона правомерность обращения с исковым заявлением в данный арбитражный суд. Это требование представляется излишним. Обоснованные выводы о правомерности или неправомерности обращения истца в данный арбитражный суд вполне можно сделать исходя из содержания п.2 ч.2 ст.139 Проекта.

Нельзя пройти и мимо нового правила, обязывающего истца переводить на русский язык используемые в исковом заявлении наименования и другие тексты, исполненные на иностранном языке, а также указывать в транскрипции на русском языке наименования организаций (ч.2 ст.139). Эти требования вытекают из принципа государственного языка арбитражного судопроизводства и укрепляют гарантии принципа состязательности.

В Проекте предлагается кроме перечисленных в ст.104 действующего АПК РФ документов, прилагаемых к исковому заявлению, прилагать также документы, подтверждающие: а) государственную регистрацию в качестве юридического лица или индивидуального предпринимателя; б) полномочия на подписание искового заявления. Дополнительные требования не обременительны для истца, но позволяют судье правильно решить вопрос о возбуждении производства по делу.

Предъявление иска по спору, по которому федеральным законом или договором установлен досудебный (претензионный) порядок урегулирования, имеет некоторые особенности. Они теперь отражены в специальной ст.140 Проекта.

Cледует приветствовать и появление в Проекте нового института "оставление искового заявления без движения". Из-за невнимательности, отсутствия должной юридической подготовки работники юридических служб организаций и граждане-предприниматели не всегда в полной мере выполняют требования, предъявляемые законом к содержанию искового заявления или не в полной мере оплачивают государственную пошлину. Возвращение искового заявления в этих случаях может привести к весьма негативным последствиям (например, пропуску срока исковой давности). Оперативно (на месте) устранить сделанные упущения, как правило, не представляется возможным, поскольку в большинстве случаев исковое заявление в арбитражный суд направляется по почте. При таком положении институт оставления искового заявления без движения можно рассматривать как дополнительную гарантию защиты прав истца в арбитражном суде и реализации принципов состязательности и диспозитивности в арбитражном судопроизводстве.

Согласно ч.1 ст.142 Проекта, арбитражный суд оставляет исковое заявление без движения в следующих случаях:

а) если не соблюдены требования к форме и содержанию искового заявления;

б) если истцом оплачена государственная пошлина в размере менее установленного законом.

Перечень этих оснований является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. Думается, его можно расширить, указав, что исковое заявление может быть оставлено без движения и в случае непредставления истцом документа, подтверждающего направление другим лицам, участвующим в деле, копий искового заявления и приложенных к нему документов, которые у них отсутствуют.

При выполнении истцом действий, послуживших основанием для оставления искового заявления без движения, в срок, указанный в определении, исковое заявление принимается к производству арбитражного суда. При невыполнении их в срок, указанный в определении арбитражного суда, арбитражный суд возвращает исковое заявление истцу в порядке, установленном ст.143 Проекта.

Применительно к гражданину, участвующему в деле в качестве истца, можно говорить и о гуманности вышеприведенных правил.

Центральное место в главе 18 Проекта занимает ст.143, посвященная возвращению искового заявления. Она прямо связана с реализацией конституционного права организаций и граждан на судебную защиту. Статья велика по объему. Изучение ее содержания показало, что в ней объединены две статьи ныне действующего АПК (ст.107 "Отказ в принятии искового заявления" и ст.108 "Возвращение искового заявления").

Отказ в принятии искового заявления и возвращение искового заявления - это различные по своей правовой природе процессуальные действия. Если первый связан, главным образом, с предпосылками права на предъявление иска, то второе- с условиями права на предъявление иска. Различны и правовые последствия совершения этих действий. Объединение в одной статье "Возвращение искового заявления" двух групп различных по своей природе правовых норм привело к ошибке в определении правовых последствий совершения такого процессуального действия, как отказ в принятии искового заявления. Так, в ч.6 ст.143 Проекта говорится о том, что возвращение искового заявления не препятствует вторичному обращению с ним в арбитражный суд в общем порядке после устранения недостатков, послуживших основанием для его возвращения. Между тем при возвращении искового заявления по основаниям, перечисленным в п.1, 3, 4 ч.1 ст.143 Проекта, у истца нет субъективного права на предъявление иска, и о вторичном обращении в суд не может быть и речи.

Полагаем, что в действующем АПК РФ найдено удачное решение рассматриваемого вопроса - отказ в принятии искового заявления и возвращение искового заявления урегулированы в самостоятельных статьях Кодекса (ст.107 и 108), и данный подход с успехом может быть использован в Проекте. Вовсе не случайно Проект разработанного ГПК РФ взял на вооружение эту юридическую конструкцию.

Непонятно, почему в ст.143 Проекта нет правил, закрепленных в п.3 ч.1 ст.107 и в п.4 ч.1 ст.108 действующего АПК РФ. Отсутствие этих правил может привести к нарушению принципа состязательности и прав лиц, участвующих в деле.

Как и в АПК РФ 1995 г., в Проекте много внимания уделяется отзыву на исковое заявление (ст.145), и это правильно. Но при прочтении данной статьи возникают два вопроса.

Во-первых, почему в Проекте указано, что направить отзыв на исковое заявление вправе (или обязан) только ответчик, а не все лица, участвующие в деле, как записано в ст.109 действующего АПК РФ? Предоставление всем лицам, участвующим в деле, права направлять отзыв на исковое заявление будет способствовать укреплению состязательного начала в арбитражном судопроизводстве.

Во-вторых, из содержания ч.1 ст.145 Проекта трудно уяснить, является ли направление отзыва на исковое заявление правом или обязанностью ответчика. Действующий АПК РФ исходит из того, что основой состязательности, ее "внутренней пружиной" должна быть не угроза применения к сторонам, третьим лицам штрафных санкций, а наличие у них материальной и процессуальной заинтересованности в исходе дела и стремления добиться для себя наиболее благоприятного решения. Исходя из этого, в ч.1 ст.109 АПК РФ 1995 г. записано, что направление арбитражному суду отзыва на исковое заявление является правом, а не обязанностью лиц, участвующих в деле. Это правило надо сохранить и четко сформулировать в ч.1 ст.145 Проекта.

Институт "подготовки дел к судебному разбирательству" (гл.19) претерпел существенные изменения в основном за счет введения большого количества новых норм.

Согласно ст.147 Проекта, арбитражный суд первой инстанции после принятия искового заявления к производству осуществляет подготовку дела к судебному разбирательству. Подготовка дела к судебному разбирательству производится по каждому делу, находящемуся в производстве арбитражного суда первой инстанции.

Здесь впервые четко определен момент, с которого начинается подготовка дела к судебному разбирательству (далее - подготовка), и указано, что она является обязательной стадией арбитражного процесса. Решение этих вопросов в законе способствует укреплению гарантий судебной защиты прав организаций и граждан.

Нужно одобрить и введение в Кодекс норм, формулирующих задачи арбитражного суда в стадии подготовки. В последней части ст.148 Проекта говорится, что задачами арбитражного суда при подготовке дела к судебному разбирательству являются: установление предмета спора; установление содержания правоотношений сторон и определение закона, которым следует руководствоваться при судебном разбирательстве дела; определение обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения спора; разрешение вопроса о составе лиц, участвующих в деле, и других участников процесса; обеспечение представления необходимых доказательств лицами, участвующими в деле.

Все эти конкретные задачи имеют одну целевую направленность - обеспечить правильное и своевременное рассмотрение и разрешение спора в одном, первом же судебном заседании. Было бы полезно прямо записать это в законе.

Об обязанности суда принимать меры к примирению сторон в стадии подготовки говорится в п.9 ст.112 действующего АПК РФ. Разъясняя эту правовую норму, Пленум ВАС РФ в п.12 постановления N 13 от 31 октября 1996 г. указал, что в соответствии со ст.112 АПК РФ судья принимает меры к примирению сторон. В зависимости от характера спора арбитражные суды должны содействовать окончанию дела путем заключения мирового соглашения. Возможность разрешения спора заключением мирового соглашения должна выясняться при подготовке дела к судебному разбирательству, в процессе судебного разбирательства.

Эти идеи в Проекте нашли дальнейшее развитие. Предлагается детально регламентировать порядок проведения судом урегулирования спора.

Согласно ч.2 ст.147 Проекта, при подготовке дела к судебному разбирательству арбитражный суд вправе провести урегулирование спора в порядке, установленном ст.148 и 150 настоящего Кодекса, или назначить для разрешения спора посредника в соответствии со ст.149 и 150 настоящего Кодекса. Таким образом, предлагается проводить урегулирование спора в двух различных формах - при содействии суда и при содействии посредника.

Урегулирование спора производится арбитражным судом первой инстанции по ходатайству одной или обеих сторон либо по инициативе суда. Оно осуществляется единолично судьей или по его поручению помощником судьи с участием истца и ответчика.

Урегулирование спора может быть произведено по любому делу, если иное не установлено настоящим Кодексом, когда судья, помощник судьи на основании изучения искового заявления и приложенных к нему документов придет к выводу о возможности примирения сторон.

Собеседование со сторонами по вопросу об урегулировании спора назначается в пятидневный срок со дня поступления в арбитражный суд искового заявления, а если истец или (и) ответчик находится за пределами территории субъекта Российской Федерации, на которой располагается арбитражный суд, рассматривающий исковое заявление, - не позднее 20 дней со дня поступления искового заявления в суд.

При собеседовании со сторонами судья, помощник судьи, проводящие урегулирование спора, могут давать сторонам рекомендации по содержанию соглашения, которое они могли бы принять по результатам достигнутого ими урегулирования спора, и оказывать помощь в формулировании текста документа, который в связи с этим подготавливается сторонами.

Судья, помощник судьи, проводящий урегулирование спора, не вправе давать оценку позиций, занимаемых сторонами в их споре, результатов предстоящего рассмотрения и разрешения спора арбитражным судом.

Урегулирование спора должно быть завершено, и судебные акты, указанные в ч.1 и 2 ст.150 настоящего Кодекса, приняты в срок, не превышающий одного месяца со дня поступления искового заявления в арбитражный суд (ст.148 Проекта).

Конечно, содержание ст.148 Проекта нуждается в совершенствовании, но контуры и направленность деятельности суда по примирению сторон определены здесь верно.

Заслуживает внимания и вновь введенная ст.149 Проекта, посвященная урегулированию спора при содействии посредника. В ней, в частности, говорится, что урегулирование спора при содействии посредника проводится арбитражным судом по ходатайству одной или обеих сторон либо по инициативе суда с согласия сторон. Урегулирование может быть проведено по любому делу, возникающему из гражданских отношений, когда судья на основании изучения искового заявления и приложенных к нему документов придет к выводу о возможности урегулирования спора при содействии посредника.

Таким образом, посредничество, как и урегулирование спора арбитражным судом, обогащает содержание принципа диспозитивности.

В Проекте подробно регламентирован вопрос об итогах урегулирования спора судом и с помощью посреднической деятельности (ст.150).

Закрепленный в Проекте институт подготовки дела к судебному разбирательству отличается от содержащегося в действующем АПК РФ не только наличием в нем примирительных процедур, но и обязательным проведением в этой стадии предварительного судебного заседания.

На предварительном судебном заседании арбитражного суда дело рассматривается единолично судьей с извещением сторон и других заинтересованных лиц о времени и месте его проведения.

При неявке на предварительное судебное заседание надлежащим образом извещенных истца и (или) ответчика, других заинтересованных лиц, которые могут быть привлечены к участию в деле, заседание проводится в их отсутствие.

Арбитражный суд на предварительном судебном заседании совершает следующие действия:

а) вне зависимости от проведения судом урегулирования спора или процедуры посредничества и их результатов принимает меры к примирению сторон и заключению мирового соглашения между сторонами;

б) разрешает ходатайства сторон;

в) оценивает достаточность представленных доказательств. При недостаточности представленных доказательств устанавливает, какие доказательства сторонам следует представить в арбитражный суд первой инстанции для обоснования своих требований и возражений помимо тех, которые они представили;

г) при необходимости выносит на рассмотрение предварительного судебного заседания другие вопросы, перечисленные в ч.1 ст.153 настоящего Кодекса;

д) совершает иные процессуальные действия, направленные на правильное и своевременное рассмотрение дела (ст.154 Проекта).

В Проекте выделена самостоятельная статья о правах и обязанностях сторон в стадии предварительного судебного заседания. Впервые урегулирован вопрос о завершении подготовки, детально прописано содержание определения о назначении дела к судебному разбирательству.

Безусловно, правовой материал, собранный в институт подготовки, нуждается в дополнительной обработке. Требуется еще раз обсудить, не вступают ли новые положения Проекта о примирительных процедурах и о предварительном судебном заседании в противоречие с необходимостью оперативного рассмотрения экономических споров арбитражным судом и возможна ли их эффективная реализация на практике. Но в главном, в основном новые положения рассматриваемого института заслуживают одобрения, ибо направлены на повышение значимости подготовки в арбитражном судопроизводстве, на превращение его из формального в реально функционирующий институт.

Стадия судебного разбирательства занимает центральное место в арбитражном процессе, поскольку именно в этой стадии процесса арбитражный суд рассматривает и разрешает дело по существу, именно здесь решаются задачи, поставленные перед арбитражным судом федеральным законом. Поэтому вполне понятно, что гл.16 Проекта, регулирующая процессуальные отношения, возникающие в стадии судебного разбирательства, является главной не только в разделе 11, но и во всем проекте Кодекса.

В 1995 г. в главу 16 действующего АПК РФ (по сравнению с АПК 1992 г.) было внесено много новых положений, изменений и дополнений. Все они связаны с необходимостью укрепления прав организаций и граждан в арбитражном судопроизводстве, а также авторитета арбитражного суда в обществе*(1).

Работа по совершенствованию главы 20 Проекта велась в основном в том же направлении.

Срок рассмотрения дела сокращен с двух месяцев до одного. (Это вовсе не означает сокращения общего срока производства по делу. С учетом двухмесячного срока, отведенного на подготовку дела к судебному разбирательству, общий срок производства по делу по сравнению с действующим АПК РФ увеличился с двух до трех месяцев.)

Часть 2 ст.158 Проекта предусматривает переход от предварительного судебного заседания к судебному заседанию, направленному на разрешение спора по существу. Такой переход возможен, если: а)в ходе предварительного заседания будут собраны доказательства, достаточные для принятия арбитражным судом решения по делу; б) на заседании присутствуют обе стороны либо их представители, и они не возражают против продолжения рассмотрения дела в судебном заседании арбитражного суда первой инстанции.

В части 1 ст.159 Проекта говорится, что разбирательство дела осуществляется в судебном заседании с обязательным извещением лиц, участвующих в деле, о времени и месте судебного разбирательства. Эта новая правовая норма является надежной гарантией реализации принципа состязательности в арбитражном судопроизводстве.

В 1996 г. мною было отмечено, что порядок совершения судьей процессуальных действий изложен в ч.2 ст.115 АПК РФ не совсем последовательно, что может привести не только к нарушению прав участников процесса, но и к ошибкам при вынесении решения. Из содержания ч.2 ст.115 АПК РФ следует, что разъяснение переводчику его обязанностей и предупреждение его об уголовной ответственности должно иметь место после объявления председательствующим состава суда и даже после разъяснения лицам, участвующим в деле, и иным участникам арбитражного процесса их процессуальных прав и обязанностей. Но в этом случае лицо, не владеющее языком, на котором ведется судопроизводство, лишается, по существу, возможности осуществить предоставленные ему законом права заявлять отводы, ходатайства, а также высказывать свои соображения по ходатайствам и заявлениям, сделанным в подготовительной части судебного заседания другими участниками арбитражного процесса.

Свидетели должны быть удалены из зала заседаний до объявления состава суда и до разъяснения лицам, участвующим в деле, их прав и обязанностей, а вовсе не после совершения судом этих процессуальных действий, как это предусмотрено в ч.2 ст.115 действующего АПК РФ*(2).

Эти соображения, к сожалению, не были учтены при подготовке ст.159 Проекта, что в какой-то мере ослабляет гарантии принципов и прав организаций и граждан в арбитражном процессе.

Судопроизводство должно быть доступно для граждан, а направленность и содержание действий и судебных актов, выносимых арбитражным судом, понятны им. Поэтому следует приветствовать появление в ч.3 ст.159 Проекта нового правила, согласно которому арбитражный суд принимает меры к тому, чтобы все процессуальные действия, проводимые в судебном заседании, выносимые судом акты, используемая юридическая терминология были понятны лицам, участвующим в деле, иным участникам арбитражного процесса и другим гражданам, присутствующим в зале судебного заседания. Надо иметь в виду, что приведенная правовая норма должна действовать не только в суде первой инстанции, но и во всех других инстанциях. Поэтому стоит соответствующим образом отредактировать ее и разместить в Общей части Проекта.

Статья 160 Проекта во многом повторяет содержание ст.119 действующего АПК РФ. Здесь по-новому решен только вопрос о последствиях неявки в судебное заседание истца, надлежащим образом извещенного о времени и месте судебного разбирательства. В Проекте говорится: в этом случае арбитражный суд рассматривает дело в отсутствие истца. Такой подход к решению вопроса оправдан, ибо оставление иска без рассмотрения в этом случае (как установлено в действующем АПК РФ) - чрезмерно жесткая санкция.

По сравнению со ст.120 АПК РФ 1995 г. значительно объемнее стала ст.161 Проекта, регулирующая порядок отложения разбирательства дела. Это произошло, главным образом, за счет подробной проработки вопросов, связанных с последствиями неявки в судебное заседание лиц, участвующих в деле, и их представителей. В Проекте сказано, что разбирательство дела откладывается в случае неявки в судебное заседание участвующего в деле лица, в отношении которого у суда отсутствуют сведения о его извещении о времени и месте разбирательства дела. Опубликованные материалы судебной практики показывают актуальность вопроса и необходимость введения в Кодекс данной правовой нормы. Она, как и другие закрепленные здесь правовые нормы, регламентирующие последствия неявки в судебное заседание лиц, участвующих в деле, надежно гарантирует право организаций и граждан на судебную защиту.

Довольно строгие меры предлагается установить за неявку в судебное заседание экспертов, свидетелей, переводчиков. На этих лиц, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного заседания арбитражного суда, не явившихся на суд и не заявивших до назначенной даты заседания об отложении разбирательства дела с обоснованием уважительности причин своей неявки, судом может быть наложен штраф в размере до 100 минимальных размеров оплаты труда, установленных федеральным законом (ч.5 ст.161 Проекта). Приведенную правовую норму следует откорректировать. По крайней мере необходимо учесть, что свидетели, эксперты, переводчики - это физические лица, граждане, которые могут не явиться в судебное заседание по уважительным причинам и по этим же причинам своевременно не уведомить суд о своей неявке. При таких обстоятельствах наложение штрафа было бы неправомерно.

В части 1 ст.163 Проекта еще раз подчеркивается, что арбитражный суд должен принимать меры к примирению сторон. Содержание же ч.2 этой статьи не совсем понятно. Не ясно, в частности, о каких заявлениях и достигнутых соглашениях идет речь.

Впервые введена статья, устанавливающая правовые последствия сделанного стороной заявления о подложности доказательств (ст.163 Проекта).

В свое время, анализируя содержание ст.117 действующего АПК РФ, мы отмечали, что она примечательна не только тем, что в ней сформулированы два новых принципа арбитражного судопроизводства, но и тем, что здесь впервые четко изложены способы исследования доказательств. Таким образом, защита прав организаций и граждан по сравнению с АПК 1992 г. гарантируется гораздо надежнее*(3). В статье 165 Проекта удалось еще продвинуться вперед в этом направлении. В данной статье сказано о порядке воспроизведения аудио - и видеозаписей, произведенных при осмотре доказательств в месте их нахождения, а также о праве лиц, участвующих в деле, дать арбитражному суду пояснения по представленным им доказательствам и доказательствам, истребованным судом по их ходатайству.

В главу 20 Проекта введена новая ст.167, регулирующая порядок и сроки перерыва в судебном заседании, а также правовые последствия неявки лиц, участвующих в деле, и их представителей в судебное заседание, продолженное после перерыва. Главное, что бросается в глаза при прочтении этой статьи, это отсутствие правовой нормы, запрещающей суду во время перерыва рассматривать другие дела. При отсутствии этой нормы можно говорить об изъятии принципа непрерывности из арбитражного процесса, что, как уже говорилось, является шагом назад по сравнению с АПК РФ 1995 г.

Существенно обогащает содержание состязательности впервые введенная в ст.168 Проекта правовая норма о судебных прениях. В соответствии с ней после объявления исследования доказательств законченным арбитражный суд переходит к судебным прениям. В ходе судебных прений лица, участвующие в деле, и их представители в устных выступлениях обосновывают свою позицию по делу.

В части 2 данной статьи подробно изложен порядок выступления в прениях лиц, участвующих в деле, и их представителей, а также право каждого из них на реплику. Возражение здесь вызывает лишь одно правило, предписывающее выступающему обосновывать свою позицию по делу в соответствии с письменным текстом своего выступления, переданного в суд до начала судебного заседания. Оно не только противоречит принципу состязательности, но и выхолащивает сущность самих прений, в которых лица, участвующие в деле, и их представители подводят итоги деятельности суда и других участников процесса по исследованию доказательств в судебном заседании и обосновывают свою позицию по делу.

Ту же направленность - укрепление и обогащение содержания принципа состязательности в арбитражном судопроизводстве - имеет и новая ст.169 Проекта, в которой говорится о возобновлении судебного разбирательства после удаления арбитражного суда для принятия решения.

Согласно ст.170 Проекта, если в исковом заявлении содержатся требования о правовом основании ответственности по рассматриваемому спору и требование о взыскании с ответчика причиненного ущерба, арбитражный суд вправе разделить такие требования и рассмотреть их в раздельных судебных заседаниях.

Рассмотрение искового заявления в раздельных судебных заседаниях может быть произведено либо по совместному заявлению сторон, либо по заявлению одной из сторон, либо по инициативе арбитражного суда. О рассмотрении дела в раздельных судебных заседаниях выносится определение.

Если при судебном разбирательстве не будут установлены правовые основания ответственности ответчика, арбитражный суд принимает решение об отказе в удовлетворении иска. В этом случае арбитражный суд не входит в обсуждение требования истца о возмещении ущерба и второе судебное заседание не проводит.

Если при судебном разбирательстве будут установлены правовые основания ответственности ответчика, арбитражный суд может:

а) продолжить судебное разбирательство, в ходе которого определит размер ущерба, причиненного истцу, после чего примет решение в целом по всем требованиям, содержащимся в исковом заявлении;

б) принять решение по рассмотренному требованию в части правовых оснований ответственности, объявить перерыв в судебном заседании на срок не более пяти дней, после чего во втором судебном заседании рассмотреть исковое заявление в части требования о возмещении ущерба и принять соответствующее решение.

Если стороны во время перерыва в судебном заседании достигнут договоренности о возмещении ущерба и истец обратится в суд с письменным заявлением о возвращении искового заявления в части требования о возмещении ущерба, арбитражный суд не будет проводить второе судебное заседание и вынесет по такому заявлению определение об оставлении иска в части возмещения ущерба без рассмотрения.

Положения ст.170 Проекта вызывают особый интерес. В ней закреплены ранее не известные российскому арбитражному (и гражданскому) процессуальному праву правила о рассмотрении дела в раздельных судебных заседаниях арбитражного суда.

Понятно, что введение в Проект данной статьи преследовало благие цели: достичь экономии процессуальных средств, сил и времени суда на рассмотрение и разрешение спора, расширить диспозитивные полномочия сторон. Все это достойно внимания и поддержки. Вместе с тем, при применении этой статьи могут возникнуть многочисленные вопросы и затруднения, обусловленные нечеткостью правового регулирования. В частности, сейчас не ясно, в какой стадии процесса арбитражный суд должен принять определение о рассмотрении дела в раздельных судебных заседаниях. Если в стадии подготовки дела к судебному разбирательству или в подготовительной части судебного разбирательства, то какова судьба этого определения в случае принятия арбитражным судом решения об отказе в иске в соответствии с ч.3 ст.170 Проекта? Поскольку принятое определение о рассмотрении дела в раздельных судебных заседаниях в указанной в законе ситуации не может быть исполнено по объективным причинам, суд должен отменить его либо признать не подлежащим исполнению. Как должна быть сформулирована резолютивная часть решения по рассмотренному требованию в части правовых оснований ответственности (п.2 ч.4 ст.170 Проекта)? Решение по рассмотренному требованию в части правовых оснований ответственности и решение в части требования о возмещении ущерба - это одно решение или два самостоятельных? Если одно, когда оно вступает в законную силу? Не совсем понятно и содержание ч.5 названной статьи Проекта. В частности, как можно требовать возвращения искового заявления, принятого к производству и по которому судом уже проведено немало процессуальных действий?

Все эти вопросы должны быть разрешены в законе, в противном случае приведенные правила вряд ли будут эффективно работать. Наконец, правовые нормы о рассмотрении дела в раздельных судебных заседаниях будут успешно выполнять свои задачи только в случае, если в этом будут заинтересованы сами стороны. Это немаловажное обстоятельство также следует учесть при доработке данной статьи Проекта.

В отличие от ст.123 действующего АПК РФ, в ч.1 ст.171 Проекта говорится о том, что в судебном заседании, а также при совершении отдельных процессуальных действий вне судебного заседания арбитражный суд первой и апелляционной инстанций составляет протокол. И это правильно. Мы уже отмечали, что необходимость ведения протокола в апелляционной инстанции обусловлена не только задачами и правовым положением суда апелляционной инстанции в арбитражном процессе, но и укреплением гарантий защиты прав участников процесса. Суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело, он имеет право принимать и исследовать дополнительно представленные лицами, участвующими в деле, доказательства и, оценивая их в совокупности с имеющимися в деле, выносить новое решение. Содержание действий суда по исследованию доказательств, а в определенных случаях и результаты их исследования должны быть зафиксированы в процессуальном документе. Таким документом является протокол заседания апелляционной инстанции, который имеет важное доказательственное значение. Помимо вышеуказанных в протоколе должны найти отражение и другие сведения, а также действия (бездействие) суда и иных участников арбитражного процесса*(4).

В рассматриваемой статье Проекта ведение протокола возложено не на судью, а на помощника судьи или другое специально уполномоченное на это лицо. В принципе такое решение вопроса надо приветствовать, ибо правило, записанное в ч.2 ст.123 действующего АПК РФ, заслуживает критики. Во-первых, ведение протокола заседания арбитражного суда председательствующим отвлекает его от основной работы - рассмотрения и разрешения споров. Если учесть, что большинство дел в арбитражном суде теперь рассматривается единолично, то можно утверждать, что ведение судьей протокола не способствует повышению качества рассмотрения и разрешения споров и культуры арбитражного судопроизводства. Во-вторых, совмещение функций председательствующего и секретаря судебного заседания в одном лице может приводить к "подгонке" содержания протокола заседания арбитражного суда к содержанию вынесенного решения. Такое нарушение может стать правилом, с которым будет трудно бороться процессуальными средствами. В-третьих, ведение протокола председательствующим отрицательно влияет и на качество этого важного процессуального документа, ибо во время судебного заседания судья не может все внимание сконцентрировать только на ведении протокола*(5).

Вместе с тем в Проекте сказано, что вести протокол может не только помощник судьи, но и другое специально уполномоченное на это лицо. Ведение протокола - это процессуальное действие. Право на совершение таких действий может иметь только лицо, указанное в законе и занимающее определенное процессуальное положение. Какое процессуальное положение занимает в арбитражном процессе лицо, специально уполномоченное на ведение протокола? Ответа на этот вопрос в Проекте нет. Но процессуально неправоспособное лицо не может быть участником процесса.

Нельзя пройти и мимо правила, впервые закрепленного в ч.7 ст.171 Проекта. Здесь говорится о том, что арбитражным судом может производиться стенографическая, а также аудио- или видеозапись судебного заседания. В этом случае в письменном протоколе судебного заседания производятся записи только по вопросам, предусмотренным п.6, 8 и 10 ч.2 ст.171. Технические носители аудио- и видеозаписи приобщаются к протоколу судебного заседания. Данная правовая норма снимает вопрос о принесении замечаний на протокол судебного заседания по делам, при рассмотрении которых производилась такая запись, значительно укрепляет гарантии защиты прав организаций и граждан в арбитражном судопроизводстве.

Как и в действующем АПК РФ, в Проекте арбитражному суду первой инстанции предлагается выносить решения и определения. Глава 21 Проекта посвящена решению арбитражного суда. При ее изучении не может не удивить отсутствие здесь нормы о законности и обоснованности решения арбитражного суда первой инстанции. При работе над Проектом предполагалось правовую норму о законности и обоснованности решения суда первой инстанции переработать в норму о законности и обоснованности судебных актов и как общую для всех актов арбитражного суда сформулировать в самостоятельной статье, которую закрепить в Общей части Проекта. Такое решение с точки зрения системного подхода было бы правильным. Требования законности и обоснованности должны предъявляться не только к решениям и определениям арбитражного суда первой инстанции, но к судебным актам арбитражных судов всех инстанций. Чтобы избежать повторений правовых норм в Кодексе, конечно, лучше эту норму разместить в Общей части Кодекса и сформулировать ее как общую. Но в Общей части Проекта такой правовой нормы сейчас нет. Почему? Это упущение или продуманная позиция? Если упущение, то оно может быть легко исправлено. Если это сделано специально (а содержание главы дает повод для таких суждений), то, видимо, разработчики преследовали корпоративные цели (облегчить работу судей, снять с них ответственность за результаты своей работы и т.п.), но не думали о повышении качества правосудия. Полагаю, что правовая норма о законности и обоснованности судебных актов (в том числе и судебного решения) обязательно должна быть в Проекте. Она прямо связана с задачами и целями судопроизводства в арбитражных судах и сущностью правосудия вообще.

В часть 3 ст.172 Проекта внесена новая правовая норма, предоставляющая арбитражному суду право принять отдельное решение по каждому из требований, объединенных в одном деле. Появление этой нормы можно объяснить только введением в проект ст.170, регламентирующей рассмотрение дела в раздельных судебных заседаниях арбитражного суда. В других случаях применение этой нормы может привести к вынесению противоречивых по содержанию решений.

Глава 21 Проекта существенно отличается от соответствующей части действующего АПК РФ и тем, что в ней своеобразно решен вопрос о видах решений. Арбитражному суду предлагается выносить два вида решений:

а) немотивированное решение (решение в краткой форме);

б) мотивированное решение (ст.174 - 176 Проекта).

Причем по общему правилу арбитражный суд должен выносить по спору немотивированное решение (ст.175), мотивированное же принимается только по усмотрению арбитражного суда или при поступлении заявления лица, участвующего в деле, о составлении такого решения (ст.176 Проекта).

Введение в Кодекс немотивированного решения можно объяснить только стремлением освободить судей от трудоемкой, ответственной и чисто профессиональной их деятельности - оценки доказательств и фиксации ее результатов в письменной форме в судебном решении. Принятие законодателем этой нормы приведет не только к нарушению гарантий принципа состязательности, равноправия сторон, прав лиц, участвующих в деле, но и к выхолащиванию сущности правосудия. В случае вынесения немотивированного решения исключается, по существу, проверка его обоснованности, ибо невозможно установить, на каких доказательствах основаны конкретные выводы суда об обстоятельствах дела.

Ни Кодекс 1992 г., ни АПК РФ 1995 г. не проводили различий между подлинным экземпляром решения и его копией, что, конечно, не совсем верно. В Проекте этот недостаток исправлен. В части 3 ст.176 Проекта говорится, что мотивированное решение арбитражного суда изготовляется в одном экземпляре и приобщается к делу. Лицам же, участвующим в деле, суд направляет копии решения, а не решение, как записано в ст.137 действующего АПК РФ. Копии решения направляются в пятидневный срок со дня объявления решения или его резолютивной части. Выдача копий решения впервые оплате государственной пошлиной не подлежит. Повторная же выдача копий решения и других судебных актов лицам, участвующим в деле, оплачивается государственной пошлиной (ст.183 Проекта).

Часть гл.21 Проекта*(6), посвященная особенностям вынесения резолютивной части решения по отдельным категориям гражданских дел, несколько уступает соответствующей части действующего АПК РФ 1995 г. В гл.21 нет правовых норм, регламентирующих содержание резолютивной части решения по делам о признании недействительным акта государственного органа, органа местного самоуправления и иного органа (АПК РФ говорит об этом в ст.132), а также по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение (ст.133 АПК РФ). Эти нормы изъяты из гл.21 и перенесены в разделы 3 и 4 Проекта, что вполне разумно, поскольку они характеризуют особенности разрешения дел, возникающих из административных и иных публично-правовых отношений, и дел особого производства.

Внесены нужные дополнения в ч.1 ст.180 Проекта, регламентирующую содержание резолютивной части решения, обязывающего ответчика совершить определенные действия (ст.131 действующего АПК РФ). Здесь теперь указано, что решение, обязывающее ответчика совершить определенные действия (принять решение), не связанные со взысканием денежных средств или с передачей имущества, исполняется руководителем ответчика в срок, установленный арбитражным судом.

Дополнена и ст.184 Проекта. Согласно ч.3 этой статьи, в случае письменного обращения в арбитражный суд первой инстанции всех участвующих в деле истцов и ответчиков с заявлениями об отказе от подачи апелляционных жалоб суд не позднее следующего дня после поступления последнего заявления выносит определение о вступлении решения в законную силу. Целевая направленность этого правила понятна - ускорить вступление в законную силу, а следовательно, и принудительное исполнение решения, законность и обоснованность которого признается всеми сторонами. Но нельзя не заметить, что отказ от подачи апелляционных жалоб - это отказ от правосудия, отказ от права на обращение в суд. В силу ст.4 Проекта отказ от права на обращение в суд недействителен. Кроме того, непонятно, почему указанная правовая норма связывает правовые последствия отказа от подачи апелляционных жалоб только с действиями сторон. Право на подачу апелляционных жалоб помимо сторон имеют и другие лица, участвующие в деле.

По действующему АПК РФ из общего правила об исполнимости вступившего в законную силу решения арбитражного суда имеются исключения, предусматривающие немедленное его исполнение. В соответствии с ч.3 ст.135 АПК РФ 1995 г. немедленному исполнению подлежат решения о признании недействительными актов государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов, а также определения об утверждении мирового соглашения.

В свое время я писал о том, что круг судебных актов, подлежащих немедленному исполнению, в АПК РФ 1995 г. недостаточно продуман. Так, решения о признании недействительными актов государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов являются решениями о признании и в соответствии с действующим законодательством вообще не подлежат принудительному исполнению. Определения арбитражного суда об утверждении мирового соглашения не во всех случаях могут быть исполнены немедленно, поскольку стороны, заключая такое соглашение, могут оговорить в нем сроки исполнения взятых на себя обязательств. Правило о немедленном исполнении решения арбитражного суда размещено не совсем удачно - в одной статье с нормами, устанавливающими момент вступления решения в законную силу. Такое соседство послужило причиной ошибочного толкования норм, содержащихся в ст.135 АПК РФ. Во избежание недоразумений было бы лучше нормы об исполнении вступившего в законную силу решения, в том числе нормы о немедленном исполнении актов арбитражного суда, перенести из ст.135 АПК РФ в самостоятельную статью*(7).

Многие из предложений по усовершенствованию Арбитражного процессуального кодекса *(8) учтены в Проекте. Из статьи 184 Проекта исключены нормы о принудительном исполнении судебных актов, в гл.24 и 25 Проекта, регламентирующих производство по делам об оспаривании нормативных и ненормативных правовых актов, теперь нет норм, предусматривающих немедленное исполнение решений по таким делам.

Но некоторые предложения остались нереализованными. Так, в части 4 ст.134 Проекта говорится, что мировое соглашение вступает в законную силу со дня его утверждения решением, постановлением арбитражного суда, т.е. немедленно (здесь допущена неточность - в законную силу вступает определение об утверждении мирового соглашения. Мировое соглашение - это гражданско-правовой договор, и к институту законной силы в арбитражном процессе никакого отношения не имеет). Немедленное вступление в законную силу решения, постановления арбитражного суда об утверждении мирового соглашения (по терминологии Проекта - вступление в силу мирового соглашения) необходимо только для немедленного его исполнения.

Но немедленное исполнение здесь, как правило, не может иметь места по причинам, изложенным ранее. Это подтверждают и разъяснения Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. В последнем абзаце п.12 постановления от 31 октября 1996 г. N 13 Пленум ВАС РФ указал, что определение арбитражного суда об утверждении мирового соглашения исполняется по общим правилам, регулирующим исполнение актов арбитражного суда, и с учетом положений, содержащихся в ч.3 ст.135 АПК РФ. Исполнительный лист выдается одновременно с определением об утверждении мирового соглашения, в том числе если в нем указан срок исполнения. Если в мировом соглашении предусмотрен срок его исполнения, в исполнительном листе указывается, с какого времени начинается течение срока его действия.

По нашему мнению, указанные разъяснения Пленума вряд ли можно признать удачными, что объясняется неоправданным введением в новый АПК РФ нормы, предписывающей немедленное исполнение определения арбитражного суда об утверждении мирового соглашения (ч.3 ст.135 АПК РФ). Данная правовая норма не соответствует принципу диспозитивности, природе, сущности и назначению мирового соглашения. Попытку Пленума ВАС РФ исправить упущения законодателя путем толкования закона нельзя признать удавшейся, поскольку результатом ее стало, по существу, введение новой правовой нормы, запрещающей немедленное исполнение определения арбитражного суда об утверждении мирового соглашения, предусматривающего сроки исполнения обязательства, принятые по нему сторонами, т.е. Пленум ВАС РФ взял на себя функцию законодателя.

Представляется, что выход из создавшегося положения только один - отмена правовой нормы, предписывающей немедленное исполнение определения арбитражного суда об утверждении мирового соглашения. К сожалению, теоретические доводы и судебная практика*(9) остались без внимания и не были учтены в Проекте.

Статью 185 Проекта об обжаловании решения арбитражного суда первой инстанции во избежание ненужных повторений лучше убрать из гл.21.

Изменения и дополнения, внесенные в ст.188 и 189 Проекта, заслуживают одобрения. Так, в ст.188 действующего АПК РФ ничего не сказано о том, кто может возбудить производство о вынесении дополнительного решения. Это приводит к определенным затруднениям на практике. Согласно ч.1 ст.188 Проекта, этот вопрос может быть поставлен по заявлению лица, участвующего в деле, или по инициативе самого суда, принявшего решение.

В статье 189 Проекта расширен круг лиц, имеющих право на обращение в арбитражный суд с заявлением о разъяснении решения, исправлении в нем опечаток, описок и арифметических ошибок. Такое право предполагается предоставить и судебным приставам-исполнителям, а также другим органам, организациям, исполняющим решение арбитражного суда.

Подверглась некоторому обновлению и гл.22 Проекта, регламентирующая содержание, форму и порядок вынесения определений. Здесь впервые закреплены нормы, устанавливающие случаи, при которых арбитражный суд выносит определение (ст.190), и порядок его вынесения (ст.192). В специальной статье объединены правила, регулирующие содержание определения.

Из главы 22 Проекта исключена ст.141 действующего АПК РФ о частном определении, что, на наш взгляд, не совсем правильно и противоречит ч.2 ст.2 Проекта.

Существенное значение имеет и посвященная исполнению определений ст.195 Проекта, согласно которой определение арбитражного суда, вынесенное в виде отдельного судебного акта, подлежит исполнению: а) немедленно, если это указано в соответствующей статье настоящего Кодекса либо обжалование такого определения не предусмотрено отдельно от обжалования решения; б) по истечении срока на обжалование, указанного в соответствующей статье настоящего Кодекса, если определение может быть обжаловано отдельно от обжалования решения суда. Определение, которое заносится в протокол судебного заседания, исполняется немедленно.

Подробно и в самостоятельной статье (ст.196 Проекта) урегулированы теперь порядок и сроки обжалования определений, что, конечно, укрепляет гарантии защиты прав организаций и граждан в арбитражном процессе. Эту цель, в частности, преследует и впервые введенное в Проект правило, предусматривающее обжалование определений, препятствующих дальнейшему движению дела.

Впервые в самостоятельном разделе 3 Проекта собраны правовые нормы, регулирующие производство по делам, возникающим из административных и иных публично-правовых отношений (далее - дела, возникающие из административных правоотношений). Спор о правовой природе арбитражных дел, возникающих из административных правоотношений, продолжается с 1993 г. Он начался одновременно с работами по подготовке действующего АПК РФ. Еще тогда в представленном на обсуждение рабочей группе первом варианте системы будущего АПК был выделен самостоятельный раздел (подраздел) "Производство по делам, возникающим из административно-правовых отношений". Однако большинство посчитало, что данное производство по своей правовой природе является исковым и нет необходимости выделять его в системе АПК в качестве самостоятельного производства.

Эта точка зрения не выдержала проверку временем. Жизнь, арбитражная практика показали, что для надежной защиты прав организаций и граждан Кодекс должен быть дополнен группой специальных однородных норм, отражающих особенности судопроизводства по делам, возникающим из административно-правовых отношений. Их однородность позволила без особого труда выделить эти нормы в самостоятельный раздел, образовать в нем свою Общую часть. Возможность образования указанной Общей части подтверждает целостность рассматриваемого производства. Оно является самостоятельным видом гражданского производства и существенно отличается от искового по многим признакам, и прежде всего по предмету судебной деятельности и задачам, поставленным перед арбитражным судом.

В исковом производстве предметом судебной деятельности является спор о праве гражданском, при рассмотрении же дел, возникающих из административно-правовых отношений, суд спора о праве не разрешает, его задача - проверить законность нормативных и ненормативных актов, законность и обоснованность постановлений и действий (бездействия) органов исполнительной и представительной власти (далее - акты, действия (бездействие) административных органов).

Предметом судебной деятельности по делам, возникающим из административно-правовых отношений, являются нормативные акты, действия (бездействие) административных органов, а вовсе не спор о праве, как утверждают критики отстаиваемой нами точки зрения.

Разрешение правового спора по существу неразрывно связано с решением вопроса о материальных правах и обязанностях сторон, о применении санкций или правовых последствий, предусмотренных нормами материального права, а поэтому предполагает наделение арбитражного суда правами по применению им санкций и правовых последствий, предусмотренных нормами материального права.

При рассмотрении и разрешении перечисленных в гл.23 Проекта дел, возникающих из административно-правовых отношений, арбитражный суд не подменяет административные органы, каких-либо санкций, предусмотренных нормами административного или других отраслей права, не применяет; не решает он здесь и вопрос о применении (неприменении), наступлении (ненаступлении) иных последствий, предусмотренных нормами материального права. Это компетенция административных, государственных органов, а не суда.

Различием предмета судебной деятельности в исковом производстве и производстве по делам, возникающим из административно-правовых отношений, обусловлена и специфика задач, стоящих перед судом.

Задачей суда, рассматривающего дело искового производства, является разрешение спора о праве гражданском. Перед судом же, рассматривающим дела, возникающие из административно-правовых отношений, поставлена иная цель - проверить законность и обоснованность вынесенного административным органом постановления или действия, законность нормативного или ненормативного акта, принятого государственным органом.

Между проверкой судом законности и обоснованности актов, постановлений, действий или бездействия государственных органов и решением административного дела (вопроса) по существу имеется принципиальная разница. Проверяя законность и обоснованность акта, постановления, действия (бездействия) государственного органа, суд устанавливает существенные для дела обстоятельства (в том числе имеющие юридическое значение обстоятельства), не установленные самим государственным органом, но на основе установленных фактов сам заново дело не решает, а может лишь признать незаконным и необоснованным акт, постановление, действие (бездействие) государственного органа и отменить (изменить) его, обязать совершить (не совершать) то или иное действие. В этом плане полномочия суда первой инстанции, рассматривающего дело, возникающее из административно-правовых отношений, во многом близки полномочиям суда кассационной инстанции. И, думается, не случайно в материально-правовых актах иногда суд первой инстанции, рассматривающий дело, возникающее из административно-правовых отношений, именуется судом второй инстанции.

Различны и полномочия арбитражного суда при разрешении дел искового производства и дел, возникающих из административно-правовых отношений. В частности, при разрешении арбитражным судом дел об оспаривании постановлений органов и должностных лиц, уполномоченных рассматривать дела об административном правонарушении (п.3 ч.1 ст.197 Проекта), суд вправе принять одно из следующих решений: а) оставить постановление без изменения, а жалобу - без удовлетворения; б) отменить постановление и направить дело на новое рассмотрение; в) отменить постановление и прекратить дело; г) изменить меру взыскания в пределах, предусмотренных нормативным актом об ответственности за административное правонарушение, с тем, однако, чтобы взыскание не было усилено (ст.273 КоАП).

Если будет установлено, что постановление вынесено органом или должностным лицом, неправомочным решать данное дело, то такое постановление отменяется и дело направляется на рассмотрение компетентного органа (должностного лица).

Согласно ч.2 ст.206 Проекта, арбитражный суд, признав заявление обоснованным, принимает решение о признании ненормативного акта недействительным, о признании действия (бездействия) незаконным. Арбитражный суд обязывает соответствующий орган государственной власти, орган местного самоуправления, иной орган, должностное лицо устранить в полном объеме допущенное их незаконными действиями (бездействием) нарушение прав и законных интересов организации или гражданина.

Таким образом, нормы Проекта не предоставляют арбитражному суду правомочий для применения санкций либо правовых последствий, предусмотренных нормами материального права. Не обладая этими правами, суд не может разрешить правовой спор по существу. Полагаю, это правильно. Поскольку при рассмотрении дел, возникающих из административно-правовых отношений, суд не разрешает споры по существу, то ему перечисленные полномочия и не нужны. Предоставление арбитражному суду указанных полномочий привело бы к вмешательству суда в компетенцию государственных органов, к подмене их судом и в результате - к трансформации судебных функций в административные в какой-то сфере общественных отношений.

Особенности полномочий суда при разрешении дел, возникающих из административно-правовых отношений, объясняются спецификой задач и предмета судебной деятельности. Таким образом, арбитражный суд при разрешении дел, возникающих из административно-правовых отношений, наделяется полномочиями, существенно отличающимися от полномочий, предоставленных ему при разрешении дела искового производства.

Данное обстоятельство оказывает значительное влияние и на действие принципов отрасли права в каждом из этих видов гражданского судопроизводства.

В частности, при рассмотрении дел, возникающих из административно-правовых отношений, слабо проявляет себя принцип равноправия сторон. Обязанность доказывания соответствия оспариваемого акта федеральному закону или другому нормативному правовому акту, а также наличия у органа, организации, должностного лица надлежащих полномочий для принятия оспариваемого акта возлагается на орган, организацию, должностное лицо, принявших этот акт. Бремя доказывания законности действий (бездействия) несут орган, организация, должностное лицо, совершившие действие или допустившие бездействие, которые оспариваются (ст.198 Проекта). Государственный орган лишен возможности предъявить к заявителю встречные требования.

Свои особенности имеет здесь и принцип диспозитивности. Так, по делам, возникающим из административно-правовых отношений, не может быть заключено мировое соглашение; объем и характер требований организации или гражданина в большей мере предопределяются содержанием обжалуемого постановления (действия), а не только волеизъявлением лица, обратившегося в суд; заявитель по существу лишен возможности по этим делам увеличить или уменьшить размер требований, изменить предмет и основание заявления.

Вместе с тем арбитражный суд при рассмотрении и разрешении этих дел не должен быть связан ни предметом, ни основаниями поданного заявления, он обязан проверить законность и обоснованность акта, постановления, действия (бездействия) административного или иного государственного органа в полном объеме. Следовательно, пределы судебного разбирательства по делу предопределены не только предметом и основанием заявления, но и содержанием акта государственного органа, содержанием его действия или бездействия.

При рассмотрении дел, вытекающих из административно-правовых отношений, своеобразно действует также принцип состязательности. Общее правило о распределении обязанностей по доказыванию, закрепленное в ч.1 ст.68 Проекта, здесь не применяется. Обязанность доказать факты, положенные в основу постановления, действия (бездействия), возлагается на государственные органы (должностных лиц), а не на заявителя.

В отличие от искового производства здесь суд по своей инициативе не ставит на свое рассмотрение имеющие юридическое значение для правильного разрешения дела факты, по ошибке не выясненные государственным органом, и не истребует доказательства, подтверждающие (опровергающие) их. Это тоже объясняется предметом судебной деятельности и задачами суда при рассмотрении дел, возникающих из административно-правовых отношений. Поскольку на суд первой инстанции законом возложены контрольные функции, он административный спор по существу не разрешает, то суду нет никакой необходимости выяснять и устанавливать юридические факты, не поставленные на свое рассмотрение и не выясненные государственным органом при разрешении административного спора и вынесении постановления. При неправильном определении предмета доказывания либо при недоказанности фактов, положенных в основу постановления, действия или бездействия государственного органа или должностного лица, постановление отменяется или признается недействительным либо незаконным, действие (бездействие) объявляется незаконным.

Полагаем, что при рассмотрении дел, возникающих из административно-правовых отношений, суд может вообще не исследовать представленные доказательства, если придет к выводу о том, что постановление вынесено некомпетентным органом, либо убедится в нарушении установленной законом процедуры.

Производство по делам, возникающим из административно-правовых отношений, существенно отличается от искового производства и с точки зрения средств защиты нарушенного или оспариваемого права. Неодинаковы и способы защиты нарушенных прав. Разграничение двух видов судопроизводства можно провести и по субъектному составу.

Раздел 3 Проекта "Производство в арбитражном суде первой инстанции по делам, возникающим из административных и иных публично-правовых отношений" включает четыре главы: гл.23 "Общие положения", гл.24 "Производство по делам об оспаривании нормативных правовых актов", гл.25 "Производство по делам об оспаривании ненормативных актов, действий (бездействия) органов, организаций, должностных лиц", гл.26 "Производство по делам об оспаривании постановлений органов и должностных лиц, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях", гл.27 "Производство по делам об оспаривании постановления (действия, отказа в совершении действия) судебного пристава-исполнителя".

Вопрос о полномочиях арбитражных судов по проверке соответствия нормативных правовых актов федеральным конституционным законам, федеральным законам, иным нормативным актам, имеющим большую юридическую силу, возник давно. Более того, законодатель при принятии некоторых материально-правовых актов уже наделил арбитражный суд такими полномочиями (см. ст.29 закона "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках", ст.13 закона "О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации", ст.138 Налогового кодекса Российской Федерации). Конституционный Суд РФ в постановлении от 16 июня 1998 г. N 19-П по делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации разъяснил, что указанные статьи Основного Закона не исключают возможности осуществления, в том числе и арбитражными судами, проверки соответствия перечисленных в ст.125 (п."а", "б" ч.2) Конституции РФ нормативных актов ниже уровня федерального закона иному акту, имеющему большую юридическую силу, кроме Конституции Российской Федерации.

Но реализация этой идеи сейчас возможна только путем внесения соответствующих дополнений и изменений в действующий Федеральный конституционный закон "Об арбитражных судах в Российской Федерации" или принятия нового самостоятельного федерального конституционного закона "О полномочиях арбитражных судов по проверке соответствия нормативных правовых актов федеральным конституционным законам, федеральным законам, иным нормативным актам, имеющим большую юридическую силу". Более целесообразным признан второй путь. Соответствующий проект закона уже внесен в Государственную Думу РФ Высшим Арбитражным Судом РФ. В проекте закона решен вопрос о подведомственности этих дел арбитражному суду и регламентированы особенности их рассмотрения и разрешения. Это весьма важно. В упомянутом постановлении от 16 июня 1998 г. N 19-П Конституционный Суд РФ указал, что осуществленная в ст.125 конституционная регламентация компетенции Конституционного Суда РФ указывает и на те общие требования, которым должно отвечать правовое регулирование принятия иными судами решений о признании перечисленных в ней актов недействующими. Им должны определяться предметная, территориальная и инстанционная подсудность дел, субъекты, уполномоченные обращаться в суд с соответствующим требованием, основания обращения, виды актов, подлежащих проверке судами, правила, обеспечивающие юридическую силу судебных решений как обязательных для правоприменителей по всем другим делам, в том числе в соответствии с требованием ст.15 (ч.3) Конституции РФ, по смыслу которой прекращение действия любых нормативных положений, затрагивающих права, свободы и обязанности граждан, невозможно без официального опубликования для всеобщего сведения судебных решений, аннулирующих такие нормы*(10).

Эти весьма ценные указания Конституционного Суда РФ учел ВАС РФ при подготовке проекта названного федерального конституционного закона и гл.24 Проекта. В данных проектах определены: нормативные акты, проверка законности которых относится к компетенции арбитражных судов; акты, проверка законности которых неподведомственна арбитражным судам; субъекты, имеющие право на обращение в арбитражный суд; суды, рассматривающие такие дела, и их полномочия; порядок рассмотрения таких дел. Предусмотрена обязательная публикация судебных решений. Так, в гл.24 Проекта говорится, что нормативный правовой акт или отдельные его положения, признанные арбитражным судом не соответствующими нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, являются недействующими и не подлежат применению с момента вступления в силу решения суда и должны быть приведены органом, принявшим оспоренный акт, в соответствие с иным нормативным правовым актом, имеющим большую юридическую силу.

Решение суда или сообщение о таком решении незамедлительно публикуется в печатном органе, в котором был официально опубликован нормативный правовой акт, признанный в целом или в части не соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу. Если данный печатный орган прекратил свою деятельность, публикация производится в другом печатном органе, в котором публикуются нормативные правовые акты соответствующего органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица (ст.202 Проекта).

Необходимость такой правовой нормы очевидна, однако ее содержание следует уточнить. По нашему мнению, указанная публикация должна производиться не только в случае удовлетворения заявления организации или гражданина, но и в случае оставления заявления без удовлетворения. Это позволило бы в какой-то мере избежать возбуждения в суде тождественных дел.

В главу 25 Проекта вошло много новых правовых норм, регламентирующих специфику дел об оспаривании ненормативных актов, действий (бездействия) органов, организаций, должностных лиц. По рассмотрению и разрешению дел об оспаривании ненормативных актов в арбитражных судах накоплен богатый опыт, наработана определенная практика и по делам об оспаривании действий (бездействия) органов и должностных лиц. При работе над Проектом важно было использовать богатую практику и полнее отразить процессуальные особенности рассмотрения и разрешения арбитражным судом дел этой категории. Статья 203 Проекта определяет, кто вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением по таким делам. Здесь же говорится, что заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда организации и гражданину стало известно о нарушении их прав и законных интересов.

Впервые и весьма неплохо прописаны и дополнительные требования, предъявляемые к заявлению организации и гражданина по названным выше делам (ч.1 ст.204 Проекта).

В части 2 ст.204 Проекта закреплена правовая норма, согласно которой подача заявления в арбитражный суд и принятие его к рассмотрению не приостанавливают действия оспариваемого акта. В отношении оспариваемых действий (бездействия) на этот счет никаких специальных указаний нет, что следует признать правильным.

При рассмотрении в судебном заседании дел об оспаривании ненормативных актов, действий (бездействия) органов, организаций, должностных лиц арбитражный суд проверяет: компетенцию органа, организации, должностного лица, принявших ненормативный акт; соответствие всего акта или его отдельных положений федеральным законам и другим нормативным правовым актам; компетенцию органа, организации, должностного лица, совершивших оспариваемое действие (бездействие); соответствие этого действия (бездействия) требованиям федеральных законов и других нормативных правовых актов (ст.205 Проекта).

Введение в Проект упомянутых новых правовых норм, конечно, следует одобрить, хотя они не в полной мере отражают специфику рассмотрения указанных дел.

В статье 206 Проекта подробнее, чем в действующем АПК РФ, изложены содержание решения и порядок его исполнения.

Дела об оспаривании постановлений органов и должностных лиц, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях, - это новая категория дел в арбитражном суде. Как и другие, составляющие производство по делам, возникающим из административных и иных публично-правовых отношений, они имеют свои процессуальные особенности, которые нашли отражение в нормах гл.26 Проекта. Здесь пока четыре статьи, регламентирующие порядок подачи и содержание заявления, предмет доказывания и содержание резолютивной части решения (ст.207-210). Этого, думается, недостаточно, чтобы полно урегулировать специфику рассмотрения и разрешения дел.

Необходимость регулирования порядка рассмотрения и разрешения дел об оспаривании постановления, действия (бездействия, отказа в совершении действия) судебного пристава-исполнителя назрела уже давно. Пробелы в арбитражном процессуальном законодательстве вызывают затруднения в рассмотрении дел, приводят к ошибкам, не способствуют укреплению гарантий защиты прав организаций и граждан.

Согласно ст.90 Закона РФ "Об исполнительном производстве", в ответ на действия судебного пристава-исполнителя по исполнению документа, выданного арбитражным судом, или отказ в совершении указанных действий, в том числе на отказ в отводе судебного пристава-исполнителя, взыскателем или должником может быть подана жалоба в арбитражный суд по месту нахождения судебного пристава-исполнителя в 10-дневный срок со дня совершения действия (отказа в совершении действия).

Во всех остальных случаях жалоба на совершение исполнительных действий судебным приставом-исполнителем или отказ в совершении таких действий, в том числе на отказ в отводе судебного пристава-исполнителя, подается в суд общей юрисдикции по месту нахождения судебного пристава-исполнителя также в 10-дневный срок со дня совершения действия (отказа в совершении действия).

Прежде чем регулировать порядок рассмотрения арбитражным судом дел, возникающих при применении ст.90 закона "Об исполнительном производстве", надо было разобраться в том, какова правовая природа производства в арбитражном суде дел по жалобам на действия судебного пристава-исполнителя. По этому вопросу не было ясности ни в теории, ни на практике.

Недостаточно глубокая проработка вопроса о правовой природе дел по жалобам организаций и граждан на постановления судебного пристава-исполнителя на практике может привести (и уже приводит) к процессуальному упрощенчеству, неправильному применению норм процессуального права (о составе суда, рассматривающего дело, о распределении обязанностей по доказыванию, о немедленном исполнении решения и др.), а в итоге - к ущемлению конституционного права организаций и граждан на судебную защиту.

По нашему мнению, правовая природа данного производства предопределяется тем местом, которое занимает Служба судебных приставов в системе органов государственной власти Российской Федерации, и правовой природой отношений, возникающих между судебным приставом-исполнителем и лицами, участвующими в исполнительном производстве.

Служба судебных приставов входит в систему органов Министерства юстиции Российской Федерации (ч.1 ст.5 Федерального закона "О судебных приставах") и является составным звеном исполнительной ветви государственной власти Российской Федерации. Следовательно, отношения, возникающие при принудительном исполнении актов арбитражных судов между судебным приставом-исполнителем и лицами, участвующими в исполнительном производстве, по своей правовой природе являются административно-правовыми (а не арбитражными процессуальными и не гражданскими процессуальными) отношениями. Из изложенного следует, что рассматриваемые арбитражным судом дела по жалобам на постановления (действия, бездействие) судебного пристава-исполнителя по своей правовой природе являются делами, возникающими из административно-правовых отношений, и при их разбирательстве должны применяться закрепленные в АПК РФ специальные арбитражные процессуальные нормы, регламентирующие особенности рассмотрения дел, возникающих из административно-правовых отношений. На это обстоятельство совершенно правильно обратила внимание Л.Ф.Лесницкая*(11).

Поэтому думается, что гл.27 "Производство по делам об оспаривании постановления, действия (бездействия, отказа в совершении действия) судебного пристава-исполнителя" правильно включена в раздел 3 "Производство в арбитражном суде первой инстанции по делам, возникающим из административных и иных публично-правовых отношений" Проекта.

Как справедливо отмечалось, особенность нормы, содержащейся в абз.1 п.1 ст.90 закона "Об исполнительном производстве", состоит в том, что фактически она относит к подведомственности арбитражных судов новую категорию дел, но не определяет процессуальных механизмов их рассмотрения*(12). Глава 27 Проекта восполняет пробел в действующем АПК РФ: в ней определены субъекты, имеющие право на возбуждение дела, урегулированы подсудность и сроки подачи заявления в суд (ст.211), содержание вынесенного решения (ст.212). Все это, безусловно, будет способствовать укреплению гарантий защиты прав взыскателя, должника и других лиц.

Тем не менее, по нашему глубокому убеждению, гл.27 Проекта далека от совершенства. В частности, неполон круг лиц, имеющих право на подачу заявления; не решен вопрос о праве (обязанности) судьи приостановить исполнение судебного акта в случае обжалования действий судебного пристава-исполнителя; требуют уточнения основания прекращения исполнительного производства; обязательно надо установить очень короткие сроки рассмотрения судом заявлений организаций и граждан (3 или, в крайнем случае, 10 дней); следует предусмотреть немедленное вступление в силу решения арбитражного суда по таким делам и, соответственно, обжалование его только в суд кассационной инстанции. Параллельно должна вестись и работа по существенному обновлению закона "Об исполнительном производстве".

Как уже говорилось, действующий АПК РФ по сравнению с АПК 1992 г. существенно расширил подведомственность дел арбитражному суду. Это расширение произошло в том числе за счет отнесения к ведению арбитражного суда новых категорий дел. Среди них дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение.

Еще в 1993 г., когда в рабочей группе по подготовке действующего АПК РФ обсуждалась правомерность отнесения этой категории дел к ведению арбитражного суда, возник вопрос о необходимости выделения в Кодексе самостоятельного раздела (подраздела) "Особое производство". Из содержания действующего АПК РФ видно, что тогда его так и не удалось решить положительно. Ограничились введением в Кодекс только двух статей, регламентирующих специфику рассмотрения и разрешения дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение.

Однако практика показала, что этого недостаточно и требуется более полный регламент, отражающий особенности судопроизводства по этим делам. Такая потребность объясняется необходимостью укрепления гарантий защиты прав организаций и граждан в арбитражном суде.

Возбуждение, рассмотрение и разрешение дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение, имеют свои ярко выраженные процессуальные особенности, которые необходимо учитывать в правотворческой работе и правоприменительной практике. Дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение, - это дела особого производства, которое существенно отличается от дел искового производства: в них нет ни спора о праве, ни сторон, ни третьих лиц. Лицо, обращающееся в арбитражный суд с заявлением об установлении факта, имеющего юридическое значение, именуется заявителем, а не истцом. Лица, чьи права и интересы могут быть затронуты решением арбитражного суда, привлекаются к участию в деле в качестве заинтересованных лиц. Дела особого производства возбуждаются заявлением, а не иском, при их рассмотрении не действуют правовые нормы об увеличении, уменьшении размера исковых требований, о признании иска, о заключении мирового соглашения и др. На необходимость отличать дела особого производства, в частности, дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение, отдел искового производства неоднократно обращал внимание и ВАС РФ при рассмотрении конкретных дел.

Так, в одном из постановлений Президиум ВАС РФ, отменяя состоявшиеся по делу судебные акты, среди других доводов указал: "В соответствии с рассмотренным заявлением суд вместо установления юридического факта по существу признал право собственности заявителя на соответствующие жилые дома.

При новом рассмотрении дела суду следует уточнить, на что направлено требование заявителя - на установление факта, имеющего юридическое значение, или признание права собственности на указанные жилые дома.

Если будет выявлено, что заявлено требование о признании права собственности, суду необходимо установить надлежащего ответчика и привлечь его к участию в деле"*(13).

Особенности рассмотрения и разрешения арбитражным судом дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение, слабо отражены в действующем АПК РФ, что привело к пробелам в арбитражном процессуальном законодательстве"*(14).

Рекомендации и разъяснения, содержащиеся в п.2 постановления Пленума ВАС РФ от 31 октября 1996 г. N 13 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции", в значительной мере восполнили упомянутые пробелы, что позволило снять многие сложные вопросы, возникающие в судебной практике при рассмотрении дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение. Вместе с тем нетрудно заметить, что, давая такие разъяснения, Пленум по существу взял на себя функции законодателя и ввел новые правовые нормы. Последние четко обрисовывают процессуальные особенности рассмотрения и разрешения указанных дел, которые по своему содержанию должны составлять самостоятельный институт арбитражного процессуального права*(15). Мы уже предлагали внести в Кодекс соответствующие дополнения - самостоятельный раздел (подраздел), детально регламентирующий порядок рассмотрения и разрешения дел особого производства, в том числе и дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение.

В Проекте эта идея реализована в полной мере: создан самостоятельный раздел 4 "Особое производство". К делам особого производства отнесены следующие дела: а) о несостоятельности (банкротстве); б) об установлении фактов, имеющих юридическое значение; в) об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда; г) о признании и исполнении решений иностранных судов; д) дела упрощенного производства.

Полагаем, что дела о несостоятельности (банкротстве) по своей правовой природе значительно отличаются от дел особого производства и должны быть исключены из раздела 4 Проекта. По нашему мнению, поскольку эта категория дел имеет особенности рассмотрения и разрешения, она должна быть выделена в Проекте в самостоятельный вид судопроизводства.

Все дела упрощенного производства - это дела искового производства, и их также следует исключить из раздела 4 Проекта.

Представляется, что следовало бы дела о признании и исполнении решений иностранных судов не относить к компетенции арбитражного суда, ибо критерии проверки здесь только процессуальные, и они никак не связаны с характером и спецификой материально-правового спора.

Содержание гл.29 Проекта, регулирующей производство по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение (юридических фактов), в основном совпадает с содержанием разъяснений, данных в п.2 постановления Пленума ВАС РФ от 31 октября 1996 г. N 13 (с изменениями от 9 июля 1997 г. N 12), и существенных замечаний не вызывает.

Анализ правовых норм, закрепленных в гл.30 "Производство по делам об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда", приводит к выводу о том, что правовые нормы об обжаловании решений третейского суда лучше разместить в самостоятельной главе в разделе 5 Проекта "Производство по пересмотру судебных актов арбитражных судов", несколько изменив название этого раздела. Дело в том, что содержательная сторона деятельности арбитражного суда при проверке решений третейских судов аналогична деятельности соответствующих инстанций арбитражного суда при проверке законности и обоснованности своих судебных актов. Поэтому рассматриваемый институт органично впишется в указанный раздел. Что касается правовых норм, регулирующих выдачу исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, то им место в самостоятельной главе раздела 6, регулирующего производство по делам, связанным с исполнением судебных актов, а не в разделе 4 Проекта.

Вместе с тем в раздел 4 "Особое производство" следует включить дела о восстановлении прав по утраченным документам на предъявителя. По своей правовой природе они являются делами особого производства, и нормы, регламентирующие особенности их рассмотрения, однородны с правовыми нормами, регламентирующими специфику рассмотрения дел об установлении юридических фактов.


В.М.Шерстюк,

доктор юрид. наук, профессор

кафедры гражданского процесса

МГУ им. М.В. Ломоносова


"Законодательство", N 4, 5, апрель, май 2001 г.


-------------------------------------------------------------------------

*(1) См. об этом: Шерстюк В.М. Новые положения Арбитражного процессуального кодекса. М., 1996. С. 58-60

*(2) См.: Там же. С. 59-60.

*(3) См.: Там же. С. 62.

*(4) См.: Шерстюк В.М. Комментарий к постановлениям Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по вопросам арбитражного процессуального права. М., 2000. С. 90.

*(5) Шерстюк В.М. Новые положения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. С.64-65..

*(6) Напоминаем, речь идет о постановлении Пленума ВАС РФ от 31 июля 2000 г. N 6 " О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации"" (далее - Проект).

*(7) См. об этом: Шерстюк В.М. Новые положения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. М., 1996. С.71-72.

*(8) См.: Там же.

*(9) См.: Шерстюк В.М Комментарий к постановлениям Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по вопросам арбитражного процессуального права: Учебно-практическое пособие. М., 2000. С.56.

*(10) Российская газета. 1998. 30 июня

*(11) См.: Лесницкая Л.Ф. Комментарий к Федеральному закону "Об исполнительном производстве". М., 1998 С.16.

*(12) См.: Комментарий к Федеральному закону "Об исполнительном производстве" / Под ред. М.К.Юкова, В.М.Шерстюка. М., 1998. С.214-215.

*(13) Вестник ВАС РФ. 1998. N 11. С.44-45.

*(14) См. об этом: Шерстюк В.М. Новые положения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. С.30-33.

*(15) См.: Шерстюк В.М. Комментарий к постановлениям Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по вопросам арбитражного процессуального права. С.11.




Новые положения проекта третьего Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (производство в суде первой инстанции)


Автор


В.М.Шерстюк - доктор юрид. наук, профессор кафедры гражданского процесса МГУ им. М.В. Ломоносова


Практический журнал для руководителей и юристов "Законодательство", 2001, NN 4, 5


Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.