Глобализация и государство (И.И.Лукашук, "Журнал российского права", N 4, апрель 2001 г.)

Глобализация и государство


Глобализация представляет собой процесс, который в значительной мере будет определять историческое развитие в новом веке. Этот процесс связывает все стороны жизни национальных обществ в единой мировой системе. Меняется значение национальных и интернациональных интересов. Глобализация открывает перед человечеством невиданные возможности процветания и одновременно таит в себе колоссальные опасности, ставящие под угрозу само существование нашей цивилизации. Поэтому глобализация, пути ее развития стали предметом острых дискуссий. Возникли общественные движения, выступающие с требованиями предотвратить отрицательные последствия этого процесса. Их участники используют слово "глобализация" как ругательное. Президент Венесуэлы Х.Чавез заявил, что "дикая неолиберальная" экономическая политика превратила мир в "царство сатаны"*(1).

Глобализация - объективная закономерность, и воспрепятствовать ее развитию не в состоянии никакие силы. Задача состоит в том, чтобы поставить ее на службу человеку. А это требует существенного повышения уровня управляемости международной системой, чтобы использовать позитивные возможности глобализации и предотвратить ее негативные последствия. Сегодня проблема управления - ключевая глобальная проблема, от ее решения зависит урегулирование иных крупных проблем. Ее актуальность находит все более широкое признание в выступлениях государственных деятелей, в актах межправительственных и общественных организаций.

В Годовом докладе Генерального секретаря ООН о работе Организации за 2000 г. говорится: "Необходимо более эффективное мировое управление, под которым я имею в виду совместное ведение мировых дел"*(2).

Существенным препятствием на пути решения этой задачи является отставание политического мышления, на что указывается и в международных актах. В принятой на Стокгольмской конференции 1991 г. резолюции, в частности, говорилось: "Мы считаем, что подлинный общий интерес в новом глобальном порядке сотрудничества наших дней состоит в том, чтобы рационально убедить государства учредить систему глобального управления"*(3). Как видим, обращается внимание на одну из наиболее сложных задач - "рационально убедить государства".

Все это говорит о том, что одним из важных условий решения глобальных проблем, включая проблему управления, является повышение уровня политического мышления и массового сознания. Особая ответственность за достижение указанной цели ложится на средства массовой информации, роль которых в современном обществе чрезвычайно возросла. Без их активного участия эффективное управление невозможно ни на национальном, ни на международном уровне.

Для повышения уровня политического мышления и приведения его в соответствие с современными требованиями первостепенное значение приобретает роль государства в условиях глобализации. Заметим в этой связи, что государство гораздо более интернациональное явление, чем принято думать.

В политическом мышлении доминировали взгляды, отражая которые, Г.Фихте сформулировал концепцию "закрытого государства". В нем внутреннее изолировано от внешнего. Государства взаимодействуют как "черные шары"*(4). Между тем организация взаимодействия с внешней средой - одна из основных функций государства, оказывающая влияние на его политическую и экономическую системы. Все это свидетельствует об особой актуальности исследования роли государства в условиях глобализации.


1. Государство в глобальной системе


Глобализация привела к тому, что ни одно государство не в состоянии существовать без активного взаимодействия с международной системой. В документах ООН подчеркивается, что сегодня существует глобальный аспект почти у всех человеческих дел.

Государства вынуждены совместно решать не только международные проблемы, но и задачи, которые еще вчера были чисто внутренними. Все большее количество общественных отношений выходит за пределы государственных границ, и их регулирование возможно только путем взаимодействия государств.

Углубление взаимосвязанности государств ограничивает их свободу выбора в области как внешней, так и внутренней политики. Для решения своих национальных и интернациональных задач государство нуждается в активном международном сотрудничестве. Политика государства в целом в растущей мере определяется его местом в международной системе. Глобализация расширяет сферу функциональной ответственности государства и одновременно ограничивает его способность самостоятельно решать возникающие проблемы. В этом видится одно из основных противоречий современного государства. Единственный путь его преодоления - высокий уровень сотрудничества.

Неспособность государства самостоятельно решать растущее число своих проблем явилась питательной средой для теорий, предрекающих коренное изменение самого понятия государственности или даже исчезновение государства. Пишут об упадке роли государства как главного образования общества и даже констатируют конец национального государства и т.п.*(5)

Подобного рода теории внутренне весьма противоречивы, не говоря уже об их расхождении с реальным положением вещей. В качестве примера возьмем концепцию французского профессора С.Сюра, придерживающегося далеко не крайних взглядов в этом вопросе. С его точки зрения, "государство не очень популярно". Если его поставить перед судом истории, то "в худшем случае государству предложат быть поглощенным или самораспуститься... В лучшем случае государство должно согласиться на преобразование себя"*(6).

По мнению С.Сюра, у государства имеются два возможных пути: а) международный федерализм и б) "более мучительный и трагический выход, реализующийся в конвульсивном распаде, в планетарном трайбализме". Вместе с тем, под влиянием событий в Сомали, Руанде, Югославии ученый признает катастрофические последствия, порождаемые распадом государства.

Примером умеренной концепции влияния глобализации на государство могут служить взгляды немецкого профессора С.Хобе. Он исходит из того, что новые моменты в мировом развитии требуют от государства способности отражать их и приспосабливаться. Учет этих требований повлек за собой "коренные внутренние перемены в том, что касается понятия государственности". Главное состоит в открытости государства для международного сотрудничества, которое рассматривается как "центральная задача государственности". Власть может в настоящее время пониматься "только как отношения сотрудничества между правительством государства и властью международных организаций". "Открытость государства для международного сотрудничества уже является конститутивным элементом самой государственности"*(7).

Непонимание или принижение роли государства встречается и в российской научной литературе, прежде всего экономической, а также в средствах массовой информации. Для иллюстрации рассмотрим концепцию авторитетного ученого-экономиста А.И. Неклессы. Он утверждает, что экономическое развитие ставит "под сомнение сам принцип нового мирового порядка, формируя своеобразную "обратную" историческую перспективу - подвижный и зыбкий контур новой мировой анархии". Экономика "начинает проявлять себя не только как способ хозяйствования, но и как доминирующая система управления обществом: как политика, ...становясь, по сути, новой властной системой координат". В результате "новое мироустройство постепенно замещает прежнюю национально-государственную модель Ойкумены более сложным, полифоническим сочетанием геоэкономических районов"*(8).

Никто не станет отрицать, что глобализация повышает роль экономических факторов и требует существенных перемен в механизме управления мировой системой. Однако это ни в коей мере не означает подмены политики экономикой. Более того, необходимо повышение эффективности таких политических институтов, как государство и право, международные организации и международное право.

В этом плане представляет интерес отчет Всемирного банка за 1997 г. "Государство в меняющемся мире". Десятилетиями Банк боролся против власти национальных государств и "все подавляющей бюрократии". Ныне же он признает, что без государства невозможно устойчивое экономическое, социальное развитие. Оно призвано играть важную роль в экономическом и социальном развитии, но "скорее как партнер и содействующий фактор, а не руководитель"*(9).

Таким образом, Банк считает, что государство призвано обеспечить порядок в стране и в соответствующих международных связях, без государства не обойтись и в таких сферах, как мировая экономика и финансы. Но при этом оно не должно посягать на полномочия Банка, а служить ему "содействующим фактором". Это подтверждается и видными финансистами. По мнению Дж. Сороса, "государственно-политические меры необходимы для стабилизации потоков международных финансов, требуемых глобальной капиталистической системой, и для того, чтобы держать под контролем присущую финансовым рынкам нестабильность"*(10).

Как видим, те, кто непосредственно участвует в международной экономической и финансовой деятельности, не отрицают, а, напротив, подчеркивают роль государства, государственно-политических мер и в этой области.

Глобальная экономика в решающей мере контролируется крупным капиталом, который является доминирующей экономической силой. По данным ООН, насчитывается примерно 40 тыс. транснациональных корпораций (ТНК). Они контролируют свыше 250 тыс. зарубежных филиалов. Их капитал составляет примерно 2,6 триллиона долларов*(11). Состояние трех наиболее богатых людей превосходит стоимость валового национального продукта 48 наименее состоятельных стран.

Все это ограничивает возможности контроля со стороны государства за деятельностью корпораций внутри страны и в еще большей мере за ее пределами. Угроза способности государства осуществлять свою власть представляет угрозу и демократии. Очевидность этого побудила сторонников власти ТНК утверждать, будто демократия возможна и без государства. Американский ученый У. Рийнике пишет: "В то время как территориальное государство может потенциально стать ненужным, принципы и ценности, которыми руководствуются демократии, сохранятся"*(12).

Эти явления породили теории, обосновывающие необходимость передачи определенных секторов государственной власти корпорациям. Заговорили даже о крушении системы национальных государств. Подобную теорию обосновывал такой авторитет, как Э.Тоффлер, считая, что система национальных государств постепенно вытесняется миром транснациональных корпораций, "требующим совершенно новых политических рамок, которые были бы способны обеспечить нечто подобное мировому порядку"*(13).

Более умеренные теории исходят из того, что управление, имеющее кардинальное значение для рыночной экономики, не должно отождествляться с государством. Утверждают, что глобальная политика отделяет управление от государства и его органов власти. Поэтому политики должны в этой области передать свои функции иным акторам и учреждениям, находящимся в лучшем положении для реализации политики общества. Речь идет об учреждениях, подобных Всемирному банку, Международному валютному фонду, и, разумеется, о крупном бизнесе.

Подобные концепции реализуются в практике западных держав. Бывший заместитель госсекретаря США С.Телботт отмечал, что многие правительства, включая США, стремятся повысить свою способность иметь дело с транснациональными опасностями, формируя коалиции с "негосударственными акторами", прежде всего с корпорациями, а также с неправительственными организациями и международными учреждениями, такими как ООН, Всемирный банк и МВФ. Разделяет он и мнение о том, что глобализация, расширяя власть многонациональных корпораций, ведет к ограничению государственной власти. Касаясь внешней политики США, С. Телботт замечает: "Участвуя в создании норм и учреждений, регулирующих глобальную экономику, американские дипломаты агрессивно отстаивают интересы бизнеса США по всему миру"*(14).

Нельзя в этой связи не сказать, что в западной литературе нередко встречаются весьма критические замечания в адрес указанной политики и роли корпораций, прежде всего американских, в международных экономических связях. Еще в 70-е годы три известных американских экономиста пришли к выводу о том, что международная деятельность корпораций США подрывает структуру глобальных экономических связей капитализма. Анализируя систему мирового капиталистического хозяйства, в которой господствуют американские корпорации, они предостерегли: "такая система, если она останется без изменений, приведет к очень серьезным потрясениям..."*(15).

Связь внешней политики государства с крупным бизнесом присуща не только США, но и другим государствам, включая Россию. Разумеется, соотношение их роли различно. Могущество американского бизнеса является важным фактором внешней политики США. Что же касается России, то здесь главная роль принадлежит государству, которое призвано создать благоприятные внешние условия для пока еще слабого отечественного бизнеса. В одном из программных документов Правительства РФ говорится: "Во-первых, наши внешнеполитические усилия должны, наконец, стать, если можно так выразиться, рентабельными. Дипломаты обязаны помнить: результаты их деятельности - это прежде всего благоприятные условия для работы отечественных предприятий на внешних рынках"*(16).

Решению этой проблемы уделяется постоянное внимание. Выступая перед студентами Московского государственного института международных отношений, Секретарь Совета Безопасности РФ С.Б. Иванов говорил о том, что одна из главных задач, которые руководство РФ ставит перед МИД, - "активно защищать интересы отечественных производителей, крупных российских фирм, независимо от форм их собственности"*(17).

Правила игры на глобальном рынке определяются крупными компаниями*(18). Играть с ними на относительно равных условиях могут сегодня лишь такие отечественные компании, как Газпром, РАО ЕЭС, "ЛУКОЙЛ" и некоторые другие. У наших предпринимателей нет еще необходимого опыта и умения. Поэтому отечественный бизнес нуждается в самой активной поддержке государства. Подтверждение тому - своеобразный манифест отечественных предпринимателей, опубликованный в печати: "Обращение к главе Российского государства и ко всем ответственным политикам. Уверенность и ответственность"*(19).

В силу этих причин российские предприниматели являются государственниками. Они выступают за активное участие государства в созидании новых отношений как внутри страны, так и вовне. По их мнению, происходящее на мировой арене "делает крайне проблематичным легкое пришвартовывание России к флотилии так называемого мирового сообщества".

Роль бизнеса в глобальной экономике является общепризнанной. В докладе Генерального секретаря ООН "Повестка дня для демократизации" говорится: "Бизнес и промышленность обладают сегодня более значительным влиянием на будущее глобальной экономики и окружающей среды, чем любое правительство или организация правительств". И на этом основании делается вывод, согласно которому "сектор частного бизнеса, особенно транснационального бизнеса, должен быть признан как необходимый актор в международной организации и более непосредственно вовлечен в принятие решений на международном уровне"*(20).

Межправительственные организации стали уделять больше внимания взаимодействию с деловыми кругами. Ряд шагов в этом направлении сделан ООН. В рамках Организации учрежден Консультативный бизнес-совет, призванный содействовать вовлечению крупного бизнеса в решение международных проблем. Деятельность ряда международных организаций направлена на создание благоприятных условий для деловой активности. Особо следует отметить Всемирную торговую организацию, Международный валютный фонд, создающие такие условия в сфере торговли, права интеллектуальной собственности и финансов.

Таким образом, в условиях глобализации увеличивается влияние бизнеса как на внутреннюю жизнь государств, так и на глобальную систему. Не является исключением и Россия. В упоминавшемся обращении российских предпринимателей ставится задача состыковки "капитала и государства с целью максимальной концентрации возможностей страны на решении приоритетных задач строительства эффективного внутреннего хозяйства". Дело не ограничивается экономикой. Предполагается создание "новых, по сути госкапиталистических, общественных отношений", а также форсированное строительство "эффективной, тесно связанной с обществом прогосударственной элиты".

Сказанное подтверждает, что проблема взаимодействия государства с крупными компаниями имеет самое непосредственное отношение к управляемости на национальном и международном уровне. Наряду с общими для всех промышленных стран элементами решение проблемы связано также с национальной спецификой.

Вместе с тем получили распространение и нигилистические в отношении государства концепции. Как известно, низкий уровень социально-экономического развития характерен для государств, в которых отсутствует эффективное управление. События последних лет наглядно продемонстрировали, какие трагические последствия для общества влечет за собой неспособность государства осуществлять свои функции. Поэтому не случайно многие авторитетные ученые особо выделяют роль государства в условиях глобализации. Американский профессор М. Ризман пишет, что "государство является сегодня единственным механизмом в нашем распоряжении, способным обеспечить основные условия для достойной жизни человека"*(21).

Чем более сложным становится общество, тем сильнее роль его организации. При этом речь идет не только о внутреннем управлении, но и регулировании внешних связей общества и, наконец, о поддержании международного правопорядка.

Роль государства в условиях глобализации нашла достаточно основательное отражение в практике ООН. В докладе Генерального секретаря Б.Бутроса-Гали "Повестка дня для мира" указывалось на "большое значение и необходимость суверенных государств как основных единиц международного сообщества". В другом его докладе - "Повестка дня для демократизации" - сделан важный вывод: "сегодня решения, касающиеся глобальных проблем, влекут за собой далеко идущие последствия внутри государств..."*(22).

Не только национальное общество, но и международное сообщество заинтересовано в упрочении государственности. Государство, не способное обеспечить необходимый уровень управления обществом, представляет угрозу для международного сообщества в целом. Свидетельством тому могут служить многочисленные немеждународные вооруженные конфликты. Многие из них Советом Безопасности OOH были признаны как представляющие угрозу международному миру и безопасности.

В сложившихся условиях международное сообщество берет на себя осуществление новой функции - поддержки демократической государственности и верховенства права. Это связано с тем, что некоторые пути развития государства рассматриваются международным сообществом как патология. Сюда относятся апартеид, крайний национализм, расизм, пропаганда и разжигание вооруженных конфликтов, массовые нарушения прав человека. Подобные явления признаны международно противоправными.

ООН предпринимает усилия по упрочению и восстановлению государственности. Генеральная Ассамблея регулярно обсуждает эту проблему и принимает соответствующие резолюции. Так, в 1998 г. резолюция "Поддержка системой Организации Объединенных Наций усилий правительств развивать и укреплять новую или восстановленную демократию"*(23) призвала Генерального секретаря "продолжать повышать способность Организации эффективно реагировать на просьбы государств-членов путем последовательной и адекватной поддержки их усилий по достижению целей хорошего управления и демократии".

В 1997 году состоялась третья Международная конференция новых или восстановленных демократий, которая приняла программный документ. Он содержал соответствующие принципы и рекомендации правительствам, гражданскому обществу, частному сектору, странам-донорам и международному сообществу*(24).

ООН считает своим долгом противодействовать насильственной дезинтеграции государств. Показательна в этом плане принятая в 1998 г. резолюция Генеральной Ассамблеи "Поддержание международной безопасности - предупреждение насильственной дезинтеграции государств". Она призвала государства и международные организации оказывать помощь "в предотвращении конфликтов, которые могут вести к насильственной дезинтеграции государств".

Особое внимание ООН уделяет упрочению демократической законности в государствах-членах. Резолюция Генеральной Ассамблеи "Упрочение законности" отмечает "рост числа государств-членов, ищущих помощи в упрочении и консолидации законности". Одновременно этот документ предусматривал меры по оказанию такой помощи*(25).

Анализ практики ООН дает основания сделать вывод, что международное сообщество рассматривает демократическое государство, осуществляющее эффективную власть, как необходимое условие обеспечения прав человека, благополучия населения, международной безопасности и верховенства права.

Государства являются основным элементом механизма управления международной системой. Они обеспечивают управление на национальном уровне и наделяют соответствующими полномочиями международные органы и организации, осуществляющие его на интернациональном уровне. Эти положения имеют принципиальное значение для определения путей развития международного права. Оно остается межгосударственным правом и именно в таком качестве должно развиваться.

Эффективное национальное управление - необходимое условие действенности управления и на интернациональном уровне. Генеральный секретарь ООН К. Аннан отмечал: "На национальном уровне мы должны управлять лучше, а на международном уровне мы должны научиться управлять лучше совместно. Эффективным государствам принадлежит первостепенная роль в решении обеих задач, и их способности в обоих аспектах должны расширяться"*(26).

Возрастание роли государств в управлении международной системой требует повышения эффективности государственной власти в целом. Особое значение приобретает достижение оптимального взаимодействия с окружающим миром, с тем чтобы максимально использовать открываемые глобализацией возможности и свести к минимуму ее отрицательные последствия. С учетом этого должна строиться и функционировать вся государственная система.


2. Глобализация общества и государство


Глобализация оказывает влияние на государство как непосредственно, так и через общество, которое преобразуется под воздействием этого процесса. Задача государства состоит в содействии оптимальному взаимодействию общества с глобальной системой в сфере экономики, финансов, информации, науки, техники, культуры и др.

Глобализация стимулировала противоречивые тенденции общественного развития. С одной стороны, углубляется интернационализация общества, в результате которой национальные общества объединяются в единой системе, растет число общих моментов в их организации. С другой - идет процесс деления общества, проявляющийся в его расслоении, в различных видах сепаратизма вплоть до вооруженных конфликтов на национальной, этнической, религиозной почве. Не одно государство стало их жертвой. Отсюда массовые протесты против глобализации. Все это требует эффективнее регулировать противоречивые тенденции общественного развития.

При этом следует учитывать ощутимые перемены во взаимоотношениях общества и государства, в частности, все более значимые противоречия между ними. Современному государству приходится уделять растущее внимание идейному обоснованию своих целей и принципов, с тем чтобы обеспечить себе поддержку общества. Объясняется это углубляющейся зависимостью государства от общества, материальные и интеллектуальные ресурсы которого оно все более широко использует при осуществлении внутренней и внешней политики. Существенное значение имеет и рост уровня образования общества. Показательно, что люди в менее развитых странах больше доверяют правительству, чем в более развитых. Это подтвердили исследования, проведенные в 44 странах в 1980-1990 годы.

Наблюдается обострение одного из основных противоречий современного государства - противоречия между пропагандируемыми представлениями о должном и сущим. Оно присуще как тоталитарным, так и либерально-демократическим государствам, хотя и в разной мере. Например, "реальный социализм" советского периода существенно отличался от его идеальной модели, что причинило ущерб самой идее социализма, представлению об обществе социальной справедливости - извечной мечте человека.

В странах Западной Европы и в США идеальную модель либерально-демократического государства одобряют примерно 90 проц. населения. Одновременно падает доверие к существующему государству, к его высшим органам. Так, в 1964 г. большинство американцев заявили, что доверяют правительству. (Как известно, в США под "правительством" понимают всю центральную власть, включая законодательную.) В последние годы, в зависимости от опросов, уже только от одной четверти до одной трети придерживались такого мнения*(27). Опросы в Канаде дают ту же картину. Что же касается Западной Европы, то здесь ситуация более разнообразна. Между двумя опросами (1981 и 1990 гг.), проведенными в 11 странах, общественное доверие к правительственным учреждениям снизилось лишь в шести из них (Бельгия, Италия, Испания, Нидерланды, Норвегия, Франция). Объяснение видится в особенностях соответствующих государств, их политической культуры и идеологии.

Опросы показали, что в качестве основных причин падения престижа правительства американцы считают его расточительность и неэффективность (81 процент). Из числа опрошенных 79 процентов считают, что оно тратит слишком много денег на "ненужные дела". Это, в частности, подтверждает неготовность общества к выделению растущего количества средств на общегосударственную деятельность.

Люди по-разному оценивают деятельность органов власти. Наиболее низким является доверие к представительному органу, парламенту. В 1996 году лишь 10 процентов опрошенных американцев заявили, что в значительной мере доверяют Конгрессу. Выше доверие к Верховному суду. А наибольшим доверием пользуются военные - 41 процент.

Главная причина отмеченного явления видится в росте влияния крупного капитала на деятельность органов власти. В статье известного американского обозревателя У.Пфаффа "Власть денег в Америке удушает демократию" говорится о необходимости "признать тот факт, что Америка стала плутократией. Деньги правят правительством. Произошедшие изменения представляются необратимыми"*(28).

Правовое регулирование расходов на избирательные кампании сделало реальным влияние на их исход монополией горстки наиболее богатых граждан. Участники этих кампаний ищут деньги там, где они имеются в достаточном количестве. Сенатор Дж.Маккейна считает, что избирательная система США "не что иное, как схема торговли влиянием, при помощи которой обе партии соревнуются в том, чтобы находиться у власти, продавая страну тому, кто дает больше"*(29).

Несмотря на более высокий, чем у Конгресса, рейтинг, свой вклад в формирование такого рода системы внес и Верховный суд. Рядом решений он заблокировал законодательство об ограничении расходов на избирательные кампании (особенно показательно в этом отношении дело "Бакли против Валио", 1976 г.). Суд счел, что трата денег в целях избрания в государственный орган является осуществлением конституционно обеспеченного права на свободу слова и не может быть ограничена.

Американские специалисты приводят и другие причины падения престижа государственной власти. В частности, называли то обстоятельство, что государственная власть охватила слишком широкую сферу общественной жизни. Поэтому нельзя признать случайными заявления президента Б.Клинтона о том, что время могущественных правительств прошло*(30). Думается, это рассчитано в основном на то, чтобы успокоить общественное мнение. Факты же свидетельствуют об ином. Правительственные расходы растут не только в абсолютной сумме, но и в процентном отношении к национальному доходу. Эта тенденция присуща всем промышленным странам. Ведущая вверх кривая линия правительственных расходов не прерывалась в последние десятилетия*(31). В этом видится конкретное проявление закономерности роста потребности государства в общественных ресурсах для осуществления своих функций.

Важную роль в падении престижа органов государственной власти играют средства массовой информации. Особенно показательны в этом плане прямые телерепортажи из зала заседаний парламента. Народные избранники зачастую не демонстрируют высокий профессионализм, политическую и правовую культуру и другие положительные качества. Очевидно, этим в значительной мере объясняется низкий рейтинг парламентариев. Между тем роль "четвертой власти" в повышении уровня управляемости на национальном и международном уровне сегодня настолько существенна, что заслуживает самостоятельного рассмотрения.

Положение российского парламента и Правительства принципиально не отличается от общей картины. Едва ли население может понять стремление депутатов Государственной Думы материально обеспечить себя по высшему разряду или поддержать оборудование Правительством своего помещения дорогой итальянской мебелью, когда учителя и врачи в течение многих месяцев не видели своей более чем скромной зарплаты.

Далеко не идеальна и практика проведения выборов. Как известно, в канун выборов президента России рейтинг Б.Н. Ельцина составлял около 6 процентов. В январе 1996 года на встрече в швейцарском Давосе российские олигархи решили финансировать избирательную кампанию Б.Н. Ельцина, что в значительной мере обеспечило его переизбрание. По оценке некоторых экспертов, победу на президентских выборах в России может обеспечить сумма примерно в миллиард долларов, избрание в Государственную Думу обходится в 200-300 тыс. долларов*(32).

Заостряем внимание на этом не случайно, поскольку повышение уровня управляемости на национальном и международном уровне требует сильного, но вместе с тем демократического государства*(33). Падение престижа государственной власти, снижение доверия к ней имеют следствием скептическое отношение к принимаемым ею решениям, включая законодательство. Немаловажно и другое обстоятельство: все меньше талантливых и порядочных молодых людей желают вступить на государственную службу.

Демократии принадлежит важная роль в повышении авторитета власти и тем самым в расширении ее возможностей. Мандат народа на управление наделяет власть легитимностью, придает ей политический и моральный авторитет.

Снижение эффективности государства, падение его авторитета в обществе ограничивают его возможности использовать международную систему в своих интересах. Помимо всего прочего, нельзя не учитывать, что иностранный капитал привлекает стабильность государства, надежный правопорядок; высокий уровень образования обеспечивает необходимый профессионализм, фундаментальная наука повышает конкурентоспособность товаров и жизненный уровень общества.

В наше время происходит глобализация демократических ценностей. Демократия признается принципом всеобщего значения. Право на нее становится глобальным правом, которое в растущей мере будет поддерживаться и защищаться международным сообществом в целом. Вспомним, Устав ООН был принят с целью "вновь утвердить веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности, в равноправие мужчин и женщин и в равенство прав больших и малых наций".

Верность демократии была закреплена в ряде международных актов. Государства, подписавшие Парижскую хартию для новой Европы 1990 г., обязались "строить, консолидировать и укреплять демократию как единственную систему правления" в своих странах.

Существенная роль в утверждении демократии на национальном и международном уровне принадлежит политическому и правовому сознанию, культуре демократии широких слоев населения и в первую очередь его политически активной части. В этом отношении положение даже в наиболее стабильных либеральных демократиях едва ли можно считать удовлетворительным. Медленно происходят принципиальные изменения в соотношении национальных и интернациональных интересов общества и государства. Общественное сознание продолжает оставаться в значительной мере национально ограниченным, что крайне затрудняет решение глобальных проблем.


* * *


Все сказанное дает лишь самое общее представление о значении и сложности проблем, которые ставит перед государством глобализация. Их решение требует весьма существенных перемен в обществе и государстве, в политике и праве, в политическом мышлении и общественном сознании. Однако практика государств изобилует явно необоснованными, ошибочными решениями. В литературе все чаще подвергаются критике политики, принимающие такого рода решения. Британский профессор Б.Крик пишет: "Политика слишком важна, чтобы отдать ее политикам. Политики слишком заняты и уделяют внимание ...кратковременным выгодам и действиям, связанным с победой на следующих выборах; поэтому другие должны думать за них и стараться осуществить рассчитанное на длительную перспективу мышление..." Он видит одну из причин бессилия демократии "в неспособности или нежелании политических лидеров в демократиях ... добиваться просвещенности общественного мнения"*(34).

Думается, не следует противопоставлять ученых политикам и тем более подменять одних другими. Ученые и политики выполняют разные функции. Одни способны дать научный анализ политики, а другие способны делать политику. Поэтому речь должна идти не о подмене одних другими, а об их оптимальном взаимодействии. К сожалению, пока, пожалуй, ни одно государство не достигло этой цели.

Такое разделение труда вовсе не отрицает значения высокого профессионализма политиков. Между тем в общественном сознании и сегодня можно обнаружить следы идеи о том, что "управлять государством может каждая кухарка". Кстати, наша страна и сейчас продолжает страдать от правления "кухарок".

Политические решения и нормативные акты - исключительно наукоемкая продукция. Для их подготовки нужны специалисты самой высокой квалификации. Поэтому проекты политических решений и законов стали готовиться коллективами высококвалифицированных специалистов, а также научными учреждениями.

Значение науки все чаще подчеркивается на самых авторитетных форумах. В документе ООН "Повестка дня для демократизации" науке посвящен специальный раздел. В нем, в частности, говорится: "В наше время серьезных перемен наука, включая университеты, исследовательские институты и общественные научные центры, приобрела большое значение в мировых делах, помогая раскрыть масштабы перемен и создать интеллектуальную платформу, на которую будущие усилия смогут опираться"*(35).

В этой связи нельзя не отметить, что нам не удалось сохранить довольно высокий потенциал науки, достигнутый за годы советской власти. Несмотря на ограничивавшие ее в прошлом идеологические шоры, наша наука доказала свою способность к перестройке и решению крупных современных проблем. Особенно заметно отстают научные исследования по таким ключевым вопросам, как государственное строительство, современное демократическое государство, управление в новых условиях. Причин здесь много. Ассигнования государства на науку не обеспечивают ее выживания. Резко сокращается число ученых. Упал их социальный престиж. Наука стареет. Талантливая молодежь уходит в другие сферы социальной активности. Немалое число молодых специалистов в поисках достойной жизни вообще покинули страну. Вымирают научные школы. Для их восстановления потребуются десятилетия и большие средства. Что же касается связанных с этим потерь общества и государства, то едва ли их можно подсчитать.


И.И.Лукашук,

доктор юридических наук,

профессор


"Журнал российского права", N 4, апрель 2001 г.


-------------------------------------------------------------------------

*(1) International Herald Tribune. 2000. Aug.19-20.

*(2) Аннан К. Общая судьба - новая решимость. Годовой доклад о работе Организации за 2000 год. ООН. 2000. С.5.

*(3) Common Responsibility in the 1990 s. Stockholm, 1991. 22 apr. P.36.

*(4) Fichte G. Der Geschlossene Handelstaat // Gesammelte Werke. Berlin, Bd. 3. 1845.

*(5) Аli Khan. The Extinction of Nation-State: A world Without Boders. The Hague, 1996; Gueheno J. The End of the Nation-State. Minneapolis, 1995.

*(6) Sur S. The State between Fragmentation and Globalization // European Journal of International Law (далее - EJIL), 1997. No. 3. P.421.

*(7) Hobe S. Statehood at the End of the 20th Century // Austrian Review of International and European Law. 1997. No. 2. P.128, 153. Детально соответствующие взгляды изложены автором в его монографии: Der offene Verfassungsstaat zwischen Souveranitat und Interdependenz. Berlin, 1998.

*(8) Неклесса А. Проект "глобализация": глобальные стратегии в преддверии новой эры // Безопасность Евразии. 2000. N 1. С.175, 181, 191.

*(9) EJIL. 1997. No. 3. P.447.

*(10) Soros G. The Capitalist Threat // Atlantic Monthly. 1997. Febr. P.58.

*(11) См.: Док. ООН: А/51/761. 20 Dес. 1996.

*(12) Reinicke W. Global Public Policy // Foreign Affairs. 1997. Nov. - Dec. P. 138.

*(13) Toffler A. The Third Wave. N.Y. 1980. P. 344.

*(14) Talbott S. Globalization and Diplomacy: A Practitioner's Perspective // Foreign Policy. 1997. Fall. P. 77, 81.

*(15) Mason R., Miller R., Weigel D. The Economics of International Business. N.Y., 1975. P.434.

*(16) Российская газета. 1999. 17 авг.

*(17) Российская газета. 2000. 16 марта.

*(18) О правовом статусе компаний см.: Артц Д., Лукашук И. Участники международно-правовых отношений // Вне конфронтации. М., 1996.

*(19) Известия. 1999. 6 апр.

*(20) Boutros Boutros-Ghali Amicorum. Vol. II. Bruxelles, 1998.

*(21) Reisman M. Designing and Managing the Future of the State // EJIL. 1997. No. 2. P. 418.

*(22) Boutros Boutros-Ghali Amicorum. Vol. II.

*(23) Резолюции и решения, принятые Генеральной Ассамблеей на ее пятьдесят третьей сессии. Т.1. 1999.

*(24) См.: Док. ООН: А/52/334. Appendix.

*(25) Резолюции и решения, принятые Генеральной Ассамблеей на ее пятьдесят третьей сессии. Т.1. Рез. 53/142.

*(26) Annan K. We the Peoples. The Role of the United Nations in the 21st Century. U. N. 2000. P.7.

*(27) Подробно об этом см. в коллективном труде американских специалистов: Why People Don't Trust Government. Cambridge, 1998.

*(28) Pfaff W. The Power of Money in America Has a Stranglehold on Democracy // International Herald Tribune. 1999. July 15.

*(29) International Herald Tribune. 1999. July 15.

*(30) См.: Clinton S.W. State of the Union Adress of 23 January 1996 // Official Website of the White House. http: // www. whitehouse gov.

*(31) См.: The Economist. 1997. Sept. 20.

*(32) См.: Мещерский А. Политические деньги // АиФ. 2000. N 37.

*(33) См.: Лукашук И. И. Глобализация, государство, право, XXI век. М., 2000. Гл.III.

*(34) Crick В. A Meditation on Democracy // The Changing Nature of Democracy. U.N. University Press. Tokyo, 1998. P.258.

*(35) Док. ООН: А/51/761. 1996. Dec. 20. Para.93.



Глобализация и государство


Автор


И.И.Лукашук - доктор юридических наук, профессор


"Журнал российского права", 2001, N 4


Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.