Закон об адвокатуре: взгляд с другой стороны (Ф. Багаутдинов, "Российская юстиция", N 5, май 2001 г.)

Закон об адвокатуре: взгляд с другой стороны


Представители российской адвокатуры давно и горячо обсуждают проект федерального закона "Об адвокатуре в Российской Федерации", который по своей судьбе схож с проектом УПК РФ - прошел всевозможные обсуждения и чтения, однако до сих пор не принят. К сожалению, практически не участвуют в этом обсуждении представители другой стороны - прокуратуры, следствия и дознания, а также суда. А ведь этот закон имеет важнейшее значение для дальнейшего развития российского уголовного процесса. Его принятие может серьезно изменить всю существующую сегодня прокурорско-следственную и судебную практику, и многие к этому будут не готовы. В этой связи хотелось бы высказать свои соображения по некоторым положениям проекта. В первую очередь они касаются прав адвоката в ходе предварительного расследования.

В статье "О правах адвоката", на мой взгляд, являются неприемлемыми два полномочия адвоката: опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу; привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи.

В первом случае фактически речь идет о введении параллельного расследования. Некоторые адвокаты уже сегодня, не имея законных оснований, во всю "выходят" на свидетелей и потерпевших, ведут с ними "беседы", естественно, преследуя свои частные интересы. Эти "беседы" нередко сопровождаются неприкрытым давлением, запугиванием. Подкованный, грамотный адвокат может запугать или запутать любого свидетеля, потерпевшего, и этого полномочия ему предоставлять нельзя.

Возможность привлекать на договорной основе специалистов - это право адвоката также создаст серьезную помеху для следствия. Все мы прекрасно понимаем, что частные специалисты за соответствующую оплату могут дать такое разъяснение, которое будет противоречить выводам официальных экспертиз, проведенных по постановлению следователя. И этим разъяснением адвокат будет козырять и на следствии, и в суде. И будет требовать проведения новых экспертиз. Причем неважно, если впоследствии окажется, что разъяснение частного специалиста было ошибочным или даже ложным, - за это никакой ответственности не предусмотрено, в отличие от ответственности экспертов, привлекаемых следователем. В ходе расследования при назначении и проведении экспертиз адвокат и его подзащитный имеют достаточно прав, чтобы поставить и разрешить все интересующие их вопросы. Они вправе ходатайствовать перед следователем и судом о назначении повторных, дополнительных и других экспертиз, о допросе эксперта в порядке разъяснения, о приглашении специалистов для участия в тех или иных следственных действиях и т.д.

Такие "частные платные разъяснения" сейчас часто используются по гражданским спорам. Например, в г. Казани группа ученых-психиатров создала частную консультацию. Они тоже дают разъяснения - в основном о психическом состоянии тех или иных лиц. Связано это, как правило, с гражданскими спорами по вопросам наследования, раздела имущества и т.д. Например, оспаривается завещание, которое дал пожилой человек в больнице незадолго до смерти. Врач-психиатр частной консультации, изучив представленные заинтересованными лицами медицинские и другие документы, делает обтекаемый вывод о том, что больной был "не в себе", когда составлялось завещание. А назначенная судом и проведенная в специальном экспертном учреждении - Республиканской психиатрической больнице - экспертиза дает заключение, что лицо при составлении завещания находилось "в своем уме". Итак, появились два мнения специалистов. И когда уважаемого профессора из частной консультации приглашают в суд, он только разводит руками - дескать, имелось мало материалов для исследования, да и его мнение носит предположительный характер. Тем не менее, заинтересованные лица долго будут засыпать кассационную и надзорную инстанции жалобами о пересмотре решения по гражданскому делу, ссылаясь именно на заключение частных специалистов.

Поэтому и это полномочие адвоката - привлекать на договорной основе специалистов - необходимо исключить из проекта закона.

Следует подчеркнуть, что отмеченных полномочий адвоката нет в проекте УПК РФ, и это совершенно правильно.

Определенное беспокойство вызывает и такое право адвоката, как "собирать и представлять предметы, которые могут быть признаны вещественными доказательствами".

В соответствии со ст.70 УПК РСФСР адвокат не входит в число субъектов, которые вправе заниматься сбором доказательств. В этой же статье оговорено, что доказательства могут быть представлены подозреваемым, обвиняемым, защитником и т.д.

"Представлять доказательства" и "собирать и представлять доказательства" - понятия разные. Одно дело - представить следователю вещественное доказательство, полученное от подзащитного, другое - вести целенаправленный сбор доказательств.

Такое право адвоката, как и в случае с правом получать объяснения, фактически вводит параллельное расследование. Поэтому предлагаю сохранить формулировку, которая сегодня содержится в действующем УПК.

Следует отметить, что выдвигавшиеся при обсуждении проекта УПК предложения о введении параллельного расследования касались как стороны защиты, так и одновременно стороны частного обвинения. Анализ законотворческого процесса показывает, что законодатель не придерживается этой точки зрения. В частности, Федеральным законом от 7 августа 2000 г. о внесении изменений и дополнений в УПК РСФСР в связи с введением положений о производстве по делам, подсудным мировому судье, определены права частного обвинителя. Последний имеет право представлять доказательства, участвовать в их исследовании и некоторые другие, без каких-либо дополнительных прав, которые давали бы основания для вывода о возможности параллельного расследования. И эту позицию законодателя необходимо учесть при дальнейшей работе над проектом закона об адвокатуре.

В целом в проекте относительно положения адвоката много говорится о его правах, гарантиях и т.д. Обратимся и к обязанностям, в частности, таким: адвокат обязан "честно и добросовестно отстаивать интересы клиента не запрещенными законом средствами"; "за ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации". Очевидно, имеется в виду норма проекта о дисциплинарной ответственности адвоката, вплоть до исключения из коллегии. Но в нем ни слова не говорится о материальной ответственности адвоката. Считаю, что это необходимо.

В адвокатуре, как и в любом другом учреждении, работают разные люди, и так называемая "квалифицированная юридическая помощь" оказывается по-разному. Можно привести немало примеров поверхностного, недобросовестного отношения адвокатов к защите по уголовным делам, в особенности при защите по назначению. Почему нельзя ставить вопрос о материальной ответственности адвоката, если он мельком пролистал дело, не заметил явные нарушения прав подзащитного, а в результате был вынесен незаконный, необоснованный приговор? Ведь в принципе подзащитный, его родные и близкие вправе обратиться с подобным иском в суд, и он будет принят к рассмотрению. В законе, по моему мнению, уместно сформулировать норму о том, что адвокат несет материальную ответственность в случаях оказания неквалифицированной юридической помощи, если это повлекло нарушение прав и свобод клиента.

В проекте говорится и о том, что адвокат за неисполнение взятых на себя обязательств перед клиентом несет индивидуальную ответственность, предусмотренную законодательством. И эта норма не получает дальнейшего развития, оставаясь декларативной.

В этой связи поддерживаю постановку вопроса о введении специальных норм о правовой экспертизе действий лиц, оказывающих юридическую помощь, о форме и содержании договора на оказание квалифицированной юридической помощи, с включением в него положений об ответственности (материальной, дисциплинарной) в случае оказания неквалифицированной юридической помощи. Это тем более важно, так как именно оказание квалифицированной юридической помощи названо в проекте закона основной задачей адвокатуры.

Нас, практических работников следствия и надзирающих прокуроров, не может не волновать и вопрос об организации, структуре адвокатуры. В последние годы под разными вывесками расплодились различные юридические консультации. Это создает значительные трудности для расследования. Новые, так называемые параллельные, адвокатуры придерживаются и новых принципов работы. Они, в подавляющем большинстве, работают только по договору, от участия в делах по назначению отказываются. А доля такой юридической помощи в обычных коллегиях доходит до 70-80%. Как правило, вышестоящие структуры подобных адвокатур расположены в Москве и Санкт-Петербурге, поэтому их региональные образования практически никому не подконтрольны. Поймите правильно: мы не хотим контролировать деятельность адвокатов. Но ведь они должны соблюдать нормы закона или хотя бы элементарные правила, чтобы следователь мог без помех проводить расследование. Существующая Республиканская коллегия адвокатов имеет давнюю историю, традиции, соблюдает определенные правила во взаимоотношениях со следственными органами. В случаях неправомерных действий адвоката следователи и прокуроры вносят представление в коллегию, которая рассматривает и принимает решение, вплоть до исключения из коллегии, в случае обоснованности претензий следователя. Есть специальные комиссии по контролю за качеством работы адвокатов, квалификационные коллегии и т.д. Этот механизм отработан и действует много лет. Поэтому у адвокатов из традиционных коллегий есть определенное чувство ответственности, если хотите - страх перед коллегией. Чего не скажешь об адвокатах из параллельных консультаций. Они заняты только зарабатыванием денег. В них немало адвокатов, ранее исключенных из обычных коллегий за совершение порочащих поступков. На наши представления в большинстве случаев из таких коллегий даже не поступают ответы. А ведь адвокатура - это публично-правовой институт, а не частная контора.

Думаю, выражу общее мнение прокурорско-следственных работников, если скажу: в интересах следствия больше подходит принцип: "один регион - одна коллегия", который и заложен в проекте закона об адвокатуре. Я поддерживаю и тезис о том, что коллегия адвокатов не может образовывать свои структурные подразделения на территориях других субъектов Российской Федерации. Только такой подход позволит сохранить единство адвокатуры, обеспечить квалифицированной юридической помощью все слои населения, а также соблюдение интересов следствия.

Кстати, такая точка зрения в основном поддерживается и судейским корпусом, и она прозвучала в выступлениях на последнем съезде судей.

Хочу обратить внимание еще на одну норму проекта, которая носит принципиальный характер. В последние годы происходит пересмотр положений закона в части неприкосновенности отдельных категорий лиц. Из списка "неприкасаемых" исключены депутаты местного и регионального (республика в составе Федерации, область) уровня и т.д.

В этой связи нет никаких причин для включения в перечень гарантий независимости адвокатов требования о возбуждении уголовного дела в отношении адвоката только прокурором соответствующего субъекта Федерации или даже Генеральным прокурором РФ. Причем в проекте закона даже нет какого-либо обоснования этого предложения. Оно могло бы быть как-то понятым, если бы имело оговорку, что речь идет о совершении адвокатом преступления в связи с оказанием юридической помощи, о возбуждении уголовного дела за действия, связанные с защитой, как это нередко и случается на самом деле. Естественно, что не может идти речи о подобной гарантии независимости адвоката, о такой форме его неприкосновенности в случае совершения преступлений, не связанных с осуществлением профессиональной деятельности. Да и в целом, на мой взгляд, адвокаты должны привлекаться к уголовной ответственности на общих основаниях, без каких-либо исключений и изъятий.

И в завершение - небольшое лирическое отступление. Так уж сложилось исторически, что следователи и прокуроры не любят адвокатов, последние отвечают тем же. Многим из нас кажется, что они мешают расследованию, "разваливают" дела и т.д. Но нам пора в корне изменить свое отношение к представителям защиты. Мы не должны принимать их как представителей вражеского лагеря. Адвокат, хотя и имеет специфические интересы, в большинстве случаев также заинтересован в установлении истины по делу.

Длительное время проработав следователем и прокурором, не раз убеждался в порочной практике многих следователей, как прокуратуры, так и органов внутренних дел. Расследуя дело, особенно в первоначальной стадии, когда появляется подозреваемый, затем его адвокат, они изо всех сил, всеми способами и методами - законными и незаконными - пытаются не допустить адвоката к задержанному или арестованному лицу. И когда появляется долгожданное признание, они также стараются быстро его закрепить - путем допросов, следственного эксперимента. И опять же, делается все, чтобы оттянуть момент появления в деле адвоката. Вроде бы все сделали: получили признание, оформили допрос, сделали выход на место - как говорится, "закрепили". Вот сейчас и адвоката можно допустить.

Эту психологию следствия и надо ломать. Она порочна в корне, противоречит закону и приводит к отрицательным последствиям. Немало таких дел впоследствии "разваливается" - обвиняемые отказываются от своих признаний, заявляют о непредоставлении им вовремя адвоката, о применении недозволенных методов и т.д. В результате доказательства, полученные с нарушением закона, утрачивают свою силу. Что греха таить, большинство провалов следствия связано с тем, что адвокат оказался на голову выше всей команды следователей и "оперов" и смог поставить собранные следствием доказательства под сомнение.

На мой взгляд, надо ориентировать следователей, в особенности молодых, на совместную работу с адвокатом. Да, именно так - с адвокатом надо работать вместе и привлечь его к расследованию с самого начала. Надо помнить, что каждое следственное действие, проведенное с участием адвоката, - тем более если подозреваемый или обвиняемый при этом признается в совершении преступления - практически "непорочное" доказательство. Надо учить следователей работать с адвокатом, выработать у них способность к состязательности с защитой уже на стадии расследования. Задача сложная, но весьма важная, выполнение которой даст результаты - не сегодня, а через годы, когда вырастет новое поколение следователей, с другой психологией.

В нашей практике есть не только примеры "плохого поведения" адвокатов. Есть умнейшие адвокаты, которые подсказывают следователю о совершенных им ошибках и нарушениях. Есть и такие примеры, когда после встречи с адвокатом, разъяснения им закона, обстоятельств дела и имеющихся доказательств обвиняемый признается в совершении преступления и т.д.

Адвокаты с трибуны первого Всероссийского конгресса адвокатов приняли резолюцию, в которой обратились ко всем адвокатам России с призывом о необходимости неуклонного соблюдения в профессиональной деятельности профессионально-этических норм, содержащихся в Общем кодексе правил для адвокатов стран Европейского сообщества. При этом руководителям коллегий адвокатов рекомендовано разрабатывать и внедрять правила профессиональной этики адвокатов, повысить требования к соискателям звания "адвокат", совершенствовать уровень квалификационных комиссий, повышать взаимную требовательность в адвокатских сообществах и внедрять систему ответственности за нарушение профессионально-этических норм, вплоть до публичного принесения присяги и применения мер ответственности за ее нарушения.

Реализация этих намерений, безусловно, и в интересах следствия. Защита и следствие должны совместно принять все меры для создания цивилизованных отношений в рамках закона. Право на защиту может и должно быть реализовано только в рамках закона.


Ф. Багаутдинов,

прокурор г. Казани,

кандидат юридических наук


"Российская юстиция", N 5, май 2001 г.



Закон об адвокатуре: взгляд с другой стороны


Автор


Ф. Багаутдинов - прокурор г. Казани, кандидат юридических наук


"Российская юстиция", 2001, N 5, стр.8


Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение