Налоговые зачеты: стоит ли рисковать? (Ю. Камфер, Бухгалтерское приложение к газете "Экономика и жизнь", выпуск 23, июнь 2001 г.)

Налоговые зачеты: стоит ли рисковать?


Зачеты, проводимые с целью погашения задолженностей по налоговым платежам перед бюджетами и внебюджетными фондами, в последние пять лет стали чрезвычайно популярным явлением. И это неудивительно, ведь санкционируя проведение зачетов, государство одновременно решает две задачи. С одной стороны, получает от своих должников-недоимщиков причитающиеся налоговые платежи, которые не погашаются ими по причине отсутствия денежных средств. С другой - прекращает обязательства перед собственными кредиторами - получателями бюджетного (внебюджетного) финансирования, возникающие также по причине финансовых затруднений*. Основная проблема проведения подобных мероприятий состоит в том, что выстраиваемые цепочки правоотношений не только не подкрепляются действующим российским налоговым и гражданским законодательством, но, более того, вступают с ним в прямое противоречие.

Налогоплательщики, заинтересованные в скорейшем погашении своих обязательств, не осознают этой опасности и надеются, что со стороны государства, предложившего такой вариант преодоления их финансовых трудностей, подвохов не будет. Полагая, что завизированное представителями бюджета (внебюджетного фонда) и руководителем налогового органа соглашение о взаимозачете подтверждает надлежащее исполнение налоговых обязательств, недоимщики уверены в неправомерности каких-либо претензий со стороны фискальных органов.

Между тем эти искусственно выстраиваемые цепочки взаимоотношений не вызывают негативной реакции у представителей интересов бюджета (внебюджетных фондов) и у контролирующих органов лишь до определенного момента. Поэтому никто не застрахован, например, от внезапного аннулирования зачета: то, что не вписывается в рамки закона, не предполагает мер защиты от воли властных структур.

Помимо этого, недоимщики не всегда понимают, что совершаемые ими операции влекут возникновение новых налоговых обязательств, которые не учитываются при проведении зачетов, а значит, будут долгами до момента прекращения установленными законом способами. Так что, соглашаясь на участие в налоговых зачетах, хозяйствующие субъекты серьезно рискуют.


Ситуация

Производственный комбинат г.Тулы (далее - Комбинат) в 1999 году имел недоимки по платежам в территориальный дорожный фонд (далее - ТДФ). Законом Тульской области "О территориальном дорожном фонде" предусматривалось, что предприятия при неплатежеспособности по согласованию с органом управления фондом могут уплачивать налоги продукцией и услугами на основе взаимозачета. На протяжении 1999 года Комбинат заключал многосторонние соглашения с целью проведения таких взаимозачетов и по поручению ТДФ поставлял продукцию в адрес получателя его финансирования (дорожной организации).

В этой связи у дорожной организации как у самостоятельного хозяйствующего субъекта образовывались задолженности перед Комбинатом по оплате отгруженной продукции. В свою очередь, ТДФ имел долги перед этой дорожной организацией по финансированию программ, связанных с выполнением ею работ в сфере дорожного хозяйства области.

Вследствие проводимой трехсторонней сделки зачитывались требования Комбината перед ТДФ, ТДФ - перед дорожной организацией, а дорожной организации - перед Комбинатом. При этом зачет осуществлялся на сумму поставки продукции с учетом НДС.

Проверяя правильность исчисления и уплаты НДС Комбинатом, налоговый орган посчитал, что в данном случае уплата налогов производилась путем товарного возмещения. Однако при таком способе уплаты налоговых платежей задолженность перед ТДФ могла быть уменьшена только на стоимость поставленной продукции без учета НДС.

Возникший спор стал предметом рассмотрения арбитражного суда, который требования Комбината не удовлетворил. Суд решил, что при погашении задолженности с учетом суммы НДС нарушается принцип "безвозмездности" налогового платежа, поскольку задолженность в ТДФ погашается без несения плательщиком реальных затрат по уплате налогов.


Единственно возможная форма уплаты налогов


Обстоятельства, с которыми закон связывает прекращение обязанностей по уплате налога или сбора, установлены в п.3 ст.44 НК РФ. Одним из них является уплата налога или сбора.

Одновременно с этим НК РФ закрепляет единственно возможную форму уплаты налога - денежную (ст.8, п.3 ст.58, п.2 ст.45 НК РФ). В этой связи отметим, что фискальные органы неоднократно информировали налогоплательщиков о недопустимости неденежных форм расчетов по налогам (Письмо МНС и Минфина РФ от 29 декабря 1999 г. N ВВ-6-09/1062, 03-07-21/133), а также определяли условия привлечения руководителей УМНС по субъектам РФ к персональной ответственности за заключение соглашений о проведении неденежных расчетов по налогам (Письмо МНС РФ от 20 марта 2000 г. N АС-6-09/203). В ряде документов обращалось внимание на противоречие нормативных правовых актов, допускающих неденежные формы уплаты налогов, законодательству о налогах и сборах РФ (Письмо МНС и Минфина РФ от 8 сентября 2000 г., 25 августа 2000 г. N БГ-6-09/723, 83н).

Вместе с тем было время (а именно до 29 декабря 1999 года), когда налоговые органы учитывали поступавшие в бюджеты субъектов РФ и местные бюджеты суммы неденежных расчетов в счет уплаты регулирующих налогов. Одной из форм таких расчетов было товарное возмещение налоговых платежей, осуществлявшееся путем поставки недоимщиками материалов, оборудования, работ и прочего в адрес финансируемых из бюджета предприятий и организаций.

Механизм предоставления товарного возмещения путем поставки недоимщиками материалов (оборудования, работ, услуг и пр.) в адрес финансируемых из Федерального дорожного фонда предприятий дорожного хозяйства регламентировался Временным порядком погашения задолженности предприятий и организаций по налогам в Федеральный дорожный фонд Российской Федерации, утвержденным Приказом ФДС РФ от 24 декабря 1998 г. N 504 (далее - Порядок).

Пунктом 2 Порядка устанавливалось, что товарному возмещению подлежали только задолженности по платежам в Федеральный дорожный фонд РФ.

В этой связи Федеральная дорожная служба РФ И МНС РФ неоднократно подчеркивали, что действие Порядка не распространяется на уплату текущих платежей по налогам, а также на погашение задолженностей по штрафам за нарушение налогового законодательства и пеням (Письмо ФДС и МНС РФ от 19 января 1999 г. N ФДС-22/191, от 15 января 1999 г. N ВГ-6-07/39 "О погашении задолженности предприятий по налогам в Федеральный дорожный фонд РФ", Письмо ФДС и МНС РФ от 18 июня 1999 г. N ФДС-15/2189, АП-6-10/501 "О погашении задолженности предприятий по налогам в Федеральный дорожный фонд РФ").

Таким образом, недоимки по платежам в территориальные дорожные фонды, в принципе, не могли погашаться путем товарного возмещения в порядке, установленном Приказом N 504 (при том, что сам механизм товарного возмещения налогов не имел должной правовой основы).


Зачет в понимании гражданского законодательства


Зачет встречных требований представляет собой один из способов прекращения гражданско-правовых обязательств.

Согласно ст.410 ГК РФ обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил, не указан либо определен моментом востребования.

Встречность требований означает, что обязательства сторон взаимные, то есть состав их сторон совпадает и стороны одновременно участвуют в двух обязательствах, при том что кредитор в одном обязательстве - должник в другом.

Однородность предмета обязательства предполагает их одинаковый предмет (вещь, работу или действие, которые должник должен передать, выполнить или совершить в интересах кредитора). Чаще всего зачет применяется при прекращении денежных обязательств, хотя препятствия для прекращения обязательств с иным предметом исполнения нет.

Помимо этих условий, для зачета также необходимы наступление срока исполнения по обоим требованиям и допустимость требований (требования не должны относиться к тем, зачет по которым не допустим, - ст.411 ГК РФ).

Таким образом, суть гражданско-правового института зачета встречных требований состоит в том, что обязательства, возникшие из гражданско-правовых отношений, могут быть полностью или частично прекращены зачетом встречных однородных требований.


Зачет в понимании налогового законодательства


В налоговом законодательстве термин "зачет" был впервые закреплен на уровне федерального закона со вступлением в силу части первой НК РФ.

В п.2 ст.45 НК РФ, посвященной порядку исполнения обязанностей налогоплательщиков, устанавливалось общее правило, согласно которому обязанность по уплате налога считается исполненной с момента предъявления налогоплательщиком в банк поручения на уплату налога при наличии достаточного денежного остатка на счете (а при уплате налогов наличными денежными средствами - с момента внесения денежной суммы в банк или кассу органа местного самоуправления либо предприятию связи).

Одновременно с этим определялся факультативный способ исполнения обязанностей налогоплательщика: обязанность по уплате налогов считается исполненной после вынесения налоговым органом или судом в порядке, установленном ст.78 НК РФ, решения о зачете излишне уплаченных или излишне взысканных сумм налогов.

Таким образом, приведенная норма свидетельствует о том, что понятие "зачет" используется в налоговом законодательстве при определении одного из способов исполнения обязанности по уплате налога, но только лишь как зачет излишне уплаченных или излишне взысканных сумм налога. Поэтому для проведения зачета в понимании налогового закона необходим факт переплаты налога в бюджет (внебюджетный фонд) либо факт взыскания налоговым органом обязательных платежей в сумме большей, чем это необходимо.

Процедура проведения такого зачета установлена ст.78 НК РФ. Зачет излишне уплаченных или излишне взысканных сумм налогов осуществляется по решению налогового органа на основании письменного заявления налогоплательщика. Заметим, что сумма излишне уплаченного или неправильно взысканного налога может быть направлена как на исполнение обязанностей по уплате налогов или сборов, так и на уплату пеней, погашение недоимки, если эта сумма направляется в тот же бюджет (внебюджетный фонд), в который была направлена излишне уплаченная сумма налога. Зачет производится, если иное не установлено НК, по месту учета налогоплательщика без начисления процентов на эту сумму, если иное не установлено ст.78 НК.

Таким образом, зачет в понимании НК возможен, если:

налогоплательщик имеет излишне уплаченные либо неправильно взысканные суммы налоговых платежей или пеней;

у него есть недоимки по платежам, причитающимся зачислению в тот же бюджет или внебюджетный фонд;

налоговый орган либо суд вынес решение о проведении зачета в порядке, установленном ст.78 НК.

Резюмируя сказанное, можно заключить, что зачет в понимании налогового законодательства является специальной формой исполнения обязанностей по уплате налогов или сборов, но только лишь как зачет излишне уплаченных или излишне взысканных сумм налога.


Применение зачета как способ прекращения гражданско-правовых обязательств в налоговых отношениях


Как было отмечено ранее, основная цель налогового зачета - погашение долгов недоимщиков перед бюджетом (внебюджетным фондом) и долгов бюджета (внебюджетного фонда) перед получателями соответствующего финансирования. В условиях неплатежей подобные операции вполне оправданы экономически, тогда как формально не соответствуют нормам законодательства.

Главное противоречие состоит в том, что в основу построения налоговых зачетов, в рамках которых осуществляется прекращение обязательств, возникших из налоговых и финансовых правоотношений, положен гражданско-правовой институт зачета взаимных требований. Между тем соответствующее отраслевое законодательство не только не упоминает о возможности применения к регулируемым отношениям данного гражданско-правового института, а, более того, самостоятельно использует термин "зачет", придавая ему совершенно иное значение.

Очевидно, что для применения в налоговых отношениях зачета в гражданско-правовом смысле необходимо наличие между сторонами налоговых отношений взаимных требований, отвечающих названным выше условиям. Между тем целый ряд обстоятельств свидетельствует о том, что в отношениях, регулируемых законодательством о налогах и сборах, таких требований не может быть в принципе, а само использование гражданско-правовых институтов в отношениях, основанных на принципе власти и подчинения одной стороны другой, без специального разрешения на то неправомерно.

Во-первых, зачет встречных требований, равно как и иные гражданско-правовые институты, к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым, применяется, если иное не предусмотрено законодательством (п.3 ст.2 ГК РФ). Поэтому для того чтобы положения гражданского законодательства применялись к налоговым и иным отношениям, необходимо указание об этом в соответствующем законодательстве.

Однако законодательство РФ о налогах и сборах, состоящее из НК РФ и принятых в соответствии с ним федеральных законов, не допускает возможности прекращения обязанностей по уплате налогов путем проведения зачета в том смысле, который ему придает гражданское законодательство.

Во-вторых, перечень способов исполнения обязанностей по налоговым платежам, предусмотренный ст.45 НК РФ, является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию. При этом налогоплательщикам не предоставлено право избирать какие-либо иные способы исполнения этой обязанности, а налоговым органам - право вводить такие способы.

В-третьих, понятие зачета используется в НК при определении одного из способов исполнения обязанности по уплате налога в случае переплаты либо излишнего взыскания сумм налога. При этом ст.11 НК РФ предусмотрено, что используемые в Кодексе институты, понятия и термины гражданского и иных отраслей законодательства РФ применяются в том значении, в котором они используются в этих отраслях, если иное не установлено Кодексом.

Поскольку НК РФ не употребляет термин "зачет встречных требований", не допускает возможность применения этого института в налоговых отношениях, а использует его, придавая совершенно иной смысл, прекращение публично-правовой обязанности по уплате налога способом, установленным для прекращения гражданско-правовых обязательств, противоречит закону.

В-четвертых, возможность проведения налоговых зачетов установлена федеральными и региональными актами представительных, а в ряде случаев - исполнительных органов власти. Поскольку НК РФ, обладающий по отношению к этим актам большей юридической силой, прекращение налоговых обязательств путем взаимозачета не допускает, то можно говорить о противоречии этих актов нормам Кодекса.

Согласно п.1 "и" ст.72 Конституции РФ установление общих принципов налогообложения и сборов в РФ находится в совместном ведении РФ и ее субъектов. В соответствии же с п.5 ст.76 Конституции РФ законы и иные нормативные акты субъектов РФ не могут противоречить федеральным законам, принятым по предметам, в том числе совместного ведения РФ и ее субъектов. При возникновении противоречия действует федеральный закон.

Статья 6 НК определяет обстоятельства, при наличии хотя бы одного из которых нормативные акты о налогах и сборах могут быть признаны в судебном порядке не соответствующими НК РФ. Так, нормативный правовой акт может быть признан не соответствующим НК РФ, если он, в частности, изменяет установленное НК РФ содержание обязанностей участников налоговых отношений; разрешает или допускает действия, запрещенные НК; изменяет установленные НК РФ основания, условия, последовательность или порядок действий участников налоговых отношений; изменяет содержание понятий и терминов, определенных в НК РФ, либо используют эти понятия и термины в ином значении; иным образом противоречит общим началам и (или) буквальному смыслу конкретных положений НК РФ.

Поскольку в ряде регионов возможность проведения налоговых зачетов допускалась исполнительными органами власти, заметим, что в силу п.1 ст.4 НК федеральные органы исполнительной власти, органы исполнительной власти субъектов РФ, исполнительные органы местного самоуправления, органы государственных внебюджетных фондов могут издавать нормативные правовые акты по вопросам, связанным с налогообложением и сборами, только в предусмотренных законодательством о налогах и сборах случаях. Причем эти акты не могут изменять или дополнять законодательство о налогах и сборах.

Наконец, в-пятых, взаимозачеты, проводимые третьими лицами по налоговым обязательствам налогоплательщиков, в настоящее время не соответствуют также Бюджетному кодексу РФ, нормы которого регулируют правоотношения между бюджетами (внебюджетными фондами) и получателями соответствующего финансирования. В соответствии с п.1 ст.235 БК РФ в случае установления встречных обязательств перед бюджетом и получателем бюджетных средств возможно проведение зачета денежных средств (исключительно при условии наличия задолженности получателя бюджетных средств по платежам в бюджет). При этом положения данной статьи не распространяются на зачет налогов и сборов, подлежащих уплате в бюджет в соответствии с НК РФ и иными актами о налогах и сборах (п.3 ст.235 БК РФ).

Таким образом, действующее налоговое и гражданское законодательство не создает правовой основы для осуществления так называемых налоговых зачетов способом, установленным для прекращения гражданско-правовых обязательств. Поэтому их проведение следует считать противоречащим действующему законодательству, а сами сделки рассматривать как недействительные (ничтожные) в силу ст.168 ГК РФ.

Обратим внимание, что Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в постановлении от 23 января 2001 г. по делу N А05-7557/00-356/4 также посчитал, что соглашения о налоговых зачетах являются ничтожными сделками по причине их направленности на нарушение норм налогового законодательства, а именно ст.8 и 45 НК РФ.


Практические последствия


Попытаемся применить приведенные теоретические доводы к описанной ситуации, по условиям которой с помощью гражданско-правового института прекращения обязательств одновременно погашаются обязательства, возникшие из разных областей правового регулирования: налоговой, бюджетной и гражданско-правовой. Более того, при наличии у ТДФ требования к Комбинату в рамках налоговых отношений у Комбината к Фонду корреспондирующих требований нет вообще. Поясним сказанное.

Обязательства между недоимщиком (Комбинатом) и ТДФ, связанные с уплатой налоговых платежей, обусловлены обстоятельствами, с появлением которых закон связывает возникновение обязанностей налогоплательщика (п.2 ст.44 НК РФ):

- обязательства между ТДФ и дорожной организацией - обстоятельствами, связанными с правом получателя бюджетных (внебюджетных) средств на получение соответствующих ассигнований (финансирования) в соответствии с бюджетной (внебюджетной) росписью на соответствующий год (ст.162 БК РФ);

- обязательства между дорожной организацией и Комбинатом - обстоятельствами по поставке согласно заключенному договору купли-продажи Комбинатом необходимой дорожной организации продукции.

Таким образом, хотя Комбинат и ТДФ связаны налоговыми правоотношениями, они не имеют по отношению друг к другу требований, отвечающих признакам однородности и взаимности в понимании гражданского законодательства.

Между тем стороны зачетной схемы закрывают на этот факт глаза и искусственно создают ситуацию, при которой Комбинат становится кредитором ТДФ. Для этого используется долг дорожной организации по оплате поставленной Комбинатом продукции, с целью погашения которого организация передает Комбинату имеющееся у нее право требования к ТДФ, связанное обязательствами Фонда финансировать работы, выполняемые ею для дорожного хозяйства области. Иными словами, Комбинат и дорожная организация заключают соглашение, по которому организация вместо оплаты поставленной продукции передает Комбинату право требования к ТДФ, вследствие чего Фонд становится должником Комбината.

Между тем стороны не учитывают то обстоятельство, что институт уступки права требования также регулируется гражданским законодательством, которое в силу отсутствия специального указания к бюджетно-финансовым отношениям не применяется. Кроме того, необходимо помнить о содержащемся в ст.383 ГК РФ запрете на передачу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора. Поскольку право требования финансирования основано на совершенно особых правовых отношениях, оно вряд ли может быть передано третьему лицу как неразрывно связанное с личностью кредитора - получателя бюджетного (внебюджетного) финансирования.

Другим вариантом, при котором налогоплательщик может стать кредитором ТДФ, является уступка ТДФ дорожной организации права требования к Комбинату по уплате причитающихся налоговых платежей. Однако такая операция в равной степени не будет согласовываться с действующим законодательством, поскольку отношения, основанные на властном подчинении одной стороны другой, не могут быть предметом уступки права требования (п.14 Письма Президиума ВАС РФ от 17 июня 1996 г. N 5).

Между тем даже если допустить возможность первого варианта появления у Комбината прав кредитора по отношению к ТДФ, то зачет денежных требований между ним и внебюджетным фондом все равно не может считаться правомерным.

Зачет как способ прекращения обязательств установлен ст.410 ГК РФ. Гражданское право базируется на принципе равенства участников гражданских отношений, в то время как основным началом в сфере регулирования административных, финансовых и налоговых отношений является принцип власти и подчинения одной стороны другой, такое равноправие исключающий.

По общему правилу, установленному п.3 ст.2 ГК РФ, гражданское законодательство к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой (в том числе к налоговым), не применяется, если иное не предусмотрено законодательством. Таким образом, для применения норм ГК РФ к налоговым отношениям необходимо указание об этом в налоговом законодательстве.

Поскольку НК РФ не употребляет термин "зачет встречных однородных требований", не допускает возможность применения этого института в налоговых отношениях, а использует его, вкладывая совершенно иной смысл, можно заключить, что прекращение публично-правовой обязанности по уплате налога способом, установленным для прекращения гражданско-правовых обязательств, противоречит закону.

Таким образом, действующее налоговое и гражданское законодательство не создает правовой основы для осуществления так называемых налоговых зачетов, в связи с чем их проведение следует считать противоречащим действующему законодательству, а сами сделки в силу ст.168 ГК РФ рассматривать как недействительные (ничтожные).


Налоговые последствия


Как было отмечено выше, взаимозачет разноплановых требований влечет для его сторон множество неблагоприятных как гражданско-правовых, так и налоговых последствий. В приведенном примере одним из таких последствий явился отказ налогового органа принять к зачету в счет погашения недоимок в ТДФ суммы НДС, на которую была увеличена стоимость поставляемой Комбинатом для их погашения продукции.

В этой связи говорить о том, насколько прав налоговый орган, арбитражный суд и иные стороны, заинтересованные в решении данной проблемы, нельзя. Каждая из высказываемых по данному поводу точек зрения имеет право на существование, поскольку является мнением о налоговых последствиях сделок, которые не только не предусмотрены законом, но и вступают с ним в прямое противоречие.

Поскольку возникновение объектов налогообложения обусловливается фактическими (экономическими), а не формальными (юридическими) обстоятельствами, есть несколько вариантов возможных налоговых последствий налоговых зачетов, каждый из которых неоднозначен и имеет свои недостатки.

Одним из них является вариант, предложенный областным арбитражным судом, рассматривавшим спор между Комбинатом, дорожной организацией и ТДФ. Логика рассуждений суда, по всей видимости, была такова.

Согласно п.1 ст.7 Закона РФ от 6 декабря 1991 г. N 1992-1 о НДС реализация товаров (работ, услуг) производится по ценам (тарифам), увеличенным на сумму НДС, которая в первичных учетных и расчетных документах выделяется отдельной строкой.

Поскольку НДС является косвенным налогом и взимается в процессе расходования материальных ресурсов, он, хотя и перечисляется в бюджет продавцом товаров, фактически оплачивается его покупателем, поскольку включается в стоимость приобретаемого товара. Это означает, что фактически плательщиком НДС является конечный потребитель товара (покупатель), в связи с чем вырученная продавцом сумма складывается из стоимости товара и добавленной к ней суммы НДС.

Соответственно сумма, на которую увеличивается стоимость товара, изначально считается суммой налога, причитающейся к дальнейшей уплате в бюджет, для чего и выделяется отдельной строкой в первичных учетных и расчетных документах. Тот факт, что сумма налога перечисляется покупателем не в бюджет, а продавцу, не может служить основанием для отнесения ее к выручке продавца, поскольку Закон установил именно такой порядок уплаты налога в бюджет.

Таким образом, поскольку оплачиваемая продавцу сумма налога является собственностью бюджета и должна быть перечислена ему в установленные Законом о НДС сроки, продавец не вправе распоряжаться ею иным образом, в том числе и проводить с учетом ее взаимозачетные сделки.

Между тем вполне обоснованные выводы арбитражного суда не доведены до логического завершения, так как суд не рассмотрел вопрос о сумме налога, на которую (в силу прямого указания в Законе о НДС) Комбинат был обязан увеличить стоимость реализуемой продукции.

В обычных условиях (если бы должником недоимщика был самостоятельно хозяйствующий субъект) эта сумма налога была бы оплачена продавцу в составе покупной стоимости продукции. И если бы стороны прекратили свои обязательства зачетом встречных требований, то НДС был бы включен в сумму зачета (см. постановление Конституционного Суда РФ от 20 февраля 2001 г. N 3-П "По делу о проверке конституционности абзацев второго и третьего пункта 2 статьи 3 Федерального закона "О налоге на добавленную стоимость" в связи с жалобой закрытого акционерного общества "Востокнефтересурс").

Однако суд не определил, изменяются ли общие правила расчетов по НДС в случае, когда стороной обязательства становится публично-правовой субъект. Также остался нерассмотренным вопрос о правомерности возникновения такой ситуации в принципе.

Если в совершенных сделках суд в принципе не усмотрит противоречия нормам законодательства и посчитает, что порядок уплаты налога не изменяется, то в зависимости от того, как оформлен взаимозачет, суд должен решить вопрос об уплате недоимщику обязанным ему лицом сумм НДС в размере незачтенных платежей в территориальный дорожный фонд. При этом таким лицом может оказаться и сам ТДФ.

Если же суд сочтет сделки ничтожными, применит последствия их недействительности, то у Комбината-налогоплательщика будут все основания требовать уплаты налога от дорожной организации, с которой у него возникли договорные отношения по поставке продукции. Однако в обоих случаях необходимо помнить об обязанности недоимщика уплатить пени на сумму непогашенной недоимки в соответствующий фонд, равную сумме НДС.

Подводя итог анализу мероприятий, получивших название налоговых зачетов, хотелось бы дать налогоплательщикам единственную рекомендацию - прежде чем принимать участие в зачетах по налоговым обязательствам, проанализируйте всю совокупность правовых проблем, связанных с их проведением, и реально оцените степень риска наступления неблагоприятных последствий, от которых вас никто и ничто не сможет защитить.


Ю. Камфер,

эксперт "АКДИ ЭЖ"


Бухгалтерское приложение к газете "Экономика и жизнь", выпуск 23, июнь 2001 г.


-------------------------------------------------------------------------

* Суть зачетных схем состоит в том, что недоимщик вместо уплаты налогов денежными средствами осуществляет поставку товаров, выполнение работ или оказание услуг, причем не в соответствующий бюджет или внебюджетный фонд, а в адрес получателя финансирования из этого бюджета или внебюджетного фонда. Интерес получателя связан с тем, что он нуждается в финансировании из бюджета (внебюджетного фонда) для приобретения именно тех товаров, работ или услуг, которыми располагает недоимщик. Вследствие совершаемой сделки недоимщик приобретает в лице получателя бюджетного (внебюджетного) финансирования должника, который в свою очередь имеет право требования к тому бюджету (внебюджетному фонду), которому задолжал недоимщик. С целью возникновения у недоимщика прав кредитора по отношению к данному бюджету получатель финансирования передает ему это право требования в качестве оплаты за поставленный товар, выполненную работу или оказанную услугу. В итоге складывается ситуация, при которой недоимщик является должником бюджета (внебюджетного фонда) по уплате налоговых платежей, а этот бюджет - должником недоимщика по оплате поставленного товара, выполненной работы или оказанной услуги в адрес кредитора бюджета (внебюджетного фонда). Завершающим этапом налогового зачета является заключение сторонами соглашения о взаимозачете, которым стороны прекращают возникшие по отношению к друг другу обязательства.



Предлагаемый материал содержится в еженедельнике "Бухгалтерское приложение к газете "Экономика и жизнь". Газета зарегистрирована в Министерстве печати и массовой информации РФ, регистрационный N 1065. E-mail редакции "Бухгалтерского приложения" - buhgalt@akdi.ru.


Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.