Судейская беспристрастность и социальный контроль за судом (В. Лебедев, "Российская юстиция", N 7, июль 2001 г.)

Судейская беспристрастность
и социальный контроль за судом


Правосудие является наиболее надежным и цивилизованным способом разрешения возникающих в обществе конфликтов, защиты прав и свобод граждан, интересов гражданского общества и государства. Право на справедливое судебное разбирательство признается за каждым человеком и гражданином. Статья 6 европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод гласит: "Каждый имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона".

Аналогичное право провозглашено во Всеобщей декларации прав человека (ст.10), а также закреплено в ст.14 Международного пакта о гражданских и политических правах.

В российском праве беспристрастность рассматривается в качестве одного из важнейших условий обеспечения объективного, непредвзятого и всестороннего рассмотрения дела и вынесения по нему справедливого и обоснованного решения.

Очевидна органическая связь понятий "беспристрастный" и "справедливый", ибо беспристрастный - чуждый пристрастию, т.е. беспристрастность является важной предпосылкой справедливости.

Проблема беспристрастности судьи может быть решена посредством соблюдения ряда условий объективного и субъективного свойства. К числу объективных условий следует отнести последовательное обеспечение государством принципа разделения властей, гарантирующего самостоятельность судебной власти, независимость судьи при осуществлении правосудия, создание реальных условий такой независимости. Для этого должна существовать достаточная законодательная основа. В Российской Федерации законодательное решение вопросов независимости судей, как представляется, соответствует высоким мировым стандартам, о чем свидетельствуют нормы, содержащиеся в Конституции РФ, законах "О статусе судей в Российской Федерации" и "О судебной системе Российской Федерации". Так, ст.120 Конституции РФ провозглашает независимость судей и подчинение их только Конституции РФ и федеральному закону. Развивая эти положения, федеральные законы указывают такие гарантии независимости, как несменяемость судьи, его неприкосновенность, обеспечение возможности полного и независимого осуществления правосудия посредством финансирования судов только из федерального бюджета.

В отличие от объективных условий, связанных с внутренней организацией системы правосудия, субъективные критерии беспристрастности судьи определяются его личными качествами, поведением в судебном разбирательстве и за его пределами. Предполагается, что судья беспристрастен, оценивает доказательства по делу в соответствии с внутренним убеждением, непредвзято. Вместе с тем предпосылки надлежащего поведения судьи заложены в ряде законодательных актов. В п.2 ст.3 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации" указано: "Судья при исполнении своих полномочий, а также во внеслужебных отношениях должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности".

Судья, впервые избранный на должность, приносит в торжественной обстановке присягу следующего содержания: "Торжественно клянусь честно и добросовестно исполнять свои обязанности, осуществлять правосудие, подчиняясь только закону, быть беспристрастным и справедливым, как велят мне долг судьи и моя совесть" (п.1 ст.8 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации"). Кодекс чести судьи Российской Федерации предписывает ему избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти. В частности, воздерживаться от личных, финансовых и деловых связей, которые дают основание сомневаться в его беспристрастности при рассмотрении конкретных дел. Не должно быть и таких ситуаций, когда супруг или родственники судьи извлекают какую-то выгоду благодаря своей близости к служителю правосудия, "неформально" представляют интересы какой-либо из сторон в процессе.

Судья не вправе быть депутатом, принадлежать к политическим партиям и движениям, осуществлять предпринимательскую деятельность, а также совмещать работу в должности судьи с другой оплачиваемой работой, кроме научной, преподавательской, литературной и иной творческой деятельности.

Все судьи Российской Федерации обладают единым статусом и различаются между собой только полномочиями и компетенцией. Особенности правового положения отдельных категорий судей определяются федеральными законами.

Российское уголовно-процессуальное законодательство, учитывая возможность заинтересованности судьи в исходе дела либо предвзятости, порожденной какими-либо обстоятельствами конкретного дела, предусмотрело институт отвода судей по инициативе участников процесса либо по инициативе самих судей. Принципиальный подход российского законодательства к обстоятельствам, исключающим возможность участия судьи в рассмотрении конкретного дела, совпадает с подходом Европейского Суда по правам человека к этой проблеме. В определенной мере под влиянием толкования понятия беспристрастности суда, которое содержится в ряде решений Европейского Суда, в ст.60 УПК РСФСР было внесено дополнительное обстоятельство, исключающее участие судьи в рассмотрении дела, а именно: проверка судьей законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей. В п.9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 г. "О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей" содержится положение: "Проверяя законность и обоснованность ареста или продления срока содержания под стражей, судья не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности содержащегося под стражей лица в инкриминируемом ему преступлении". Тем не менее оценка судьей законности и обоснованности ареста предполагает проверку наличия доказательств, указывающих на обвиняемого (подозреваемого) как на лицо, совершившее преступление. Принимая во внимание, что это может отразиться на объективности и беспристрастности судьи при рассмотрении уголовного дела по существу, законодатель включил указанное обстоятельство в число тех, которые препятствуют участию судьи в рассмотрении дела по существу.

Согласно закону судья не может участвовать в рассмотрении дела, если является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком, свидетелем, а также если он участвовал в данном деле в качестве эксперта, специалиста, переводчика, лица, производившего дознания, следователя, обвинителя, защитника, законного представителя обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика. Судья не может участвовать в деле, если является родственником перечисленных выше лиц, а также когда имеются иные обстоятельства, дающие основание считать, что он прямо или косвенно заинтересован в этом деле.

В ходе судебной реформы значительно расширился предмет судебного контроля на стадии предварительного расследования преступлений. Основываясь на ст.46 Конституции РФ, Конституционный Суд РФ признал право обвиняемых и потерпевших на обжалование в суд таких действий и решений, как отказ в возбуждении уголовного дела, приостановление и прекращение уголовного дела, продление срока предварительного следствия, наложение ареста на имущество, денежные средства и некоторые другие. В связи с этим актуализировался вопрос о возможности судьи, разрешающего жалобы на указанные действия и решения, принимать участие в рассмотрении уголовного дела по существу в случае его поступления в суд.

Мы внимательно следим за практикой Европейского Суда по этой проблеме. Полагаем, что общая концепция, которая выработана Европейским Судом, не является формальной и выводы зависят от того, какие именно действия и решения и в каком объеме предпринимал судья, осуществляя судебный контроль на стадии предварительного следствия. Например, как предыдущее участие в деле можно рассматривать дачу санкции на обыск, который может иметь место, если имеются достаточные основания полагать, что в каком-либо помещении или ином месте, или у какого-либо лица находятся орудие преступления, предметы и ценности, добытые преступным путем, а также другие предметы и документы, которые могут иметь значение для дела. Однако думается, что одно только санкционирование обыска не должно влечь устранение судьи от последующего участия в производстве по делу.

Конечно, было бы желательно предусмотреть в штате судов специальных судей, наделенных полномочиями по контролю за ограничением конституционных прав граждан на стадии предварительного расследования и разрешению жалоб на незаконные действия должностных лиц в этой стадии процесса. Но и при реальных возможностях мы исходим из того, что уровень требований к беспристрастности судьи, выработанный прецедентами Европейского Суда, в нашей стране снижен быть не может. Более того, мы стремимся к его повышению.

Позиция, согласно которой предыдущее участие в судопроизводстве должно расцениваться как обстоятельство, устраняющее судью от дела, заставляет задуматься и о возможности судьи вышестоящего суда, рассматривающего жалобы на промежуточные решения суда первой инстанции, участвовать в рассмотрении этого дела в кассационном и надзорном порядке. По правилам, принятым практически во всех западных правовых системах, судья, разрешающий вопросы наличия обстоятельств, влекущих прекращение либо приостановление производства по делу, достаточности доказательств для рассмотрения дела в судебном заседании, о подсудности (т.е. аналогичные содержащимся в ст.222 УПК РСФСР), не может принимать участие в рассмотрении дела по существу. Особенно если речь идет о достаточности доказательств для рассмотрения дела в судебном заседании. Это во многом охватывается понятием наличия "особо обоснованного подозрения", что согласно концепции Европейского Суда может исключать участие судьи в рассмотрении уголовного дела по существу.

Важной гарантией беспристрастного поведения судьи и принятия справедливых решений служит социальный контроль в условиях гласности (открытости) судебного разбирательства. Публичный характер правосудия, обеспечивающий его наглядность и способствующий контролю со стороны общества, имеет и то достоинство, что стимулирует судью контролировать свое поведение, соблюдать нормы закона, достойно "играть" роль судьи. Судья, будучи справедливым по сути, своим поведением в открытом гласном процессе должен подтверждать это качество. Суд над человеком предполагает его право быть услышанным судьей и согражданами, право объяснить им суть своих поступков и рассчитывать на понимание. В обстановке гласности значительно снижается вероятность осуждения невиновного или назначения ему несоразмерно сурового наказания. Все международные нормы, касающиеся осуществления правосудия, указывают на гласность как непременный элемент его справедливости.

Публичность (гласность, открытость) судебного разбирательства направлена на защиту сторон от тайного правосудия, не подпадающего под контроль общественности, и она также является одним из средств сохранения доверия к судам всех уровней. Часть 1 ст.123 Конституции РФ гласит: "Разбирательство во всех судах открытое. Слушание дела в закрытом судебном заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом".

Возможность проведения закрытых судебных заседаний предусмотрена и международными нормами, причем в более широком объеме, нежели в российском законодательстве. Статья 18 УПК разрешает проводить закрытое судебное разбирательство, когда необходимо предотвратить разглашение государственной тайны, по делам о преступлениях лиц, не достигших шестнадцатилетнего возраста, половых преступлениях, а также по другим делам в целях неразглашения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц. При этом приговоры и решения суда во всех случаях провозглашаются публично.

Вместе с тем согласно ч.1 ст.6 европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод: "Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на все судебные разбирательства или часть его по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, а также если это требуется в интересах несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон или - в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо - при особых обстоятельствах, когда публичность нарушала бы интересы правосудия". Нетрудно заметить, что приведенная норма предусматривает более широкий круг оснований, позволяющих проводить закрытое судебное заседание, чем российское процессуальное законодательство. В отечественной судебной практике уже встречаются случаи, когда судебные заседания проводятся в закрытой форме, например, по той причине, что свидетели или потерпевшие испытывают страх при даче показаний в присутствии публики. При этом судьи прямо ссылались на ст.6 европейской Конвенции, в которой говорится о возможности закрытого слушания, "когда публичность нарушала бы интересы правосудия".

Представляет интерес и позиция Европейского Суда, согласно которой п.1 ст.6 европейской Конвенции позволяет любому лицу отказаться от своего права на публичное судебное разбирательство. Отказ должен быть заявлен по собственной воле и "недвусмысленным образом". Вместе с тем он не обязателен для суда и "национальные судьи имеют определенные дискреционные полномочия в этом вопросе и могут не принять такой отказ, если слушание дела при закрытых дверях противоречит общественным интересам".

Действительно, при решении вопросов гласности, открытости порой сталкиваются два защищаемых законом интереса - личный и общественный. Достаточно часто личный, а иногда и профессиональный, коммерческий интересы требуют конфиденциальности, а общественный - открытости. Конституция РФ гарантирует гражданам защиту их достоинства, неприкосновенности частной жизни (что значительно шире интимной жизни, защищаемой УПК и ГПК), запрещает использование информации о частной жизни лица без его на то согласия, разрешает ограничивать права и свободы граждан федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Отсюда можно сделать вывод, что соблюдение гарантированных прав и свобод человека при открытом слушании уголовных и гражданских дел - уже не этический, а правовой элемент. А потому, на наш взгляд, необходимо предусмотреть в процессуальном законодательстве право сторон ходатайствовать перед судом о слушании дела в закрытом судебном заседании и установить круг оснований, позволяющих суду провести закрытое судебное заседание и в случаях, наиболее приближенных к требованиям норм международного права.

Исходя из приоритетности интересов личности перед интересами общества и государства, вероятно, следует в большей мере учитывать, что правосудие, в особенности по уголовным делам, - это особая область общественных отношений, применительно к которой и Конституция РФ, и международные нормы допускают отступление от общих правил в пользу защиты от вмешательства в личную и семейную жизнь. Задача это непростая, поскольку, разрешая конфликт между личными и общественными интересами, приходится учитывать не только конкретные обстоятельства дела, но и противоречивые интересы сторон.

Обращает на себя внимание то, что, регламентируя вопросы гласности судебного разбирательства, международные нормы говорят лишь о присутствии представителей прессы и публики. Что же касается расширенного толкования, допускающего возможность применения фото-, кино-, видеосъемки, то это отдается, очевидно, на усмотрение каждого отдельного государства. Подобная позиция вполне понятна, поскольку многие европейские государства традиционно не допускают такой возможности. С их точки зрения, это несовместимо с достоинством и интересами правосудия. Российское законодательство может занять по этому вопросу и иную позицию. Однако, на наш взгляд, следует все же иметь в виду, что применение фото-, кино-, видеосъемки с целью широкой трансляции полученной таким образом информации затрагивает не только интересы правосудия, но и интересы участвующих в деле сторон. Поэтому представляется правильной сложившаяся практика, когда это допускается в каждом конкретном случае с разрешения председательствующего и с учетом мнения сторон.

В ходе судебной реформы многие аспекты проблем судейской беспристрастности, обеспечения открытости судопроизводства и гласности уже получили свое разрешение. Работа в этом направлении продолжается как посредством дальнейшего совершенствования законодательства, так и путем формирования судебной практики с тем, чтобы они полнее соответствовали современным международным стандартам и в максимальной степени обеспечивали защиту прав и свобод человека и гражданина.


В. Лебедев,

председатель Верховного Суда РФ,

доктор юридических наук, профессор


"Российская юстиция", N 7, июль 2001 г.



Судейская беспристрастность и социальный контроль за судом


Автор


В. Лебедев - председатель Верховного Суда РФ, доктор юридических наук, профессор


"Российская юстиция", 2001, N 7, стр.2


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.