Уголовное дело и гражданский иск: вместе или порознь? (С. Милицин, Е. Попкова, "Российская юстиция", N 7, июль 2001 г.)

Уголовное дело и гражданский иск: вместе или порознь?


В последнее время наряду с привычными для многих специалистов, а по сути - "вечными проблемами" уголовного процесса, касающимися роли суда, состязательности сторон, допустимости доказательств и т.д., в сферу полемики попадают даже те институты судопроизводства, которые в течение многих лет казались незыблемыми. Былая бесспорность их существования постепенно начинает подвергаться сомнению, и, спустя некоторое время после начала широкого обсуждения того или иного процессуального феномена, становится очевидным, что количество сторонников его дальнейшего применения в отечественном уголовном судопроизводстве ничуть не больше противников.

Именно такая ситуация складывается в связи с весьма неоднозначной современной практикой рассмотрения гражданских исков в уголовных процессах и разноречивыми попытками ее объяснения. На страницах юридических изданий стали появляться высказывания, авторы которых выступают за ликвидацию этого института. Одно из таких выступлений - статья В. Бозрова "Гражданский иск в уголовном процессе неуместен" (Российская юстиция. 2001. N 5).

Выдвигаемые при этом основные аргументы правового характера таковы: производство по гражданскому иску не соответствует природе, сущности уголовного процесса, направленного на реализацию уголовной ответственности или освобождение от нее в установленных законом случаях; такое производство, как и любое другое рассмотрение гражданско-правового спора, должно основываться на презумпции виновности, при которой каждая из сторон обязана доказывать те обстоятельства, на которые ссылается (ст. 50 ГПК РСФСР), в то время как уголовное судопроизводство базируется на презумпции невиновности обвиняемого и органы уголовного судопроизводства не вправе перелагать на него обязанность доказывания (ст.20 УПК РСФСР); процедура рассмотрения гражданского иска вместе с уголовным делом требует более полной правовой регламентации (что затруднительно с точки зрения законодательной техники) либо вынуждает суд использовать по аналогии нормы гражданского процессуального права (что недопустимо или по крайней мере нежелательно).

В подтверждение своей позиции ее сторонники приводят многочисленные статистические данные о рассмотрении гражданских исков в уголовных делах, характеризующиеся невысоким процентом рассмотренных исков и большим количеством исков, переданных для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства, и т.д. Но так ли уж плохо обстоят дела с исковой формой защиты имущественных прав граждан и юридических лиц в уголовно-судебной практике? Что в действительности мешает рассмотрению исков о возмещении вреда, причиненного преступлениями, вместе с процедурой осуждения виновных? Насколько опасны для юридической практики те краеугольные теоретические расхождения, о которых упоминалось выше?

Начнем со статистики. Действительно, за последнее десятилетие заметно уменьшилось как общее количество гражданских исков, предъявленных в уголовных процессах, так и доля исков, рассмотренных вместе с уголовными делами. Оговоримся - мы отказываемся от попыток сравнения абсолютных размеров сумм исков как рассмотренных, так и переданных для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства в разные годы, которые ранее охотно использовались многими авторами. Полагаем, что из-за изменений в уровнях цен и по другим не юридическим, а экономическим причинам (деноминация, курсовые колебания рубля и т.д.) подобное сравнение заведомо некорректно. Кроме того, подсчеты не могут охватить все категории исков, подлежащих рассмотрению и удовлетворению при разбирательстве по уголовным делам (например, иски о возмещении ущерба, причиненного преступлением, путем возмещения в натуре).

Что кроется за этим явлением? Существует несколько причин, обусловливающих подобное положение. Во-первых, отметим перегруженность следователей (каким бы "общим местом" это не выглядело). Для них любые действия, так или иначе связанные с гражданским иском (разъяснение права на заявление иска и признание гражданским истцом или привлечение в качестве гражданского ответчика, принятие мер по обеспечению иска, ознакомление гражданского истца, ответчика и их представителей с материалами дела), - это прежде всего дополнительная работа, требующая дополнительных затрат времени и сил. А поскольку особого спроса в последнее время за нее нет, то и результаты неважные. Логика рассуждений следователей здесь достаточно проста: для того чтобы у следствия было поменьше забот, пусть потерпевшие заявляют иск в судебном заседании, все равно его разрешать суду, тем более что и закон относится к подобной практике равнодушно, допуская возможность заявления гражданского иска до начала судебного следствия по уголовному делу (ч.2 ст.29 УПК).

Но и судьи нередко без особого рвения знакомятся с материалами уголовных дел, касающимися гражданских исков. Изменения в обществе сказались самым непосредственным образом и на особенностях предъявления и рассмотрения гражданских исков вместе с осуждением виновных. В 60-80-х годах в уголовных делах преобладали сравнительно простые иски с небольшими размерами заявленных требований и "главным" гражданским истцом выступало государство - вспомним, например, о рассматривавшихся в то время практически в каждом уголовном деле по факту причинения вреда здоровью исках о возмещении затрат на лечение потерпевших в государственных медицинских учреждениях. Кстати, не совсем понятно, почему в настоящее время подобные иски практически не предъявляются медицинскими страховыми компаниями. Может быть, хлопот много, а реальное возмещение не так уж и велико? Теперь же в уголовных делах нередко встречаются иски о возмещении ущерба с размером требований, не только выражающимся числами со многими нулями, но и требующим серьезного экономического подхода, для точного подсчета которого необходимо больше времени, чем для исследования всех остальных материалов.

Еще одна причина передачи гражданских исков в уголовных делах для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства - все более утверждающаяся на местах специализация судей и деление их на рассматривающих только уголовные или только гражданские дела. Представляется, что это, безусловно, положительное явление имеет и отрицательную сторону - скрытое нежелание судей заниматься тем, что, исходя из "разделения труда", должны делать их коллеги. И хотя в 2000 году в Российской Федерации еще оставалось несколько сотен односоставных районных судов, судьи которых просто не в состоянии были передать кому-либо для рассмотрения гражданский иск, выделенный из уголовного дела, можно считать, что рассмотренные этими судами гражданские иски в уголовных процессах не меняют общей картины - современный судья нередко предпочтет передать сложный по доказыванию и расчетам гражданский иск своему коллеге, более привычному к хитросплетениям категорий гражданского законодательства, чем к кажущейся простоте Уголовного кодекса.

Действительно, трансформация некогда "социалистического" гражданского права в современную российскую "рыночную" цивилистику ознаменовалась заметным усложнением многих привычных правовых конструкций (в том числе и связанных с проблемой гражданских исков в уголовных делах). Большое количество разнообразных видов юридических лиц (включая иностранные и совместные предприятия), особенности участия предпринимателей без образования юридического лица и граждан в хозяйственных операциях усложняют и без того непростую ситуацию по уголовному делу. Иногда не только следователи, но и судьи делают ошибки, определяя, кто же в действительности должен выступать в качестве гражданского истца или ответчика.

Вероятно, можно отыскать и другие, не такие очевидные причины явно неудовлетворительного состояния практики рассмотрения гражданских исков вместе с уголовными делами. Но дело не в этом. Тенденция вырисовывается достаточно четко: ни следователи, ни судьи по большому счету не заинтересованы в сохранении этого института либо относятся к нему весьма безразлично. Но так ли уж он ненужен и неэффективен на самом деле? Могут ли вообще существовать вместе производство по гражданскому иску и производство по уголовному делу?

Обратимся к теории. Тезис о якобы имеющемся несоответствии между природой гражданского иска и "самой сущностью уголовного судопроизводства" обычно обосновывается соответствующими определениями, почерпнутыми из научной литературы.

К сожалению, в отечественной правовой науке отсутствует определение уголовного судопроизводства, однозначно воспринятое всеми или хотя бы большинством ученых. Любая из имеющихся дефиниций страдает типичными недостатками - неполнотой в описании определяемого феномена и излишней многословностью. Простой пример. Под обычно цитируемые определения уголовного процесса, в той или иной степени базирующиеся на тексте ст.2 УПК, никоим образом не подпадает деятельность органов уголовного судопроизводства по расследованию и рассмотрению уголовных дел об общественно опасных деяниях невменяемых и лиц, заболевших душевной болезнью после совершения преступления. Подобное несоответствие, однако, не позволяет тем же процессуалистам усомниться в том, что эта деятельность - одна из разновидностей производства по уголовным делам. Но признавая неполноту определения (или определений) уголовного судопроизводства, нельзя прикрываться им для отрицания уголовно-процессуальной природы того или иного явления.

Полагаем, что сконструированное в учебных или даже научных целях понятие само по себе не может служить основанием для выводов о каком-то "соответствии" или "несоответствии" одного явления другому. Для выяснения возможности "совместного существования" производства по уголовному делу и производства по гражданскому иску следует обратиться к анализу сути того и другого явлений, не обращая внимания на устоявшиеся научные штампы. И здесь придется снова вернуться к несовпадению основных, сущностных черт уголовно-процессуального производства и производства по гражданскому иску в уголовном деле, о котором уже говорилось в начале статьи.

Так ли уж эти основополагающие положения несовместимы, как считают оппоненты гражданского иска? Действительно, в случаях, когда процессуальные фигуры обвиняемого (подсудимого) и гражданского ответчика фактически совпадают, один и тот же участник судопроизводства имеет двойной статус. Противники совместного производства по уголовному делу и гражданскому иску обычно подчеркивают, что ему предоставляется право защищаться от обвинения и на него реально возлагается обязанность по доказыванию отсутствия оснований для удовлетворения заявленных исковых требований. Такое "недопустимое совпадение" и вызывает нарекания сторонников раздельного рассмотрения иска и уголовного обвинения. При этом упускается одно важное обстоятельство: защита от обвинения чаще всего одновременно является и защитой от иска, так как только в случае признания подсудимого виновным исковые требования будут удовлетворены судом за его счет либо за счет лиц, несущих материальную ответственность за его действия. Говоря другими словами, невиновному незачем бояться гражданского иска в уголовном деле и, наоборот, - "снявши голову, по волосам не плачут", т.е. виновное в преступлении лицо должно нести и предусмотренные законом негативные гражданско-правовые последствия.

Впрочем, некоторые отрицательные моменты в практике совместного рассмотрения уголовного дела и заявленного по нему гражданского иска все же можно обнаружить. Речь идет о тактике защиты обвиняемого. Иногда по каким-то соображениям подсудимому удобно признавать себя виновным в совершении преступления, но признание своей вины почти всегда будет означать и фактическое признание иска в тех случаях, когда он заявлен по уголовному делу. Таким образом, рассчитывая на снисхождение при назначении наказания (или, например, на прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям), обвиняемый должен заранее смириться с перспективой удовлетворения предъявленных к нему исковых требований потерпевших. Тем не менее полагаем, что приведенные соображения не могут поставить под сомнение существование института гражданского иска в уголовном процессе, поскольку в любом случае у обвиняемого (подсудимого) есть возможность выбора позиции по делу.

Последний (по нашему счету, но не по значимости и частоте употребления) аргумент противников рассмотрения гражданских исков вместе с уголовными делами относится к области законодательной техники. Как известно, в соответствии с ч.5 ст.29 УПК "доказывание гражданского иска, предъявленного по уголовному делу, производится по правилам, установленным настоящим Кодексом". Но, как верно заметил в свое время П. Пашкевич, "производство по гражданскому иску не сводится только к его доказыванию" (Пашкевич П.Ф. Процессуальный закон и эффективность уголовного судопроизводства. М., 1984. С. 25). По сути, всякий раз, когда по уголовному делу заявляется гражданский иск, органы судопроизводства вынуждены параллельно вести сразу два производства - по обвинению и по иску, что было подмечено задолго до нынешних дискуссий. Несомненно, что сравнительно небольшое количество норм, содержащихся в УПК и регулирующих порядок производства по гражданскому иску, не может обеспечить полного регулирования этого института, заменив собой все нормы Гражданского процессуального кодекса, содержащиеся более чем в четырехстах его статьях. Вывод может быть только один - применение норм ГПК по аналогии. Он давно апробирован на практике.

По нашему мнению, возможность рассмотрения гражданского иска вместе с уголовным делом должна быть предусмотрена в новом уголовно-процессуальном законодательстве и определяться в каждом конкретном случае судом на основе оценки имеющихся в деле материалов. Главным условием совместного производства должно являться соблюдение положений уголовно-процессуального закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела. И если одновременное рассмотрение уголовного дела и гражданского иска, по мнению суда, не станет причиной их нарушения, иск должен быть рассмотрен в порядке уголовного судопроизводства. В случае же угрозы соблюдению названных положений суд должен принять решение о передаче материалов по гражданскому иску для последующего рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Подобное гибкое решение позволит сохранить преимущества совместного производства и при этом не создавать препятствий для успешного рассмотрения уголовных дел.


С. Милицин,

заведующий кафедрой уголовного процесса УрГЮА,

кандидат юридических наук, доцент


Е. Попкова,

старший преподаватель кафедры


"Российская юстиция", N 7, июль 2001 г.



Уголовное дело и гражданский иск: вместе или порознь?


Авторы


С. Милицин - заведующий кафедрой уголовного процесса УрГЮА, кандидат юридических наук, доцент


Е. Попкова - старший преподаватель кафедры


"Российская юстиция", 2001, N 7, стр.46


Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.