Проблемы совершенствования гражданского процессуального законодательства Республики Казахстан (Б.Ж.Абдраимов, "Законодательство", N 5, май 2001 г. )

Проблемы совершенствования гражданского процессуального
законодательства Республики Казахстан


Существенное обновление материально-правовой базы регулирования гражданских и других отношений материально-правового характера, подпадающих под юрисдикцию судов, повлекло за собой необходимость модернизации гражданского судопроизводства и всей системы регламентирующих его процессуальных норм.

Новый Гражданский процессуальный кодекс Республики Казахстан, принятый чуть более года назад, пополнил ряд ранее принятых законодательных актов, направленных на осуществление масштабного переустройства судебной системы на принципиально новых положениях о правосудии как непосредственной форме осуществления государственной власти.

Основной задачей нового гражданско-процессуального законодательства является создание доступной и совершенной судебно-юрисдикционной системы принудительной реализации гражданских, земельных, административных и других правоотношений. Однако углубленный анализ нового ГПК Казахстана убеждает в необходимости его дальнейшего совершенствования путем проведения скоординированных научно-практических исследований в целях решения наиболее актуальных проблем правового регулирования гражданско-процессуальных отношений,

В настоящий период в Казахстане, как и в других странах СНГ, наблюдается тенденция к значительному возрастанию количества рассматриваемых судами гражданских дел. Существенное расширение судебной подведомственности привело к увеличению нагрузки на суды более чем на 40%.

Прогрессирующий рост количества рассматриваемых судами гражданских дел явился одной из причин обострения проблем с подачей в суды обращений, обеспечением беспрепятственного доступа к материалам дел и протоколам заседаний, соблюдением процессуальных сроков, реализацией права на обжалование решений и их безусловное исполнение. Сегодня суды вынуждены сводить к минимуму либо вовсе не проводить подготовку дел к судебному разбирательству, нередко поступаться требованиями обязательного и надлежащего извещения ответчиков и всех заинтересованных лиц о разбирательстве дел.

Компенсировать постоянно возрастающую нагрузку на суды простым увеличением штатной численности судей практически невозможно. Поэтому выход из этой сложной ситуации, как представляется, может быть найден посредством скорейшего возрождения суда биев. Так, реформирование местных судов путем введения данного института позволит не только разгрузить районные суды, избавив их от рассмотрения мелких и незначительных споров, но и даст возможность развивать в рамках действующей судебной системы традиционный для Казахстана вид правосудия, наиболее полно учитывающий национальные особенности и традиции казахского народа*.

Помимо этого представляется целесообразной практическая реализация неоднократно высказываемой в юридической литературе идеи о возможности рассмотрения судами требований о защите интересов неопределенного круга лиц, с тем чтобы вступившее в законную силу положительное решение по одному из дел имело преюдициальное либо прецедентное значение для последующего бесспорного удовлетворения по упрощенной процедуре аналогичных требований потенциальных взыскателей к тому же ответчику.

Одним из существенных недостатков нового ГПК Казахстана является то, что он не содержит разъяснений используемых в нем терминов и определений. Нам представляется очень важным, чтобы употребляемые в гражданско-процессуальном законодательстве термины однозначно и одинаково понимал любой человек (в том числе иностранец), причем не только практикующий юрист, но и непрофессионал в данной области. Актуальность поставленной задачи объясняется тем, что сегодня гражданский оборот приобретает все более интернациональный характер, а судебная система Казахстана благодаря развитию межгосударственного сотрудничества становится все более открытой.

Нужно отметить, что в СНГ разъяснение используемых терминов содержит только ГПК Беларуси. Правда, закрепленные в ст.1 ГПК Беларуси разъяснения в значительной мере тавтологичны и не раскрывают точного смысла понятий (например, "суд" толкуется как "суд, правомочный вынести решение"; "гражданские дела" - как "исковые дела, дела особого производства, дела приказного производства, иные дела"; "решение" - как "судебное постановление"; "судебное постановление" - как "решение").

В связи с изложенным представляется необходимым ввести в ГПК Казахстана статью, содержащую определения ряда ключевых понятий - таких, как принципы гражданского судопроизводства; производство в суде первой инстанции; суд вышестоящей инстанции (апелляционный, кассационный); состав суда; судебная подведомственность гражданских и иных дел; обращение в суд; иск гражданский; иск о защите общественно-правовых интересов; гражданское дело; стадия гражданского судопроизводства; возбуждение гражданского дела; обеспечение заявленного требования; подготовка гражданского дела; судебное разбирательство; отводы и возражения; доказательства; доказывание; досудебное урегулирование имущественных споров; мировое соглашение; третейское разбирательство; исковое производство; приказное производство; заочное производство; особое исковое производство; протокол судебного заседания; секретарь судебного заседания; судебные издержки; обеспечение иска; судебное постановление; обжалование актов и действий суда и пр.

Юридической наукой длительное время изучается чрезвычайно актуальная для судебной практики проблема сущности и значения гражданских процессуальных правоотношений. Однако результаты теоретических разработок в этой области до сих пор не находят отражения в законодательстве, вследствие чего ни участники гражданского судопроизводства, ни сами судьи не имеют ясного представления о том, что осуществление правосудия возможно только в системе процессуальных отношений, а вне их нет ни правосудия, ни самого суда.

Вполне очевидно, что суд является непременной стороной гражданско-процессуального правоотношения, а его полномочия ограничены законом и уравновешены процессуальной правоспособностью лиц, участвующих в производстве по делу. Каждое такое лицо, являясь второй стороной гражданско-процессуального отношения, вправе требовать выполнения судом процессуальных обязанностей и, соответственно, совершения вполне определенных действий. Данный постулат, как видим, радикально меняет картину традиционного видения процессуальных отношений как исключительно властеотношений, что характерно для уходящих в прошлое традиций "следственного" типа процесса, рудименты которого пока еще сохраняются в гражданском судопроизводстве Казахстана.

Эффективность правосудия в решающей мере определяется своевременностью образования и полноценностью развития процессуальных отношений. Именно этот фактор способен гарантировать оптимальную реализацию процессуальных прав, а также исполнение процессуальных обязанностей всеми субъектами гражданского процесса, включая и сам суд. Только при этом непременном условии процесс можно квалифицировать как состязательный, ибо в нем не будут чрезмерно доминировать судебные властно-распорядительные полномочия.

Однако доктринальная констатация данного тезиса, тем более не получившая еще широкого распространения в правоведении, не в состоянии изменить сложившееся у практикующих юристов и обычных граждан представление о правосудии как деятельности, один из основных атрибутов которой - непререкаемое судейское усмотрение, которая имеет во многом волюнтаристский характер и преследует, в сущности, одну главную цель - принятие "правильного" (с позиций материального права) решения. Неизбежно совершаемые при этом судьями "ошибки", которые в подавляющем большинстве случаев представляют собой прямые нарушения процессуальных норм, объясняются несовершенством законодательства и практики осуществления надзорных функций вышестоящими судебными инстанциями, которые зачастую больше озабочены "правильностью" решения только с позиций материального права. При этом уходят на второй план, а то и вовсе остаются вне поля зрения факты прямого нарушения судами принципов состязательности и равенства сторон, отсутствия должной подготовки дел, необоснованного затягивания процесса, неоправданных затрат времени и средств его участников, рассмотрения дел без надлежащего извещения ответчиков, необъективного отражения в протоколе судебного заседания результатов доказывания и многие другие процессуальные "недоработки", возникающие нередко по вине суда.

На наш взгляд, поддержание режима законности в гражданском судопроизводстве предполагает неукоснительное привлечение к гражданской процессуальной ответственности, для чего необходим продуманный механизм процессуальных санкций. Поэтому в законодательство целесообразно ввести понятие "процессуальное правонарушение", и тогда можно будет говорить не только о штрафах и других санкциях, налагаемых судом на участников судопроизводства за различные нарушения, но и принципиально ставить вопрос о юридической ответственности самого суда за умышленные и явно противоправные действия (бездействие), а также принятые им незаконные решения, повлекшие утрату прав либо имущества, причинение материального или морального вреда.

Итак, процессуальные отношения должны быть определены в законодательстве в качестве важнейшей реально существующей юридической субстанции - главной гарантии состязательного, законного и справедливого суда.

Первый шаг в этом направлении уже сделан. Так, ст.1 нового ГПК Казахстана определяет, что процессуальным законодательством регулируются общественные отношения, возникающие при отправлении судами правосудия при рассмотрении и разрешении исковых и иных дел. Законодатель, однако, не решился назвать эти отношения более определенно, а именно процессуальными и правовыми.

Полагаем, что в ГПК Казахстана необходимо как можно полнее раскрыть сущность и значение столь важного для эффективности гражданского судопроизводства института, объективированного правоприменительной практикой судов, но все еще не воспринятого гражданско-процессуальным законодательством.

В процессуальной науке, законодательстве и производстве широко используется термин "стороны". Почему-то ГПК Казахстана сторонами, причем только в исковом производстве, называет лишь двух субъектов: истца и ответчика, хотя участников судебного процесса множество. Напомним, что специфической особенностью гражданско-процессуальных отношений является участие в них суда в качестве непременной стороны. При этом второй стороной выступают не только истец и ответчик, но и представители, третьи лица, прокурор и прочие участники процесса, и не только в исковом, но и в особом производстве.

Следовательно, в процессуальном смысле истец, ответчик и другие участники судопроизводства по отношению друг к другу сторонами не являются, поскольку каждый из них находится в процессуальном отношении только с судом. В то же время в тексте ГПК Казахстана под сторонами понимаются находящиеся в состоянии спора участники гражданских (материальных) правовых отношений, поскольку данным термином обозначаются в гражданском обороте стороны договора. Однако, по нашему мнению, в гражданско-процессуальном законодательстве их вряд ли следует именовать подобным образом без специальной оговорки. Считаем, что данное противоречие (в материально-правовом и процессуально-правовом аспектах) должно быть устранено.

В Гражданском процессуальном кодексе Казахстана необходимо более четко решить вопрос определения номенклатуры и трактовки основополагающих начал (принципов) гражданского судопроизводства.

Вообще значение судоустройственных и судопроизводственных принципов, а под их совокупностью следовало бы понимать основополагающие постулаты зарождающейся отрасли судебного права, невозможно переоценить. И, пожалуй, самой трудной задачей являются четкая юридико-техническая формализация, наполнение каждой правовой нормы идеями и смыслом, которые несет вся совокупность принципов, декларируемых международным правом, Конституцией и законами. Можно утверждать, что принципы материального и процессуального права таким же непосредственным образом участвуют в регулировании правовых отношений, как и сами нормы права. Принципы определяют не только "букву", но также сам "дух" и смысл закона, что позволяет судьям разумно сочетать самые жесткие императивы с началами гуманизма и справедливости. Эти фундаментальные правоутверждающие начала, вбирающие в себя юридические, социальные и гуманитарные идеи человеческой цивилизации, определяют типологию судопроизводственной деятельности, ее цели, задачи, содержание и эффективность.

Гражданский процесс Республики Казахстан является неким симбиозом "следственного" и "состязательного" типов судебного процесса. С одной стороны, в нем декларируются принципы господства (верховенства) закона и подчинения ему суда, кодификации процессуальных норм, непризнания судебных прецедентов источником права, мотивированности решений, особого мнения судьи, приоритетности доказательственного значения протокола судебного заседания, конкуренции норм материального и процессуального права (к сожалению, как это отмечено выше, не в пользу последних), а с другой - утверждение принципов доступности и открытости (гласности) судопроизводства, состязательности тяжущихся, приоритета устности (судоговорения), свободы оценки доказательств и пр.

Понятно, что виды судебных процессов, как и "набор" их принципов, представляются достаточно условными, поскольку самым главным фактором является мера (степень) их фактической реализации, зависящей от конкретного судьи. При выполнении им профессиональных обязанностей человеческий фактор неизбежно проявляет себя в субъективном восприятии судьей не только фактов и обстоятельств конкретного гражданского дела, личностных характеристик каждого участника процесса, но также принципов и норм права, велениям которых он обязан неукоснительно следовать.

При недостаточно совершенной регламентации гражданско-процессуальным законодательством действий судьи и существующем чрезмерно снисходительном отношении вышестоящих судебных инстанций к явным нарушениям процессуального порядка разрешения гражданских дел далеко не все поступки и решения судьи, мягко говоря, соответствуют канонам состязательного процесса. Здесь каждая из вышеупомянутых судопроизводственных "моделей" может в любой момент перейти разделительную грань, и тот же "состязательный" процесс превратится не то что в следственный, а и вовсе в инквизиционный, если судья будет чинить произвол и попирать нормы судопроизводства: немотивированно и множество раз отказывать в приеме обращения; не принимать мер к действительному извещению ответчика о судебном заседании и проводить таковое без него; необоснованно отклонять ходатайства; предвзято исследовать и оценивать доказательства; необъективно редактировать протокол судебного заседания; создавать препятствия проигравшему дело лицу в ознакомлении с материалами дела; устраивать делопроизводство таким образом, чтобы отбить всякое желание спорить и жаловаться на незаконные действия либо бездействие суда.

В этой связи необходимо подчеркнуть особую важность введения в ГПК Казахстана преимущественно императивных (прямо обязывающих суд) норм, исключив употребляемые во многих случаях неопределенные либо носящие, по существу, рекомендательный характер формулировки: "суд может", "суд должен", "суд применяет", "суд не может", "суд принимает" и т.п. К примеру, согласно ст.169 ГПК Казахстана, "судья направляет либо вручает ответчику копии искового заявления и приложенных к нему документов...". Как видим, данная норма имеет исключительную значимость, однако абсолютная необходимость ее исполнения вызывает сомнение, поскольку в ней, а также в ст.129 кодекса не содержится прямого указания на обязательность непременного извещения ответчика о предъявленном ему иске.

Вопрос о количестве принципов гражданского судопроизводства является риторическим, поскольку консенсуса по нему достичь практически невозможно. Механизм судебной власти в Республике Казахстан базируется на следующих принципах: законности судопроизводства, осуществления правосудия только судом, независимости судей, равенства всех перед законом и судом, национального языка судопроизводства, состязательности, гласности судебного разбирательства, обязательности судебных актов, а также принципах соблюдения иерархии материально-правовых нормативных актов, приоритетности норм международных договоров, нормативных постановлений Конституционного Совета и Верховного Суда, признаваемых составной частью гражданского процессуального права, уважения чести и достоинства личности в процессе судопроизводства, неприкосновенности частной жизни и собственности, оценки доказательств по внутреннему убеждению, обеспечения права на квалифицированную юридическую помощь, обеспечения безопасности в ходе судебного разбирательства, свободы обжалования процессуальных действий и решений.

Вместе с тем закрепленный в ст.55 принцип осуществления прокурорского надзора за законностью судопроизводства, по нашему мнению, не отвечает общей концепции нового гражданского процессуального законодательства и должен быть исключен.

Кроме того, представляется необходимым обсудить вопрос о включении в ГПК Казахстана следующих помимо общепринятых принципов: доступности правосудия; своевременности формирования и развития процессуальных отношений между судом и участниками производства по делу; добросовестности исполнения судом процессуальных обязанностей, законного и справедливого разрешения дела; объективной фиксации сообщаемых и исследуемых в суде фактов и обстоятельств с использованием технических средств; возмещения причиненного неправосудными решениями и действиями ущерба; обязательности выполнения положений международных договоров по вопросам гражданского судопроизводства и постановлений вышестоящих судов.

Главной составляющей гражданского судопроизводства является процедура доказывания достоверности фактов и обстоятельств рассматриваемого дела, формирующих судейское убеждение, необходимое для принятия обоснованного и справедливого решения. При этом судья и другие участники процесса должны хорошо знать, что представляют собой доказывание и доказательства.

В новом ГПК Казахстана появилась глава: "Доказательства и доказывание", но в ст.64 доказательствами по-прежнему признаются "фактические данные", связанные с обоснованием требований и возражений сторон, тогда как судами общей юрисдикции рассматривается множество категорий дел неискового производства, где нет спорящих сторон. Вместе с тем в ст.69 кодекса впервые зафиксировано принципиальной важности положение о том, что "фактические данные" признаются и допускаются в качестве доказательств только судом. К сожалению, данное положение, имеющее большую практическую ценность, не вышло за рамки этой нормы, тогда как, будучи включенным в ст.64, оно могло бы позитивным образом изменить привычные постулаты доказательственного права.

Дело в том, что термин "фактические данные" сам по себе весьма абстрактен и требует конкретизации. Не случайно в теории гражданского судопроизводства под фактическими данными, а также под доказательствами понимаются сведения о фактах, факты объективной действительности и источники сведений о них, сведения о фактах в сочетании со средствами доказывания, просто сведения либо информация и т.п.

Все вышеизложенное в достаточной мере подтверждает необходимость продолжения и активизации научного поиска более совершенного представления о сущности главного правового института гражданского процесса, отвечающего тенденциям усиления состязательного начала в гражданском судопроизводстве.

Полагаем, что с этой целью следовало бы ввести в теорию доказательственного права, законодательство и правоприменительную практику понятие судебных доказательств и предложить следующее их определение: судебные доказательства есть полученные и исследованные судом в установленном законом порядке данные об обстоятельствах рассматриваемого дела, которые оценены им как достоверные и признаны юридически значимыми фактами.

Это означает, что на стадиях возбуждения дела, его подготовки и разбирательства суд оперирует не доказательствами в их юридико-техническом значении, а представляемыми ему в состязательном процессе "данными" (сведениями, информацией, общеизвестными или предустановленными (бесспорными) фактами, материальными (вещественными) и нематериальными объектами), составляющими суть логических, т.е. обычных (предварительных для суда), доказательств. В процессе доказывания участвует множество заинтересованных и не заинтересованных в исходе дела лиц, однако только часть из представляемых ими данных принимается и удостоверяется в качестве судебных доказательств, исходя из степени их полноты и ясности, т.е. убедительности. Другая же их часть как сомнительная, не внушающая доверия либо явно недостоверная или не имеющая отношения к делу мотивированно отвергается судом и не признается им таковыми.

Современный состязательный процесс не может обойтись без широкого использования фактических и юридических доказательственных презумпций и привилегий, надежных способов обеспечения и идентификации доказательств, точного определения критериев их относимости и допустимости, установления нового стандарта доказывания: вместо отыскания "истинности" - достижение "максимально возможной достоверности" без отрицания права подтверждения судом истинности общеизвестных и предустановленных фактов. Все это позволит в конечном счете получить при исследовании и оценке фактических обстоятельств дела и принятии решения формируемое в рамках закона упорядоченное, в достаточной мере "контролируемое" и более объективное судейское убеждение.

В последнее время в Казахстане широко обсуждался вопрос о введении специализированных судов (административных, налоговых, земельных и т.п.). И результатом таких обсуждений стало введение специализированных межрайонных экономических судов в Караганде и Алма-Ате. Эти суды как суды первой инстанции будут рассматривать экономические споры в соответствии с установленной ГПК Казахстана подсудностью. Если эксперимент даст ожидаемые результаты, то последует введение на всей территории Республики Казахстан специализированных межрайонных экономических судов.

Еще одна проблема на сегодняшнем этапе - это учет особенностей рассмотрения различных категорий дел. Поэтому сейчас представляется целесообразным и своевременным направить усилия как ученых, так и практических работников на углубленное исследование уровня согласованности норм различных отраслей материального права с нормами Гражданского процессуального кодекса с точки зрения полноты процессуального регулирования особенностей рассмотрения отдельных категорий гражданских дел.

Как показал опыт применения нового ГПК Казахстана, специфика материально-правовой природы споров учитывается не в полной мере. Так, земельное законодательство устанавливает ряд особенностей в отношении подведомственности земельных споров о принудительном выкупе земельного участка для государственных надобностей.

Возможность изъятия земельного участка для государственной надобности является проявлением суверенитета государства. Однако наличие в земельном праве таких основополагающих принципов, как защита земельных прав и устойчивость прав на землю, обусловило установление особой процедуры, соблюдение которой является необходимой предпосылкой возникновения права на обращение в суд с иском о принудительном выкупе земельного участка. В частности, государственный орган, принявший решение о выкупе, обязан направить собственнику (землепользователю) уведомление о предстоящем выкупе, а принудительный выкуп земельного участка по решению суда допускается не ранее одного года и не позднее двух лет с момента направления такого уведомления (ст.67 Указа "О земле").

Поэтому при решении вопроса о возбуждении дела при принудительном выкупе земельного участка судья для определения подведомственности дела суду должен прежде всего убедиться в наличии следующих юридических фактов: 1) направление уведомления ответчику; 2) истечение годичного срока с момента направления уведомления; 3) неистечение двухгодичного срока с момента направления уведомления. Отсутствие какого-либо из указанных юридических фактов приводит к неподведомственности дела суду в той или иной форме. Ненаправление уведомления ответчику либо предъявление иска по истечении двух лет с момента направления уведомления являются причинами полной неподведомственности, при которой обращение в суд вообще невозможно, предъявление иска до истечения одного года приводит к временной неподведомственности, связанной с несоблюдением установленных законом ограничений по времени предъявления иска.

Таким образом, ГПК Казахстана должен содержать механизм обеспечения требований земельного законодательства при рассмотрении дел о принудительном выкупе земельного участка для государственных нужд.

Вместе с тем анализ норм нового ГПК Казахстана применительно к порядку реализации предусмотренных в земельном законодательстве особенностей указанной категории земельных споров свидетельствует о явной недоработке, проявляющейся в несогласованности процессуальных норм института возвращения искового заявления с положениями Указа "О земле".

Так, в настоящее время ГПК Казахстана наряду с институтом отказа в принятии заявления содержит новый процессуальный институт - институт возврата искового заявления. Однако установленный ст.154 исчерпывающий перечень оснований для возврата искового заявления не содержит указания на необходимость возврата заявления о принудительном выкупе земельного участка для государственных нужд, поданного до истечения годичного срока с момента направления собственнику земельного участка уведомления о предстоящем выкупе.

Поэтому до внесения соответствующих изменений в ГПК Казахстана суды вынуждены отказывать в принятии таких исковых заявлений со ссылкой на п.1 ч.1 ст.153 заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства. Вместе с тем, поскольку последствием отказа в принятии искового заявления является невозможность вторичного обращения в суд по тождественному иску, а новый Гражданский процессуальный кодекс Казахстана проводит явное разграничение между институтами отказа от принятия искового заявления и возврата искового заявления, "юридическая чистота" такого решения представляется сомнительной.

Как видим, вновь принятый Гражданский процессуальный кодекс Республики Казахстан, призванный быть важнейшим источником правовой информации и всем своим содержанием гарантировать подлинную доступность, демократизм, законность и справедливость гражданского судопроизводства, пока еще далек от совершенства и содержит значительное число недоработок не только частного, но и концептуального характера.

На наш взгляд, одним из наиболее перспективных путей совершенствования гражданского процессуального законодательства Республики Казахстан является практическая реализация в рамках СНГ доктрины международной (региональной) унификации норм гражданского судопроизводства. Сегодня в СНГ все более прочно утверждается идея сохранения традиционной близости гражданско-процессуального законодательства, которое было сформировано в период 1963-1964 гг. на базе союзных Основ гражданского судопроизводства от 8 декабря 1961 г. После образования Содружества стремление к совместной разработке и осуществлению межгосударственных программ и проектов в данной области было выражено в межправительственном Соглашении о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (20 марта 1992 г.), в Конвенции о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам (22 января 1993 г.) и Протоколе к ней (28 марта 1997 г.), а также в Соглашении о порядке взаимного исполнения решений арбитражных, хозяйственных и экономических судов на территориях государств участников Содружества (6 марта 1998 г.).

В целях сближения национального законодательства и приведения его в соответствие с положениями международных договоров, заключаемых в рамках СНГ, в марте 1992 г. была учреждена Межпарламентская ассамблея государств - участников Содружества Независимых Государств.

В настоящее время Межпарламентская ассамблея приступила к разработке Модельного кодекса гражданского судопроизводства для стран СНГ, который создаст уникальные возможности для консолидации интересов и усилий научных коллективов, законодательных, судебных и других правоприменительных органов СНГ в скорейшем преобразовании одной из важнейших сфер юридической практики, где рассматривается около 80% всех судебных дел.

Для осуществления работ со столь объемным и сложным юридическим материалом, как Модельный кодекс гражданского судопроизводства, необходимо не только проведение инновационных научных разработок и компаративистских исследований действующих гражданско-процессуальных кодексов, но и проведение сравнительно-аналитических исследований новых ГПК и подготавливаемых проектов в государствах Содружества. Для организации указанных работ Советом Межпарламентской ассамблеи создана рабочая группа в составе видных ученых - процессуалистов и цивилистов ведущих университетов, судей и экспертов стран СНГ и других государств. Целью рабочей группы является изучение возможностей использования опыта процессуальной регламентации судебной деятельности в правовых системах различных государств мира и проведения авторитетной независимой экспертизы проекта Модельного кодекса. Сравнительное правоведение, как известно, дает возможность не только познать системы национального права, но и подсказать законодателям, какие идеи и принципы международной унификации целесообразно воспринять. В этом отношении правовая наука приобретает сегодня все более транснациональный характер.

Участие в работе над проектом Модельного кодекса гражданского судопроизводства является для Казахстана, приступившего к созданию подлинных традиций открытого демократического общества, уникальной возможностью для организации доступной, гуманной и справедливой судебной системы, способной реализовать современные стандарты и средства юридического обеспечения частных и публичных гражданских прав и свобод.


Б.Ж.Абдраимов,

кандидат юрид. наук, доцент,


"Законодательство", N 5, май 2001 г.


-------------------------------------------------------------------------

* Второй этап правовой реформы: вопросы, предложения, мнения // Юридическая газета. 1999 N 32 (299). 11 августа.



Проблемы совершенствования гражданского процессуального законодательства Республики Казахстан


Автор


Б.Ж.Абдраимов - кандидат юрид. наук, доцент, судья Верховного Суда Республики Казахстан


Практический журнал для руководителей и юристов "Законодательство", 2001, N 5


Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение