Интервью с М.К. Кислицыным, заместителем Генерального прокурора РФ, главным военным прокурором, генерал-лейтенантом юстиции, кандидатом юридических наук ("Законодательство", N 5, май 2001 г.)

Интервью с М.К. Кислицыным, заместителем Генерального прокурора РФ,
главным военным прокурором, генерал-лейтенантом юстиции,
кандидатом юридических наук


- Михаил Кондратьевич, средства массовой информации сообщали о том, что Вы выступаете за скорейшее принятие закона об альтернативной службе, крайне важного с точки зрения реализации конституционных прав граждан. Каковы, на Ваш взгляд, положительные стороны этого акта?

- Я полагаю, что предусмотренное в Конституции РФ положение о праве молодых людей проходить альтернативную службу, должно, наконец заработать. С принятием этого закона, надеюсь, исчезнет лазейка для тех, кто просто не желает служить на благо своей страны, используя образовавшийся определенный правовой вакуум. Данный акт, безусловно, положительно скажется и на общей ситуации в армии. Прежде всего, служить в войска пойдут те молодые люди, которые действительно к этому стремятся. Значит, меньше станет случаев уклонений, дезертирств, "неуставщины", других сопутствующих им преступных проявлений.

Те же, кто решит пройти службу на альтернативной основе, смогут сделать это, опираясь на закон. Причем альтернативная служба вовсе не предусматривает "сладкой" жизни, она будет не менее тяжелой и сложной, чем служба в армии. Так что, уверен, призывник не раз подумает, прежде чем решит, что предпочесть.


- Каковы перспективы принятия данного закона в 2001 году?

- Проект федерального закона "Об альтернативной гражданской службе" внесен в план работы весенней сессии Государственной Думы на текущий год. Поэтому его судьба зависит только от законодателей. К сожалению, пока все еще идет полемика. Нет единого мнения по многим вопросам: о том, должны ли сроки альтернативной службы быть больше сроков военной службы по призыву; где проходить альтернативную службу - в силовых ведомствах или в других организациях; какой установить порядок поступления на альтернативную службу - разрешительный или заявительный и т.п. Столкновение полярных суждений, нередкое отсутствие у сторон желания сблизить позиции - все это, конечно, не способствует скорейшему принятию закона.


- Михаил Кондратьевич, иногда приходится слышать мнение о там, что в Вооруженных Силах фактически применяются не федеральные законы, указы Президента РФ, постановления Правительства РФ и другие федеральные нормативно-правовые акты, а лишь те их нормы, которые воспроизведены в приказах министра обороны России. Как же все-таки обстоит дело на практике?

- Действительно, не так уж редки случаи, когда отдельные командиры и начальники ошибочно полагают, что в Вооруженных Силах федеральное законодательство может применяться только при условии объявления законов в приказах министра обороны РФ. Безусловно, это является следствием недостаточной правовой грамотности таких военнослужащих. Согласно ст.3 Федерального закона от 31 мая 1996 г. "Об обороне", законы в Вооруженных Силах действуют независимо от их объявления приказами и иными правовыми актами органов управления Вооруженными Силами РФ, другими войсками, воинскими формированиями и органами.

Другое дело, что некоторые из упомянутых воинских должностных лиц в ряде случаев сознательно занимают такую позицию. Тот факт, что тот или иной закон не объявлен приказом министра обороны, используется ими как предлог, позволяющий уклониться от исполнения своих обязанностей по своевременной и полной реализации льгот, гарантий и компенсаций, предусмотренных для военнослужащих.


- Как реагируют на такие факты органы военной прокуратуры?

- Хочу особо подчеркнуть, что защита социальных прав военнослужащих является для нас приоритетным направлением деятельности. И поэтому все факты отказа военнослужащим в реализации их прав, установленных федеральным законодательством, по мотивам отсутствия соответствующих ведомственных нормативных актов рассматривались и будут рассматриваться органами военной прокуратуры как нарушение закона. По ним будут применяться незамедлительно все необходимые меры прокурорского воздействия вплоть до обращения военных прокуроров за защитой нарушенных прав военнослужащих в суд.

В прошлом году военными прокурорами проведено около 40 тысяч прокурорских проверок (что на 5,1% больше по сравнению с уровнем 1999 г.), а их результативность возросла на 8%. По материалам прокурорских проверок возбуждено 1700 уголовных дел, внесено более 10 тысяч представлений об устранении нарушений законов и 4,8 тысячи протестов на незаконные акты органов военного управления. К дисциплинарной и материальной ответственности привлечено соответственно 12,5 и 4,1 тысячи военнослужащих и должностных лиц.

Могу привести пример. Известно, что длительное время не реализовывалось закрепленное федеральным законодательством право военнослужащих на бесплатный проезд в страны СНГ к месту проведения отпуска. Мотивация отказа у военных чиновников повсеместно была стандартной: "Этот закон приказом министра обороны по войскам не объявлялся". Нами были предприняты должные меры прокурорского реагирования, и результат налицо. Сейчас законное право военнослужащих на проезд в рамках, предусмотренных федеральным законом, восстановлено.


- Раз уж мы заговорили о действии законов в Вооруженных Силах РФ, расскажите, пожалуйста, о порядке применения к военнослужащим норм трудового законодательства. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. N 9 "О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих" (п.2) разъясняется, что нормы трудового законодательства могут применяться к правоотношениям, связанным с прохождением военной службы, лишь в случаях, когда об этом имеется прямое указание в законе.

- В силу ст.1 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" военнослужащие обладают правами и свободами человека и гражданина с некоторыми ограничениями, установленными этим законом и рядом других нормативных актов. Указанные ограничения компенсируются тем, что в связи с особым характером обязанностей, возложенных на военнослужащих, им предоставляются различные льготы, гарантии и компенсации.

Конституционное право на труд реализуется военнослужащими посредством прохождения ими военной службы. Порядок ее регламентируется требованиями действующих в Вооруженных Силах РФ различных воинских уставов, других ведомственных актов и инструкций.

Вместе с тем некоторые нормы трудового законодательства применяются и по отношению к гражданам, находящимся на воинской службе. Эти случаи предусмотрены Федеральным законом "О статусе военнослужащих". Например, общая продолжительность еженедельного служебного времени военнослужащих не должна превышать нормальную продолжительность еженедельного рабочего времени, установленную федеральным трудовым законодательством.

Применяются в армии в полном объеме и правовые нормы, касающиеся вопросов охраны семьи, материнства и детства. Военнослужащие-женщины и военнослужащие, воспитывающие детей без отца или матери, пользуются теми же льготами, гарантиями и компенсациями, что и остальные граждане.


- Повлияет ли принятие нового Трудового кодекса на трудовые отношения с участием военнослужащих?

- В случае принятия нового Трудового кодекса РФ отдельные его нормы могут быть распространены и на военнослужащих, но лишь при условии внесения соответствующих дополнений в законодательство о статусе военнослужащих и военной службе. Конфликта законов не должно быть.


- А такие случаи встречаются?

- К сожалению, недоработки в процессе законотворческой деятельности еще бывают. Так, к настоящему моменту Налоговый кодекс РФ и Федеральный закон "О статусе военнослужащих" по ряду вопросов противоречат друг другу. Главой 23 НК РФ "Налог на доходы физических лиц", вступившей в силу 1 января 2001 г., не предусмотрено освобождение военнослужащих от уплаты указанного налога. Однако продолжает действовать налоговая льгота, предусмотренная ст.17 Закона "О статусе военнослужащих", согласно которой военнослужащие освобождаются от уплаты подоходного налога. В соответствии со ст.4 Закона "О статусе военнослужащих", устанавливающей правовые основы статуса военнослужащих, "правовые и социальные гарантии военнослужащим, включая меры их правовой защиты, а также материального и иных видов обеспечения, предусмотренные настоящим Федеральным законом, не могут быть отменены или снижены федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации иначе как путем внесения изменений и дополнений в настоящий Федеральный закон".

Главной военной прокуратурой в Правительство РФ было внесено предложение о порядке выплаты военнослужащим и другим категориям граждан компенсации этих налоговых удержаний. Правительство пошло навстречу, и была принята временно действующая норма - ст.133 Федерального закона "О федеральном бюджете Российской Федерации на 2001 год", согласно которой взимаемый налог на доходы подлежит компенсации военнослужащим одновременно с выплатой им денежного довольствия и других выплат. Таким образом, в этом году реального снижения уровня материального обеспечения военнослужащих не произошло. Однако нас волнует вопрос: что будет, если соответствующая статья не войдет в закон о федеральном бюджете на следующий год?


- Михаил Кондратьевич, поясните, как может использовать свои полномочия Главная военная прокуратура, чтобы исключить подобные факты? Каково вообще участие Главной военной прокуратуры в законотворческом процессе?

- Успехи на этом поприще могли бы быть более весомыми. Ведь осуществляя от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции РФ и исполнением законов, Генеральная прокуратура РФ тем не менее лишена права законодательной инициативы и права на самостоятельное обращение в Конституционный Суд РФ с запросами. На мой взгляд, это нелогично. Это по сути отказ от действенного, не требующего никаких дополнительных затрат средства совершенствования правовой системы страны.

Не имеет таких полномочий и Главная военная прокуратура, являющаяся структурным подразделением Генеральной прокуратуры РФ.

Вместе с тем в пределах своей компетенции Главная военная прокуратура принимает непосредственное участие в нормотворческой деятельности по широкому кругу вопросов, в том числе в области совершенствования правоприменительной практики, повышения эффективности деятельности правоохранительных органов, сферы обеспечения безопасности государства, реализации его социально-экономической и военно-политической стратегии.

В последние годы, особенно в условиях реформирования военной организации государства, эта работа была нами значительно активизирована. Появились новые формы участия военных прокуроров в законодательном процессе. Наряду с внесением конкретных предложений по совершенствованию действующих нормативных правовых актов мы стали более активно участвовать в обсуждении соответствующих законопроектов на стадии их подготовки и согласования. Органы военной прокуратуры принимают участие и в работе "круглых столов", и в ходе парламентских слушаний в обеих палатах Федерального Собрания РФ.

Существенно повысилась и результативность нашей работы. Только в 2000 г. ряд наших предложений, направленных на улучшение финансирования Вооруженных Сил РФ, других поднадзорных войск, а также на усиление социальной защиты и обеспечение законных прав и интересов военнослужащих и членов их семей, был учтен и реализован в нескольких федеральных законах и постановлениях Правительства РФ.

Без сомнения, проработка в органах прокуратуры законопроектов в сочетании с правом законодательной инициативы позволила бы избежать многих ошибок.


- Согласно Федеральному закону "О прокуратуре Российской Федерации" (в редакции 1999 г.), прокуратура РФ - единая федеральная централизованная система органов, в которую входит и военная прокуратура. В силу ст.49 названного закона материальное и социальное обеспечение военнослужащих и работников органов военной прокуратуры осуществляется по-разному. На военнослужащих органов военной прокуратуры распространяется законодательство Российской Федерации, устанавливающее правовые и социальные гарантии, пенсионное, медицинское, другие виды обеспечения военнослужащих. А правовое положение и материальное обеспечение гражданского персонала органов военной прокуратуры определяются по правилам, предусмотренным для работников территориальных органов прокуратуры. Получается, что для различных работников органов военной прокуратуры эти вопросы решаются в соответствии с разными законами - законодательством о военной службе и законодательством о прокуратуре. Не приводит ли такой порядок к проблемам на практике?

- Действительно, в настоящее время оплата труда работников территориальных органов и гражданского персонала органов военной прокуратуры неодинакова, причем зарплата последних явно ниже. Происходит это вследствие того, что она начисляется по ранее заведенным правилам, предусмотренным для гражданского персонала Министерства обороны РФ. В то же время, согласно закону "О прокуратуре Российской Федерации", материальное обеспечение гражданского персонала в органах военной прокуратуры должно устанавливаться по правилам, предусмотренным для аналогичных категорий работников в территориальных органах прокуратуры.

Для устранения этих несправедливых различий в оплате труда подписан и в настоящее время прошел регистрацию совместный приказ Генерального прокурора РФ и министра обороны РФ "Об оплате труда гражданского персонала военных прокуратур, приравненных к прокуратурам субъектов Российской Федерации, городов и районов".


- Известно, что в 1999 г. было упразднено действовавшее в течение 40 лет Положение о военных трибуналах. Сейчас действует Федеральный конституционный закон от 23 июня 1999 г. N 1-ФКЗ "О военных судах Российской Федерации". Возникают ли в связи с этим у органов военной прокуратуры трудности при определении подсудности по уголовным или гражданским делам?

- Касаясь вопросов подсудности уголовных дел, хотелось бы отметить, что в новом законе в отличие от действовавшего до него Положения о военных трибуналах отсутствует норма, регламентирующая вопросы рассмотрения судами уголовных дел по обвинению группы лиц, если дело в отношении одних обвиняемых подсудно военному суду, а в отношении других - территориальному суду общей юрисдикции.

Судебные органы и прокуратура выработали в связи с этим единую практику, и дела такой категории по-прежнему рассматриваются военными судами - конечно, при условии, что дела по обвинению нескольких лиц, среди которых хотя бы один является военнослужащим, соединены в одно производство. Полагаю, это абсолютно правильное решение, так как оно обусловлено необходимостью наиболее полного и всестороннего исследования обстоятельств дела.

Теперь относительно подсудности гражданских дел. Военным судам на территории Российской Федерации подсудны гражданские и административные дела о защите прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих - как Вооруженных Сил РФ, так и всех других воинских формирований - от действий или бездействия органов военного управления, любых воинских должностных лиц и принятых ими решений. В таком же порядке подлежат рассмотрению в военных судах гражданские дела и по защите интересов граждан, проходящих военные сборы.

Согласно п.3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. N 9 "О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих", не могут быть подсудны военным судам гражданские дела по искам и жалобам на действия иных государственных или муниципальных органов, юридических или физических лиц, а также граждан, не являющихся военнослужащими.

Если бывший военнослужащий решит оспорить действия какого-либо воинского должностного лица, которые были совершены тем в период, пока он еще служил в армии, согласно гражданскому процессуальному законодательству жалоба подается по усмотрению гражданина в суд по месту жительства либо в суд по месту нахождения государственного органа, общественной организации и воинских должностных лиц. Ранее, согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ, такой гражданин по своему усмотрению выбирал, в какой суд ему обратиться в военный или общей юрисдикции. Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. N 9 вышеназванные разъяснения были исключены. В настоящее время такие жалобы рассматриваются военными судами.

Что касается сроков обращения за судебной защитой по делам данной категории, то жалоба подается в трехмесячный срок, считая с момента, когда гражданину стало известно о нарушении его права. А также в месячный срок со дня получения им письменного уведомления об отказе вышестоящего в порядке подчинения органа или должностного лица в удовлетворении жалобы или со дня истечения месячного срока после подачи жалобы, если гражданином не был получен от них ответ на жалобу.


- В какой суд - военный или общей юрисдикции - следует обратиться обычному гражданину или предпринимателю, не являющемуся военнослужащим, если имущественный ущерб ему причинен военнослужащим?

- Следует учитывать, что военному суду подсудны дела при разрешении споров о возмещении причиненного ущерба военнослужащими, а равно гражданами, призванными на военные сборы, лишь в том случае, если ущерб был причинен теми при исполнении обязанностей воинской службы, и имуществу, находящемуся в федеральной собственности, закрепленному за воинскими частями. В остальных случаях причинение военнослужащими материального ущерба подсудно судам общей юрисдикции.


- Многие полагают, что судиться с военными - пустая трата времени, поскольку с солдата много не взыщешь. Как Вы можете это прокомментировать?

- Мне представляется, что это ошибочное суждение. Действующее законодательство четко устанавливает условия и размеры материальной ответственности военнослужащих за вред, причиненный государству и гражданам. Одинаковых ситуаций не бывает, и в каждом конкретном случае вопрос должен решаться индивидуально. Однако следует иметь в виду, что при причинении военнослужащим вреда при исполнении своих служебных обязанностей ответственность перед потерпевшим будет нести воинская часть, в которой этот военнослужащий проходит службу. Так что вопрос о толщине кошелька солдата здесь не стоит. В последующем воинская часть имеет возможность в регрессном порядке предъявить соответствующие материальные претензии к непосредственному причинителю вреда.


- Михаил Кондратьевич, благодарим Вас за интересную беседу. Это интервью будет опубликовано в майском номере журнала. Поздравляем Вас и Ваших коллег, а также всех наших читателей с Днем Победы!


"Законодательство", N 5, май 2001 г.



Интервью с М.К. Кислицыным, заместителем Генерального прокурора РФ, главным военным прокурором, генерал-лейтенантом юстиции, кандидатом юридических наук


Автор


М.К. Кислицын - заместитель Генерального прокурора РФ, главный военный прокурор, генерал-лейтенант юстиции, кандидат юридических наук


Михаил Кондратьевич Кислицын родился 3 февраля 1950 г. в д. Огородники Слуцкого района Минской области.

В 1970 г. окончил Опочецкое зенитно-ракетное училище ПВО.

В 1970-1973 гг. - командир взвода разведки и управления.

В 1973-1977 гг. обучался на юридическом факультете Военного института. По его окончании проходил службу на всех должностях - от следователя до военного прокурора гарнизона - в военных прокуратурах МО ПВО и ДВО.

В 1988-1990 гг. - в должности заместителя, первого заместителя военного прокурора СибВО.

В 1990-1993 гг. - первый заместитель, а затем военный прокурор БФ.

В 1993-2000 гг. - военный прокурор Московского ВО.

С июля 2000 г. - Главный военный прокурор.

Кандидат юридических наук.

Михаил Кондратьевич Кислицын - почетный работник прокуратуры, заслуженый юрист РФ. Награжден орденом "За военные заслуги".

Мастер спорта по военному многоборью.

Женат. Имеет троих детей.


Практический журнал для руководителей и менеджеров "Законодательство", 2001, N 5


Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.