Заключение эксперта по результатам анализа ДНК и его доказательственное значение (C.А. Кондрашов, "Гражданин и право", N 7, июль 2001 г.)

Заключение эксперта по результатам анализа ДНК
и его доказательственное значение


В связи с постоянным ростом числа преступлений против жизни, здоровья и половой неприкосновенности граждан с мест совершения преступлений часто изымаются объекты биологического происхождения (кровь, сперма, слюна, волосы и т.п.). Как правило, при совершении подобных преступлений назначается судебно-биологическая экспертиза. В большинстве случаев исследование изымаемых следов в экспертных учреждениях ограничивается установлением групповой принадлежности крови по системе АВ0. Между тем практически неопровержимым доказательством причастности конкретного лица к преступлению служат положительные результаты сравнительного исследования изымаемых биологических объектов и образца его крови методами молекулярно-генетического анализа (ДНК-анализа), т.е. результаты генотипоскопической экспертизы. Так, например, лишь сама возможность получения результатов анализа ДНК "известного" пятна на платье стажерки Белого дома была веским аргументом со стороны обвинения Президента США, и обвинение добилось признательных показаний высшего должностного лица государства.

Документом, в котором оформляются результаты экспертизы, является заключение эксперта. В действующем УПК РСФСР требования к содержанию заключения сформулированы лишь в самой общей форме. Статья 191 Кодекса гласит, что в заключении должно быть указано: когда, где, кем (фамилия, имя, отчество, образование, специальность, ученая степень и звание, занимаемая должность), на каком основании была проведена экспертиза, кто присутствовал при ее производстве, какие материалы эксперт использовал, какие исследования произвел, какие вопросы были поставлены эксперту и его мотивированные ответы.

Между тем существует сложившаяся общая теория и практика формирования заключения эксперта, а также определенная специфика формулирования ключевых положений заключения для каждого вида выполняемых экспертиз.

Рассмотрим наиболее общие принципы и понятия, на основе которых строится заключение. В этой связи чрезвычайно важным является знание тех критериев и подходов, по которым оно оценивается следствием и судом, т.е. органам и, использующими специальные познания эксперта для установления истины.

Прежде чем будет оценено заключение, может встать вопрос о его допустимости вообще. Оно включает в себя: проверку соблюдения процессуальности порядка назначения и проведения экспертизы (в частности, соблюдения правил получения, хранения объектов исследования); уточнение, не подлежит ли эксперт, которому поручено производство экспертизы, отводу (компетентность и незаинтересованность в исходе дела); правильность оформления заключения в соответствии с требованиями ст.191 УПК (наличие всех необходимых реквизитов).

После того как заключение признано допустимым, проверяется, насколько оно соответствует действительности. Большинство специалистов сходятся во мнении, что условия, обеспечивающие достоверность заключения эксперта, могут быть сведены в три основные группы.

1. Применение подлинно научных методов и приемов исследования, обеспечивающих научную обоснованность выводов. Несоблюдение данного условия рождает сомнения в надежности примененной экспертом методики. Чаще всего они появляются в отношении нетрадиционных, недавно разработанных, еще не получивших всеобщего признания и широкого распространения методов. Сомнений в надежности примененной экспертом методики, как правило, не возникает, если она заранее разработана, официально апробирована и утверждена. Следует особо отметить ситуации, когда методики заимствованы из зарубежной литературы. Сам факт отсутствия их опубликования на родном языке проходящих по делу лиц может стать серьезным препятствием для признания заключения эксперта в качестве доказательства в суде.

2. Проведение полного, всестороннего и объективного исследования вещественных доказательств и материалов дела, относящихся к предмету экспертизы. Возможны случаи, когда эксперт не применил наиболее современные методы исследования, и только на этом основании его заключение может быть поставлено под сомнение. При проведении экспертизы специалист обязан применить весь комплекс доступных в его условиях современных методов исследования для решения поставленных вопросов. Однако полнота и всесторонность (количество и индивидуализирующий потенциал примененных методов) исследования в судебно-биологической экспертизе определяется зачастую возможностями материально-технической базы лаборатории.

3. Выполнение экспертизы в соответствии с нормами процессуального законодательства и не противоречащими им подзаконными актами.

Названные условия призваны гарантировать получение достоверного заключения.

Завершающий элемент оценки заключения эксперта - определение его доказательственного значения (силы).

Судебно-биологическая экспертиза вообще и генотипоскопическая в частности в подавляющем большинстве случаев решают идентификационные задачи. В любой области судебных экспертиз максимальную доказательственную ценность имеет заключение эксперта с выводом об индивидуальном тождестве (полное сходство, совпадение). Такие факты считаются практически неопровержимым доказательством при следующем условии: идентифицируемый след не мог быть оставлен при обстоятельствах, не связанных с событием преступления.

До настоящего времени в подавляющем большинстве случаев в результате проведенного судебно-биологического исследования формулируется вывод о групповой принадлежности объекта. По сравнению с установлением индивидуального тождества такой вывод значительно более слабая улика.

Генотипоскопическая экспертиза - это практически всегда идентификационная экспертиза. В том числе и в случаях установления биологического (кровного) родства (отцовства, материнства), несмотря на определенные особенности исследования и экспертной оценки полученных результатов.

Цель любого идентификационного исследования - установление тождества. Следует отметить, что при достижении такой цели говорить об установлении тождества сравниваемых объектов, т.е. о наличии полного сходства (совпадения) в отношении биологических объектов, по аналогии с другими видами экспертиз, не совсем корректно.

Особенность объектов биологических экспертиз состоит в том, что они изначально имеют совершенно разные внешний вид, структуру, агрегатное состояние, физиологию (кровь, сперма, слюна, волосы, костные останки и т.п.). При этом они постоянно изменяются, поскольку остаются "живыми" даже вне организма-источника. Например, говорить о тождестве между кровью в следах с места происшествия, кровью проверяемого лица в образцах сравнения, если даже эта кровь излилась (взята) из одного и того же кровеносного сосуда, и тем более кровью, находящейся непосредственно в организме, можно только с большой натяжкой. Даже внутри одного и того же организма кровь, поступающая в легкие (дыхательные органы), перенасыщена углекислотой, а кровь, выходящая из легких, уже освободилась от нее и насытилась кислородом. Одна и та же кровь в указанных состояниях имеет гораздо больше различий, чем совпадений.

Понятно, что идентификация проводится по отображаемым устойчивым свойствам объекта. Такие свойства - индивидуальность (неповторимость), неизменяемость на момент исследования и способность отображаться с сохранением свойств - присущи биологическим объектам. Однако материальной первоосновой индивидуальности любого биологического объекта является его генетический материал. Он присутствует практически в любой клетке организма. Все свойства (признаки) организма детерминированы генетически.

Поэтому при выявлении комплекса совпадающих признаков, неповторимых в своей совокупности, следует говорить именно о генетическом тождестве сравниваемых биологических объектов. Следовательно, выводы по результатам криминалистического ДНК-анализа могут быть даны в следующих основных формах:

категорический вывод о генетическом тождестве (идентичности) сравниваемых биологических объектов, т.е. о происхождении (принадлежности) биологического материала в следах и в сравнительном образце от конкретного индивидуума.

категорический вывод об отсутствии генетического тождества (неидентичности) сравниваемых биологических объектов при наличии у них признаков, которые априори не могут быть свойственны одному индивидууму;

вероятный вывод о генетическом тождестве (идентичности) сравниваемых биологических объектов на основании комплекса совпадающих индивидуализирующих признаков, недостаточного для формулирования вывода в категоричной форме.

Категоричный вывод означает полную уверенность эксперта в его правильности, и результаты исследования это полностью подтверждают. При вероятном выводе такой уверенности у эксперта нет, но он близок к достижению уровня индивидуальной идентификации. В связи с этим представляется необоснованным формулирование выводов в вероятностной форме по результатам исследования одной-двух генетических систем, в том числе и системы АВ0 (группа крови), что чаще всего наблюдается в первичных экспертизах, поскольку происходит явное преувеличение доказательственной значимости результатов исследования.

Вывод о групповой (родовой, половой) принадлежности объекта дается в тех случаях, когда по каким-то причинам не представляется возможным выявить необходимый для идентификационного исследования комплекс индивидуализирующих признаков либо когда установление групповой (половой) принадлежности по той или иной генетической системе (в том числе и в системе АВ0) входит в задачу исследования.

Выводы, как известно, являются квалифицированными ответами специалиста на поставленные перед экспертизой вопросы, сформулированными в лаконичной форме. Ответы должны быть даны на все заданные вопросы; в противном случае обоснован отказ от их разрешения.

Общие требования к выводам эксперта сводятся к трем основным положениям.

1. Квалифицированность. Эксперт должен решать вопросы и формулировать выводы, которые требуют высокой квалификации в соответствующей области специальных познаний и не могут быть решены на основе житейского опыта.

2. Определенность. Выводы не должны быть неопределенными, носить общий характер, позволяющий толковать по-разному.

В заключении эксперта нежелательно использование формулировок об "одинаковости" ("отличаемости"), "аналогичности" объектов (признаков), без указания на конкретные показатели (критерии). Такая терминология более свойственна человеку, не обладающему специальными познаниями в данной области. Результаты сравнительного исследования объектов должны иметь экспертную оценку с точки зрения значимости этих данных для решения вопроса о тождестве объектов.

3. Доступность. Выводы не должны требовать для своей интерпретации специальных познаний, т.е. должны быть доступными для понимания следователем, судьей и другими заинтересованными лицами. Это не означает, что они не могут содержать специальных терминов и обозначений, необходимых, например, для наименования выявленных признаков. Но незнание научной сути использованных терминов не должно быть препятствием для однозначного понимания общего смысла вывода лицами, не обладающими специальными познаниями.

Вывод по результатам генотипоскопического исследования содержит, как правило, три основные составляющие.

Первая. Указание на конкретный выявленный комплекс совпадающих (либо несовпадающих) признаков, которые являются определяющими (ключевыми) для формирования той или иной степени убежденности эксперта по существу поставленного перед ним вопроса. Это наиболее общий для любых видов экспертиз элемент выводов.

Вторая. Результат (данные) вероятностно-статистической оценки идентификационной значимости комплекса выявленных признаков (если происхождение объекта от конкретного лица не исключается). Эта составляющая особенно важна в случаях формулирования выводов в вероятностной форме, поскольку доказательственная сила таких выводов не является величиной постоянной. Она обратно пропорциональна степени распространенности выявленного комплекса групповых (генетических) признаков в популяции, т.е. находится в обратной зависимости от объема установленной экспертом группы. Чем уже определяемая группа, чем уникальнее выявляемый комплекс генетических признаков, тем реже он встречается в популяции и тем больше, соответственно, доказательственное значение вывода эксперта и выше его цена как улики.

Третья. Экспертная криминалистическая оценка результатов в форме прямого ответа на поставленный вопрос.

В заключениях судебных биологов до настоящего времени наиболее распространенной остается формулировка вывода в вероятностной форме с использованием ключевой фразы "...могла произойти от...", т.е. допускается возможность происхождения исследуемого объекта (крови) от того или иного лица (индивидуума). На наш взгляд, справедливым считается точка зрения некоторых авторов (например, Ю.К. Орлов) о недопустимости подмены вероятных выводов выводами о возможности. В выводах о возможности констатируется лишь возможность какого-либо события, явления (к примеру, возможность возникновения носового кровотечения без нанесения травмы). Возможность, будучи достоверно установленной, не меняется оттого, реализовалась ли она на практике или нет.

Известны случаи, когда результаты первичной судебно-биологической экспертизы, в которой экспертом допускалась возможность (по результатам серологических исследований) происхождения следа от конкретного лица, вступали в противоречие с результатами дополнительной (генотипоскопической) экспертизы, где такая возможность исключалась в категоричной форме. В качестве альтернативной может быть использована, например, следующая формулировка: "...вероятно, кровь произошла от...".

Кроме того, справедливо признаются недопустимыми формулировки типа "не исключается", поскольку они приравниваются к выводу о невозможности решения вопроса. По мнению автора, такие формулировки могут быть использованы. Когда экспертом ввиду объективных различных причин были изучены единичные локусы (чаще всего от одного до трех) и распространенность выявленных признаков, как правило, превышает соотношения 1:1000, формулирование вывода в вероятностной форме может необоснованно завысить его доказательственное значение. В таких случаях использование формулировки типа "не исключается", при наличии первых двух составляющих вывода (см. выше), можно считать допустимым. Указание конкретных совпадающих признаков (аллелей), наряду с данными об их распространенности в популяции (вероятностно-статистической оценкой), представленными в доступной форме в виде конкретного значения, например, "один из тысячи обладает выявленными признаками", позволяет следователю и суду сформировать собственное мнение о доказательственной значимости выявленных признаков.

Формулировки выводов в наиболее распространенной вероятностной форме должны отражать различную степень убежденности эксперта, что является залогом правильной оценки доказательственной значимости выводов (весомости улик) следствием и судом. Адекватность формулировок таких выводов, т.е. убежденности эксперта, выраженной в словесной форме, доказательственной значимости полученных результатов - категория очень тонкая, поскольку в значительной мере основывается на индивидуальности восприятия. В генотипоскопии бывает ситуация, когда эксперт, проведя огромный объем исследований, изучил порядка десяти генетических систем, но практически во всех случаях установил наиболее часто встречающиеся в популяции признаки. В этой ситуации эксперт подсознательно может стремиться к необоснованному усилению доказательственного значения полученных результатов. Поэтому на протяжении многих десятилетий проблема формулирования выводов в вероятностной форме остается в судебной экспертизе одной из самых трудноразрешимых.

С приходом в судебную биологию современного криминалистического ДНК-анализа и при достижении соответствующего уровня финансирования лабораторий генотипоскопии проблема теряет свою остроту. Сегодня типирование комплекса индивидуализирующих генетических систем, включающего примерно 13-15 STR-локусов (участков) ядерной ДНК, позволяет в подавляющем большинстве случаев решать поставленные перед экспертизой вопросы однозначно, поскольку выявленные при этом признаки в своей совокупности неповторимы.


C.А. Кондрашов,

зам. начальника отдела экспертиз биологических

объектов ГУ ЭКЦ МВД России, кандидат медицинских наук


"Гражданин и право", N 7, июль 2001 г.



Заключение эксперта по результатам анализа ДНК и его доказательственное значение


Автор


C.А. Кондрашов - зам. начальника отдела экспертиз биологических объектов ГУ ЭКЦ МВД России, кандидат медицинских наук


"Гражданин и право", 2001, N 7


Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.