Рассмотрение судом жалоб на действия и решения органов расследования (А. Бабенко, В. Яблоков, "Российская юстиция", N 8, август 2001 г.)

Рассмотрение судом жалоб
на действия и решения органов расследования


Проблема судебного контроля за деятельностью органов расследования активно обсуждается в литературе последних лет. Одними из самых дискуссионных вопросов являются определение предмета судебного обжалования и споры о целесообразности установления инстанционности при подаче жалобы. Указанные моменты действительно представляются важными для разработки модели судебного контроля в будущем.

Между тем институт обжалования в суд действий и решений органов расследования существует и сегодня. Его основы были заложены введением в 1992 году в УПК РСФСР норм, предусматривающих порядок подачи жалобы на арест и продление срока содержания под стражей, а также процедуру ее рассмотрения в суде (ст.ст.220.1, 220.2). Процедура остальных видов судебного контроля в законе отсутствует. В первую очередь это связано с тем, что расширение предмета судебного контроля осуществлено постановлениями Конституционного Суда РФ от 13 октября 1995 г., 28 апреля 1998 г. и 23 марта 1999 г., а также его определением от 17 февраля 2000 г., которые включили в предмет контроля решения органов расследования: о прекращении уголовного дела, об отказе в возбуждении уголовного дела, о приостановлении производства по делу, о продлении сроков предварительного следствия, о наложении ареста на имущество, об избрании в качестве меры пресечения подписки о невыезде, а также действия и решения, связанные с производством обыска. Однако процедура рассмотрения этих вопросов Конституционным Судом не определена, ибо это не входит в его функции. Принятие нового УПК, в котором были бы учтены все эти новеллы, затянулось. Между тем отсутствие закрепленного в уголовно-процессуальном законе механизма реализации судебного контроля влечет существенные трудности при его практическом применении. В каждом конкретном случае суду приходится решать вопросы, касающиеся круга лиц, обладающих правом подачи жалобы или ходатайства, круга участников контрольного производства, возможности или невозможности принятия жалобы к производству и т.д. В целях выявления спорных и неясных для судей вопросов при рассмотрении жалоб на перечисленные действия и решения органов расследования (кроме ареста и продления срока содержания под стражей) Самарским областным судом совместно с кафедрой уголовного процесса и криминалистики Самарского государственного университета была изучена судебная практика разрешения подобных жалоб. Программированному изучению было подвергнуто 83 производства по жалобе.

Результаты проведенного исследования свидетельствуют о том, что дефицит процедурных норм в сфере судебного контроля на досудебных стадиях процесса российские суды стремятся преодолеть двумя путями: применением аналогии права и аналогии закона.

Первый (аналогия права) заключается в использовании гражданско-процессуального законодательства в качестве механизма защиты прав и свобод в сфере уголовного судопроизводства. Наглядным примером применения гражданско-процессуальных норм в уголовном процессе является разрешение судом жалоб на основе Закона РФ от 27 апреля 1993 г. "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан". Именно в подобном порядке Октябрьский районный суд г. Самары рассмотрел и удовлетворил жалобы адвокатов обвиняемого Э. на решения следователя налоговой полиции об отказе в удовлетворении ходатайства о проведении дополнительной экспертизы и избрании в качестве меры пресечения подписки о невыезде. Промышленный районный суд г. Самары также основывался на этом нормативном акте при рассмотрении жалобы адвоката П. на незаконное привлечение депутата Б. к уголовной ответственности. Однако Самарский областной суд отменил оба эти постановления, отметив, что подобные жалобы не подлежат рассмотрению судом. В основу кассационных определений суда было положено постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 г. "О рассмотрении судами жалоб на неправомерные действия, нарушающие права и свободы граждан", в п.2 которого сказано, что не могут быть обжалованы в суд в порядке, предусмотренном Законом "Об обжаловании...", действия суда, судьи, прокурора, следователя, дознавателя, судебного исполнителя, органов, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях, в отношении которых уголовно-процессуальным, гражданским процессуальным законодательством, законодательством об административных правонарушениях установлен иной порядок судебного обжалования.

Между тем действующий УПК предусматривает лишь порядок судебной проверки законности и обоснованности ареста и продления срока содержания под стражей. Правы те исследователи, которые отмечают, что в отношении других действий и решений органов расследования иной порядок судебного обжалования законом не предусмотрен (см.: Примов Н. Расширить сферу судебного обжалования // Российская юстиция. 1996. N 3). Поэтому можно понять судей, которые поступали подобным образом, используя формы гражданского процесса. Однако применение судами в ходе производства по жалобе аналогии права заслуживает критики. Полагаем, что использование норм гражданско-процессуального законодательства при осуществлении судебного контроля за досудебным производством по уголовным делам недопустимо по следующим основаниям.

Во-первых, применение гражданско-процессуальной процедуры не предполагает использования развитой системы уголовно-процессуальных гарантий, что может повлечь невозможность реального обеспечения прав, свобод и законных интересов личности. Более того, это приводит к ограничениям и нарушениям прав граждан. Практика показывает, что в 22% случаев с жалобщика бралась государственная пошлина, т.е. возможность судебной защиты нарушенного органом расследования права гражданина ставилась в зависимость от его имущественного положения. На наш взгляд, это противоречит основополагающему принципу уголовного процесса - состязательности и равноправию сторон (при обращении к суду с ходатайством о разрешении на производство действий, ограничивающих конституционные права и свободы человека и гражданина, орган расследования никакой пошлины не платит), а также ограничивает доступ гражданина к правосудию. За рамками производства по жалобе остаются также такие принципы, как презумпция невиновности, обеспечение обвиняемому и подозреваемому права на защиту. Следовательно, использование гражданско-процессуальной процедуры в качестве механизма реализации судебного контроля на досудебных стадиях уголовного процесса может существенным образом снизить его эффективность как одного из способов судебной защиты.

Во-вторых, применение при рассмотрении жалоб на действия и решения органов расследования норм гражданско-процессуального законодательства предполагает наделение участвующих в судебном заседании лиц комплексом гражданско-процессуальных прав и обязанностей. В ряде случаев суды называли стороны "истцами", "ответчиками", "третьими лицами", а иногда даже разъясняли им права, предусмотренные ст.ст.30, 155 ГПК РСФСР. Из этого вытекает, что обвиняемый в процессе рассмотрения жалобы предупреждается об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и дачу заведомо ложных показаний; ему не разъясняется ст.51 Конституции РФ; законным представителем обвиняемого в судебном заседании по жалобе может стать лицо, которое не вправе быть защитником по уголовному делу согласно УПК РСФСР; применяются совсем иные правила допустимости доказательств и многое другое. Однако статус участника уголовного процесса при осуществлении судебного контроля не меняется и прав, предоставленных УПК РСФСР, его никто не лишал. Следует также отметить, что спор по поводу законности и обоснованности действий или решений органов расследования складывается в рамках отношений между следователем, органом дознания или прокурором и иными лицами, вовлеченными в процесс расследования преступления. Это позволяет сделать вывод об уголовно-процессуальном характере этих отношений. Распространяя действие гражданско-процессуального законодательства на взаимоотношения общества и органов расследования, суды фактически игнорируют общепризнанные положения теории права, в соответствии с которыми предмет правового регулирования является важнейшим критерием разграничения различных отраслей.

В-третьих, применение аналогии права допустимо лишь в ситуациях, когда данная отрасль не содержит норм, которые могут быть использованы для регулирования возникших отношений. Как было показано выше, в УПК такая норма есть. В силу этого трудно согласиться с мнением авторов, предлагающих судам до приведения уголовно-процессуального законодательства в соответствие с Конституцией РФ использовать процедуру, предусмотренную Законом "Об обжаловании..." (см., например: Судебная защита прав и свобод граждан. Научно-практическое пособие / Отв. ред. В.П. Кашепов. М., 1999).

Поэтому, на наш взгляд, судам в настоящее время следует руководствоваться иным способом восполнения пробелов в правовом регулировании процедуры судебного контроля за досудебным производством по уголовному делу, а именно - аналогией закона.

Второй подход (аналогия закона) в практике судебной защиты прав и свобод граждан на досудебных стадиях уголовного процесса заключается в рассмотрении жалоб на действия и решения, составляющие ныне предмет судебного контроля, по правилам, предусмотренным для судебной проверки правомерности содержания под стражей (ст.220.2 УПК РСФСР). Суды Самарской области лишь в 28% случаев использовали этот способ восполнения пробелов в законодательстве, о чем свидетельствует указание в мотивировочной части постановлений по результатам рассмотрения жалоб на ст.ст.220.1 и 220.2 УПК.

В настоящее время судебный контроль за досудебными стадиями уголовного судопроизводства является важной гарантией прав участников процесса и способом восстановления нарушенного права. Об этом свидетельствует значительный рост числа поступающих в суды жалоб - с 1999 года их количество возросло в 8 раз. За последние несколько лет судами Самарской области было рассмотрено 11 жалоб на прекращение уголовного дела, 30 - на отказ в возбуждении уголовного дела, 9 - на продление срока предварительного следствия, 4 - на наложение ареста на имущество, 7 - на действия и решения, связанные с производством обыска. Кроме того, суды Самарской области достаточно часто руководствуются непосредственно ст.46 Конституции РФ, принимают к производству и разрешают жалобы на действия и решения органов расследования, которые прямо не указаны в постановлениях Конституционного Суда РФ. Как бы предвосхищая необходимость расширения рамок судебного контроля, суды проверяли законность и обоснованность производства выемки (5 раз), принимали к рассмотрению жалобы на постановление об отмене постановления о прекращении уголовного дела (2 раза), на отказ в удовлетворении следователем заявленного ходатайства (1 раз), на бездействие следователя при необходимости выделения уголовного дела (1 раз), на применение в качестве меры пресечения подписки о невыезде (2 раза), на постановление о возбуждении уголовного дела (3 раза), а также жалобы на иные процессуальные решения и производство оперативно-розыскных действий (истребование документов финансово-хозяйственной деятельности, обследование). 41% из числа поданных жалоб были удовлетворены судом, а кассационная проверка вынесенных судами постановлений в целом свидетельствует о законности и обоснованности разрешения жалоб. Из 28 обжалованных (опротестованных) постановлений районных судов было отменено лишь 9.

Однако практика осуществления судебного контроля не лишена недостатков. К сожалению, еще встречаются случаи, когда суды все же отказывали в принятии к производству жалобы по вопросам, прямо указанным в решениях Конституционного Суда РФ, объясняя это отсутствием в УПК нормы о возможности судебного обжалования и разъясняя необходимость обращения к прокурору (6 случаев). Эти факты говорят о недостаточно высоком уровне профессиональных знаний отдельных судей и слабом знании ими действующего законодательства.

Кроме того, судьи далеко не всегда (лишь в 74% случаев) выносят постановление о назначении судебного заседания по жалобе или определение о принятии жалобы к производству. Между тем этот акт имеет важное процессуальное значение и порождает ряд правовых последствий, например: необходимость для органа расследования представить в суд материалы, подтверждающие законность и обоснованность обжалуемого действия или решения, необходимость явки в суд прокурора или представителя органа расследования и др. При наличии постановления, копия которого должна быть направлена прокурору, именно он, а не суд, должен обеспечить представление необходимых материалов. Задача суда - лишь уведомить в установленном законом порядке лиц и органы, чьи действия обжалуются. Однако в настоящее время суды всегда запрашивают у прокурора или органа расследования указанные материалы. Более того, в ряде случаев органы расследования не реагируют на подобные запросы, и суду приходится неоднократно повторять запрос.

Отметим также, что суды не всегда ведут протокол судебного заседания по жалобе. Хотя ст.220.2 УПК РСФСР об этом умалчивает, полагаем, что ведение протокола необходимо, так как этим создается возможность кассационной проверки вынесенного по делу постановления.

Вынося постановление по результатам рассмотрения жалобы, суды далеко не всегда указывают норму закона, на основе которой принято подобное решение: на ст.46 Конституции РФ судьи ссылались лишь в 31% случаев, на постановление Конституционного Суда - в 16% случаев, на ст.ст.220.1, 220.2 УПК - в 28% случаев.

Изложенное позволяет сформулировать некоторые рекомендации, адресованные судам:

при принятии жалобы к производству и ее рассмотрении использовать по аналогии ст.ст.220.1, 220.2 УПК РСФСР;

при этом выносить постановление о назначении судебного заседания, о чем уведомлять прокурора и жалобщика;

ход судебного разбирательства по жалобе фиксировать в протоколе судебного заседания;

разъяснять участникам производства по жалобе их права, предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством;

в постановлении по результатам рассмотрения жалобы указывать, что суд руководствовался положениями: ст.46 Конституции РФ, постановлением Конституционного Суда РФ (дата и номер), ст.220.2 УПК РСФСР;

в целях повышения эффективности судебного контроля судам следует выносить частные определения в отношении тех органов, которые нарушают уголовно-процессуальное законодательство либо не представляют в указанный срок необходимые для рассмотрения жалобы материалы.


А. Бабенко,

председатель Самарского областного суда,

заслуженный юрист РФ,


В. Яблоков,

аспирант Самарского государственного университета


"Российская юстиция", N 8, август 2001 г.



Рассмотрение судом жалоб на действия и решения органов расследования


Автор


А. Бабенко - председатель Самарского областного суда, заслуженный юрист РФ,


В. Яблоков - аспирант Самарского государственного университета


"Российская юстиция", 2001, N 8, стр.


Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.