Насильственные действия сексуального характера (А. Кибальник, И. Соломоненко, "Российская юстиция", N 8, август 2001 г.)

Насильственные действия сексуального характера


Глава 18 УК РФ содержит уголовно-правовой запрет на совершение ряда деяний против половой неприкосновенности и половой свободы личности. И если половая неприкосновенность предполагает запрет на совершение любых сексуальных действий против личности, то половая свобода - право самостоятельно решать, как и с кем удовлетворять свои сексуальные желания. В свете этого нужно говорить о том, что ст.132 УК охраняет не "нормальный уклад" половых отношений в традиционном советском его понимании. Исследуемая норма, исходя из буквы действующего уголовного законодательства, ставит под охрану те же общественные отношения и интересы, которые охраняются нормой об ответственности за изнасилование. Однако если в изнасиловании речь идет только о половой свободе и неприкосновенности женщины, то при совершении насильственных действий сексуального характера нужно говорить о причинении вреда половой свободе и половой неприкосновенности любого человека. При этом критерии и границы допустимости собственной половой свободы, несомненно, должны определяться потерпевшим лицом - оно и только оно должно определять, страдает ли в результате совершенного с ним деяния его половая свобода.

Действующее законодательство не дает оснований для утверждений о том, что непосредственным объектом любых насильственных действий сексуального характера (как и изнасилования) являются всегда одновременно и половая свобода, и половая неприкосновенность.

В соответствии со ст.134 УК запрещены добровольные половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 14 лет. При этом не имеет значения, по чьей инициативе совершены указанные деяния. В УК установлен жесткий запрет на совершение любых ненасильственных сексуальных действий в отношении малолетнего лица, т.е. уголовно-правовой охране подлежит только его половая неприкосновенность (п."в" ч.3 ст.132 УК). Из сказанного следует, что половая неприкосновенность не является уголовно охраняемым благом для лиц, достигших 14-летнего возраста. И, следовательно, основным непосредственным объектом основного состава совершения насильственных действий сексуального характера (ч.1 ст.132 УК) является только половая свобода личности.

Очевидно, что рассматриваемое преступление начинается как раз не с сексуального действия, а с применения насилия к потерпевшей (потерпевшему) или к иным лицам. Таким образом, здоровье потерпевшего (потерпевшей) или иных лиц всегда как минимум ставится под угрозу и является дополнительным объектом насильственных действий сексуального характера.

Так как потерпевшим от насильственных действий сексуального характера может быть лицо любого пола, то отличие насильственных действий сексуального характера от изнасилования, с позиции объекта преступления, изначально происходит по такой составной части объекта, как потерпевший. Исходя из этого, можно утверждать, что с позиции объекта преступления насильственные действия сексуального характера в отечественном законодательстве являются общей нормой по отношению к изнасилованию, которая в свою очередь является специальной по отношению к исследуемому составу.

В соответствии с диспозицией ч.1 ст.132 УК объективную сторону насильственных действий сексуального характера составляют мужеложство, лесбиянство или иные действия сексуального характера с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшему (потерпевшей) или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшего (потерпевшей). Не вызывает сомнений то, что объективная сторона рассматриваемого состава носит сложный характер, выражаясь в наличии минимум двух последовательных действий виновного: применения насилия (физического или психического) к потерпевшему (потерпевшей) или иным лицам либо использования беспомощного состояния потерпевшего (потерпевшей); совершения собственно действия сексуального характера.

Таким образом, насильственные действия сексуального характера, с точки зрения конструкции объективной стороны, являются сложным (составным) преступлением. Состав рассматриваемого преступления носит исключительно формальный характер с точки зрения конструкции объективной стороны. Поэтому оконченными насильственные действия сексуального характера должны признаваться в момент начала совершения собственно самого сексуального действия, вне зависимости от его продолжительности или физиологической завершенности.

При этом, исходя из буквального понимания ч.1 ст.132 и п."в" ч.2 ст.132 УК, необходимо особо подчеркнуть, что в основном составе рассматриваемого преступления умышленно причиненный вред здоровью потерпевшего (потерпевшей) в результате физического насилия, не требующий дополнительной квалификации, выражен в причинении средней тяжести вреда здоровью.

С другой стороны, считаем, что беспомощное состояние потерпевшего (потерпевшей) имеет место в случае, когда он (она) не могут дать явно выраженного согласия на совершение с ним (ней) действий сексуального характера. Причинами такого беспомощного состояния могут быть самые разные факторы (психическое заболевание, состояние глубокого физиологического опьянения (алкогольного или наркотического), тяжелое соматическое состояние в силу различного рода заболеваний и травм и т.д., в том числе и сон). Но все эти факторы объединяет одно - жертва не может дать явно выраженного согласия на совершение с ней сексуального действия, и виновный понимает это. В силу такого понимания беспомощного состояния лица оно и приравнивается к насилию по своим признакам как конструктивное альтернативное обстоятельство, характеризующее объективную сторону насильственных действий сексуального характера.

Интересно, что законодатель впервые в УК РФ также признал традиционное половое сношение всего лишь одним из действий сексуального характера (так, в диспозиции ст.133 УК читаем: "Понуждение лица к половому сношению, мужеложству, лесбиянству или совершению иных действий сексуального характера..."). Следовательно, сопоставительный анализ норм УК дает все основания полагать, что, с точки зрения объективной стороны, изнасилование как насильственное половое сношение является специальной нормой по отношению к насильственным действиям сексуального характера в целом. Специализация происходит изначально по единственному признаку объективной стороны - виду насильственного сексуального действия.

В ч.1 ст.132 УК содержатся три формы деяния, которыми может быть совершено данное преступление: мужеложство, лесбиянство и иные действия сексуального характера.

Мужеложство является лишь одним из видов мужского гомосексуализма, который включает в себя еще несколько разновидностей.

Лесбиянство является вторым проявлением гомосексуальных действий, имеющим уголовно-правовое значение при насильственном характере их совершения, и выражается в любом виде сексуальных действий женщины с женщиной. Исследования лесбиянства как уголовно-правового явления до настоящего момента в науке не проводилось. Как уже отмечалось, мужской гомосексуализм знает и другие проявления, кроме мужеложства. Поэтому при насильственных действиях сексуального характера, происходящих между мужчинами и не являющихся мужеложством, такое деяние может попасть под определение "иные действия сексуального характера". При насильственных действиях сексуального характера между женщинами - это всегда насильственное лесбиянство.

Возникает закономерный вопрос, что же такое "иные действия сексуального характера"? Если существующие определения мужеложства и лесбиянства представляются более-менее четкими, то "иное действие сексуального характера" - понятие весьма условное.

В науке господствует мнение, согласно которому ст.132 УК предусматривает ответственность за практически все насильственные сексуальные действия, не подпадающие под признаки изнасилования. Мало того, что их вряд ли можно перечислить как таковые, так вполне серьезно предлагается к их числу относить не только известные и описанные в медицинской литературе половые перверсии, но и экзотичные для отечественного правоприменителя проявления насильственной сексуальной активности. Представляется, что в случае такого широкого понимания "иных сексуальных действий" УК станет напоминать переиздание Камасутры или медицинское пособие.

Еще одно соображение против такого подхода к трактовке "иных сексуальных действий". В некоторых криминологических работах предлагается считать любое преступление, совершенное на сексуальной почве, относимым к сексуальным насильственным преступлениям. И если в криминологии это может быть оправданным, то в уголовном праве вряд ли. Действительно, если кто-либо испытывает сексуальное удовольствие, причиняемое истязанием либо нанесением телесного вреда, при этом не совершая сексуальных манипуляций в собственном смысле этого слова, то, если следовать такому подходу, содеянное надлежит квалифицировать именно по ст.132 УК, а не по статьям о преступлениях против жизни и здоровья личности. Но это же абсурдно - если лицо, к примеру, ампутируя палец потерпевшему, испытывает сексуальное желание либо удовлетворение, то оно по субъективному основанию должно нести ответственность за преступление против половой свободы либо половой неприкосновенности.

По нашему мнению, содержание "иные действия сексуального характера" охватывает вполне определенное количество деяний, которые возможно отграничить от насильственных мужеложства и лесбиянства. Предлагая законодательное определение "иных действий сексуального характера", полезно присмотреться к зарубежному опыту. Ведь будучи для нашей страны новым, рассматриваемый состав довольно длительное время существует в законодательстве многих стран. Европейские законодатели, определяя сексуальное действие как таковое, расшифровывают его содержание как "сексуальное проникновение" (см. УК Франции, УК Испании). Представляется, что если очень разнообразные действия (как насильственные, так и ненасильственные) могут носить сексуальную окраску, то под уголовно значимое понимание "иных сексуальных действий" необходимо относить только те, которые выражаются в насильственном сексуальном проникновении.

Под сексуальным проникновением мы понимаем введение как полового органа, так и иных предметов в естественные полости другого лица с целью получения сексуального удовлетворения. В этом случае разновидностью "иного сексуального действия" будут являться и введение полового органа в ротовую полость другого лица, и введение полового члена в заднепроходное отверстие женщины (аналогичное действие в отношении мужчины является актом мужеложства), и введение любого другого предмета в естественные полости другого лица (в том числе и при имитации сексуального действия). Еще раз отметим, что сексуальность как характеристика такого проникновения означает наличие у лица цели получить именно сексуальное удовлетворение.

Нас могут упрекнуть в сужении границ уголовной репрессии, вызванном ограничением перечня иных действий сексуального характера сексуальным проникновением. Однако считаем, что более приемлемо и целесообразно именно такое сужение границ уголовной ответственности за рассматриваемое преступление, ибо в противном случае безграничное понимание "иных сексуальных действий" приведет к неоправданному расширению рамок уголовной ответственности и возможному применению закона по аналогии. Так что в этом случае мы сторонники "меньшего зла".

На основании приведенных соображений предлагаем изложить ч.1 ст.132 УК в следующей редакции: "Мужеложство, лесбиянство или иные действия сексуального характера, являющиеся сексуальным проникновением, с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшему (потерпевшей) или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшего (потерпевшей) - наказываются..."


А. Кибальник,

И. Соломоненко,

старшие преподаватели Ставропольского филиала

Краснодарского юридического института МВД РФ,

кандидаты юридических наук


"Российская юстиция", N 8, август 2001 г.



Насильственные действия сексуального характера


Авторы


А. Кибальник - старший преподаватель Ставропольского филиала Краснодарского юридического института МВД РФ, кандидат юридических наук


И. Соломоненко - старший преподаватель Ставропольского филиала Краснодарского юридического института МВД РФ, кандидат юридических наук


"Российская юстиция", 2001, N 8, стр.64


Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение