Справедлив ли уголовный закон к военнослужащим? (А. Ищенко, "Российская юстиция", N 8, август 2001 г.)

Справедлив ли уголовный закон к военнослужащим?


Новое уголовное законодательство, как и прежнее, не знает особой системы воинских наказаний. Однако особенности применения наказаний к военнослужащим в УК РФ занимают, можно сказать, особое место. Применяемые только в отношении военнослужащих ограничение по военной службе (ст.51 УК), содержание в дисциплинарной воинской части (ст.55 УК) в качестве полноправных и равноценных включены в общую систему наказаний. Особенности применения некоторых других видов наказаний в отношении военнослужащих специально оговорены в законе. Так, установлено, что в отношении военнослужащих по призыву не могут быть применены обязательные работы (ч.4 ст.49 УК) и ограничение свободы (ч.5 ст.53 УК). Исправительные работы военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, заменяются ограничением по военной службе (ч.1 ст.51 УК). Согласно ч.3 ст.54 УК арест военнослужащие отбывают на гауптвахте. Представляется, что не все из указанных требований согласуются с другими нормами о наказаниях, а некоторые являются дискуссионными.

В частности, ч.1 ст.51 УК, сужая возможность замены исправительных работ ограничением по военной службе, упоминает только военнослужащих по контракту. В то же время ст.50 УК не содержит указания о том, к каким категориям осужденных исправительные работы не применяются. Как поступать в отношении военнослужащих по призыву, закон умалчивает. Думаю, что решение проблемы может заключаться в том, чтобы в ст.50 УК указать о неприменении исправительных работ к военнослужащим всех категорий.

В ст.49 УК было бы правильным отказаться от возможности применения обязательных работ к военнослужащим, проходящим службу по контракту. Нереальность их применения заключается в том, что они должны отбываться в свободное от основной работы время в местах, определяемых органами местного самоуправления и под контролем территориальных уголовно-исполнительных инспекций, что в условиях единоначалия, специфики нормирования продолжительности служебного времени военнослужащих и других особенностей военной службы практически невозможно. Иной допустимый вариант решения данного вопроса может заключаться в том, чтобы в качестве альтернативы в ст.49 УК было специально указано, как это сделано в отношении ареста (ч.3 ст.54 УК), что военнослужащие, проходящие службу по контракту, отбывают обязательные работы по месту прохождения службы или на других военных объектах. Исполнение этого наказания может быть возложено на военную полицию, введение которой предполагается военной реформой. Пока в законодательстве этот вопрос не решен, небезосновательным является прогноз о том, что если судебная практика пойдет иным путем, могут возникнуть нежелательные для Вооруженных Сил последствия - увольнение осужденного с привлечением к обязательным работам в связи с невозможностью выполнения им в полном объеме возложенных обязанностей по военной службе. Анализ практики назначения военными судами наказаний военнослужащим за 1997-2000 гг. показал, что военные суды обязательные работы вообще не назначают.

Ошибочным, на мой взгляд, представляется также указание в ч.5 ст.53 УК на неприменение ограничения свободы только в отношении военнослужащих по призыву. Ограничение свободы заключается в содержании осужденного, достигшего к моменту вынесения судом приговора 18-летнего возраста, в специальном учреждении (исправительном центре) без изоляции от общества в условиях осуществления за ним надзора. По своей правовой природе указанный вид наказания аналогичен условному осуждению с обязательным привлечением к труду, которое было закреплено в УК РСФСР 1960 г. (ст.24); его назначение несовместимо с дальнейшим прохождением военной службы. Между тем арест, который является более строгим, исходя из конструкции ст.44 УК, видом наказания, чем ограничение свободы, совместим с прохождения военной службы. Кроме того, ст.51 Федерального закона от 28 марта 1998 г. "О воинской обязанности и военной службе" предусматривает только два основания увольнения: в связи с вступлением в законную силу приговора суда о назначении наказания в виде лишения свободы и лишения свободы условно. Таким образом, Федеральным законом не предусмотрено, чтобы назначение военнослужащему по контракту ограничения свободы влекло увольнение его с военной службы.

Исходя из изложенного, предложил бы отказаться от применения ограничения свободы и к военнослужащим по контракту. Для этого из ч.5 ст.53 УК необходимо исключить слова "проходящим военную службу по призыву" и одновременно указать, что военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, ограничение свободы может быть заменено ограничением по военной службе, а в ч.1 ст.51 УК следует записать, что ограничение по военной службе назначается взамен не только исправительных работ, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК, но и ограничения свободы.

Значительные изменения в УК РФ касаются особенностей ответственности военнослужащих за совершение преступлений против военной службы. Исключив нормы, согласно которым деяния, совершенные при смягчающих обстоятельствах, влекут за собой применение правил Дисциплинарного устава Вооруженных Сил РФ, законодатель отказался от регулирования уголовным законом ответственности за дисциплинарные проступки, что представляется обоснованным, исходя из задач, сформулированных в ст.2 УК.

Анализ главы 33 УК показывает, что ее основное отличие от аналогичной главы УК РСФСР 1960 г. заключается в декриминализации значительного количества преступлений и более гуманном подходе к вопросам назначения наказаний. Лишь дезертирство с квалифицирующими обстоятельствами стало наказываться более строго. Представляется, что по ряду преступлений гуманизация наказаний является необоснованной, поскольку санкции статей не отражают реальной опасности предусмотренных в них деяний.

В частности, верхний предел санкций за весьма опасные в условиях армии преступления против порядка подчиненности и воинской чести (ст.ст.332-336 УК) снизился с 10 до 8 лет лишения свободы. Насильственные действия, повлекшие тяжкие последствия (п."б" ст.242) по УК 1960 г., наказывались лишением свободы от 5 до 15 лет, а в УК 1996 г. (п."в" ч.2 ст.334) - от 3 до 8 лет. Максимальные меры наказания за нарушения уставных правил взаимоотношений и оскорбление военнослужащего уменьшились соответственно с 12 до 10 лет лишения свободы и с 5 лет лишения свободы до одного года содержания в дисциплинарной воинской части. Верхние пределы санкций в составах таких преступлений, как умышленное уничтожение и повреждение военного имущества, оставление погибающего военного корабля, уменьшились в 2 раза (с 10 до 5 лет лишения свободы).

Если уклонение от военной службы путем членовредительства, симуляции болезни, подлога документов или иного обмана по ст.249 УК 1960 г. наказывалось лишением свободы от 3 до 7 лет, то по ч.1 ст.339 УК 1996 г. предусмотрено максимальное наказание всего лишь в виде содержания в дисциплинарной воинской части на срок до одного года, что не соответствует тяжести данного преступления. Практически сложилась ситуация, когда возможности для индивидуализации наказаний по ч.1 ст.339 УК военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, оказались ограниченными единственным видом (содержание в дисциплинарной воинской части) и в весьма узких пределах (на срок до 1 года). Такой вид наказания, как ограничение по военной службе в силу ст.51 УК, к ним не может быть применен вообще, а введение в действие нормы права о применении ареста в качестве уголовного наказания отложено до создания необходимых условий для его исполнения. Выборочный анализ уголовных дел данной категории свидетельствует о том, что в судебной практике наметилась устойчивая тенденция назначения максимального размера содержания в дисциплинарной воинской части, независимо от способа членовредительства, его последствий, в том числе и длительности вследствие этого уклонения от исполнения обязанностей военной службы. Это подтверждает необходимость пересмотра санкции данной статьи в сторону ее ужесточения.

Думаю, необоснованно расширены возможности и для смягчения наказаний за весьма опасные в условиях военной службы преступления: неисполнение приказа (ст.332 УК), сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению обязанностей военной службы (ст.333 УК).

О соотношении санкций статей о воинских насильственных преступлениях с санкциями статей главы 16 УК о преступлениях против личности. Законодатель установил, что сопротивление начальнику или насильственные действия по отношению к нему, сопряженные с умышленным причинением тяжкого вреда его здоровью (п."в" ч.2 ст.ст.333 и 334 УК), наказываются менее строго (лишением свободы на срок до 8 лет), чем умышленное причинение тяжкого вреда здоровью по ст.111 УК (лишение свободы до 10, 12 и 15 лет), что вынуждает в определенных случаях насилие в отношении начальника квалифицировать по совокупности воинского и общеуголовного преступления, а при назначении наказания применять в соответствии с ч.3 ст.69 УК частичное или полное сложение наказаний. В этом не было бы необходимости, если бы диспозиции ст.ст.333 и 334 УК, с одной стороны, и ст.111 УК - с другой, имели максимально возможное совпадение квалифицирующих признаков, а санкции - по меньшей мере, минимальные расхождения.

Особое место среди преступлений против военной службы ранее занимали злоупотребление властью, превышение и бездействие власти, а также халатное отношение к службе. Тем не менее аналоги ст.ст.260 и 20.1 УК РСФСР "оказались" в главе 30 нового УК РФ (ст.ст.285, 286, 293) с менее строгими наказаниями. Исключение (впервые со времен дореволюционной России) из уголовного закона специальных норм о воинских должностных преступлениях не может быть признано обоснованным. Воинские должностные лица наделены более широкими, чем в остальных сферах, обязанностями и специфическими полномочиями по обеспечению военной безопасности государства и управлению войсками, включая право применять оружие в отношении подчиненных. Следовательно, по сравнению с остальными эти лица должны нести повышенную ответственность за должностные преступления.

Таким образом, нормы как Общей, так и Особенной частей УК РФ, регулирующие назначение наказаний военнослужащим, нуждаются в дальнейшем совершенствовании.


А. Ищенко,

судья 4-го окружного военного суда,

кандидат юридических наук (г. Москва)


"Российская юстиция", N 8, август 2001 г.



Справедлив ли уголовный закон к военнослужащим?


Автор


А. Ищенко - судья 4-го окружного военного суда, кандидат юридических наук (г. Москва)


"Российская юстиция", 2001, N 8, стр.66


Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение