Периодизация истории суда присяжных в России (А.А. Демичев, "Журнал российского права", N 7, июль 2001 г.)

Периодизация истории суда присяжных в России


На протяжении своей истории российский суд присяжных не оставался статичным, а органично развивался в соответствии с изменениями, происходившими в государственном и общественном устройстве страны. С 1864 по 1917 гг. он должен был пройти несколько качественно отличающихся друг от друга периодов развития. Однако в отечественной и зарубежной историко-юридической литературе вопрос о периодизации истории суда присяжных в России до последнего времени специально не ставился*(1), хотя подспудно он был обозначен еще дореволюционным юристом А. М. Бобрищевым-Пушкиным*(2). Для удобства обработки статистических сведений Министерства юстиции он разделил историю суда присяжных на два периода: до 1878 г. и после него.

А. К. Афанасьев, обосновывая хронологические рамки исследования, также выделил два периода истории суда присяжных, но до 1885 г. и после него.

Первый период, по мнению историка, длился с 1866 г., когда суд присяжных начал реально действовать в стране, по 1885 г., "когда значительно усилилось наступление правительства Александра III на прогрессивные буржуазные институты, установленные в эпоху великих реформ"*(3). Сразу отметим, что аргументация второй хронологической границы не является убедительной, так как именно в 1885 г. не было никакого серьезного наступления на суд присяжных, за исключением доклада К. П. Победоносцева Александру III "О необходимости судебных реформ", где проводилась мысль, что суд присяжных оказался бесполезным для России и от него необходимо "отделаться"*(4).

На наш взгляд, критерием периодизации истории суда присяжных может служить законодательство о присяжных, ибо оно показывает качественные изменения в развитии этого института. Исходя из названного критерия, можно выделить четыре периода существования отечественного дореволюционного суда присяжных.

I период - 20 ноября 1864 года-9 мая 1878 года.

Первый период длился с момента одобрения Александром II Судебных уставов 1864 г. до начала кризиса суда присяжных в России. Это период эволюционного развития института присяжных заседателей, он характеризуется тем, что в его продолжение Уставы 1864 г. действовали практически в своем первоначальном виде.

До 26 июля 1866 года (когда в Петербурге были рассмотрены первые дела с участием присяжных заседателей) суд присяжных в России фактически не действовал. До этого велась лишь подготовительная работа: подбирались и благоустраивались помещения для окружных судов, открывались окружные суды, создавались Временные комиссии, которые составляли и публиковали в "Губернских ведомостях" общие, очередные и запасные списки присяжных заседателей и т.п.

Судебные уставы были одобрены Императором 20 ноября 1864 года. Но история России знает мало документов, положения которых реализовывались сразу же после их принятия. Уставы 1864 г. не стали исключением. Практически одновременно с утверждением нового законодательства перед правительством был поставлен вопрос: каким путем должна проводиться в жизнь судебная реформа? Единодушного мнения по этому поводу не было.

Председатель Государственного совета П. П. Гагарин высказывался за ее одновременное и повсеместное введение, но с постепенным увеличением состава судов; на иной позиции стоял министр юстиции Д. Н. Замятнин: необходимо введение реформы в виде опыта в одном-двух округах, но в полном объеме. 12 января 1865 года была создана специальная комиссия для выработки окончательного плана введения судебной реформы. Председателем был назначен В. П. Бутков, который ранее стоял во главе комиссии, составлявшей проекты Судебных уставов. Членами комиссии стали С.И. Зарудный, Н. А. Буцковский и ряд других известных юристов. После долгих споров победила точка зрения Д. Н. Замятнина, которая и была принята Государственным советом при окончательном обсуждении*(5).

19 октября 1865 года Высочайшим указом было утверждено "Положение о введении в действие Судебных уставов 20 ноября 1864 года"*(6). В России создавались два судебных округа (Московский и Санкт-Петербургский), куда первоначально вошли следующие губернии: в первый - Московская, Владимирская, Рязанская, Тверская, Тульская, Ярославская, во второй - Санкт-Петербургская, Псковская и Новгородская. В 1867 г. был открыт Харьковский судебный округ, в 1869 г. - Одесский, в 1870 г. - Казанский и в 1871 г. - Саратовский. Формирование Московского судебного округа завершилось только к 1874 г., когда в его состав вошла Вологодская губерния, до этого в 1869 г. к нему была присоединена Нижегородская губерния, в 1870 г. - Смоленская и в 1871 г. - Костромская.

Первый период истории отечественного суда присяжных фактически совпал со временем становления института присяжных заседателей в названных шести округах. В одних губерниях (например, Нижегородской) оно проходило быстрее, в других - медленнее. Тем не менее можно говорить о том, что процесс организационного и социально-психологического становления суда присяжных в ряде судебных округов завершился к концу 70-х годов ХIХ в. Что касается некоторых других округов, то открытие окружных судов и становление в них суда присяжных длилось до конца XIX века.

Объем юрисдикции суда присяжных в 1864-1878 гг. был значительным. По подсчетам А. М. Бобрищева-Пушкина, в сфере компетенции заседателей находилось примерно 410 статей Уложения о наказаниях уголовных и исправительных, что составляло почти пятую часть всех карательных статей российского законодательства*(7). В окружных судах на долю присяжных заседателей приходилось в 1873-78 гг. в среднем по стране 75,8 процента всех решенных дел. Таким образом, можно с уверенностью говорить, что суд присяжных, играя огромную роль в уголовном судопроизводстве, являлся центральным звеном пореформенной судебной системы России.

Репрессивность суда присяжных (отношение количества осужденных обвиняемых к общему числу подсудимых) составляла в 1873-78 гг. 64,3 процента, репрессивность остальных судов - 72,6 процента. Следует отметить, что именно большее количество оправданий присяжных заседателей по сравнению с профессиональными судьями являлось серьезной причиной нападок на суд присяжных. Даже французский историк XIX в. К. Кардонн отмечал, что суд присяжных не оправдал возлагавшихся на него надежд, так как он разочаровал всех своей мягкостью и снисходительностью к опасным преступникам*(8).

Наибольшее беспокойство правительства вызывали преступления служебные и против порядка управления. По первым из них присяжные оправдывали 58 процентов обвиняемых, в то время как коронные судьи - лишь 24,5 процента. Причина этого кроется в сложности и запутанности служебных преступлений, когда присяжные далеко не всегда могли вникнуть в суть разбираемого дела. Преступления против порядка управления судились присяжными довольно строго - 64 процента подсудимых признавались виновными, но все же разница и здесь была существенной. Основную массу таких преступлений на практике составляли различные сопротивления распоряжениям правительства, неповиновения властям, оскорбления должностных лиц (городовых, десятников, старост и пр.) при исполнении ими служебных обязанностей. По мнению юриста-практика Н. П. Тимофеева, "такая чрезмерная снисходительность присяжных является уже в некоторых случаях по меньшей мере неосновательною"*(9). Если эту "неосновательность" заметил такой активный защитник суда присяжных, как Н. П. Тимофеев, то не могли ее оставить без внимания и в Министерстве юстиции.

Уже в циркуляре от 28 февраля 1874 года отмечалось, что в некоторых окружных судах процент оправдательных приговоров составил 40-50, и поэтому требовалось к посылаемым в Министерство юстиции судебно-статистическим данным о деятельности суда присяжных добавлять, по возможности, особые разъяснения с указанием причин, вызвавших оправдательные приговоры, в том случае, если их количество превысит 20 процентов от общего числа*(10). 13 марта 1874 года был издан аналогичный циркуляр, требующий разъяснений от лиц прокурорского надзора*(11).

В новом циркуляре от 14 мая 1874 года опять отмечался высокий процент оправданий, и спрашивалось у председателей окружных судов, по каким причинам этот процент так велик. Также требовалось высказать соображения "о том, какие меры могли бы содействовать успешному поддержанию... обвинения перед судом присяжных... (и) насколько самый порядок составления списков присяжных заседателей признается ими удобоприменимым на практике и действительно соответствует цели, и не следует ли, в видах замечаемого иногда неудачного выбора присяжных заседателей, допустить какие-либо изменения в этом порядке и какие именно"*(12). К циркуляру прилагалась особая форма для отправки в Министерство юстиции сведений об оправдательных приговорах по преступлениям должностным и против порядка управления. В последующих циркулярах (от 23 сентября 1874 года, 20 февраля 1875 года и др.) К. И. Пален, бывший тогда министром юстиции, просил председателей окружных судов ускорить сообщение сведений, требуемых циркуляром от 14 мая 1874 года, а также более точно и конкретно разъяснять причины оправдательных приговоров (если их было более 20 процентов), вынесенных присяжными*(13).

На судебную практику, однако, поступающие с мест разъяснения и предложения, как и все вышеперечисленные циркуляры, серьезного влияния не оказали. Репрессивность суда присяжных не только не увеличилась, но даже уменьшилась.

Присяжные заседатели непроизвольно показали свою независимость от администрации и столичных циркуляров, но тем самым убедили правительство, что оказать влияние на их деятельность можно только путем изменения законодательства. Низкая репрессивность суда присяжных как в целом, так и по отдельным родам преступлений (особенно против порядка управления, служебных и против общественного благоустройства и благочиния), не вполне отвечающий требованиям судопроизводства состав заседателей, особенно в уездных городах (небольшое количество образованных людей, невысокий уровень грамотности крестьян и мещан и т.п.), халатное отношение Временных комиссий к своим обязанностям по составлению списков присяжных заседателей (в списки попадало немало людей умерших, сумасшедших, не отвечающих требованиям установленных законом цензов и пр.) привели к тому, что уже во второй половине 70-х годов ХIХ века в Министерстве юстиции были собраны обширные материалы, которые послужили практической базой для законодательного преобразования института присяжных заседателей в России.

II период - 9 мая 1878 года-7 июля 1889 года.

Второй период - время кризиса российского суда присяжных. 9 мая 1878 года был принят первый закон, серьезно изменивший законодательство 1864 г. о суде присяжных*(14), 7 июля 1889 года - последний закон такого рода*(15).

К концу 70-х-началу 80-х годов ХIХ века выяснились многочисленные недостатки российского суда присяжных, ставшие причинами его кризиса*(16).

Можно выделить три группы причин кризиса: юридические, ментальные и политические. Важнейшие из них - юридические: несовершенство законодательства, мешавшее нормальному функционированию суда присяжных. Сюда можно отнести несоответствие материального и процессуального права (Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. Судебным уставам 1864 г.); неудачный состав Временных комиссий, составлявших списки присяжных (их члены совершенно не были заинтересованы в результатах своего труда и воспринимали свои обязанности как лишнюю обузу); наличие "служебного ценза" и неравномерность имущественного ценза, нечеткость некоторых формулировок закона и др.

Ментальные причины кризиса стали следствием несоответствия русского "der Volksgeist" характеру введенного "сверху" западноевропейского правового института. Судебные уставы 1864 г. разрабатывались с учетом европейского опыта, и российским присяжным, в итоге, оказалось подсудно большое количество категорий преступлений. Однако это сыграло лишь отрицательную роль. Российские "судьи общественной совести" оказались не в состоянии объективно судить ряд преступлений и проступков (нарушения паспортного устава, финансовые преступления, некоторые виды преступлений против порядка управления и др.). Эти преступления оказались изначально слишком сложны и труднодоступны для понимания российских присяжных. Не постигнув до конца сути дела, заседатели нередко оправдывали действительно виновных людей. Заведомо виновных оправдывали и тогда, когда народное правосознание не соответствовало понятиям и нормам законодательства, а такое на практике случалось довольно часто (оскорбления должностных лиц, сопротивления им и пр.). К. П. Победоносцев в своем докладе "О необходимости судебных реформ" верно отметил, что суд присяжных оказался "совсем несообразным с условиями нашего быта и с устройством наших судов"*(17). В юридической практике дореформенной России часто подсудимых освобождали от суда "за недоказанностью" и оставляли "в подозрении".

Может быть, здесь коренится то обстоятельство, что при малейшем сомнении заседатели часто оправдывали подсудимых. И несмотря на то, что после судебной реформы 1864 г. от старой дореформенной системы судоустройства и судопроизводства не осталось и следа, психология людей, живших поколениями при судах старого типа, менялась очень медленно.

Несоответствие российского менталитета характеру и форме суда присяжных должно было привести либо к изменению законодательства о суде присяжных, либо к изменению менталитета. Последнее в короткий промежуток времени практически невозможно, поэтому было изменено законодательство.

Институт присяжных по своей сущности противоречил условиям самодержавной России, он оказался для нее слишком радикальным нововведением. И. В. Гессен отмечал: "С первых дней обнаружилось, что новый институт (имеется в виду вся судебная реформа 1864 г. - А. Д.) вошел в государственный организм инородным телом, которое по общему физиологическому закону должно быть ассимилировано или отвергнуто"*(18) .

Положение было обострено и условиями внутриполитической жизни страны ("революционной ситуацией"). Непредсказуемость решений присяжных по делам, носящим политический оттенок, не отвечала стремлениям правительства обеспечить порядок в стране. Естественно, правящие круги постарались изъять из ведения суда присяжных такие преступления, как сопротивление властям, убийство и покушение на убийство должностных лиц и т.п. Более того, кризис начался с принятия закона 9 мая 1878 года, временно изъявшего из компетенции присяжных заседателей преступления такого рода.

Причем названный закон совершенно обоснованно считается в историографии следствием оправдания Веры Засулич Санкт-Петербургским окружным судом с участием присяжных заседателей в апреле 1878 года.

Под воздействием совокупности юридических, ментальных и политических причин с 1878 по 1889 гг. было принято более десяти временных и постоянных законов, значительно изменивших законодательство о присяжных. Фактически был создан новый суд присяжных, отличающийся существенным образом от подобного института образца 1864 года.

Вряд ли правомерным можно считать наличествующий в историко-юридической литературе термин "судебная контрреформа", появившийся еще в конце ХIХ-начале ХХ веков. Впервые он был ясно выражен А. А. Кизеветтером: "...в 80-х и 90-х гг. XIX ст., хотя Судебные Уставы Александра II и не были заменены новыми уставами, тем не менее рядом сепаративных указов, т. наз. новелл, был внесен в Судебные Уставы Александра II дух противоположных начал, что в совокупности эти новеллы представляли собою контрреформу..."*(19). Четко концепция судебной контрреформы была отражена в работах саратовских юристов и историков (М. В. Немытиной, Н. А. Троицкого и др.). Наиболее же ярко она сформулирована в монографии Б. В. Виленского. Под судебной контрреформой ученым понимается принятие ряда нормативных актов, которыми "были фактически перечеркнуты основные демократические институты Судебных уставов 20 ноября 1864 года". Контрреформа охватила различные стороны судебной реформы 1864 г.: мировой суд, суд присяжных, публичность заседаний и пр. Под контрреформой в области суда присяжных имеется в виду пересмотр Судебных уставов, направленный на ограничение и, по возможности, ликвидацию рассмотрения дел с участием присяжных заседателей. Причины этих преобразований виделись лишь следствием "роста революционного движения в стране и возникновения второй революционной ситуации"*(20).

Концепция судебной контрреформы не была принята многими исследователями (как правило - историками). Против нее выступили представители московской исторической школы (П. А. Зайончковский, Л. Г. Захарова, А. К. Афанасьев и др.)*(21). Слабость позиции историков в данном случае заключается в том, что, критикуя культивируемый юристами термин "судебная контрреформа", они не создали своей определенной концепции.

Таким образом, в историографии нет единого взгляда на судебное законодательство 70-80-х гг. ХIХ века, а дискуссия между сторонниками и противниками концепции "судебной контрреформы" зашла в тупик. На наш взгляд, проблему необходимо рассмотреть под иным углом зрения. Мы считаем более верным употребление термина "кризис".

Под кризисом понимается логическая ступень развития любого исторического явления, переход из одного качественного состояния в другое. Кризис не есть нечто негативное, он имеет и отрицательные, и положительные стороны, причем последних в кризисе российского суда присяжных 1878-1889 гг. оказалось значительно больше, нежели первых. Отличие "кризиса" от "реформы" состоит в том, что кризис всегда объективен, а реформы, хотя они обычно также вызываются объективными причинами, носят на себе печать субъективности. Проведение реформы предполагает некоторый план, систему, целостный комплекс мер, направленный на достижение определенной цели. Кризис разражается стихийно. Мероприятия правительства в данном случае, хотя и имели целью улучшение деятельности суда присяжных, не были заранее спланированы: по мере необходимости разрабатывались те или иные меры, затрагивающие отдельные стороны суда присяжных. Кроме того, ни в Министерстве юстиции, ни в Государственном совете не было конкретного конечного образа, к которому должна была бы привести реорганизация суда присяжных.

Концепция кризиса суда присяжных в России объясняет многие моменты, необъяснимые с точки зрения судебной контрреформы или ограничения судебной реформы 1864 г. Несомненно, ряд законов в период 1878-1889 гг. сузил компетенцию присяжных заседателей, но не все эти меры носили политический характер, как, например, изъятие из ведения заседателей дел о сопротивлении распоряжениям правительства, неповиновении властям, убийствах и покушениях на убийство должностных лиц и т. д. Была изменена подсудность и у ряда преступлений, с которыми суд присяжных, в силу своей специфики, просто не справлялся. Например, были изъяты дела о мелких кражах со взломом, о нарушениях паспортного устава и др. Кроме того, в состав Временных комиссий, готовивших общие, очередные и запасные списки присяжных заседателей, ввели людей, непосредственно заинтересованных в нормальной работе судебных органов (лиц прокурорского надзора и др.), был изменен порядок составления списков присяжных, а также контингент лиц, имеющих право быть включенными в эти списки. Причем за счет установления ценза грамотности состав присяжных заседателей был явно улучшен с точки зрения осуществления правосудия. Судебная практика выявила ряд процессуальных недостатков, поэтому были приняты некоторые законы, направленные на их устранение и на усовершенствование различных сторон судопроизводства. Например, присяжным было разрешено требовать от суда изменений в формулировках ставимых перед ними вопросов. Естественно, здесь не может идти речи о контрреформе или ограничении суда присяжных.

Напротив, права присяжных заседателей в данном случае были расширены.

Развитие кризиса 1878-1889 гг. шло в трех направлениях: изменение компетенции суда присяжных; изменение социального и образовательного состава присяжных заседателей; изменение некоторых сторон устройства суда присяжных и отдельных процедур разбирательства с участием присяжных заседателей.

В результате кризиса российский суд присяжных приобрел новые качественные характеристики. После 1889 г. присяжным заседателям остались подсудны только чисто уголовные дела без какого-либо политического оттенка.

По подсчетам А. М. Бобрищева-Пушкина, после 1889 г. в компетенции заседателей осталось примерно 300 статей Уложения о наказаниях уголовных и исправительных вместо 410 статей в 1860-е гг.*(22) Соответственно на 10-15 процентов сократился объем юрисдикции суда присяжных (в основном за счет передачи мировым судьям дел о мелких кражах со взломом). Если за период 1873-1878 гг. этот показатель составил для России 75,2 процента, то за период 1878-1889 гг. - только 66 процентов. Тем не менее ни сужение компетенции, ни сокращение объема юрисдикции практически не отразились на репрессивности "суда общественной совести". Статистические данные свидетельствуют, что репрессивность суда присяжных мало изменилась в 1890-е гг. по сравнению с 1870-ми гг. - по России в целом она выросла всего на 0,1 процента (с 65,4 до 65,5 процента). Если сравнить период 1890-1899 гг. с 1878-1889 гг., то в этом случае сила репрессии присяжных заседателей возросла в среднем по стране на 4,2 процента (с 61,3 до 65,5 процента).

Однако и эти показатели незначительны. Если правительство, принимая ряд законов 1870-80-х гг., имело одной из целей повышение репрессивности суда присяжных, то оно этой цели не достигло.

В годы кризиса был значительно улучшен состав заседателей. Во-первых, все присяжные из-за введения требования умения читать по-русски стали избираться только из числа грамотных людей. Во-вторых, на 8-10 процентов сократилось количество крестьян, являвшихся наиболее бедными и необразованными среди присяжных заседателей. В то же время крестьяне по-прежнему, особенно в негубернских уездах, составляли более половины заседателей*(23). В-третьих, были приняты меры по привлечению к участию в судопроизводстве достаточно состоятельных людей и исключению из состава присяжных заседателей лиц малоимущих и недостаточно самостоятельных в своих суждениях.

В годы кризиса были улучшены и некоторые стороны устройства суда присяжных, что привело к более успешному функционированию изучаемого правового института. Были изменены и отдельные процедуры судопроизводства. К сожалению, не все изменения способствовали улучшению работы суда присяжных. Так, ограничение права немотивированного отвода сторонами с шести-двенадцати до трех заседателей, хотя процессуально и уравнивало стороны (по Судебным уставам 1864 г. защита и обвинение могли отвести по шесть присяжных, но если прокурор не пользовался этим правом, то адвокат мог отвести до двенадцати человек), но тем самым ограничивало права подсудимых. Тем не менее большинство законодательных актов, принятых в период кризиса, положительно отразились на деятельности суда присяжных. Например, был изменен принцип распределения заседателей по сессиям: по Уставам 1864 г. численность очередных заседателей зависела от численности населения уезда, а законом 12 июня 1884 года*(24) число граждан, вносимых в очередные списки присяжных, ставилось в зависимость от количества сессий, назначаемых на год в каждом уезде, что ощутимо сократило количество очередных заседателей; было ужесточено наказание за многократное игнорирование исполнения обязанностей заседателя со стороны состоятельных граждан: за неявку в суд в третий раз, кроме уплаты штрафа, правонарушитель лишался права избирать и быть избранным на должности, требующие общественного доверия, - это привело к тому, что явка присяжных в суд (например, в Нижегородском окружном суде) в 1890-е гг. была настолько высокой, что часто не возникало потребности в запасных заседателях; положение присяжных было облегчено за счет того, что было запрещено продолжать судебные заседания ночью, и т.п.

Общим результатом кризиса стало рождение оригинального российского варианта суда присяжных, серьезно отличающегося от того, что было несколько умозрительно создано составителями Судебных уставов 1864 г., и более отвечающего требованиям русской жизни.

III период - 7 июля 1889 года-4 марта 1917 года.

Третий период - время эволюционного развития российского суда присяжных, оно длилось с окончания кризиса 1878-1889 гг. до начала законодательной деятельности Временного правительства по реорганизации суда присяжных. В его продолжение суд присяжных действовал по законам, установленным в предшествующий период.

В 70-80-е гг. XIX века суд присяжных был достаточно сильно изменен и приведен в соответствие с условиями и требованиями российской жизни. Поэтому не было необходимости что-либо серьезно менять в нем после завершения кризиса. 29-31 декабря 1894 года в Санкт-Петербурге проходило совещание старших председателей и прокуроров судебных палат, где ставился и вопрос об удовлетворительности деятельности суда присяжных.

Большинство членов совещания (18 из 20) пришли к выводу, что "по деятельности своей этот суд не только является вполне удовлетворяющим своей цели, но и вообще представляет собою лучшую форму суда, какую только можно себе представить для разрешения большей части серьезных дел, особливо в тех случаях, когда тяжкое обвинение связано с тонкими уликами, требующими житейской мудрости"*(25). В 1895 г. была проведена ревизия судебных мест Российской империи. Ее результаты также опровергли "неблагоприятные отзывы о суде с участием присяжных"*(26). Таким образом, в середине 90-х гг. ХIX в. произошло осознание того, что русский суд присяжных, в его варианте, созданном в 1878-1889 гг., полностью удовлетворяет осуществлению целей правосудия. Высказанную мысль подтверждают не только субъективные свидетельства современников, но и объективные факты.

Так, если за 11 лет с 1878 по 1889 гг. было издано более десяти законов, существенно повлиявших на суд присяжных, то за 25 лет с 1890 по 1914 гг. подобного рода законов вышло в свет всего три*(27).

Законом от 3 июня 1894 года были упрощены процедуры принятия заседателями присяги, а также разъяснения им судом их прав, обязанностей и ответственности*(28). Законом 2 марта 1910 года присяжные заседатели получили право знать, какое наказание или другие последствия их решения грозят подсудимому*(29), - так снимался источник недоразумений, имевших довольно часто место из-за того, что присяжные, имея неверное представление о том, какое наказание грозит обвиняемому, оправдывали заведомо виновных людей. Последнее, конечно, вело к нареканиям и обвинениям заседателей в некомпетентности. После принятия закона 2 марта 1910 года присяжные заседатели получили возможность более объективно подходить к решению участи подсудимых, так была устранена почва для упреков "судей общественной совести" в несправедливой мягкости приговоров. 26 ноября 1913 года был издан закон "О назначении присяжным заседателям от казны суточных и путевых денег"*(30), по которому каждый присяжный заседатель, проживающий постоянно вне места заседания суда, мог, предъявив требования, получить из казны суточные деньги за каждый день отлучки из места жительства, а также средства на оплату проезда до города, где проходило заседание суда.

В рассматриваемый период, как следствие действия законов 12 июня 1884 года, 28 апреля 1887 года*(31) и роста городского населения, особо бурно проходившего в связи с промышленным подъемом 90-х гг. XIX в., наблюдается некоторое повышение доли городских сословий в структуре присяжных за счет понижения доли крестьянства. Однако названная тенденция проявляется достаточно слабо в ряде губерний. В целом в 1890-1900-е гг., например, в губернских уездах Московского судебного округа крестьяне-присяжные составляли 40-60 процентов всех очередных заседателей (в Московском уезде - около 5 процентов), дворяне и чиновники - не менее 20-40 процентов. При этом в одних губерниях (например, Нижегородской) преобладал купеческий элемент над мещанским, в других (например, Владимирской) - наоборот. В негубернских уездах роль крестьянства была более весомой - в среднем 60-75 процентов среди очередных заседателей. 8-12 процентов составляли чиновники, остальные являлись купцами и мещанами.

С 1890 г. в масштабах России роль суда присяжных в уголовном судопроизводстве значительно понижается. В среднем за период 1890-1905 гг. объем юрисдикции суда присяжных составил 43,1 процента (минимально в 1901 г. - 35,7 процента, максимально в 1896 г. - 53,9 процента)*(32).

Объяснением данного явления служит открытие в 1890-1900-х гг. нескольких десятков окружных судов, где не было суда присяжных*(33). В судебных же округах, где в каждом окружном суде функционировали суды присяжных, например в Московском судебном округе, объем юрисдикции оставался, незначительно понизившись, в среднем на уровне, установившемся с середины 1880-х гг., - 60-65 процентов. Репрессивность суда присяжных после завершения кризиса стала возрастать. Если в 1878-1889 гг. она составляла в среднем по России 61,3 процента, то в 1890-е гг. она возросла до 65,5 процента, правда, в 1900-е гг. снизилась до 59,4 процента.

Характеризуя третий период истории российского суда присяжных, отметим еще одну особенность. Если в 60-80-е гг. XIX в. не было, пожалуй, ни одной газеты или журнала, где бы не обсуждались вопросы, связанные с этим правовым институтом, то в конце XIX-начале ХХ вв. центр тяжести обсуждения данной проблемы сместился почти исключительно на страницы периодических юридических изданий. Особенно угас интерес к суду присяжных со стороны неюридической интеллигенции. Дело в том, что ее интересовали отнюдь не банальные уголовные дела, а так называемые громкие процессы, часто носившие политический оттенок. После изъятия такого рода дел из компетенции присяжных заседателей стал падать интерес образованной части общества к уголовному судопроизводству. Что касается крестьянства, то после многовековой крепостной зависимости для него был важен непосредственно факт участия в уголовном судопроизводстве, а наибольшее значение имел разбор тех преступлений, с которыми крестьяне сталкивались в обычной жизни (кражи, грабежи, убийства и т.п.). Но эти преступления как раз никто из компетенции присяжных заседателей не изымал. Получив то, что хотели, низшие слои общества успокоились и особо не интересовались происходящим с судом присяжных.

Первая мировая война не могла не отразиться на судебных системах воюющих стран. В России, как и в других государствах Европы, подсудность дел суду присяжных была в это время ограничена из-за создания различных чрезвычайных и военных судов, однако собственно законодательство о суде присяжных не менялось.

IV период - 4 марта 1917 года-22 ноября (5 декабря) 1917 года.

По сути, это период второго кризиса суда присяжных в России. Длился он с начала законодательной деятельности Временного правительства, касавшейся суда присяжных, до официального упразднения института присяжных Советской властью.

После прихода к власти Временного правительства развитие суда присяжных пошло по пути демократизации. В это время значительно была расширена компетенция суда присяжных. Так, 4 марта 1917 года указом Временного правительства упразднялись установленные в законе особые суды, а именно: Верховный уголовный суд и особые присутствия Сената, судебных палат и окружных судов с участием сословных представителей*(34). Постановлением от 30 марта 1917 года дела, подсудные этим установлениям, передавались в компетенцию суда присяжных*(35). Во всех судебных органах институт сословных представителей заменялся на институт присяжных заседателей.

Было восстановлено право заседателей, отобранное во время кризиса 1878-1889 гг., участвовать не только в судопроизводстве окружных судов, но и судебных палат и Уголовно-кассационного департамента Сената*(36). В ведение присяжных заседателей были возвращены все категории дел, изъятые у них в период кризиса 1878-1889 гг.: против порядка управления, должностные преступления, против общественного благоустройства и благочиния и др.

Более того, заседатели получили возможность разбирать государственные преступления, которые никогда в истории России не были им подсудны. Таким образом, компетенция суда присяжных в 1917 г. была наиболее широкой за все время существования "суда общественной совести" в нашей стране.

Независимо от того, какие категории дел рассматривались и где происходило это рассмотрение (в окружном суде, судебной палате или Сенате), процедуры призыва и избрания заседателей были едиными.

Демократизация суда присяжных при Временном правительстве проявилась и в том, что для избрания заседателей был отменен имущественный ценз, а также ряд других ограничений (например, национальных, религиозных и др.). Постановлениями Временного правительства от 6 и 28 мая 1917 года*(37) в России был создан военный суд присяжных - чрезвычайно редкое явление в мировой истории. Военный суд присяжных действовал не только в воинских частях в тылу, но и на фронтах Первой мировой войны, при определенных случаях его юрисдикция распространялась на гражданское население*(38).

Особенностью второго кризиса является его незавершенность - некоторые из законодательных мер правительства не были реализованы на практике, а последствия реализации других проявились не в полную силу. Если первый кризис был вызван совокупностью вызревших юридических, ментальных и политических причин, то есть в основном причинами внутреннего характера, то причины второго кризиса оказались преимущественно внешними: Февральская революция и смена государственного строя, стремление Временного правительства завоевать доверие населения и Первая мировая война*(39).

На наш взгляд, полная реализация законодательства Временного правительства о суде присяжных привела бы на практике к отрицательным результатам. Во-первых, новое законодательство не было четко сбалансировано, в нем оказалось много пробелов. Среди членов Временного правительства имелось немало сторонников того, чтобы принимать отдельные необходимые законы, а дальнейшим их согласованием и приведением в целостную систему заняться в будущем по мере возможности*(40). В приказе же по военному ведомству от 21 апреля 1917 года N 233 открыто говорилось, что нужно пересматривать всю судебную систему, но из-за сложной ситуации "Временное правительство признало необходимым, по мере изготовления проектов по отдельным первоочередным вопросам, немедленно вводить в действие эти проекты"*(41). Другими словами, предполагалось действовать по принципу "лишь бы что-то делать немедленно, а что получится - разберемся после". Однако, как показывают многочисленные примеры истории и, к сожалению, современности, следование такому принципу чревато серьезными последствиями. Во-вторых, при расширении компетенции суда присяжных и отмене всевозможных ограничений, особенно имущественных, не была учтена специфика менталитета русского народа, его правосознания, проявлявшаяся в неоправданно мягком отношении к некоторым родам преступлений (особенно против "системы", государства, должностных лиц), низкой репрессивности из-за нежелания "брать грех на душу" (как показала практика, заседатели при малейшем сомнении в виновности подсудимого предпочитали оправдывать его или давать снисхождение, более лояльным было отношение также к малолетним, женщинам, "убогим и сиротам", совершившим преступление в первый раз, "из-за крайней нужды", в состоянии алкогольного опьянения и т.п.); господстве обыденного представления о праве в целом и правах человека в частности, при почти полном отсутствии юридических знаний; вере больше слухам, нежели профессиональным юристам, и т.д. В этой связи совершенно верно было отмечено В. А. Буковым, что суд присяжных "как не имевший практически никаких точек соприкосновения с повседневным правовым опытом народных масс ... имел крайне мало шансов пережить революцию"*(42). В-третьих, внутренняя логика развития отечественного суда присяжных не требовала после 1889 г. серьезных изменений в устройстве этого института. И, наконец, в-четвертых, политическая конъюнктура при реорганизации любого правового института всегда ведет в дальнейшем к негативным последствиям.

Суд присяжных юридически прекратил свое существование в России после Октябрьской революции. 22 ноября (5 декабря) 1917 года Совнарком "Декретом о суде" N 1 постановил "упразднить доныне существующие общие судебные установления, как-то: окружные суды, судебные палаты и Правительствующий сенат со всеми департаментами..."*(43). Соответственно, упразднялся и институт присяжных заседателей, действовавший в этих судебных местах.

На самом деле издание "Декрета о суде" N 1 не означало мгновенного уничтожения судебных учреждений Временного правительства. В частности, суд присяжных действовал еще некоторое время в Нижегородской, Костромской и некоторых других губерниях. Так, 23-25 ноября 1917 года в Арзамасском уезде Нижегородской губернии проходила сессия с участием присяжных заседателей, а 13 декабря того же года в Горбатовском уезде названной губернии была проведена жеребьевка на сессию с 24 по 26 января 1918 года. В Костромской губернии 25 января 1918 года был составлен список лиц, имеющих право быть присяжными заседателями в 1918 г. По-видимому, аналогичная ситуация складывалась и в других местностях*(44).

В отечественной историографии считается, что причиной невыполнения "Декрета о суде" N 1 являлся "контрреволюционный чиновничий саботаж": "в бывшем Министерстве юстиции чиновники категорически отказывались от сотрудничества с Советской властью; все старые судебные органы и органы прокурорского надзора, не признавая Советскую власть, вели разбор дел от имени буржуазного Временного правительства"*(45). Саботаж, скорее всего, был, но, на наш взгляд, он не достигал больших масштабов. Действительно, на судебных бланках конца 1917-начала 1918 гг. было указано, что дело разбирается от имени Временного правительства, однако объяснением этому служит простое отсутствие бланков нового образца.

На наш взгляд, продолжение деятельности суда присяжных в России после официального его упразднения связано с медленной работой советских органов власти. "Декрет о суде" N 1 был опубликован в печати вскоре после его появления. Но российские чиновники привыкли (эта практика складывалась десятилетиями) действовать только после получения специального циркуляра*(46). Газетам особо не верили, тем более - в то смутное время. Лишь 27 января 1918 года Первый отдел Народного комиссариата юстиции издал "Декрет о суде" в качестве циркулярного распоряжения и разослал его на места*(47). Вскоре после этого деятельность "старых" судебных установлений окончательно прекратилась. Также небезосновательно в историографии называлась еще одна причина, по которой новая власть в ряде районов некоторое время использовала старую судебную систему: "Угрожающие темпы роста преступности, резкое увеличение количества ждущих своего разрешения уголовных и гражданских дел, боязнь разгула вышедшей из-под контроля толпы - все это заставляло руководителей местных Советов в некоторых случаях идти на сохранение тех государственных органов, деятельность которых подлежала полному и безоговорочному прекращению в соответствии с нормами правительственных актов"*(48).


***


Второй этап истории отечественного суда присяжных начался с принятия Закона 16 июля 1993 года*(49), регламентирующего устройство суда присяжных в Российской Федерации и особенности судопроизводства с участием "судей общественной совести". Этап этот продолжается до сих пор, однако выделить какие-то периоды в его рамках, исходя из какого-либо другого критерия, пока не представляется возможным.


"Журнал российского права", N 7, июль 2001 г.


А.А. Демичев,

доцент Нижегородского государственного

педагогического университета, кандидат юридических наук




-------------------------------------------------------------------------

*(1) Этот вопрос впервые был поднят на одной из всероссийских научно-практических конференций в 1996 г. (см.: Демичев А. А. Суд присяжных в России: периодизация //100 лет XVI Всероссийской промышленной и художественной выставке в Нижнем Новгороде: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Н. Новгород, 1997. С.89-91).

*(2) См.: Бобрищев-Пушкин А. М. Эмпирические законы деятельности русского суда присяжных. М., 1896. С.77.

*(3) Афанасьев А. К. Суд присяжных в России (организация, состав и деятельность в 1866-1885 гг.): Дисс. ... канд. ист.наук. М., 1978. С.4.

*(4) См.: Отдел рукописей Российской государственной библиотеки (далее - ОР РГБ). Ф.230. К.4394. N 3. Л.5.

*(5) Подробнее см.: Джаншиев Г. Эпоха великих реформ. СПб., 1907. С. 419424.

*(6) Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе (далее - 2ПСЗ). N 42587.

*(7) См.: Бобрищев-Пушкин А. М. Указ. соч. С.49.

*(8) См.: Cardonne C. L'empereur Alexandre 2. Paris, 1883. Р.226.

*(9) Тимофеев Н.П. Суд присяжных в России. Судебные очерки. М., 1881. С.437.

*(10) См.: Государственный архив Нижегородской области (далее - ГАНО). Ф.1854. Оп.1889. Д.14. Л.13.

*(11) См.: Сборник циркуляров и инструкций Министерства юстиции за 1874 г. СПб., 1874. С.603.

*(12) ГАНО. Ф. 1854. Оп.1889. Д.14. Л.40.

*(13) См.: Там же. Л.56; Д.15. Л.6.

*(14) См.: 2ПСЗ. N 58488.

*(15) См.: Полное собрание законов Российской империи. Собрание третье (далее - 3ПСЗ). N 6162.

*(16) Подробнее см.: Демичев А. А. Причины кризиса российского суда присяжных в 1878-1889 гг. // История и политика: методология, историография, политика: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Н. Новгород, 1997. С.79-80.

*(17) ОР РГБ. Ф.230. П.4394. N 3. Л.5.

*(18) Гессен И. В. Судебная реформа. СПб., 1905. С.142.

*(19) Кизеветтер А. А. История России в ХIХ веке. М., 1909-1910. Ч.2. С.181.

*(20) Виленский Б. В. Судебная реформа и контрреформа в России. Саратов, 1969.

*(21) См.: Зайончковский П. А. Российское самодержавие в конце ХIХ столетия. М., 1970; Захарова Л. Г. Земская контрреформа 1890 года. М., 1968; Афанасьев А. К. Указ. соч. и др.

*(22) См.: Бобрищев-Пушкин А. М. Указ. соч. С.50-51.

*(23) Подробнее см.: Демичев А. А. Деятельность российского суда присяжных в 1864-1917 гг.: историко-социальные аспекты (на материалах Московского судебного округа): Дисс. ... канд. ист. наук. Н. Новгород, 1998. С.176-197.

*(24) См.: 3ПСЗ. N 2314.

*(25) Кони А. Ф. Вступительное и заключительное сообщения о суде присяжных и о суде с сословными представителями при руководстве совещаниями старших председателей и прокуроров судебных палат 29-31 декабря 1894 года // Журнал Министерства юстиции (далее - ЖМЮ). 1895. N 4. С.47-48.

*(26) Городыский Я. К. Наши суды и судебные порядки по данным ревизии 1895 г. // ЖМЮ. 1901. N 2. С.13.

*(27) Имеются в виду - три важных закона. Кроме того, было принято несколько законов, вызванных изменением земского законодательства и практическими потребностями жизни в связи с ростом населения Москвы и Санкт-Петербурга. В первом случае речь идет о том, что принятое 12 июня 1890 года "Положение о губернских и уездных земских учреждениях" (3ПСЗ. N 6927) потребовало внесения корректив в Учреждение судебных установлений - закон 3 декабря 1890 года (3ПСЗ. N 7251), во втором - об увеличении численности очередных присяжных заседателей, вносимых в списки в Санкт-Петербургском и Московском уездах (3ПСЗ. N 23015; 30032; 30033 и др.). 18 мая 1906 года была восстановлена подсудность железнодорожных крушений присяжным заседателям, так как практика показала нецелесообразность изъятия этих дел из ведения присяжных законом 7 июля 1889 года (см.: Судебные уставы 20 ноября 1864 года за пятьдесят лет. Пг., 1914. Т.II. С.145).

*(28) См.: 3ПСЗ. N 10710.

*(29) См.: Там же. N 33152.

*(30) См.: Собрание узаконений и распоряжений правительства. СПб., 1913. N 273. Ст.2825.

*(31) См.: ПСЗ. N 2314; 4396.

*(32) Данные выведены на основании сводов статистических сведений по делам уголовным за соответствующие годы. С 1905 г. сведений об объеме юрисдикции суда присяжных не имеется.

*(33) Например, в 1898 г. в стране действовало 87 окружных судов, из них - 64 с присяжными, в 1908 г. - 98 окружных судов (64 - с присяжными), в 1910 г. - 106 окружных судов (74 - с присяжными).

*(34) См.: Вестник Временного правительства (далее - ВВП). 1917. N 1.

*(35) См.: Там же. N 21.

*(36) См.: Там же. Также см. Постановление Временного правительства "Об уголовной и гражданской ответственности служащих" от 11 апреля 1917 года // ВВП. 1917. N 32.

*(37) См.: ВВП. 1917. N 56; N 95.

*(38) Подробнее см.: Демичев А. Военный суд присяжных // Законность. 1997. N 8. С.56-58.

*(39) Интересно, что даже в условиях войны ни царское, ни Временное правительство не пошли на то, чтобы прекратить выплачивать присяжным заседателям суточные и путевые деньги, закон о которых был издан в 1913 г. (см.: Собрание узаконений и распоряжений правительства. СПб., 1913. N 273. Ст.2825). Более того, Временное правительство для ряда местностей увеличило сумму этих выплат (см.: Собрание узаконений и распоряжений правительства. СПб., 1917. N 260. Ст.1878).

*(40) См.: Демьянов А. Моя служба при Временном правительстве //Архив русской революции. Т. 4. Берлин, 1922. С.77.

*(41) ГАРФ. Ф. 1779. Оп.1. Д.354. Л.37.

*(42) Буков В. А. От российского суда присяжных к пролетарскому правосудию: у истоков тоталитаризма. М., 1997. С.200.

*(43) Декреты Советской власти. М., 1957. Т.1. С.124.

*(44) Косвенные свидетельства этому содержатся, например, в "Русских ведомостях" (1917. N 277; 1918. N 30). Э. И. Алешкина писала, что "до марта 1918 г. старые суды, прокуратура, адвокатура сохранились в Ставропольской, Омской, Тобольской губерниях" (Алешкина Э. И. Местное правотворчество в период создания Советского государства. Воронеж, 1977. С.118).

*(45) Ефремова Н. Н. Министерство юстиции Российской империи. 1802-1917 гг. М., 1983. С.146. Другой исследователь, Ю. С.Токарев, также писал: "Многие буржуазные юристы вступили на путь контрреволюционного саботажа. Следует при этом отметить, что их саботаж отличался по форме от саботажа чиновников других ведомств. Если последние оставляли, как правило, работу, то в ведомстве юстиции работа "продолжалась". Зная, что новая власть подвергнет слому буржуазную судебную машину, чиновники учреждений упраздненного Министерства юстиции старались сохранить ее в неприкосновенности ... Суды выносили приговоры и решения именем несуществующего Временного правительства" (Токарев Ю. С.Роль Советов в судебном строительстве (октябрь 1917-июнь 1918 гг.)//Проблемы государственного строительства в первые годы Советской власти. Л., 1973. С.248-249).

*(46) И. А. Лезов, интерпретируя упоминавшуюся в предыдущем примечании статью Ю. С.Токарева, говорит о том, что "Декрет о суде" N 1 был расценен на местах как документ, носящий исключительно рекомендательный характер (Лезов И. А. Судебное строительство на местах в первые месяцы Советской власти //Вестник МГУ. Серия "Право". 1998. N 1. С.115).

*(47) См., например: ГАНО. Ф. 103. Оп.1. Д. 23.

*(48) Алешкина Э. И. Указ. соч. С.117.

*(49) Закон Российской Федерации "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О судоустройстве РСФСР", Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях" // Российская газета. 1993. 25 авг.



Периодизация истории суда присяжных в России


Автор


А.А. Демичев - доцент Нижегородского государственного педагогического университета, кандидат юридических наук


"Журнал российского права", 2001, N 7


Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение