Российские СМИ и прокуратура: противостояние или сотрудничество? (В.Г. Бессарабов, "Журнал российского права", N 7, июль 2001 г.)

Российские СМИ и прокуратура:
противостояние или сотрудничество?


Известно, что средства массовой информации не только информируют население и власть о реальных процессах в стране или в мире, но и формируют общественное мнение, утверждая в нем определенные представления и приоритеты. В условиях гласности и плюрализма взглядов, когда общественности в той или иной мере доступны разные точки зрения, идеологическая ангажированность одних источников информации в определенной степени нейтрализуется позицией других. К тому же СМИ в большинстве своем научились относительно беспристрастному информированию общества. Перестав быть придатком тоталитарной системы, они все полнее отвечают своему предназначению в демократическом обществе, обеспечивая информационные коммуникации между его ячейками, создавая в нем единое информационное пространство.

Государство поддерживает СМИ посредством организационных, организационно-технических, экономических и иных мер, устанавливаемых в целях обеспечения прав граждан на получение объективной информации, на свободу слова, а также независимости самих этих средств. Такие гарантии содержатся в Законе РФ "О средствах массовой информации". Закреплено, что воспрепятствование в какой-либо форме деятельности СМИ путем вмешательства в нее и нарушение самостоятельности редакции, незаконного ее прекращения либо приостановления, нарушение права редакции на запрос и получение информации, принуждение журналиста к распространению или отказу от распространения информации и т.д. влечет уголовную, административную, дисциплинарную и иную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Статья 3 названного закона предусматривает запрет цензуры. Не допускается создание и финансирование организаций, учреждений, органов или должностей, в задачи либо функции которых входит осуществление цензуры массовой информации.

Свобода слова - великое завоевание демократии, позволяющее выявлять и учитывать многообразие мнений и убеждений. Но наряду с этим цивилизация в интересах сохранения мира, безопасности, культуры выработала определенные ограничения в пользовании данным правом. Общие основания таких ограничений даны в п.3 ст.19 Международного пакта о гражданских и политических правах. Ограничения должны быть установлены национальным законодательством и являются необходимыми: а) для уважения прав и репутации других лиц; б) для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения. Конституция Российской Федерации конкретизирует эти положения, запрещая пропаганду или агитацию, возбуждающие социальную, расовую, национальную ненависть и вражду, пропаганду социального, расового, национального, религиозного или иного превосходства. Российское законодательство устанавливает ответственность, в том числе уголовную, за нарушение этих запретов.

Необходимое ограничение свободы слова, введенное для защиты чести, достоинства и репутации граждан и объединений, содержится в нормах гражданского права.

Статья 62 Закона РФ "О средствах массовой информации" предусматривает, что моральный (неимущественный) вред, причиненный гражданину в результате распространения средством массовой информации не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство гражданина либо причинивших ему иной неимущественный вред, возмещается по решению суда средством массовой информации, а также виновными должностными лицами и гражданами в размере, определяемом судом.

Еще одним важным условием правильного использования права на свободу слова является неразглашение государственной тайны.

Практика деятельности органов прокуратуры Российской Федерации свидетельствует, что реализация основных направлений борьбы с преступностью, эффективность деятельности правоохранительных органов в немалой степени зависят от того, как средства массовой информации влияют на формирование правовой позиции граждан, установок и стереотипов массового сознания, на отношение различных социальных групп к правоохранительным органам и их деятельности. Многочисленные исследования, проведенные НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ, показывают, что граждане и прежде не были удовлетворены состоянием правопорядка, защитой своих прав от преступных посягательств. Сейчас же положение резко обострилось.

Угрожающие масштабы преступности усилили пессимизм, привели к дистанцированию от борьбы с ней широких слоев населения.

Страх перед преступником и преступностью стал неотъемлемой чертой общественной психологии. Он получает все большее мотивационное отражение в поступках и поведении людей, существенно тормозит становление демократических институтов общества. К сожалению, многие граждане в этой непростой обстановке теряются, поскольку не знают, как реализовать свои права, либо не верят в правовые возможности их решения. В доминирующих в обществе установках преобладают упрощенные характеристики деятельности правоохранительных органов. В свою очередь, искаженные представления отрицательно влияют на мотивацию юридически значимого для социума поведения: одних они подталкивают к совершению правонарушений, у других формируют социально-правовую пассивность.

В этой связи трудно переоценить значение средств массовой информации в противодействии негативным стереотипам, в утверждении адекватного общественного мнения о праве и правосудии, преступности и мерах борьбы с ней, делах и людях, работающих в органах правоохраны. Действенность печати, радио, телевидения связана с широтой событий, углом зрения, под которым подается материал, оперативностью, многообразием форм информационного воздействия. Посредством масс-медиа общественное мнение не только формируется, но и функционирует. При решении задач борьбы с преступностью СМИ могут играть (и играют) не только позитивную, но и негативную роль. Первая связана с развенчанием идеологии и практики преступных деяний, а также с использованием информационных каналов для повышения уровня правовой культуры населения. Негативная же роль СМИ связана с возможностью распространения по их каналам подстрекательских или провокационных, а порой и прямо "инструктивных" информационных сообщений, изобилующих излишней "технологической" детализацией (скажем, способов совершения преступлений), вследствие чего они становятся своеобразным пособием, если не школой, для будущих преступников.

В значительной мере это объясняется тем, что в современной России СМИ все-таки не обладают должной независимостью. Переход к рынку превратил их из опекаемых государством коллективов в производственно-коммерческие предприятия. В таких условиях деятельность средств массовой информации - не что иное, как бизнес, а журналист, хотя он и является представителем творческой профессии, - всего лишь наемный работник. Даже неискушенному читателю и зрителю сегодня понятно, что многие средства массовой информации или ангажированы, или откровенно куплены. А те издания, которые пытаются дать информацию объективную и беспристрастную, как правило, не являются массовыми и не могут оказать существенного влияния на формирование общественного мнения.

В обществе растет тревога по поводу захвата влиятельных СМИ небольшим кругом финансово-промышленных групп, у которых на первом плане стоят не общенациональные, а корпоративные экономические и политические интересы.

В обстановке становления рыночной экономики государство и общество столкнулись с опасностью превращения СМИ в послушных исполнителей воли капитала, в том числе и добытого преступным путем.

Беспокоит и то, что рыночный подход к такому тонкому инструменту, как общественное мнение, стимулирует прессу и телевидение на сгущение красок и концентрацию внимания на негативной и "возбуждающей" информации. Это, конечно, увеличивает тиражи, но имеет далеко идущие отрицательные последствия, которые могут привести к тому, что и о самой свободе прессы придется забыть.

Опасность превращения СМИ в средства манипулирования со стороны небольшой группы частных лиц, чуждых национальным интересам, отмечал еще Густав Лебон. "Газеты руководят общественным мнением, но сами состоят под управлением нескольких финансистов, направляющих журналистику из своих контор, - писал он. - Могущество их гибельнее могущества самых злейших тиранов, потому что оно безымянно и потому что оно руководствуется только личными интересами, чуждыми интересам страны"*(1).

Конечно, и на Западе власть электронных СМИ над умами и душами граждан весьма велика. Но в западном обществе в течение столетий оформились общественные объединения, четко осознающие свои интересы и отработавшие механизмы своего представительства в структурах власти. Их трудно сбить с толку с помощью даже самых изощренных технологий. К тому же на Западе давно действуют некие неписаные законы - система традиций, правил, самоограничений. "Хорошим тоном" считается беспристрастность, пусть даже внешняя*(2).

Защита нравственности населения предусматривается законодательством всех стран Западной Европы и США. Она устанавливается либо статьями закона о вещании, либо иными специальными законодательными актами. По массовым телевизионным каналам запрещено, например, показывать фильмы, содержащие непристойности. Показ фильмов с эротическими фрагментами ограничивается по времени, с тем чтобы они не нанесли вред психике детей и подростков. Создаются специальные комиссии, устанавливающие возрастную категорию просмотра, которые определяют, какие фильмы не рекомендуются для просмотра детям моложе 12 лет, подросткам моложе 16, 18 лет или же, наоборот, предлагаются для семейного просмотра. Законодательно устанавливаются соответствующие ограничения на элементы эротики и насилия в рекламе. В ряде стран действует программное требование, запрещающее оскорблять чувства зрителей или слушателей, например религиозные, патриотические*(3).

Во многих странах Европы и в Америке существуют органы, осуществляющие контроль за показом фильмов и телерадиовещанием (правда, в большинстве этих стран полномочия таких органов значительно шире, чем защита нравственности). Так, во Франции, по мнению западных и российских экспертов, достигнуто относительное равенство граждан перед телевидением.

Важнейшее значение для этого имеет деятельность специальной независимой организации - Высшего совета по аудиовизуальным средствам (ВСА), созданного в соответствии с Законом от 17 января 1989 года. Одна из центральных задач Высшего совета - его контрольная деятельность. ВСА выступает как гарант правильного применения текстов законов и регламентов, обязательств, взятых на себя телевещателями при получении права на вещание. Регулирование их деятельности этим органом подразумевает право на предупреждение и административные санкции в случае, если вещатели нарушают свои обязанности. Высший совет имеет право наложить на вещателя штраф или обязать его передать в эфир коммюнике, как правило, исправляющее какую-либо ошибку вещания на данном канале. В тех случаях, когда имеют место нарушения, наказуемые в уголовном порядке, Совет обращается в прокуратуру*(4).

Высший совет - коллегиальный орган, треть которого назначает Президент Франции, и по трети - нижняя и верхняя палата французского парламента. Это независимый административный орган, в компетенцию которого входит регулирование и контроль всех радио- и телевизионных СМИ, как государственных, так и частных. В его полномочия входит назначение руководителей общественных радио- и телеканалов; контроль за соблюдением фундаментальных принципов законодательства и регулирования в деятельности общественных и частных вещателей, включая уважение достоинства личности, плюрализм и честность информации, этику и качество программ, защиту детей и юношества; выдача лицензий на вещание частным вещательным компаниям в случае нарушения ими законодательства о вещании и др. Он работает на постоянной основе, имеет аппарат (в количестве 250 человек), в котором есть департамент мониторинга программ. Работники аппарата Совета осуществляют контроль за соблюдением законодательства вещательными каналами с помощью компьютерной техники и специальных программ. В частности, они отслеживают соблюдение общественными вещательными каналами правила "трех третей". Это установленное законом правило требует, чтобы одна треть времени политического вещания была предоставлена парламентскому большинству, одна треть - оппозиции и одна треть - правительству Франции. Выступления Президента Франции этим правилом не охватываются.

31 июля 1997 года в Италии был принят закон, учреждающий Службу контроля СМИ, призванную осуществлять надзор за соответствием продукции СМИ действующему законодательству. Создание такой службы было признано необходимым, в частности, из-за большого количества передач, противоречащих морально-этическим устоям общества, наносящих вред воспитанию подрастающего поколения.

В США электронные средства массовой информации должны получить лицензию на право вещания, так как эфир считается общественной собственностью. Еще в 1934 г. Конгресс создал Федеральную комиссию связи, состоящую из пяти членов, назначаемых Президентом с одобрения Сената, с аппаратом в 1800 чиновников и бюджетом в 110 млн долларов.

Процесс выдачи лицензии строго регламентируется, чтобы исключить произвол чиновников и политические пристрастия. Одновременно комиссия следит за соблюдением "Доктрины справедливости", которая предусматривает, что радио- и телестанции обязаны быть объективными и предоставлять равные возможности в эфире для разных, порой противоположных, точек зрения. Федеральные законы устанавливают правила морали и требуют равного времени в эфире для кандидатов разных политических взглядов*(5).

В Российской Федерации имеется правовая база для создания подобного контрольного органа. Статья 13 Декларации прав и свобод человека и гражданина, принятой Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 года, допускает в целях охраны нравственности законодательные ограничения права свободно распространять информацию. Часть 3 ст.55 Конституции Российской Федерации устанавливает, что "права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства". Гражданский кодекс РФ в ст.1 повторяет эту норму.

В 1998 г. Совет Европы распространил документ под названием "Case Law" ("Прецедентное право"), содержащий описания решений Европейского суда по делам, связанным со СМИ. В этом документе отмечается, что национальные различия в законодательствах о СМИ должны ограничиваться интересами демократического общества в обеспечении и создании свободной прессы. Необходимо отметить, что исчерпывающий перечень ограничений, которые могут быть установлены законодательно, в том числе и в виде программных требований, содержится в ст.10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года, которая была ратифицирована Государственной Думой и вступила в силу на территории России. В этой статье говорится:

"1. Каждый человек имеет право на свободу выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны государственных органов и независимо от государственных границ.

Настоящая статья не препятствует государствам осуществлять лицензирование радиовещательных, телевизионных или кинематографических предприятий.

2. Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые установлены законом и которые необходимы в демократическом обществе в интересах государственной безопасности, территориальной целостности или общественного спокойствия, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия".

С сожалением приходится констатировать, что вопреки многим ожиданиям российские СМИ в полной мере не стали еще "четвертой властью", хотя влияние их на массовое сознание весьма значительно. Обрести подлинную самостоятельность периодическим изданиям, радио и телевидению мешает, как уже отмечалось, их материальная и экономическая зависимость, а кроме того, приверженность старым либо сверхмодным идеологическим стереотипам.

Необходимость действенного контроля средств массовой информации и кинопроката назрела. Новая, демократическая, экономически развитая Россия не может быть выстроена без нравственного фундамента, без здорового подрастающего поколения. Сегодня же в нашей стране на фоне постоянных призывов к духовному возрождению России происходит сокрушительное падение морали. С помощью мощных средств массовой информации (в том числе и государственных!) нагнетается культ торгашества, стяжательства и насилия, проповедуются идеи, разрушительные по своей сути. Превозносится стихийный, "дикий" рынок, неотъемлемой чертой которого было и остается накопление первоначального капитала криминальными средствами.

Не вызывает сомнения, что в ситуации, когда наличие права на свободу распространения информации не сбалансировано ответственностью за последствия реализации этого права, рождаются предпосылки для вседозволенности и безнаказанности. Применительно к средствам массовой информации это может привести к весьма серьезным негативным последствиям.

Нельзя сказать, что журналистское сообщество не предпринимало никаких попыток по исправлению ситуации. Несколько лет назад был принят, в частности, Кодекс профессиональной этики журналиста. Но, как видим, в работе СМИ практически ничего не изменилось. Интересной и малоизученной является проблема реализации федерального законодательства о СМИ в субъектах Российской Федерации. Надо признать, что его механизмы до сих пор остаются разрозненными и малоэффективными, особенно в части экономической поддержки СМИ и книгоиздания, ответственности журналиста за злоупотребление предоставленными ему правами, юридической и иной защиты журналистской деятельности.

Следует также отметить, что общественное мнение не всегда удовлетворено качеством правовой информации. Отмечая количественный рост публикаций и выступлений на правовые темы, граждане выражают неудовлетворенность формой и характером подачи материалов. Их не устраивает, как освещаются вопросы права, правосудия, борьбы с правонарушениями. Информация о правовой жизни, по их мнению, не отвечает требованиям полноты, правдивости, объективности, оперативности и своевременности отображения этой важнейшей сферы жизни общества.

Таким образом, практика применения Закона "О средствах массовой информации" как в центре, так и на местах свидетельствует о срочной необходимости его совершенствования. Следует улучшать механизм его реализации, расширять права государственных органов по контролю за соблюдением законодательства о средствах массовой информации. Конечно же, речь не идет о какой-либо цензуре, как пытается кое-кто представить.

Нужны и законодательно закрепленные инструменты общественного контроля за деятельностью СМИ для гарантии права журналистов и граждан на свободную, объективную и честную информацию.

Назрела необходимость антимонопольного регулирования такой отрасли духовной деятельности, как производство массовой социальной информации.

Дело в том, что существующее в России антимонопольное законодательство общего характера не может учесть сложность этого рынка. Специальное законодательство, где была бы предусмотрена правовая защита общества от любого информационного диктата, идущего вразрез с общегосударственными интересами, отсутствует.


***


В последнее время с учетом происходящих в обществе процессов прокуроры, следователи органов прокуратуры и журналисты стремятся к расширению и углублению взаимных деловых контактов. Значительно возрос и интерес журналистов к правовой проблематике. Существенно увеличилось число публикаций на правовые темы, достоянием общественности становятся факты и события, которые прежде оставались закрытыми.

В целом эти изменения носят позитивный характер. Однако возможности печати, радио, телевидения не используются в полной мере, нет выработанной системы взаимодействия органов прокуратуры и СМИ. Нередко сохраняется недооценка такого диалога в процессе формирования отношения к праву и практике его применения, преодоления правового нигилизма в обществе.

Достаточно распространенными остаются взаимные претензии журналистов и работников прокуратуры друг к другу.

Работники СМИ, как правило, продолжают сетовать на закрытость системы правоохранительных органов, недостаток гласности в их деятельности, на сложность, а порой и невозможность получить интересующую их информацию.

Не ощущают они и реальной поддержки и защиты со стороны прокуратуры при нарушениях Закона о средствах массовой информации в случаях ограничения свободы слова, воспрепятствования законной профессиональной деятельности журналистов.

Работники прокуратуры, в свою очередь, высказывают упреки журналистам в недостаточной компетентности и объективности при освещении правовых вопросов. Отмечают, что в погоне за сенсацией искажаются факты, нагнетается напряженность, допускаются грубые юридические ошибки. Вызывает нарекания неуважительная форма подачи материалов о работе прокуроров, следователей. Все это обусловливает настороженное, а порой и оборонительное отношение органов прокуратуры к СМИ.

Тем не менее следует отметить, что в Российской Федерации за последние годы немало сделано для укрепления "обратной связи" между населением и правоохранительными органами. Однако в условиях крупномасштабных и быстрых социальных изменений процессы трансформации правоохранительных институтов, их адаптации к новым социальным, экономическим и криминальным реалиям идут противоречиво и медленно.

Движение к гражданскому правовому обществу и процессы демократизации инициируют институализацию правоохранительных органов в новом качестве с более емким социальным статусом, обязывающим осуществлять не только уголовно-правовое, но и широкое социальное обслуживание населения. А это, в свою очередь, требует увеличения масштабов и интенсивности взаимодействия органов прокуратуры с социальными группами, слоями, обществом в целом и его важнейшими социальными институтами. В развитых странах Запада контакты прокуратуры, суда, полиции и населения осуществляются именно таким образом. Ведь без учета общественного мнения, необходимых усилий по его формированию не завоевать доверия людей, не привлечь общественность к предупреждению преступности и противодействию ей. Сегодня данная проблема для России особенно актуальна, так как в условиях роста преступности без социального партнерства прежде всего законопослушных групп населения и основных структурных звеньев правоохранительной системы обуздать этот процесс вряд ли возможно.

Практика свидетельствует, что борьба спецслужб и правоохранительных органов с коррупцией в высших эшелонах власти порой намеренно тормозится.

И зачастую озвучивание в прессе фактов правонарушений, допущенных высокопоставленными лицами, остается единственным способом заявить о них.

С помощью СМИ органы прокуратуры обычно решают отдельные отраслевые задачи, связанные с расследованием уголовных дел (публикация информации о поиске доказательств, розыске лиц, совершивших преступления, и т.п.); проведением профилактических мер (освещение обстоятельств, способствующих правонарушениям, фактов нереагирования должностных лиц на представления прокурора, следователя и т.д.); организацией взаимодействия с населением по вопросам юридического характера.

Прокуроров интересуют оглашаемые в средствах массовой информации сведения о фактах нарушения законов, в особенности о действиях, содержащих признаки преступления, о нарушении прав и свобод граждан, интересов государства. Публикуемые в центральной и местной прессе материалы (статьи, репортажи, корреспонденции, заметки, интервью), а также передачи по радио и телевидению анализируются работниками, отвечающими за поддержание связей со средствами массовой информации. Результаты анализа докладываются руководителям прокуратур. По этим материалам принимаются соответствующие решения: о возбуждении уголовного дела, о проведении прокурорской проверки или административного расследования.

В соответствии со ст.108 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР "статьи, заметки и письма, опубликованные в печати" являются поводами и основаниями к возбуждению уголовного дела. Факты, содержащиеся в СМИ, становятся достоянием общественности, поэтому несмотря на то, что подобные сообщения непосредственно не адресованы органу дознания, следователю, прокурору, последние обязаны рассмотреть и проверить содержащиеся в них сведения. С момента опубликования письмо, заметка, статья перестают быть выражением только личной воли их автора сделать достоянием гласности имеющиеся у него сведения. Поэтому для решения вопроса о наличии повода к возбуждению дела в подобном случае уже не имеет значения желание (или нежелание) автора корреспонденции сообщить компетентным органам известные ему факты.

Представители средств массовой информации нередко сами становятся жертвами преступлений. Следователи прокуратуры расследуют уголовные дела по фактам убийства широко известных журналистов. Следствие по ряду дел идет сложно, что крайне отрицательно влияет на личностное отношение журналистов к участникам и итогам правоохранительной деятельности. А это неизбежно сказывается на подаче информации и, следовательно, формировании общественного мнения о деятельности органов прокуратуры, разрушает веру людей в социальную справедливость, правопорядок и институты его обеспечения. С сожалением приходится констатировать, что сегодня инициатива в освещении работы органов правоохраны по раскрытию заказных убийств, расследованию фактов коррупции почти всецело принадлежит СМИ, журналистам, а не прокурорским работникам и юристам-профессионалам, которые со знанием дела могли бы освещать эти вопросы.

Фактом сегодняшней российской действительности стало и то, что органы прокуратуры, как и суды, в своей деятельности ощущают постоянное "давление" средств массовой информации. В прессе появляются публикации об уголовных делах, расследование по которым еще не закончено и решение не вынесено. Делается это зачастую в целях выполнения заказа, а точнее - корпоративных требований различных политических сил - от крайне правых до крайне левых. Активно используя "симпатизирующие" им печатные издания, лидеры этих партий и движений никак не могут осознать, что ФСБ, МВД, прокуратура, как это и положено в правовом государстве, перестали быть органами, защищающими какую-то идеологию.

Следует также учитывать, что рост числа различных изданий, которые руководствуются уставами своих объединений, партий, фондов, порождает неадекватный подход к освещению одних и тех же событий, фактов, явлений.

Но ведь любая форма деятельности СМИ протекает гласно, и не требуется особых усилий, чтобы отслеживать информацию на предмет соответствия ее закону. Средства массовой информации, делающие достоянием гласности практически любые темы и факты, подчас вмешиваются в деятельность правоохранительных органов, не только создавая проблемы следователям, но и нанося существенный моральный урон людям, чье имя выносится на газетные полосы в связи с расследованием по уголовному делу и которым до приговора суда приписываются те или иные преступные деяния. Тем самым грубо нарушается принцип презумпции невиновности.

Понимая важность осуществления обществом контроля за деятельностью органов прокуратуры, законодатель включил гласность в ст.4 Закона о прокуратуре Российской Федерации. В пункте 2 ч.2 названной статьи говорится, что "прокуратура действует гласно в той мере, в какой это не противоречит требованиям законодательства Российской Федерации об охране прав и свобод граждан, а равно государственной и иной охраняемой законом тайны".

На принципе гласности основаны многие формы и методы прокурорского надзора: проверка состояния законности на поднадзорных объектах и в государственных структурах, рассмотрение жалоб и заявлений, принесение протестов и представлений, вынесение официальных предостережений, участие в рассмотрении гражданских и уголовных дел, участие в заседаниях представительных органов и т.п. При расследовании преступлений с разрешения прокурора могут быть преданы гласности те или иные данные, полученные следователем. Выступления в печати, на радио и телевидении могут способствовать раскрытию преступлений, обнаружению лиц, их совершивших.

Гласность имеет и еще один аспект - учет общественного мнения, критика отдельных моментов в деятельности прокуратуры должны быть использованы в целях совершенствования ее деятельности, недопущения обюрокрачивания прокурорской системы.

В ряде субъектов Российской Федерации накоплен определенный опыт сотрудничества органов прокуратуры со средствами массовой информации.

Как правило, с обязательным приглашением корреспондентов проводятся и затем освещаются в СМИ совещания по итогам работы прокуратуры, расширенные заседания коллегий. Не эпизодическими, а скорее регулярными становятся интервью работников прокуратуры, встречи за "круглым столом", пресс-конференции прокуроров и следователей; в республиканских, краевых и областных газетах, на радио и телевидении вводятся постоянные "прокурорские" рубрики, печатаются материалы о лучших следователях прокуратуры. Публикуются материалы о борьбе с отдельными видами правонарушений, о преступлениях, вызвавших повышенный общественный интерес.

Основная форма контактов прокуроров со средствами массовой информации - взаимный обмен информацией. Работников телевидения, радио, периодической печати обычно интересует имеющаяся в прокуратуре информация о характере совершенных преступлений, о ходе расследования уголовных дел, о динамике преступности, о мерах, принимаемых по предупреждению правонарушений. Информирование населения о состоянии законности является служебной обязанностью прокуроров. Одновременно прокуроры осуществляют надзор за исполнением сотрудниками средств массовой информации регулирующего их работу законодательства. Встречаясь с фактами публикации или передачи ложных сведений либо сведений, составляющих государственную или иную охраняемую законом тайну, а также позорящих честь и достоинство граждан или должностных лиц, прокуроры реагируют на это установленным законом образом (требуют опубликовать опровержение, предъявляют иски в суды, добиваясь, в частности, возмещения причиненного морального вреда, возбуждают уголовные дела).


***


Действующее российское законодательство о печати гарантирует свободу прессы и право на информацию, независимость масс-медиа от власти, от вмешательства государства в профессиональную деятельность журналистов.

Это и понятно: если не иметь возможности получать информацию из источников, независимых от правительства, то нельзя сформировать у граждан объективное мнение о политических процессах, происходящих в обществе.

Отсюда и требование Закона, обязывающее руководителей СМИ доводить до населения полную, объективную и достоверную информацию обо всем, что происходит в стране и в мире, осуществлять профессиональный, добросовестный ее анализ. Это вытекает из конституционного принципа о праве граждан на информацию, на свободный поиск, передачу, производство и распространение информации любым законным способом (ч.4 ст.29 Конституции РФ). В то же время Закон "О средствах массовой информации" предусматривает: "Никто не вправе обязать редакцию опубликовать отклоненное ею произведение, письмо, другое сообщение или материал, если иное не предусмотрено законом" (ст.42). Такие случаи предусмотрены. В частности, средства массовой информации обязаны предоставить свои страницы для публикации решения суда, вступившего в законную силу и содержащего требование об этом, а также для сообщений учредителей или соучредителей средств массовой информации.

К сожалению, на органы прокуратуры это требование Закона не распространяется. Органы прокуратуры не упоминаются и в Федеральном законе "О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации", по которому предоставлено право на информацию некоторым субъектам исполнительной и законодательной власти.

Таким образом, каким бы значимым ни был авторитет прокуратуры в глазах журналистов и населения, прокурор, как считают многие практические работники этой системы, находится в зависимости от позиции средств массовой информации, что противоречит законодательству и принципам деятельности Генеральной прокуратуры, проводящей политику гласности прокурорского надзора*(6). Думается, что это противоречие должно быть устранено.

Презумпция невиновности и объективность следствия - вот те два принципа, которые должны определять характер освещения хода следствия и рассмотрения дел в судах. Задача журналиста - давать отчет, рассказывать обо всех этапах дела, переходя от фактов к законным оценкам, а не стремиться вести самостоятельное расследование, делая собственные выводы.

Надо заметить, что природа средств массовой информации такова, что их трудно использовать для освещения или сопоставления различных точек зрения по сложным вопросам. С их помощью и работники правоохранительных органов, и журналисты, защищая свою позицию, стремятся оказать давление друг на друга. В результате они невольно меняются ролями. К тому же недостаточное знание журналистами процессуальных вопросов, несовершенство типов работы СМИ и правоохранительных органов часто приводят к манипулированию фактами. В связи с этим журналисты даже требуют свести тайну следствия лишь к "отдельным областям, предусмотренным законом", число которых, по их утверждению, невелико. В отчете Европейского комитета по средствам массовой информации, подготовленном по итогам избирательных кампаний в России, отмечается: "Мы убеждены, что с журналиста необходимо снять ответственность за разглашение государственной и иной охраняемой законом тайны"*(7). Вряд ли такое "убеждение" будет способствовать стабилизации общества и информационной безопасности.

Представители правоохранительных органов, в том числе и прокуратуры, нередко возмущаются тем, что пресса разглашает следственные материалы, а журналисты - тем, что для получения нужных сведений приходится прибегать ко всевозможным уловкам. В результате обе стороны сваливают ответственность друг на друга.

Думается, что лучшая профилактика юридических ошибок и некомпетентных суждений на газетной странице и в эфире - плановая работа учебно-просветительского характера. При проведении правовой учебы работников СМИ потребуется помощь Генеральной прокуратуры. Можно не сомневаться, что такая помощь на федеральном уровне последует. Но все-таки самый массовый читатель, слушатель, зритель у СМИ - на местах. Здесь, видимо, уже мало одних, пусть даже самых ярких и убедительных, выступлений юристов в прессе. И хотя у прокуроров хватает прямых профессиональных обязанностей, правовая пропаганда и правовое просвещение не должны выпадать из круга таких обязанностей.

Средства массовой информации много могут сделать в плане содействия распространению правовых знаний, воспитания граждан в духе законопослушания, утверждения принципа равенства всех перед законом, недопущения унижения национального достоинства личности, групп населения, наций. Распространяя информацию о злоупотреблении наркотиками и алкоголем, они призваны способствовать пропаганде эффективных кампаний по распространению знаний об огромном вреде наркомании и алкоголизма и мерах предупреждения этих явлений. Им следует уделять больше внимания пропаганде здорового образа жизни, воспитанию молодежи в духе уважительного отношения к закону, правам других лиц, общепринятым нормам человеческого поведения, высоких моральных принципов, шире разъяснять основы политики государства в борьбе с преступностью, роль правоохранительных органов в пресечении и предупреждении преступлений, охране правопорядка и спокойствия граждан, с тем чтобы побудить население к осознанному содействию государственным органам в деле создания более безопасного общества.

Необходимо, чтобы журналисты до конца осознали всю значимость своего труда и не допускали в погоне за сенсацией оправдания актов террористического насилия, поскольку это может поставить под угрозу жизнь граждан и сотрудников правоохранительных органов, помешать принятию эффективных мер для предотвращения таких актов и ареста преступников.

Нельзя не сказать и о том, что в ряде регионов прокуроры явно недооценивают мощный профилактический потенциал, заложенный в СМИ.

Кое-где не преодолен синдром боязни общения с журналистами и представителями общественности, не установлены необходимые контакты с издательствами, творческими союзами, культурными центрами, фондами и другими общественными объединениями и организациями, деятельность которых направлена на формирование правосознания граждан, воспитание активной жизненной позиции.

Неоперативность в предоставлении сведений, имеющих социальный интерес, а нередко и искусственная закрытость деятельности прокуратуры для прессы и общественности приводят к тому, что население зачастую получает искаженную или недостаточно квалифицированную информацию об общественно значимых фактах правонарушений и реагировании на них органов прокуратуры.

Представляется, что важную роль во взаимоотношениях со средствами массовой информации могли бы сыграть регулярно проводимые личные встречи руководителей прокуратур с редакциями ведущих периодических изданий, электронных средств массовой информации, информационных агентств, журналистами, творческой интеллигенцией. Причем при контактах со средствами массовой информации, творческими союзами, общественными объединениями граждан необходимо исходить из требований федерального законодательства, запрещающего как необоснованный отказ в предоставлении информации, так и вмешательство в осуществление прокурорского надзора и расследование преступлений.

Формы, методы и характер взаимодействия СМИ и органов прокуратуры зависят не только от самих этих институтов, но и от законодательной власти - Федерального Собрания РФ, федеральных органов исполнительной власти, Президента Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Федерации. Заслуживает, в частности, всяческой поддержки забота Государственной Думы о создании эффективных механизмов в правовом регулировании взаимоотношений государства, общества и средств массовой информации. Нет никаких возражений и против создания фундаментальных правовых основ политической независимости СМИ. С одной стороны, следует и в дальнейшем расширять профессиональные права журналистов, закладывать гарантии их юридической защищенности, с другой, как диктует ст.29 Конституции, принять ряд законодательных мер против злоупотребления свободой слова и использования СМИ в узкогрупповых интересах. Если мы действительно хотим подлинного гражданского мира и согласия в обществе, то СМИ в полной мере должны осознать свою ответственность перед обществом и гражданами своей страны и не забывать о тех принципах и нормах, что образуют неписаный кодекс профессиональной этики журналиста, по своему содержанию близкий к гиппократовскому завету "не навреди".

Средства массовой информации и государство должны сегодня выстраивать некую систему отношений, исходя из критерия, что у нас нет права учить друг друга, но есть прекрасная возможность учиться друг у друга.

Вместе с тем, при всей значимости влияния СМИ на общественное сознание, определяющим является все-таки сама деятельность органов прокуратуры, и без этого никакие пропагандистские усилия (как бы хорошо они ни были организованы) не способны привести к повышению доверия, поднятию престижа прокуратуры в глазах населения страны.


В.Г. Бессарабов,

заместитель директора НИИ проблем укрепления законности

и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ,

кандидат юридических наук


"Журнал российского права", N 7, июль 2001 г.


-------------------------------------------------------------------------

*(1) Цит. по: Шаккум М. Телекратия // Социалистическая Россия. 1997. 22-29 марта.

*(2) См.: Янгер С. "Би-Би-Си" - телевидение без мнения // Коммерсант-daily. 1998. N 69.

*(3) См.: Ефимова Л. Право на информацию // Российская Федерация сегодня. 1998. N 20. С.51.

*(4) См.: Всевидящая девятка // Век. 1997. N 7 (224).

*(5) См.: Устименко Ю. Берегись телевизора! Власть, закон и голубой экран в США // Российская Федерация. 1997. N 13. С.60.

*(6) См.: Сухарев А. Право прокурора информировать - под контролем?! // Законность. 1996. N 11. С.15.

*(7) См.: Угрозы и вызовы в сфере информационной безопасности Российской Федерации // Думский вестник. 1996. N 7 (22). С.116.



Российские СМИ и прокуратура: противостояние или сотрудничество?


Автор


В.Г. Бессарабов - заместитель директора НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ, кандидат юридических наук


"Журнал российского права", 2001, N 7


Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение