Неучастие унитарных предприятий в закрытой подписке на акции и вопросы причинения ввиду этого ущерба государству (А.И. Муранов, "Законодательство", N 7, июль 2001 г.)

Неучастие унитарных предприятий в закрытой подписке на акции
и вопросы причинения ввиду этого ущерба государству


Разногласия, возникающие между участниками акционерных обществ, в современной России нередко приводят к принятию общим собранием акционеров решения об увеличении уставного капитала путем выпуска дополнительных акций и их размещении по закрытой подписке. В результате процентное соотношение долей акционеров в уставном капитале акционерного общества меняется: у участвующих в такой подписке размер доли увеличивается, у остальных - уменьшается. Это, в свою очередь, может повлечь изменение стоимости пакетов акций участников общества. При этом нередко акционерами, не принимавшими участия в закрытой подписке, являются государственные унитарные предприятия, обладающие акциями не на праве собственности, а на праве хозяйственного ведения или оперативного управления. В подобной ситуации встает вопрос: можно ли говорить о причинении ущерба государству, являющемуся собственником имущества государственных унитарных предприятий, если конкретное государственное унитарное предприятие не участвовало в закрытой подписке и его доля в уставном капитале акционерного общества вследствие этого уменьшилась?

Вопрос этот далеко не праздный, и практика настоятельно требует его решения. Как известно, могущественные структуры часто стремятся установить контроль над небольшими акционерными обществами, обладающими ценным имуществом или правами, в том числе на пользование недрами. В ситуации, когда такие структуры имеют небольшую долю в уставном капитале упомянутых акционерных обществ, другие акционеры могут консолидироваться и попытаться принять решение о выпуске дополнительных акций и их размещении по закрытой подписке между ними самими с целью воспрепятствовать агрессивным устремлениям. Если подобное решение удастся принять, таким акционерам и самому акционерному обществу следует быть готовыми к тому, что их оппоненты начнут защищаться, прибегая к различным "нетрадиционным" ходам. Один из самых эффективных приемов в ситуации, когда среди акционеров имеется государственное унитарное предприятие, не участвовавшее в закрытой подписке, - заявить о том, что уменьшилась доля последнего в уставном капитале и тем самым государству причинен имущественный ущерб, и обратиться за содействием к правоохранительным органам, например, в прокуратуру. Сделать это, принимая во внимание степень влияния упомянутых структур и специфику деятельности современных органов прокуратуры, весьма несложно, и подобные примеры в российской действительности уже имели место.

В соответствии с Федеральным законом "О прокуратуре Российской Федерации"*(1) органы прокуратуры вправе проверить законность принятия решений об увеличении уставного капитала акционерного общества, в этом нет сомнений. Проблема состоит в ином: чтобы понять, был ли государству причинен имущественный ущерб, следует руководствоваться не доводами заявителей, а нормами действующего законодательства. Вопрос о причинении ущерба государству*(2) в такой ситуации является не таким простым, каким может показаться на первый взгляд. При этом вряд ли стоит говорить о том, насколько он важен не только для участников конкретного дела, но и для субъектов частно-правового оборота в целом. Поэтому попытаемся разобраться в обозначенной проблеме.

Но предварительно следует сделать два замечания. Во-первых, нами будут рассмотрены только частно-правовые аспекты вопроса о возможности причинения в описанной ситуации ущерба государству. Во-вторых, в настоящей работе для удобства используется понятие "ущерб", которое следует понимать широко: и как прямой ущерб (damnum emergens), и как упущенную выгоду (lucrum cessans), а в некоторых случаях и как причинение вреда.


Принятие решения об увеличении уставного капитала
в соответствии с законом


Прежде всего следует сказать о том, что если решение об увеличении уставного капитала акционерного общества путем выпуска дополнительных акций и их размещения посредством закрытой подписки принимается в полном соответствии с законодательством (включая правила созыва и проведения общего собрания акционеров, принятия этим собранием решения квалифицированным большинством голосов и т.д.), то в отсутствие указания закона на иное вопрос о причинении кому-либо ущерба в юридическом плане вообще не может возникать. Как следует из ст.15 и главы 59 "Обязательства вследствие причинения вреда" ГК РФ, убытки, ущерб или вред с юридической точки зрения являются следствием совершения действий (бездействия), нарушающих либо закон, либо субъективное право. Соответственно если упомянутое решение об увеличении уставного капитала акционерного общества принимается в полном соответствии с законодательством, то ввиду отсутствия нарушения закона с юридической точки зрения говорить о причинении ущерба невозможно, если закон в особых случаях не предусматривает исключений.

Равным образом если рассматриваемое решение принимается в полном соответствии с законодательством, то ввиду отсутствия нарушения закона с юридической точки зрения говорить о нарушении прав какого-либо лица также невозможно (вспомним принцип аctus legis nemini facit injuriam - действие закона не нарушает ничьего права), если закон в особых случаях не указывает на иное.

В отношении оговорок о возможных исключениях следует уточнить, что законодатель вправе допустить наличие ущерба в случаях, когда закон соблюден (именно так он поступил, сформулировав п.3 ст.1064 ГК РФ: "Вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законом").

Особо подчеркнем: сказанное вовсе не означает, что совершение действий в соответствии с законом не может причинить кому-либо фактический ущерб. Речь идет о другом: с юридической точки зрения этот ущерб во внимание не принимается и приниматься не должен. Устанавливая правовые нормы и рассчитывая на их соблюдение, законодатель не исключает возможности причинения кому-либо в результате такого их соблюдения фактических убытков, ущерба или вреда. Однако ради целей проведения данных норм в жизнь юридическое значение таким убыткам, ущербу или вреду по общему правилу не придается. Безусловно, исключения из данного принципа возможны, но они должны быть прямо указаны в самом законе.

Сказанное в полной мере применимо и к взаимоотношениям между акционерным обществом и его акционерами. Сама форма акционерного общества предполагает наличие не одного, а нескольких акционеров, следовательно, не исключены конфликты между ними. В такой ситуации закон предусматривает, что все решения акционеров должны приниматься простым или квалифицированным большинством голосов: поскольку учесть интересы всех акционеров невозможно, предпочтение должно отдаваться интересам большинства (действует принцип vix ulla lex fieri potest quae omnibus commoda sit, sed si majori parti prospiciat, utilis est - едва ли может быть создан закон, удобный для каждого, но, если он хорош для большинства, он полезен). При этом акционеры, находящиеся в меньшинстве, вполне могут понести фактический ущерб, однако по общему правилу с юридической точки зрения он в расчет не принимается. Любой иной подход парализовал бы работу акционерных обществ и нанес бы экономическому обороту гораздо больший фактический ущерб, нежели тот, с которым вынуждено мириться меньшинство. Тем не менее, в изъятие из указанного правила, в самых важных случаях законодатель все же закрепляет в нормативных актах ряд специфических мер по защите имущественных интересов меньшинства акционеров.

Что касается ситуации с увеличением уставного капитала акционерного общества путем выпуска дополнительных акций и их размещения посредством закрытой подписки, то законодатель предусмотрел единственное исключение, носящее особый характер, которое закреплено в абз.1 и 2 п.4 ст.5 Федерального закона от 5 марта 1999 г. N 46-ФЗ "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг"*(3) ("Решение о размещении посредством закрытой подписки акций и ценных бумаг, конвертируемых в акции, принимается только общим собранием акционеров двумя третями голосов, если необходимость большего числа голосов для принятия этого решения не предусмотрена уставом акционерного общества.

Акционерное общество по требованию акционеров, голосовавших против или не принимавших участия в голосовании при решении указанного вопроса, обязано выкупить у них акции в соответствии с Федеральным законом "Об акционерных обществах").

Таким образом, если акционер голосовал против размещения акций посредством закрытой подписки или не принимал участия в голосовании (однако при этом присутствовал на общем собрании акционеров или был уведомлен о его проведении), то он действительно с фактической точки зрения в результате закрытой подписки на дополнительные акции может понести ущерб (принадлежащие ему акции могут, например, уменьшиться в цене и т.д.). Тем не менее если решение о проведении закрытой подписки было принято в полном соответствии с законом, то ссылаться на такой фактический ущерб этот акционер не может ввиду отсутствия нарушения закона. В то же время данный акционер вправе потребовать от акционерного общества выкупа принадлежащих ему акций и тем самым нивелировать отрицательные для него фактические имущественные последствия закрытой подписки: согласно п.3 ст.75 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах"*(4), выкуп производится по цене, не учитывающей факт проведения такой подписки ("Выкуп акций обществом осуществляется по рыночной стоимости этих акций, определяемой без учета ее изменения в результате действия общества, повлекшего возникновение права требования оценки и выкупа акций").

Из сказанного можно сделать следующий вывод: если решение об увеличении уставного капитала акционерного общества путем выпуска дополнительных акций и их размещения посредством закрытой подписки принимается в полном соответствии с законодательством, то для всех акционеров с юридической точки зрения ущерб отсутствует, даже если их доля в уставном капитале данного акционерного общества уменьшается.

Для акционеров, которые голосовали против размещения акций посредством закрытой подписки или не принимали участия в голосовании (однако при этом присутствовали на общем собрании акционеров или были уведомлены о его проведении), имеется только один способ нейтрализовать понесенный ими фактический ущерб, который за пределами этого способа вообще не должен приниматься во внимание, а именно потребовать выкупа своих акций.

Соответственно если акционерами общества, общее собрание акционеров которого приняло решение о размещении дополнительных акций посредством закрытой подписки, являются государственные унитарные предприятия, то с юридической точки зрения они также не претерпевают ущерба, даже если их доля в уставном капитале данного акционерного общества в итоге уменьшается. В этих условиях государство, являясь собственником имущества указанных предприятий, также не может считаться понесшим какой-либо ущерб.


Принятие решения об увеличении уставного капитала
не в соответствии с законом


Если при принятии решения об увеличении уставного капитала акционерного общества путем выпуска дополнительных акций и их размещения посредством закрытой подписки были допущены какие-либо нарушения законодательства, то юридические основания говорить о причинении ущерба могут появиться*(5).

Однако если такой ущерб понесло государственное унитарное предприятие, то можно ли говорить о причинении ущерба в юридическом плане государству, которое является собственником имущества такого предприятия? Представляется, что ответ на этот вопрос зависит от того, на каком вещном праве акции акционерного общества, общее собрание акционеров которого приняло решение о размещении дополнительных акций посредством закрытой подписки, принадлежат данному государственному унитарному предприятию: на праве оперативного управления или на праве хозяйственного ведения.

1. В том случае, если эти акции принадлежат государственному унитарному предприятию (являющемуся федеральным казенным предприятием) на праве оперативного управления, то, исходя из содержания этого права (ст. 296 *(6) и 297 *(7) ГК РФ), следует заключить, что ущерб причиняется самому государству, если только:

а) последнее не разрешило любым образом этому предприятию голосовать за принятие решения о размещении дополнительных акций посредством закрытой подписки (quod quis ex culpa sua damnum sentit, non intelligitur damnum sentire - cчитается, что не потерпел ущерб тот, кто сам в нем виноват); либо

б) государство каким-либо образом (например, в договорах, заключенных с таким предприятием) не оговорило особые права этого предприятия в отношении указанных акций или не установило условий, из которых вытекало бы, что такой ущерб все же отсутствует (оговорим, что оценка ситуации, при которой последнее исключение могло бы иметь место, зависит от результатов анализа конкретных обстоятельств).

Причинение государству ущерба будет более явным, если помимо нарушений законодательства, допущенных при принятии решения о размещении дополнительных акций посредством закрытой подписки, упомянутое федеральное казенное предприятие в лице своих органов или представителей проголосовало за такое решение в условиях, когда, исходя из целей своей деятельности, заданий собственника (т.е. государства) и назначения имущества (акций), это предприятие должно было голосовать против данного решения (опять-таки уточним, что оценка того, существовала ли у него обязанность голосовать против, зависит от результатов анализа конкретных обстоятельств).

Данные выводы представляются верными в свете тех правомочий, которыми законодательство (см. ст.296 и 297 ГК РФ) наделяет федеральные казенные предприятия в отношении имущества, принадлежащего им на праве оперативного управления. Содержание указанных статей свидетельствует о том, что по общему правилу такие предприятия выступают не более чем обычными держателями имущества государства и должны согласовывать с последним все свои действия, могущие повлиять на рыночную стоимость принадлежащего им имущества. Более того, государство вправе изъять лишнее, не используемое либо используемое не по назначению имущество и распорядиться им по своему усмотрению. При этом можно утверждать, что в большинстве случаев для федеральных казенных предприятий акции (принадлежащие им на праве оперативного управления) будут являться имуществом излишним.

Соответственно ущерб, причиненный данным предприятиям, владеющим акциями на праве оперативного управления, должен считаться причиненным самому государству (за исключением двух вышеуказанных случаев - "а" и "б").

Отметим, что данный вывод должен быть верен не только тогда, когда акции передаются федеральному казенному предприятию самим государством, но и когда права на эти акции такое предприятие получает самостоятельно, в процессе своей деятельности. Дело в том, что, согласно ст.297 ГК РФ, казенное предприятие обладает свободой усмотрения только в отношении произведенной им продукции (если иное не предусмотрено законом или иными правовыми актами), а акции к таковой отнести невозможно. Если бы было предусмотрено, что приобретаемое казенным предприятием имущество поступает в распоряжение этого предприятия (оставаясь в собственности государства), то тогда говорить о причинении ущерба государству в ситуации, когда это предприятие могло самостоятельно решать, как ему голосовать находящимися в его распоряжении акциями, было бы сложнее. Однако в законе этого нет; например, на казенное предприятие не распространяется действующее в отношении учреждений правило ст.298 ГК РФ о том, что при наличии права осуществлять приносящую доходы деятельность такие доходы и приобретенное за счет них имущество поступают в самостоятельное распоряжение лица и учитываются на отдельном балансе.

2. В том же случае, если акции принадлежат унитарному предприятию на праве хозяйственного ведения (ст.294 *(8) и 295 *(9) ГК РФ), то, исходя из принципиальных отличий последнего от права оперативного управления, следует различать две ситуации:

а) предприятие имеет право самостоятельно, без обращения к государству определять, как следует голосовать на общем собрании акционеров, принявшем решение о размещении дополнительных акций посредством закрытой подписки;

б) предприятие не обладает указанным в предыдущем пункте правом, будучи связанным определенными правилами, непосредственно установленными законом или другими правовыми актами либо содержащимися в прямых указаниях государства или договорах с ним по поводу имущества, находящегося у этого предприятия.

Во втором случае ситуация вполне ясна: если помимо нарушений законодательства, допущенных при принятии решения о размещении дополнительных акций посредством закрытой подписки, указанное унитарное предприятие в лице своих органов или представителей проголосовало за такое решение в условиях, когда, исходя из вышеуказанных определенных правил, оно должно было голосовать против, то причинение государству ущерба в юридическом плане может иметь место. (Определить, существовала ли у данного предприятия обязанность голосовать против, можно лишь в результате анализа конкретных обстоятельств.) Если же такие правила им нарушены не были, то говорить о причинении государству ущерба в юридическом плане невозможно: речь пойдет лишь о фактическом ущербе.

Об ущербе в юридическом плане также невозможно говорить, когда указанное предприятие имело право самостоятельно определять, как следует голосовать на общем собрании акционеров, принявшем решение о размещении дополнительных акций посредством закрытой подписки, и при этом проголосовало за такое решение.

Такой вывод основан на принципиальных отличиях права хозяйственного ведения от права оперативного управления. Обладатель второго является простым держателем имущества, а обладатель первого уподобляется самому собственнику (за определенными изъятиями). Для имеющего право оперативного управления практически всегда действует принцип "Запрещено все, что не разрешено собственником имущества", а для получившего право хозяйственного ведения - принцип "Разрешено все, что не запрещено собственником имущества" (возможны и исключения, но их наличие зависит от конкретных обстоятельств). Государство как собственник само определяет, какие предприятия создавать и на каком праве за ними закреплять имущество, и если оно предпочитает прибегнуть к праву хозяйственного ведения, то тем самым оно по общему правилу разрешает соответствующим предприятиям впоследствии самостоятельно определять судьбу находящегося у них имущества. Именно этим объясняется наличие в ГК РФ норм, которые устанавливают, что государство как собственник имущества предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения, по общему принципу по долгам последнего не отвечает (п.8 ст.114 ГК РФ), тогда как по долгам предприятия, основанного на праве оперативного управления, государство отвечает субсидиарно (ст.115 ГК РФ).

Таким образом, в рассматриваемой ситуации государство как собственник должно самостоятельно нести риск неблагоприятных последствий, проистекающих из самостоятельных действий предприятий, основанных на праве хозяйственного ведения, и не может утверждать, что такие предприятия или другие акционеры причинили ему ущерб путем голосования за принятие решения о размещении дополнительных акций посредством закрытой подписки. Равным образом государство не вправе оспаривать такие самостоятельные и независимые действия предприятий, основанных на праве хозяйственного ведения (голосовавших за принятие решения о размещении дополнительных акций посредством закрытой подписки), если такие действия не нарушают закон.

Государство тем более не может утверждать, что в юридическом плане ему причинен ущерб ввиду принятия решения о размещении дополнительных акций посредством закрытой подписки, если акции, которыми основанные на праве хозяйственного ведения предприятия производили голосование за упомянутое решение, были приобретены ими по своей инициативе в ходе своей деятельности, а не получены непосредственно от самого государства при учреждении этих предприятий.

Из сказанного также следует, что если акции принадлежат унитарному предприятию на праве хозяйственного ведения и органы этого предприятия имеют право самостоятельно, без обращения к государству определять, как следует голосовать на общем собрании акционеров, принявшем решение о размещении дополнительных акций посредством закрытой подписки, то, даже если само решение принято с нарушением законодательства, возникающий вследствие этого ущерб с юридической точки зрения несет само это предприятие, а не государство. Более того, оно несет такой ущерб в юридическом плане только в том случае, если оно голосовало против принятия решения. Если же оно голосовало за такое решение, причиненный ущерб отсутствует.

Теперь проанализируем ст.295 ГК РФ, которая гласит: "Собственник имеет право на получение части прибыли от использования имущества, находящегося в хозяйственном ведении предприятия". В том случае, если в результате принятия решения о размещении дополнительных акций посредством закрытой подписки доля основанного на праве хозяйственного ведения унитарного предприятия в уставном капитале акционерного общества уменьшается и происходит снижение рыночной стоимости принадлежащих этому предприятию акций, то можно ли говорить о том, что государству причиняется ущерб*(10) в форме упущенной выгоды?

Из всего сказанного следует, что сама постановка этого вопроса допустима только в условиях, когда самому такому унитарному предприятию в рассматриваемой ситуации причинен ущерб (такие случаи уже были указаны). Тем не менее дальнейший анализ позволяет прийти к выводу о неправильности мнения о том, что государству наносится ущерб в форме упущенной выгоды тогда, когда в результате законного уменьшения в уставном капитале акционерного общества доли унитарного предприятия последнее претерпевает фактический ущерб. Дело в том, что даже если доля участия унитарного предприятия в уставном капитале акционерного общества ввиду законной закрытой подписки уменьшается и это влечет для него фактический ущерб, то последний всегда выступает не в виде прямого ущерба (damnum emergens), а представляет собой фактическую (а не юридическую) упущенную выгоду (lucrum cessans): фактический прямой ущерб это предприятие может легко предотвратить, потребовав выкупа акций (если же оно не заявляет об этом, прямой ущерб у него отсутствует). Между тем выгода, не приобретенная ввиду того, что другое лицо не получило упущенную выгоду, не может быть квалифицирована в юридическом плане как lucrum cessans.

Таким образом, если общим собранием акционеров было принято решение об увеличении уставного капитала акционерного общества путем выпуска дополнительных акций и их размещения посредством закрытой подписки, то государству может быть причинен ущерб только при одновременном наличии следующих условий:

а) если среди акционеров имелось государственное унитарное предприятие, основанное на праве оперативного управления или праве хозяйственного ведения;

б) если решение об увеличении уставного капитала было принято с нарушением законодательства;

в) если государственное унитарное предприятие, основанное на праве оперативного управления, голосовало против решения или должно было против него голосовать; или же, когда речь идет о государственном унитарном предприятии, основанном на праве хозяйственного ведения, если это предприятие голосовало за такое решение в условиях, когда оно не было вправе так голосовать, будучи связанным определенными правилами, прямо установленными в законодательстве, в других правовых актах, вводимыми прямыми указаниями государства или договорами с ним по поводу находящегося у этого предприятия имущества.

Во всех остальных случаях имуществу государства ущерб не причиняется.

В заключение еще раз подчеркнем, что в работе были проанализированы только гражданско-правовые аспекты ответов на поставленные вопросы. Что же касается уголовно-правовых, то они требуют отдельного анализа, поскольку в гражданском праве в отношениях между коммерсантами обязанность возмещения ущерба по общему правилу наступает помимо вины лица, его причинившего, в уголовном же ответственность наступает, если доказана вина тех лиц, которые голосовали за принятие решения об увеличении уставного капитала акционерного общества путем выпуска дополнительных акций и их размещения посредством закрытой подписки. Однако следует заметить, что, если с гражданско-правовой точки зрения ущерб отсутствует, говорить о причинении вреда или ущерба в уголовном аспекте уже не представляется возможным.


А.И. Муранов,

кандидат юрид. наук, доцент кафедры международного

частного и гражданского права МГИМО (У) МИД России


"Законодательство", N 7, июль 2001 г.


-------------------------------------------------------------------------

*(1) Действует в редакции Федерального закона от 17 ноября 1995 г. N 168-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О прокуратуре Российской Федерации" (СЗ РФ.1995. N 47. Ст. 4472).

*(2) Здесь и далее понятие "причинение ущерба государству" подразумевает в том числе причинение ущерба имуществу государства.

*(3) СЗ РФ. 1999. N 10. Ст.1163.

*(4) Там же. 1996. N 1. Ст.1.

*(5) Отметим сразу, что в дальнейших рассуждениях не будет приниматься во внимание тот особый случай, при котором суд может оставить в силе решение общего собрания акционеров на основании п.8 ст.49 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" ("Суд вправе с учетом всех обстоятельств дела оставить в силе обжалуемое решение, если голосование данного акционера не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло причинения убытков данному акционеру").

*(6) "1. Казенное предприятие, а также учреждение в отношении закрепленного за ними имущества осуществляют в пределах, установленных законом, в соответствии с целями своей деятельности, заданиями собственника и назначением имущества права владения, пользования и распоряжения им.

2. Собственник имущества, закрепленного за казенным предприятием или учреждением, вправе изъять излишнее, неиспользуемое либо используемое не по назначению имущество и распорядиться им по своему усмотрению".

*(7) "1. Казенное предприятие вправе отчуждать или иным способом распоряжаться закрепленным за ним имуществом лишь с согласия собственника этого имущества.

Казенное предприятие самостоятельно реализует производимую им продукцию, если иное не установлено законом или иными правовыми актами.

2. Порядок распределения доходов казенного предприятия определяется собственником его имущества".

*(8) "Государственное или муниципальное унитарное предприятие, которому имущество принадлежит на праве хозяйственного ведения, владеет, пользуется и распоряжается этим имуществом в пределах, определяемых в соответствии с настоящим Кодексом".

*(9) "1. Собственник имущества, находящегося в хозяйственном ведении, в соответствии с законом решает вопросы создания предприятия, определения предмета и целей его деятельности, его реорганизации и ликвидации, назначает директора (руководителя) предприятия, осуществляет контроль за использованием по назначению и сохранностью принадлежащего предприятию имущества.

Собственник имеет право на получение части прибыли от использования имущества, находящегося в хозяйственном ведении предприятия.

2. Предприятие не вправе продавать принадлежащее ему на праве хозяйственного ведения недвижимое имущество, сдавать его в аренду, отдавать в залог, вносить в качестве вклада в уставный (складочный) капитал хозяйственных обществ и товариществ или иным способом распоряжаться этим имуществом без согласия собственника.

Остальным имуществом, принадлежащим предприятию, оно распоряжается самостоятельно, за исключением случаев, установленных законом или иными правовыми актами".

*(10) Еще раз напомним, что понятие "ущерб" используется здесь только для удобства.



Неучастие унитарных предприятий в закрытой подписке на акции и вопросы причинения ввиду этого ущерба государству


Автор


А.И. Муранов - кандидат юрид. наук, доцент кафедры международного частного и гражданского права МГИМО (У) МИД России


Практический журнал для руководителей и юристов "Законодательство", 2001, N 7


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.