Понятие общественного порядка как объекта хулиганства (В.И. Зарубин, "Журнал российского права", N 8, август 2001 г.)

Понятие общественного порядка как объекта хулиганства


Проблема объекта хулиганства имеет важное уголовно-правовое значение. Выяснение содержания этого понятия позволяет правильно ответить на ряд других теоретических и практических вопросов (конструкция состава хулиганства, объем и содержание объективных и субъективных сторон данного преступления). Как обоснованно указывал профессор С. Мокринский, "описать состав преступления значит, прежде всего, определить объект последнего - социальное благо, страдающее или подвергающееся опасности от преступного действия"*(1).

Несмотря на то, что российское уголовное законодательство более 80 лет предусматривает ответственность за хулиганство, в теории уголовного права нет единого мнения по вопросу об объекте данного преступления. Это явилось следствием ряда причин. В разные периоды развития уголовного законодательства хулиганство относилось к разным видам преступлений. К тому же при совершении хулиганства вред причиняется многим общественным отношениям. А диспозиция статьи, предусматривающей уголовную ответственность за хулиганство, всегда имела достаточно сложную юридическую конструкцию.

В теории уголовного права нет единого подхода к понятию "общественный порядок" и "общественная безопасность". К сожалению, принятие Уголовного кодекса РФ не только не внесло ясность в определение объекта хулиганства, но во многом усложнило решение данного вопроса. Сложность состоит в соотношении родового, видового и непосредственного объекта хулиганства. Статья 213 УК РФ, предусматривающая уголовную ответственность за хулиганство, включена в главу 24 УК РФ "Преступления против общественной безопасности" раздела IX "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка". Проблема состоит в том, что непосредственный объект преступления всегда должен находиться в той же сфере общественных отношений, что и его видовой объект*(2).

Широкая дискуссия о родовом объекте хулиганства была развернута в советском уголовном праве в семидесятые годы применительно к ст.206 УК РСФСР. При этом предлагалось несколько точек зрения. Одни ученые признавали факт существования нескольких самостоятельных родовых объектов, предусмотренных главой десятой УК РСФСР*(3). В то же время отдельные исследователи считали, что предусмотренные в этой главе преступления имели единый родовой объект, указанный в самом названии главы*(4), или же что следует вести речь о двух родовых объектах: а) общественный порядок и общественная безопасность и б) здоровье населения*(5). По нашему мнению, в разделе IX УК РФ содержатся два родовых объекта - "общественная безопасность" и "общественный порядок", охватывающие разные общественные отношения, так же, как в главе десятой УК РСФСР имелись три группы самостоятельных общественных отношений: "общественный порядок", "общественная безопасность", "здоровье населения". Конечно, преступления против общественной безопасности и общественного порядка тесно между собой связаны, что и позволило законодателю объединить составы этих преступлений в одном разделе УК РФ. В то же время каждой из этих групп общественных отношений присуща определенная специфика.

Ключевым понятием в определении объекта хулиганства как было, так и остается понятие "общественного порядка". Без уяснения содержания данного понятия, отграничения его от понятия "общественная безопасность" невозможно решить вопрос об объекте хулиганства.

В науке административного права принято различать понятие общественного порядка в широком и в узком смысле. При этом под общественным порядком в широком смысле принято понимать совокупность всех социальных связей и отношений, складывающихся под воздействием всех социальных норм, в отличие от правопорядка, включающего лишь отношения, регулируемые нормами права. Из этого следует, что общественный порядок, как более широкая категория, включает в себя и правопорядок. В общей теории права общественный порядок рассматривается как социальная категория, охватывающая систему (состояние) волевых, идеологических общественных отношений, предопределяемых экономическим базисом и характеризующихся соответствием поведения их участников гоподствующим в обществе социальным нормам (правовым и неправовым). Сюда входят только социально значимые общественные отношения*(6).

Общеюридическое определение общественного порядка было предложено И.Н. Даньшиным: "Общественный порядок - это порядок волевых общественных отношений, складывающихся в процессе сознательного и добровольного соблюдения гражданами установленных в нормах права и иных нормах неюридического характера правил поведения в области общения и тем самым обеспечивающих слаженную и устойчивую совместную жизнь людей в условиях развитого общества"*(7).

Две основные концепции общественного порядка в узком смысле в шестидесятые годы были представлены М. И. Еропкиным и А.В. Серегиным.

М. И. Еропкин определял общественный порядок как "обусловленную интересами всего : народа ..., регулируемую нормами права, морали, правилами ... общежития и обычаями систему волевых общественных отношений, складывающихся главным образом в общественных местах, а также общественных отношений, возникающих и развивающихся вне общественных мест, но по своему характеру обеспечивающих охрану жизни, здоровья, чести граждан, укрепления народного достояния, общественное спокойствие, создание нормальных условий для деятельности предприятий, учреждений и организаций"*(8).

А.В. Серегин характеризует общественный порядок как "урегулированную нормами права и иными социальными нормами систему общественных отношений, установление, развитие и охрана которых обеспечивают поддержание состояния общественного и личного спокойствия граждан, уважение их чести, человеческого достоинства и общественной нравственности"*(9).

Как видим, одно из основных различий в понятии общественного порядка у этих исследователей состоит в том, что М. И. Еропкин, определяя круг отношений в данной сфере, выделяет в качестве основного критерия место их возникновения и развития (общественные места), а А.В. Серегин - содержание отношения. Следует также обратить внимание на тесную связь общественного порядка и общественной нравственности, подчеркнутую А.В. Серегиным.

Некоторые исследователи считали, что в понятие "общественный порядок" следует включать и общественную безопасность. К примеру, О. Н. Горбунова пишет: "Общественные отношения, которые создают в государстве обстановку спокойствия и безопасности, составляют систему волевых общественных отношений, совокупность которых можно назвать общественным порядком в узком смысле слова"*(10). Аналогичной точки зрения придерживается и И.И. Веремеенко: "Общественный порядок, как определенная правовая категория, представляет собой обусловленную потребностями развития социализма систему общественных отношений, возникающих и развивающихся в общественных местах в процессе общения людей, правовое и иное социальное регулирование которых обеспечивает личную и общественную безопасность граждан и тем самым обстановку спокойствия, согласованности и ритмичности общественной жизни"*(11).

Наряду с юристами-административистами и некоторые представители науки уголовного права в общественный порядок в узком смысле включают довольно широкий круг общественных отношений. Так, П.Ф. Гришаев считает, что под общественным порядком следует понимать порядок, регулирующий отношения между членами общества, согласно которому каждый из них обязан соблюдать правила в обществе, как закрепленные в правовых нормах, так и в нормах морали. Соблюдение этих правил поведения всеми гражданами гарантирует общественную безопасность, то есть безопасные условия повседневной жизни и деятельности членов общества*(12).

Однако, если до принятия Уголовного кодекса 1996 г. высказывалась точка зрения, согласно которой общественный порядок имеет своей составной частью общественную безопасность, то в настоящее время предлагается считать, что общественная безопасность охватывает общественный порядок. К примеру, А.В. Готовцев пишет, что если "общественный порядок - это обеспечение безопасности людей, то общественная безопасность - это и сохранность имущества, и нормальная работа источников повышенной опасности, представляющих угрозу для человека и общества. Отсюда следует вывод, что общественная безопасность несколько шире общественного порядка"*(13).

Такое утверждение нельзя признать точным, поскольку даже в названии раздела IX УК РФ термины "общественный порядок" и "общественная безопасность" употребляются как равно родовые, за каждым из которых кроется самостоятельное содержание. Аналогично они употребляются и в ч.1 ст.2 УК РФ.

Некоторые современные исследователи, характеризуя общественный порядок как правовую категорию, фактически не делают различий между ним и общественной безопасностью, употребляя эти понятия как синонимы*(14). Мы абсолютно не согласны с таким подходом к пониманию общественного порядка, поскольку он противоречит как теории уголовного права, так и общей теории права. По нашему мнению, под общественным порядком следует понимать урегулированные нормами права и морали общественные отношения в своей совокупности, обеспечивающие общественное спокойствие, общепринятые нормы поведения, нормальную деятельность предприятий, учреждений и организаций, транспорта, сохранность всех видов собственности, а также уважение общественной нравственности, чести и достоинства граждан.

Можно согласиться с С.С. Яценко, что если общественный порядок воплощается в создании обстановки общественного спокойствия, благоприятных внешних условий жизнедеятельности людей, что обеспечивает нормальный ритм общественной жизни, то общественная безопасность проявляется в создании безопасных условий при обращении с источниками повышенной опасности и проведении работ повышенной опасности*(15). По мнению А.Ф. Гранина, существенные различия между понятиями "общественный порядок" и "общественная безопасность" связаны с нормативными средствами урегулирования данных явлений. Общественный порядок достигается в результате упорядочения общественных отношений с помощью всех форм нормативного регулирования, тогда как общественная безопасность - только с использованием правовых и технических норм*(16). Поэтому деяние, посягающее одновременно на общественный порядок и общественную безопасность, представляет собой совокупность преступлений. Так, хулиганство, совершенное с применением огнестрельного оружия, образует совокупность хулиганства и ношения огнестрельного оружия и квалифицируется по ч.3 ст.213 и ч.1 ст.222 УК РФ.

Рассмотрев отличие категории "общественный порядок" и "общественная безопасность", мы приходим к выводу, что родовым, видовым и основным непосредственным объектом хулиганства является общественный порядок. Указание законодателя в названии главы 24 УК РФ лишь на общественную безопасность следует считать юридической неточностью. Как было подчеркнуто, общественный порядок и общественная безопасность являются самостоятельными категориями, охватывающими обособленные группы общественных отношений. Кроме того, глава 24 УК РФ включена в раздел IX, где указан наряду с родовым объектом "общественная безопасность" родовой объект "общественный порядок", а в ст.213 УК РФ, устанавливающей уголовную ответственность за хулиганство, имеется прямое указание на основной непосредственный объект данного преступления - общественный порядок. Из буквального анализа статей УК РФ следует, что видовой объект, указанный в названии главы 24, - "общественная безопасность" - не находится в плоскости родового объекта хулиганства.

Что касается утверждения А.В. Готовцева, то, по нашему мнению, расширительным толкованием понятия "общественная безопасность" он пытается решить данную проблему. Однако это лишь приводит к смешению понятий и путанице в юридических терминах. К тому же и сам он пишет: "Сущность общественного порядка во всех случаях обеспечение безопасности людей, в одном - от незаконных посягательств других людей, в другом - от негативных проявлений источников повышенной опасности"*(17).

Большинству стран, ранее входивших в СССР, при реформе своего уголовного законодательства удалось избежать указанной двусмысленности. Так, глава 9 УК Республики Казахстан, куда включена ст.257, предусматривающая уголовную ответственность за хулиганство, содержит указание на два видовых объекта - общественный порядок и общественную безопасность. Аналогичен подход к родовому и видовому объекту хулиганства в УК Туркменистана (гл.29, ст.279), уголовных законов Латвии (гл.20, ст.231), Эстонской Республики (гл.2, ст.195), Азербайджанской Республики (гл.10, ст.207), Грузии (разд.9, ст.239). В УК Республики Узбекистан ст.277 "Хулиганство" содержится в гл.20 "Преступления против общественного порядка".

Заслуживает одобрения подход, предложенный разработчиками модельного Уголовного кодекса государств - участников СНГ. Авторы кодекса предлагают статью о хулиганстве включить в главу 27 "Преступления против общественного порядка и общественной нравственности". Преимущества данного подхода заключаются в том, что, во-первых, показывается самостоятельность объектов "общественный порядок" и "общественная безопасность", а, во-вторых, подчеркивается связь общественного порядка с общественной нравственностью, а одна из задач укрепления общественного порядка состоит именно в охране нравственности нашего общества. Предложенный подход уже нашел отражение в УК Республики Беларусь (разд. XI, гл.30, ст.339) и УК Республики Таджикистан (разд.IX, гл.25, ст.237).

Для юридически точного определения видового объекта хулиганства, по нашему мнению, следует внести изменения в главу 24 УК РФ, дополнив название главы указанием на общественный порядок. Кроме того, в будущем при реформе уголовного законодательства России предлагается взять за основу приведенные выше положения модельного кодекса государств - участников СНГ.

На неудачность наименования главы 24 УК РФ указывает А.В. Куделич. Автор предлагает все преступления, содержащиеся в главе 24 УК РФ, перегруппировать в четыре самостоятельные главы: преступления против основ общественной безопасности; преступления, посягающие на общественное спокойствие; преступления, связанные с нарушением специальных правил безопасности; преступления, связанные с нарушением правил обращения с опасными предметами, веществами и материалами*(18). Оценивая предложенную классификацию, хотелось бы отметить, что УК РФ традиционно оперирует категорией "общественный порядок", именно он является родовым и видовым объектом для ряда преступлений, в частности хулиганства.

Противники установления уголовной ответственности за хулиганство говорят о том, что хулиганство не может иметь в качестве непосредственного объекта общественный порядок, поскольку этот объект является общим для всех без исключения деяний, нарушающих нормальное функционирование общества. По мнению профессора И. Иванова, общественный порядок "неизбежно нарушается при совершении любого правонарушения - преступления, административного проступка, гражданско наказуемого деликта, аморального поведения. Так, переход проезжей части в неустановленном месте, вне всякого сомнения, нарушает общественный порядок. То же и убийство, клевета, хищения и т. д. Все это - деяния, нарушающие общественный порядок, поскольку их совершение грубо противоречит нормальному существованию людей в обществе"*(19).

Трудно согласиться с вышеприведенными доводами. Автор смешивает акценты в понимании общественного порядка в узком и широком смысле. Действительно, общественный порядок в широком смысле, как совокупность всех социальных связей и отношений, нарушается при совершении любого правонарушения, однако ст.213 УК РФ имеет объектом уголовно-правовой охраны общественный порядок в узком смысле. И, кроме того, содержит указание на дополнительные основные объекты - личность и собственность. Только хулиганство и ему подобные преступления посягают главным образом на общественный порядок; другие объекты уголовно-правовой охраны носят здесь дополнительный характер, увеличивая степень общественной опасности хулиганства.

Общественный порядок является основным и постоянным непосредственным объектом хулиганства. Именно общественный порядок является основой в конструкции состава преступления - "хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка" (ч.1 ст.213 УК РФ). Он основной потому, что против него в первую очередь направлено хулиганство, и он главным образом охраняется нормой, предусматривающей уголовную ответственность за хулиганство.

Как основной непосредственный объект хулиганства общественный порядок присутствует в диспозиции статей о хулиганстве УК Республики Беларусь, Республики Казахстан, Эстонской Республики, Молдовы, Азербайджанской Республики, Украины, Республики Таджикистан, Туркменистана, Грузии. В УК Кыргызской Республики общественный порядок дополняется термином "нормы общепринятого поведения". В Уголовном законе Латвии определяется как "общественное спокойствие" и "общепринятые нормы поведения", а в УК Узбекистана как "правила поведения".

Принятие УК РФ, по нашему мнению, поставило точку в длительном споре, является ли хулиганство однообъектным или многообъектным преступлением. В ст.213 закреплены два дополнительных непосредственных объекта хулиганства - здоровье граждан и собственность*(20). Состав преступления, предусмотренный ст.213 УК РФ, будет наличествовать в действиях того или иного лица лишь в случае, когда наряду с грубым нарушением общественного порядка, выражающим явное неуважение к обществу, будет применено насилие, угроза насилием к гражданам или же уничтожено, повреждено чужое имущество. Здоровье граждан и собственность дополняют основной непосредственный объект хулиганства, находятся в тесной связи с ним, указывают на обширность нарушенных общественных отношений, раскрывают действительную сущность данного преступления. Включение дополнительных объектов в состав хулиганства намного повысило степень общественной опасности данного преступления. Здоровье граждан и собственность, как дополнительные объекты хулиганства, имеют определенные особенности, выражающиеся в их альтернативном характере. Они могут наличествовать в конкретном преступлении в совокупности, но один из них может и отсутствовать.

При таком понимании объекта хулиганства нетрудно прийти к выводу о том, что хулиганство как таковое в настоящее время немыслимо без посягательства на здоровье граждан или собственность, что посягательство на здоровье или собственность, следовательно, составляет необходимые атрибуты этого состава преступления*(21).

Здоровье личности, если исходить из определения здоровья, сформулированного в Уставе Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), представляет собой состояние полного социально-биологического и психологического благополучия, когда функции всех органов и систем уравновешены с природой и социальной средой и отсутствуют какие-либо болезненные состояния и физические дефекты.

Таким образом, если вышеуказанные явления (благополучие и, как следствие, уравновешенность) нарушены, то происходит своего рода "сбой", то есть причиняется определенный вред. Именно из этого исходят "Правила судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью", где указывается, что под вредом здоровью понимаются либо телесные повреждения, то есть нарушение анатомической целости органов и тканей или их физиологических функций, либо заболевания или патологические состояния, возникшие в результате воздействия различных факторов внешней среды - механических, химических, биологических, психических. Следует уточнить, что объектом хулиганства является не только физическое, но и психическое здоровье личности.

Здоровье личности, в смысле объекта преступления, в частности хулиганства, должно рассматриваться как некая "социально-биологическая субстанция", имеющая индивидуально-определенное внутреннее и внешнее состояние (здоровье в субъективном смысле, то есть присущее определенной личности, так как вред может быть причинен как совершенно здоровому человеку, так и не совсем здоровому).

Некоторые исследователи наряду с общественными отношениями, обеспечивающими здоровье личности, при наличии угрозы применения насилия предлагают выделять объект - безопасность этих благ*(22). Мы не можем согласиться с данным предложением, поскольку угроза насилием посягает, как и применение насилия, на общественные отношения, обеспечивающие психическое здоровье личности.

Другим дополнительным непосредственным объектом хулиганства является отношение собственности. В ч.1 ст.213 УК РФ законодатель четко ограничил объект уничтожения или повреждения имущества принадлежностью этого имущества любому лицу - физическому либо юридическому, кроме самого хулигана. За таким подходом стоит тенденция нового Гражданского кодекса РФ охранять собственность от незаконных посягательств. Если хулиган уничтожает или повреждает свое личное имущество, то законодатель решил не вмешиваться в священное право любого собственника - владеть, пользоваться и распоряжаться своим имуществом.

Наряду с основным непосредственным, а также дополнительными непосредственными объектами хулиганства в данном составе в ряде случаев могут присутствовать и факультативные непосредственные объекты*(23) хулиганства. Они увеличивают степень общественной опасности хулиганства, однако и при их отсутствии данный состав будет наличествовать. Такими объектами, по нашему мнению, являются: установленный порядок управления, который нарушается путем воздействия на субъектов управленческой деятельности (при совершении преступления, предусмотренного п."б" ч.2 ст.213 УК РФ, по признаку оказания сопротивления представителю власти), и общественная безопасность (при совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.213 УК РФ по признаку применения либо угрозы применения оружия).

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что хулиганство является сложным многообъектным преступлением. Основным родовым, видовым и основным непосредственным объектом хулиганства является общественный порядок, дополнительными непосредственными альтернативными - здоровье гражданина и чужая собственность, факультативными непосредственными - установленный порядок управления и общественная безопасность.


В.И. Зарубин,

аспирант НИИ Генеральной прокуратуры РФ


"Журнал российского права", N 8, август 2001 г.




-------------------------------------------------------------------------

*(1) Мокринский С. Озорство и хулиганство // Еженедельник советской юстиции. 1924. N 38. С.898.

*(2) Мы придерживаемся традиционного подхода к понятию объекта преступления и считаем, что те общественные отношения, против которых направлены преступления, называются объектом преступления. Поскольку структура УК РФ в сравнении с УК РСФСР изменилась, наряду с делением Особенной части УК на главы имеется деление на разделы, в основу анализа объекта хулиганства нами положена четырехступенчатая система классификации объектов преступления по вертикали. Применительно к составу хулиганства рассматриваются общий, родовой, видовой и непосредственный объекты данного преступления (подробнее см.: Фролов Е. А. Спорные вопросы учения об объекте преступления // Сборник ученых трудов Свердловского юридического института. Вып.10. Свердловск, 1969. С.184-225). Следует заметить, что вопрос о классификации объектов преступления сам по себе является спорным и заслуживает отдельного исследования. Так, наряду с предложенной классификацией объектов по вертикали, к примеру, есть предложения выделять вместо видового интегрированный объект, занимающий промежуточное положение между основным и родовым (см.: Уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. В. Н. Петрашева. М., 1999. С.144).

*(3) См.: Даньшин И.Н. Уголовно-правовая охрана общественного порядка. М., 1973. С.143; Игнатов А. Н. Курс советского уголовного права. М., 1971. Т. 6. С.306.

*(4) Советское уголовное право. Часть Особенная. М., 1964. С.348.

*(5) Научный комментарий к УК РСФСР. Свердловск, 1964. С.410.

*(6) См.: Яценко С.С. Уголовно-правовая охрана общественного порядка. Сравнительно-правовой аспект. Киев, 1986. С.12.

*(7) Даньшин И.Н. Уголовно-правовая охрана общественного порядка. Харьков, 1971. С.68.

*(8) Еропкин М. И. Управление в области охраны общественного порядка. М., 1951. С.7.

*(9) Серегин А. В. Советский общественный порядок и административно-правовые средства его укрепления. М., 1975. С.4.

*(10) Горбунова О. Н. К вопросу об определении понятия "общественный порядок" в советской науке административного права // Труды Иркутского госуниверситета. Т. XIX. Серия юридическая. Вып.8. Часть 2. Иркутск, 1967. С.118.

*(11) Веремеенко И.И. Сущность и понятие общественного порядка // Советское государство и право. 1982. N 3. С.27.

*(12) См.: Гришаев П.Ф. Преступления против общественной безопасности. М., 1959. С.4.

*(13) Готовцев А.В. Организационно-правовые вопросы взаимодействия милиции и внутренних войск в охране общественного порядка: Автореф. дисс. : канд. юрид. наук. М., 2000. С.13.

*(14) См.: Куделич А.В. Уголовно-правовая охрана общественного порядка в современной России: Автореф. дисс. : докт. юрид. наук. М., 2000. С.15.

*(15) См.: Яценко С.С. Ответственность за преступления против общественного порядка. Киев, 1976. С.19.

*(16) См.: Гранин А.Ф. Теоретические вопросы социалистической законности в деятельности органов внутренних дел: Автореф. дисс. : докт. юрид. наук. Киев, 1975. С.15.

*(17) Готовцев А.В. Указ. соч. С.13.

*(18) См.: Куделич А.В. Указ. соч. С.34.

*(19) Иванов И. Хулиганство: проблемы квалификации // Российская юстиция. 1996. N 8. С.39.

*(20) Под дополнительным непосредственным объектом преступления мы понимаем такие общественные отношения, которые, заслуживая самостоятельной уголовно-правовой охраны, применительно к данной норме охраняются попутно, поскольку при совершении данного преступления эти отношения в любом случае ставятся под угрозу, как и основной непосредственный объект.

*(21) См.: Лысов М.Д. Логико-структурный анализ понятия и признаков преступления в действующем УК РФ // Государство и право. 1997. N 12. С. 75.

*(22) См.: Уголовное право. Общая и Особенная части / Под общ. ред. Л. Д. Гаухмана, А.А. Энгельгарда. М., 2000. С.177.

*(23) Факультативный объект преступления - это такие общественные отношения, которые, заслуживая в иных случаях самостоятельной уголовно-правовой защиты, при совершении данного преступления могут ставиться в опасность причинения вреда, но необязательно.



Понятие общественного порядка как объекта хулиганства


Автор


В.И. Зарубин - аспирант НИИ Генеральной прокуратуры РФ


"Журнал российского права", 2001, N 8


Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.