Злостность как конструктивный признак состава преступления против правосудия (Т.Д. Устинова, Е.Ю. Четвертакова, "Журнал российского права", N 8, август 2001 г.)

Злостность как конструктивный признак состава
преступления против правосудия


Как известно, не всякое общественно опасное деяние может признаваться преступным и быть предусмотренным в Уголовном кодексе. Преступлениями признаются лишь такие деяния, которые обладают определенной степенью (количественной характеристикой) общественной опасности. Последняя может зависеть не только от особенностей объекта посягательства, но и от иных признаков, относящихся к характеристике объективной и субъективной сторон преступления.

В отдельных случаях законодатель, устанавливая ответственность за совершение тех или иных общественно опасных деяний, вносит в диспозицию статей Особенной части УК специфические признаки, уточняющие характер совершенного действия или бездействия. В качестве такого признака можно назвать "злостность", которая определяет качественную характеристику деяния, его продолжительность. В то же время нельзя не отметить, что в подобной характеристике содержится и особенное психическое отношение субъекта к совершаемому поступку.

Этот термин используется в уголовно-правовых нормах, защищающих как интересы личности, так и правосудия. И в этом случае криминализация деяний выступает как гарантия реализации гражданами (в отдельных случаях и организациями) своих прав*(1).

Так, ст.157 УК РФ установлена ответственность за злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей, а ст.315 УК РФ - за злостное неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта.

Касаясь последней из указанных норм, следует отметить, что впервые ответственность за неисполнение судебного решения была введена в Уголовный кодекс в 1982 г. (ст.1882 УК РСФСР). Она касалась лишь неисполнения приговора суда о лишении права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью как лицом, осужденным к данному виду наказания (ч.1), так и должностным лицом, принявшим на работу или не освободившим от занимаемой должности осужденного (ч.2). В 1989 году ответственность за неисполнение приговора суда самим лицом, осужденным к лишению права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, была отменена. Одновременно законодатель расширил сферу охраны общественных отношений, связанных с исполнением судебных актов. В ст.1882 УК РСФСР была введена ответственность за неисполнение решения суда по гражданскому делу, определения или постановления. Кроме того, устанавливалась ответственность за неисполнение любого приговора суда, а не только в отношении наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Было сделано существенное редакционное дополнение, касающееся характеристики степени общественной опасности совершенного деяния, путем указания на умышленную вину.

Уголовный кодекс РФ 1996 г., признав необходимость дальнейшей охраны судебной деятельности, в том числе и в части исполнения вынесенных судебных актов, сохранил в ст.315 ответственность за неисполнение приговора, решения суда или иного судебного акта. Однако теперь законодатель исходил из того, что не всякое неисполнение указанных судебных актов должно влечь уголовную ответственность, а лишь такое, которое свидетельствует о стойком нежелании принять необходимые меры к точному исполнению судебного акта. В связи с этим в редакцию ст.315 УК РФ был включен признак злостности.

Следует отметить, что данный признак не является новым для уголовного законодательства России. В ранее действовавшем УК РСФСР он упоминался в отдельных составах преступлений и поэтому получил некоторую разработку как в теоретическом, так и в практическом аспектах.

Значение слова "злостный" истолковывается как "исполненный злых умыслов, сознательно недобросовестный, закоренелый в чем-то дурном"*(2). В уголовном праве его содержание зависит от конкретного преступления, состав которого содержит данный признак.

Поскольку норма, предусмотренная ст.315 УК, является бланкетной, для решения вопроса о наличии в действиях лица признака злостности следует обратиться к правовым актам, устанавливающим исполнение приговоров и решений судов.

Порядок исполнения вынесенных судами приговоров регулируется Уголовно-исполнительным кодексом РФ, а также принятой МВД РФ Инструкцией от 1 июля 1997 года "О порядке исполнения наказаний в виде исправительных работ, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и осуществления контроля за поведением условно осужденных, осужденных беременных женщин и женщин, имеющих малолетних детей, к которым применена отсрочка отбывания наказания".

Основным содержанием исправительных работ является материальное воздействие на осужденного путем удержания определенных сумм из его заработной платы. Исполнение приговора к исправительным работам заключается именно в выполнении этих действий. Для этого ст.43 УИК РФ и п.6 указанной инструкции обязывают администрацию организации, в которой работает лицо, осужденное к исправительным работам, производить удержания из заработной платы осужденного и ежемесячно в день выдачи заработной платы перечислять удержанные суммы на счет уголовно-исполнительной инспекции в учреждение Центрального банка РФ. Правильность произведенных удержаний ежегодно проверяется уголовно-исполнительной инспекцией. По результатам проверки составляется акт, с которым должен быть ознакомлен представитель администрации. Этот акт впоследствии может рассматриваться как основное свидетельство злостности неисполнения вынесенного предписания.

Для обеспечения отбывания осужденным исправительных работ УИК возлагает на администрацию обязанность соблюдать условия отбывания наказания осужденным, а также уведомлять уголовно-исполнительную инспекцию о примененных к осужденному мерах поощрения и взыскания, об уклонении его от отбывания наказания, а также предварительно уведомлять о переводе осужденного на другую должность или его увольнении с работы.

При решении вопроса о наличии в действиях лица, не исполняющего приговор суда об исправительных работах, признака злостности правоприменителю следует иметь в виду, что основная обязанность должностных лиц и иных субъектов, перечисленных в ст.315 УК РФ, - это производство вычетов из зарплаты, поэтому неуведомление инспекции о вышеуказанных обстоятельствах, имеющих отношение к отбыванию наказания, нельзя рассматривать как неисполнение приговора суда. В связи с этим только систематическое неправильное или несвоевременное представление расчетных сведений о работе осужденного, его заработной плате и произведенных удержаниях может служить основанием для привлечения виновных лиц к уголовной ответственности по ст.315 УК РФ (п.6.19 Инструкции).

При толковании признака злостности неисполнения приговора о лишении права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью следует также учитывать, что в соответствии с п.2 ст.34 УИК РФ администрация организации, в которой работает осужденный, обязана не позднее трех дней после получения копии приговора и извещения уголовно-исполнительной инспекции освободить осужденного от должности, которую он лишен права занимать, или запретить заниматься определенной деятельностью и направить в инспекцию сообщение об исполнении требований приговора. С целью контроля инспекция проверяет, был ли осужденный уволен с занимаемой или переведен на другую должность в течение месяца после отправления копии приговора. В случае выявления инспекцией нарушений, допущенных лицом, уполномоченным на исполнение приговора, ему направляется представление, в котором содержится предупреждение о возможности привлечения виновных к уголовной ответственности по ст.315 УК РФ при неисполнении ими решения суда. Если же указанные лица игнорируют повторное требование инспекции, допускают длительную волокиту, другие действия или бездействие, то есть злостно не исполняют приговор, инспекция докладывает об этом начальнику горрайоргана внутренних дел для решения вопроса о привлечении виновных лиц к уголовной ответственности по ст.315 УК РФ.

Таким образом, злостное неисполнение приговора имеет место в том случае, когда субъект преступления, предусмотренного ст.315 УК РФ, не совершает необходимых действий, направленных на надлежащее исполнение приговора, после повторного предписания, содержащегося либо в акте проверки (если речь идет об исправительных работах), либо в представлении (когда дело касается лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью).

Нельзя не отметить, что форма реагирования уголовно-исполнительных инспекций на неисполнение приговора либо облекается в акт проверки, либо носит форму представления. Реквизиты указанных документов различаются между собой. В частности, акт проверки не содержит предупреждения о привлечении к уголовной ответственности в случае неисполнения приговора суда в отношении исправительных работ. Представляется, что такие различия в содержательных частях рассматриваемых документов не обеспечивают надлежащего исполнения приговоров. Не способствуют они и правильному применению уголовного законодательства в плане определения признака злостности.

Если речь идет о неисполнении решения суда по гражданскому делу, следует иметь в виду, что в соответствии со ст.85 Федерального закона от 21 июля 1997 года "Об исполнительном производстве" неисполнение без уважительных причин исполнительного документа, выданного на основании решения суда, в установленный судебным приставом-исполнителем срок, влечет наложение на должника штрафа, после чего назначается новый срок для исполнения. В случае повторного неисполнения судебный пристав вносит представление о привлечении лица, которое в силу своих служебных обязанностей должно исполнить решение суда, к уголовной ответственности по ст.315 УК.

Как видим, при толковании ст.315 УК под злостностью следует понимать повторное неисполнение лицом возложенных на него обязанностей, вытекающих из судебного акта (приговора, решения), после предписания, облеченного в соответствующую форму и сделанного уполномоченным на это органом (судебным приставом-исполнителем или уголовно-исполнительной инспекцией).

Зачастую практические работники ставят вопрос о том, следует ли суду или судебному приставу выносить официальное предупреждение о возможности привлечения лица к уголовной ответственности за неисполнение судебного приговора или решения. Следует отметить, что ни в одном нормативном правовом акте, регулирующем деятельность по исполнению решений или приговоров суда, не говорится о том, что лицо должно быть предупреждено об уголовной ответственности за неисполнение судебного акта. Более того, ст.315 УК не предполагает подобного предупреждения в качестве обязательного признака состава преступления, в отличие от других норм УК, где это прямо указано. Так, ст.310 УК связывает наступление ответственности за разглашение данных предварительного расследования с наличием предупреждения, сделанного в установленном законом порядке, о недопустимости совершения таких действий.

Было бы целесообразно в акте проверки правильности исполнения исправительных работ, как и на бланке представления в отношении лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, сделать соответствующую запись, предупреждающую о недопустимости повторного неисполнения приговора и возможности привлечения к уголовной ответственности по ст.315 УК. Представляется, что подобное предупреждение целесообразно выносить и судебным приставам при наложении штрафа за неисполнение решения суда. Это имело бы серьезную профилактическую направленность.

Как отмечалось, злостность является необходимым условием привлечения к уголовной ответственности и за уклонение от уплаты средств на содержание несовершеннолетних детей или нетрудоспособных родителей. Данная норма является как бы частным случаем более общей нормы (ст.315 УК РФ), поскольку она также подразумевает неисполнение решения суда. Представляется, что злостное уклонение от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетних детей, нетрудоспособных детей, достигших восемнадцатилетнего возраста, а также нетрудоспособных родителей выделено в самостоятельную норму в связи со значимостью непосредственного объекта посягательства. В качестве такового выступают отношения, обеспечивающие нормальное воспитание детей и существование нетрудоспособных родителей.

Под злостным уклонением от уплаты названных средств применительно к ст.157 УК следует понимать неуплату алиментов после наложения штрафа за неисполнение решения суда и повторного предупреждения со стороны судебного исполнителя (ст.87 Федерального закона "Об исполнительном производстве").

О злостности также свидетельствуют изменение лицом места жительства, фамилии, внесение недостоверных сведений в анкетные данные, изменение или оставление места работы без уведомления уголовно-исполнительной инспекции при отсутствии уважительных причин.

Вместе с тем, как следует из Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 года N 9 "О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и взыскании алиментов"*(3), не может рассматриваться как злостное уклонение неперечисление или неуплата алиментов в связи с несвоевременной выплатой заработной платы, задержкой или неправильным перечислением алиментных сумм банками и т.п.

Если лицо, обязанное уплачивать средства на содержание детей или престарелых родителей, вступив в сговор с сотрудником бухгалтерии, таким образом уклоняется от исполнения решения суда, последний должен привлекаться к уголовной ответственности по ст.315 УК.

Подводя итог изложенному, следует сделать вывод о том, что злостность в качестве признака отдельных составов преступлений можно определить как невыполнение определенных обязанностей, возложенных на лицо в установленном законом порядке, продолжаемое после повторного предупреждения со стороны уполномоченных на это органов о недопустимости их неисполнения. Именно наличие предупреждения является обязательным условием привлечения к уголовной ответственности. На данное обстоятельство обращается внимание и в разъяснениях Пленума Верховного Суда РСФСР. Так, в п.6 Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 19 марта 1969 года (с последующими изменениями) N 46 "О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных ст.122 УК РСФСР"*(4) указывается на необходимость соответствующего предупреждения, вынесенного в адрес лица, уклоняющегося от уплаты алиментов. В п.28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 года N 40 "О практике назначения судами уголовного наказания"*(5) подтверждением злостности неисполнения обязанностей, возложенных на условно осужденного, также является вынесенное ранее предупреждение.


Т.Д. Устинова,

ведущий научный сотрудник НИИ проблем укрепления законности

и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ,

кандидат юридических наук


Е.Ю. Четвертакова,

младший научный сотрудник того же института


"Журнал российского права", N 8, август 2001 г.


-------------------------------------------------------------------------

*(1) См.: Кудрявцев В. Н. Основания уголовно-правового запрета. Криминализация и декриминализация. М., 1982. С.252.

*(2) Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1953. С.202.

*(3) См.: БВС РФ. 1997. N 1.

*(4) См.: Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 1999. С.334.

*(5) См.: БВС РФ. 1999. N 8.



Злостность как конструктивный признак состава преступления против правосудия


Авторы


Т.Д. Устинова - ведущий научный сотрудник НИИ проблем укрепления законности правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ, кандидат юридических наук


Е.Ю. Четвертакова - младший научный сотрудник того же института


"Журнал российского права", 2001, N 8


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.