Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Президиума Волгоградского областного суда от 04 апреля 2012 г. по делу N 44г-38/2012 (ключевые темы: окончание исполнительного производства - кредитный договор - судебные приставы-исполнители - исполнительный лист - банкротство)

Постановление Президиума Волгоградского областного суда от 04 апреля 2012 г. по делу N 44г-38/2012

 

Президиум Волгоградского областного суда в составе:

председательствующего: Потапенко С.В.

членов президиума: Чаркина С.А., Касьяна В.М., Петровой Л.П., Свиридовой Ю.В., Соловьевой Н.А.,

при секретаре: Тершуковой Е.И.,

на основании определения судьи Волгоградского областного суда Козловой Г.Н. от 23 марта 2012 года о передаче надзорной жалобы с гражданским делом для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции и по докладу судьи Волгоградского областного суда Козловой Г.Н.,

рассмотрев истребованное по надзорной жалобе банк (открытое акционерное общество) (далее - ОАО " банк") на решение Дзержинского районного суда г. Волгограда от 22 сентября 2011 года и кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 02 ноября 2011 года

гражданское дело по заявлению ОАО " банк" об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя Дзержинского районного отдела Управления Федеральной службы судебных приставов по Волгоградской области (далее УФССП по Волгоградской области) Красовой А.Ю.,

УСТАНОВИЛ:

ОАО " банк" обратилось в суд с заявлением об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя Дзержинского районного отдела УФССП по Волгоградской области Красовой А.Ю., в обоснование требований указав, что Дзержинским районным отделом УФССП по Волгоградской области было возбуждено исполнительное производство в отношении М.Р.Г. о взыскании задолженности по кредитному договору, обращении взыскания на заложенное имущество - "адрес".

Однако названное исполнительное производство ДД.ММ.ГГГГ окончено судебным приставом-исполнителем Красовой А.Ю., а исполнительный лист передан конкурсному управляющему Пименову B.C., поскольку ИП М.Р.Г. решением арбитражного суда признан банкротом, в отношении него открыто конкурсное производство.

Полагая, действия судебного пристава-исполнителя Дзержинского отдела УФССП по Волгоградской области по прекращению исполнительного производства и передаче исполнительного листа конкурсному управляющему незаконными, ОАО " банк" просил возложить обязанность устранить допущенные нарушения и возобновить исполнительное производство.

Решением Дзержинского районного суда г. Волгограда от 22 сентября 2011 года в удовлетворении заявления ОАО " банк" отказано.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 02 ноября 2011 года решение оставлено без изменения.

В надзорной жалобе ОАО " банк" оспаривает законность и обоснованность судебных постановлений, указывая на существенные нарушения норм материального и процессуального права и просит их отменить.

Федеральным законом от 09 декабря 2011 года N 353-ФЗ "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации" изменен порядок обжалования вступивших в законную силу судебных актов.

Указанный Федеральный закон вступил в силу с 1 января 2012 года, за исключением положений, для которых установлен иной срок вступления их в силу.

В соответствии с Федеральным законом от 09 декабря 2011 года N 353-ФЗ апелляционные, кассационные и надзорные жалобы и представления прокурора, не рассмотренные на день вступления в силу указанного Закона, рассматриваются по правилам, действовавшим на день их подачи в суд соответствующей инстанции.

Поскольку надзорная жалоба подана 21 декабря 2011 года, она подлежит разрешению по правилам главы 41 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей до вступления в силу Федерального закона от 09 декабря 2011 года N 353-ФЗ "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации".

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, выслушав представителя ОАО " банк" Ганагина В.В., поддержавшего доводы жалобы, возражения представителя М.Р.Г., действующего на основании доверенности Беспалова СВ., президиум приходит к следующему.

В соответствии со ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Как усматривается из материалов гражданского дела 18 ноября 2009 года Дзержинским районным отделом УФССП по Волгоградской области на основании исполнительного листа, было возбуждено исполнительное производство о взыскании с М.Р.Г. суммы задолженности по кредитному договору, обращении взыскания на заложенное имущество - "адрес".

В связи с признанием решением Арбитражного суда "адрес" от ДД.ММ.ГГГГ ИП М.Р.Г. несостоятельным (банкротом) постановлением судебного пристава-исполнителя Дзержинского районного отдела г. Волгограда УФССП по Волгоградской области Красовой А.Ю. об окончании исполнительного производства от ДД.ММ.ГГГГ исполнительное производство в отношении М.Р.Г., взыскателем по которому является ОАО " банк" окончено, исполнительный лист передан конкурсному управляющему Пименову B.C.

Разрешая заявленные требования и проверяя законность действий судебного пристава-исполнителя Красовой А.Ю., суд первой инстанции, исходя из положений ст. 441, п. 7 ч. 1 ст. 47, ч. 6, 7 ст. 96 Федерального закона "Об исполнительном производстве", рассматривая их во взаимосвязи с общими нормами ст. 24 Гражданского кодекса Российской Федерации, устанавливающей обязанность гражданина отвечать по своим обязательствам всем своим имуществом, за исключением имущества, на которое в соответствии с законом не может быть обращено взыскание, не обособляя названное имущество от непосредственно используемого для осуществления предпринимательской деятельности и требованиями ст. 131 и ч. 1 ст. 126 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" предусматривающих включение в конкурсную массу имущество должника, имеющееся на момент открытия конкурсного производства и обязанностью освобождения от ареста и иных ограничений данного имущества, пришел к выводу о том, что правовой смысл указанных норм заключается в соблюдении баланса интересов всех кредиторов должника, а не только одного.

А поскольку в настоящем случае, кредиторами ИП М.Р.Г., являются и налоговые органы, соответственно в ходе конкурсного производства производится защита не только частных, но и публичных интересов, в связи с чем окончание исполнительного производства и передачу исполнительного листа конкурсному управляющему Пименову B.C. признал законным, так как именно на нем лежит обязанность удовлетворить максимально возможные требования кредиторов исходя из находившегося у должника имущества.

При этом требования ОАО " банк" о возложении на судебного пристава - исполнителя обязанности возобновить исполнительное производство независимо от разрешения оставлены без удовлетворения, поскольку исполнительный лист на момент рассмотрения заявления у судебного пристава не находится, ввиду чего совершение исполнительных действий невозможно, а правом его истребования у конкурсного управляющего судебный пристав-исполнитель не наделен.

С указанными выводами согласился и суд кассационной инстанции, указав, что права заявителя действиями судебного пристава по окончанию исполнительного производства не нарушены, поскольку ОАО " банк" по собственной инициативе могло заявить, но не заявило свои требования в рамках процедуры банкротства, и соответственно приняло на себя риск последствий совершения либо не совершения процессуальных действий, кроме того, правом обращения с названными требованиями после закрытия реестра кредиторов также не воспользовалось.

Между тем согласиться с правильностью выводов суда первой и второй инстанции в части отказа в удовлетворении заявления о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя "адрес" отдела "адрес" УФССП Красовой А.Ю., выразившихся в окончании исполнительного производства в отношении М.Р.Г. и передаче исполнительного листа конкурсному управляющему ИП М.Р.Г. - Пименову B.C., признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства нельзя, поскольку они основаны на неверном применении норм материального права.

Из материалов гражданского дела следует, что М.Р.Г. приобрел по договору купли-продажи (с ипотекой в силу закона) от ДД.ММ.ГГГГ "адрес", расположенную в "адрес", за счет собственных и кредитных средств, предоставленных ОАО " банк" по кредитному договору N "...".

Названный объект недвижимости в силу ст. 77 Федерального закона "Об ипотеке (залоге недвижимости)" в обеспечение обязательств М.Р.Г. по приведенному выше кредитному договору, считается находящимся в залоге у ОАО " банк".

Решением Центрального районного суда г. Волгограда от ДД.ММ.ГГГГ, с М.Р.Г. взыскана задолженность по кредитному договору заключенному с ОАО " банк" и обращено взыскание на заложенное имущество - квартиру N "..." дома N "...", расположенного по "адрес".

Из кредитного договора от ДД.ММ.ГГГГ усматривается, что он заключен ОАО " банк" и физическим лицом М.Р.Г.

Заключая данный договор, М.Р.Г. по своей воле определил свой статус как гражданина, а не индивидуального предпринимателя, обозначив тем самым отсутствие связи предмета ипотеки с предпринимательской деятельностью.

Согласно п. 4-5 ст. 96 Федерального закона "Об исполнительном производстве" при получении копии решения арбитражного суда о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства судебный пристав-исполнитель оканчивает исполнительное производство, в том числе по исполнительным документам, исполнявшимся в ходе ранее введенных процедур банкротства, за исключением исполнительных документов о признании права собственности, компенсации морального вреда, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о применении последствий недействительности сделок, а также о взыскании задолженности по текущим платежам. Одновременно с окончанием исполнительного производства судебный пристав-исполнитель снимает наложенные им в ходе исполнительного производства аресты на имущество должника и иные ограничения по распоряжению этим имуществом. Исполнительные документы, производство по которым окончено, вместе с копией постановления об окончании исполнительного производства в течение трех дней со дня окончания исполнительного производства направляются конкурсному управляющему или в ликвидационную комиссию (ликвидатору).

В соответствии с ч. 7 названной статьи положения настоящей статьи применяются также при обращении взыскания на имущество должника-гражданина, зарегистрированного в установленном порядке в качестве индивидуального предпринимателя, в случае исполнения исполнительного документа, выданного судом, другим органом или должностным лицом в связи с предпринимательской деятельностью указанного гражданина.

Поскольку исполнительное производство возбуждалось в отношении М.Р.Г. как физического лица, а также решение принято в отношении обязательств физического лица не связанных с предпринимательской деятельностью требования ОАО " банк" подлежали разрешению с учетом вышеприведенной ч. 7 ст. 96 Федерального закона "Об исполнительном производстве".

Применяя при рассмотрении настоящего дела к отношениям сторон нормы п. 7 ч. 1 ст. 47, ч. 4 и 5 ст. 96 Федерального закона "Об исполнительном производстве" и п. 1 ст. 126 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", суд не принял во внимание характер обязательства возникшего в силу решения Центрального районного суда г. Волгограда от ДД.ММ.ГГГГ, постановленного по требованиям ОАО " банк", сославшись на коллизию правовых норм, содержащихся в ч. 7 ст. 96 закона "Об исполнительном производстве" и общих норм ст. 24 Гражданского кодекса Российской Федерации, императивно устанавливающей ответственность гражданина по своим обязательствам всем своим имуществом и не предусматривающей возможность обособления имущества гражданина и имущества индивидуального предпринимателя.

Также судом не принято во внимание, что ст. 96 Федерального закона "Об исполнительном производстве", на нормы которой он ссылался в обоснование своих выводов (аналогичные нормы содержатся и в абз. 6 - 8 п. 1 ст. 126 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"), структурно расположена в главе 10 данного Федерального закона, называющейся "Особенности обращения взыскания на имущество должника-организации". Сама же ст. 96 регулирует порядок обращения имущественных взысканий при введении в отношении должника-организации и индивидуального предпринимателя процедур банкротства.

Согласно ст. 202 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" к отношениям, связанным с банкротством гражданина, применяются правила, установленные главами I - VIII настоящего Федерального закона, если иное не предусмотрено настоящей главой.

Правила, предусмотренные настоящим параграфом, применяются к отношениям, связанным с банкротством индивидуального предпринимателя и банкротством крестьянского (фермерского) хозяйства, с учетом особенностей, предусмотренных параграфами 2 и 3 настоящей главы.

В соответствии с ч. 2 ст. 215 этого же Закона при осуществлении процедур, применяемых в деле о банкротстве индивидуального предпринимателя, его кредиторы, требования которых не связаны с обязательствами при осуществлении предпринимательской деятельности, а также кредиторы, требования которых неразрывно связаны с личностью кредиторов, вправе также предъявить свои требования.

В силу ст. 23 и 56 Гражданского кодекса Российской Федерации, гражданин после прекращения предпринимательской деятельности в качестве индивидуального предпринимателя не теряет свою гражданскую правосубъектность, и его кредиторы по обязательствам, связанным с осуществлявшейся данным гражданином предпринимательской деятельностью, могут предъявить ему свои требования и после того, как его государственная регистрация в качестве индивидуального предпринимателя утратила силу.

В этой связи президиум приходит к выводу о том, что окончание исполнительного производства возбужденного в отношении физического лица по основаниям банкротства его в качестве индивидуального предпринимателя, нарушает права ОАО " банк" как взыскателя, так как в силу вышеприведенных норм права предъявление взыскателем требований по обязательствам не связанным с предпринимательской деятельностью должника в деле о его банкротстве является правом, а не обязанностью взыскателя, в связи с чем утверждение суда первой инстанции о возможности реализации взыскателем права постановки в реестр кредиторов как в обоснование правомерности действий судебного пристава-исполнителя является неверным.

Таким образом, решение Дзержинского районного суда г. Волгограда от 22 сентября 2011 года и кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 02 ноября 2011 года в части отказа в удовлетворении заявления ОАО " банк" о признании незаконными действия судебного пристава-исполнителя Дзержинского районного отдела г. Волгограда УФССП по Волгоградской области Красовой А.Ю., выразившегося в окончании исполнительного производства N "..." и передаче исполнительного листа конкурсному управляющему Пименову B.C., нельзя признать законными и обоснованными и они подлежат отмене.

Принимая во внимание вышеизложенное, президиум приходит к выводу о том, что судебный пристав-исполнитель не вправе был принимать решение об окончании исполнительного производства.

Поскольку обстоятельства по делу установлены, судом же неправильно применён закон, президиум считает возможным без направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции постановить в указанной части новое решение, об удовлетворении заявления ОАО " банк".

Вместе с тем, решение и кассационное определение в части отказа в удовлетворении требований о возложении обязанности возобновить исполнительное производство является обоснованным.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

ПОСТАНОВИЛ:

решение Дзержинского районного суда г. Волгограда от 22 сентября 2011 года и кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 02 ноября 2011 года отменить в части отказа в удовлетворении заявления ОАО " банк" о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя Дзержинского районного отдела г. Волгограда УФССП по Волгоградской области Красовой А.Ю., выразившихся в окончании исполнительного производства N "..." и передаче исполнительного листа конкурсному управляющему Пименову B.C., постановить в указанной части новое решение, которым признать незаконными действия судебного пристава-исполнителя Дзержинского районного отдела г. Волгограда УФССП по Волгоградской области Красовой А.Ю., выразившиеся в окончании исполнительного производства N "..." и передаче исполнительного листа конкурсному управляющему Пименову B.C.

Отменить постановление судебного пристава-исполнителя Дзержинского районного отдела г. Волгограда УФССП по Волгоградской области об окончании исполнительного производства от ДД.ММ.ГГГГ.

В остальной части решение Дзержинского районного суда г. Волгограда от 22 сентября 2011 года и кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 02 ноября 2011 года оставить без изменения.

 

Председательствующий подпись С.В. Потапенко

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.