Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 03 июля 2013 г. (ключевые темы: врач - медицинские учреждения - порядок оказания медицинской помощи - медицинские услуги - причинение вреда здоровью)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 03 июля 2013 г.
(Извлечение)

 

Судебная коллегия по гражданским делам Алтайского краевого суда в составе:

председательствующего: Параскун Т.И.,

судей: Бредихиной С.Г., Блинова В.А.

при секретаре Савищевой А.В.

с участием прокурора Текутьевой Я.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы истицы Титовой В.С. и ее представителя Титовой О.Н. на решение Новоалтайского городского суда Алтайского края от ДД.ММ.ГГ

по делу по иску Титовой В.С. к краевому государственному бюджетному учреждению здравоохранения "Первомайская центральная районная больница имени А.Ф. Воробьева", Главному управлению Алтайского края по здравоохранению и фармацевтической деятельности о возмещении морального вреда, причиненного в результате неправильного оказания медицинской помощи.

Заслушав доклад судьи Блинова В.А., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Титова В.С. обратилась в суд с иском к краевому государственному бюджетному учреждению здравоохранения "Первомайская центральная районная больница имени А.Ф. Воробьева", Главному управлению Алтайского края по здравоохранению и фармацевтической деятельности о возмещении морального вреда, причиненного в результате неправильного оказания медицинской помощи.

В обоснование требований указала, что ДД.ММ.ГГ она в связи с появившимися в области зуба болями обратилась за оказанием медицинской помощи в стоматологическое отделение КГБУЗ "Первомайская центральная районная больница имени А.Ф. Воробьева". На момент обращения на рабочем месте находилась врач-стоматолог Ю.Н. которая после осмотра и проведения рентгенографии приняла решение об удалении зуба под местной анестезией. В процессе удаления зуба выяснилось, что данная операция является сложной, после удаления зуба остался корень, который Ю.Н. удален не был. Истице было предложено прийти для удаления корня на следующий день, а для снятия боли принять обезболивающие препараты. В течение оставшегося дня и ночи она испытывала сильнейшие боли в области оставленного корня зуба, перенесла стресс, опасаясь за свое здоровье. На следующий день истица обратилась в эту же больницу к другому доктору, который устранил последствия некачественного лечения, проведенного Ю.Н. и в течение продолжительного времени ее долечивал. ДД.ММ.ГГ она обратилась в КГБУЗ "Первомайская центральная районная больница имени А.Ф. Воробьева" с заявлением о проведении проверки в отношении врача-стоматолога Ю.Н. оказавшей ей ненадлежащую медицинскую помощь, в результате рассмотрения ее заявления факты неправильных действий Ю.Н. подтвердились.

В результате некачественного оказания ей медицинской помощи она понесла физические и нравственные страдания, которые выразились в испытывании сильной боли из-за незавершенной операции по удалению зуба, необходимости прохождения восстановительного лечения с применением болезненных процедур. Нравственные страдания заключаются в том, что она находилась в длительной психотравмирующей ситуации, в настоящее время опасается за последующее состояние здоровья, т.к. у нее появилась нервозность и повышенная возбудимость. Причиненный ей моральный сред Титова В.С. оценила в 50 001 руб. и просила взыскать указанную сумму с ответчиков.

Решением Новоалтайского городского суда Алтайского края от ДД.ММ.ГГ исковые требования оставлены без удовлетворения.

В апелляционной жалобе истица Титова В.С. просит решение суда отменить, принять новое решение об удовлетворении требований в полном объеме, ссылаясь на то, что заключение экспертизы для суда не является обязательным, оно основано на субъективном мнении специалистов и носит предположительный характер. Считает, что давая оценку экспертному исследованию суд не учел, что специалистами также отмечено, что по представленным данным точно установить, что явилось причиной фрагментации 36 зуба у Титовой В.С. не представляется возможным, однако данный вывод имеет важное значение для установления юридически - значимых обстоятельств для правильного разрешения спора. Полагает, что врач - стоматолог Ю.Н. при исполнении своих врачебных обязанностей не соблюдала установленные инструкции и регламент проведения лечения, выразившийся, в том числе, в ненадлежащем заполнении медицинской документации - амбулаторной карты истицы. Кроме того, врач Коваленко показала, что при проведении операции по удалению зуба у истицы, был конец рабочего дня и отсутствовали необходимые инструменты, однако данному факту ни при проведении экспертизы, ни в судебном заседании не была дана оценка. Полагает, что суд нарушил процессуальный закон, отказав в удовлетворении ходатайства стороны истца о вызове в суд кого-либо из экспертов, для дачи ответов на уточняющие вопросы по существу дела. К показаниям свидетелей - работников медицинского учреждения следует отнестись критически, поскольку они зависимы от работодателя и косвенно заинтересованы в исходе дела. Действиями врача Ю.Н. ей причинен моральный вред, что подтверждается также результатами служебной проверки, после которой Ю.Н. была привлечена к ответственности.

В апелляционной жалобе представитель истицы Титовой В.С. - Титова О.Н. просит решение суда отменить, удовлетворить апелляционную жалобу, ссылаясь на те же доводы, что и истица Титова В.С. Помимо этого считает, что суду представлены доказательства того, что операция по удалению зуба была прервана в связи с усталостью врача Коваленко, которая унижала пациентку морально; действиями врача ей были причинены нравственные страдания. Считает, что суд поставил перед экспертами вопросы, не входящие в их компетенцию, а вопросы, предложенные стороной истца отклонил. При проведении экспертизы истицу должны были осмотреть эксперты, чего не было сделано. Полагает, что содержание судебной медицинской экспертизы противоречит закону. По мнению подателя жалобы, при рассмотрении дела были нарушены права и интересы Титовой В.С.

В возражениях ответчик КГБУЗ "Первомайская ЦРБ" просит решение суда оставить без изменения как законное и обоснованное, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

В возражениях ответчик Главное управление Алтайского края по здравоохранению и фармацевтической деятельности просит решение суда оставить без изменения, находя его законным и обоснованным, а апелляционные жалобы - без удовлетворения, в связи с несостоятельностью их доводов.

В возражениях прокурор полагает, что доводы апелляционных жалоб не могут служить основанием для отмены справедливого решения.

Проверив материалы дела, законность и обоснованность решения суда в пределах доводов апелляционных жалоб по правилам ч.1 ст.327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, выслушав пояснения представителя истицы Титовой В.С. - Титовой О.Н., поддержавшей доводы жалоб, третьего лица Ю.Н. возражавшей против удовлетворения жалоб, заключение прокурора Текутьевой Я.В., полагавшей решение суда законным и обоснованным, а жалобы не подлежащими удовлетворению, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалоб.

Согласно ст.98 Федерального закона Российской Федерации от 21 ноября 2011 года N323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", в случае нарушения прав граждан в области охраны здоровья вследствие недобросовестного выполнения медицинскими и фармацевтическими работниками своих профессиональных обязанностей, повлекшего причинение вреда здоровью граждан или их смерть, ущерб возмещается в объеме и порядке, установленных законодательством Российской Федерации. Медицинские организации, медицинские работники и фармацевтические работники несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации за нарушение прав в сфере охраны здоровья, причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи. Вред, причиненный жизни и (или) здоровью граждан при оказании им медицинской помощи, возмещается медицинскими организациями в объеме и порядке, установленными законодательством Российской Федерации.

На основании ст.16 Федерального закона от 29 ноября 2010 года N326-ФЗ "Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации" одним из прав застрахованного лица является возмещение медицинской организацией ущерба, причиненного в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением ею обязанностей по организации и оказанию медицинской помощи, в соответствии с законодательством Российской Федерации; защиту прав и законных интересов в сфере обязательного медицинского страхования.

В силу п.1 ст.1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В случаях, предусмотренных законом, к ответственности за вред может быть привлечено лицо, не являющееся непосредственным причинителем вреда.

Согласно ст.1068 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо либо гражданин возмещает вред (ущерб), причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Ответственность за вред (ущерб) наступает в случае наличия причинно-следственной связи между деяниями (действием либо бездействием) работников учреждений здравоохранения, независимо от форм собственности и наступившими последствиями у пациента.

В соответствии с п.9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012г. N17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" к отношениям по предоставлению гражданам медицинских услуг, оказываемых медицинскими организациями в рамках добровольного и обязательного медицинского страхования, применяется законодательство о защите прав потребителей.

Законом Российской Федерации от 07.02.1992г. N2300-1 (ред.28.07.2012) "О защите прав потребителей" предусмотрена ответственность исполнителя услуг за нарушение прав потребителей, в том числе в результате нарушения требований по качеству оказанных услуг (ст.ст.13, 29), а также за вред, причиненный здоровью потребителя вследствие конструктивных, производственных, рецептурных или иных недостатков услуги (ст.14), предусмотрена компенсация морального вреда.

Разрешая спор, суд установил, что ДД.ММ.ГГ истица Титова В.С. обратилась в КГБУЗ "Первомайская центральная районная больница имени А.Ф. Воробьева" за оказанием медицинской стоматологической помощи.

При осмотре врачом Ю.Н. установлено, что "в 6 зубе нижней челюсти слева под пломбой, перкуссия + (болезненность). По результатам рентгенографии отмечено, что имеет место разрешение костной ткани в области апекса диаметром 0,5-0,5 мм. Поставлен диагноз: обострение хронического периодонтита 6-го зуба нижней челюсти слева. Принято решение об удалении 6-го зуба под местной анестезией. Врачом сделана отметка, что удаление сложное. Назначено лечение: вильпрофен, супрастин, лизобакт, раствор хлоргексидина.

ДД.ММ.ГГ пациентка обратилась с жалобой на ноющую боль. При осмотре врачом В.В. установлено, что ДД.ММ.ГГ было сложное удаление 6-го зуба нижней челюсти слева, корень дистальный не удален, края лунки гиперемированы, лунка заполнена серозным распадом. Лицо симметричное. На рентгенограмме корень дистальный в лунке. Поставлен диагноз: обострение хронического периодонтита 6-го зуба нижней челюсти слева. Альвиолит. Под местной анестезией удален корень 6-го зуба. Назначено лечение: куретаж, гемостатическая губка.

ДД.ММ.ГГ и ДД.ММ.ГГ при осмотре врачом В.В. установлено, что рана эпителизируется нормально. Поставлен диагноз: альвиолит 6-го зуба нижней челюсти слева, назначено лечение.

Принимая решение об отказе в удовлетворение требований о взыскании компенсации морального вреда, суд сделал вывод о том, что Титова В.С. не представила доказательств, свидетельствующих о некачественном оказании ей врачом КГБУЗ "Первомайская центральная районная больница имени А.Ф. Воробьева" медицинской стоматологической помощи и причинении вреда здоровью.

Оценив представленные доказательства, суд пришел к выводу о том, что факты оказания истице врачом Ю.Н. некачественной медицинской услуги, и причинение вреда здоровью не нашли подтверждения в судебном заседании. Истица не доказала факт оказания ей некачественной услуги, причинение вреда здоровью действиями ответчика.

Данный вывод судебная коллегия находит правильным, основанным на имеющихся в материалах дела доказательствах и нормах материального права.

По заключению комплексной судебно-медицинской экспертизы "данные изъяты" *** от ДД.ММ.ГГ (т.2 л.д.30-36), Титовой В.С. была проведена двухэтапная ( ДД.ММ.ГГ) операция по экстракции (удалению) патологически измененного (кариес, периодонтит) 6-го зуба нижней челюсти слева (далее 36 зуб). На первом этапе данной операции ( ДД.ММ.ГГ) ей удален 36 зуб. Однако, в ходе проведения данной операции была выявлена фрагментация 36 зуба с оставлением корня в лунке удаленного зуба, в связи с чем истице назначена противовоспалительная терапия и врачом принято решение о завершении данной операции (удаление фрагмента зуба /корня/) на следующий день ( ДД.ММ.ГГ), что и было сделано.

Экспертная комиссия отметила, что наиболее частой причиной фрагментации зубов при их экстракции, является длительно текущий воспалительный процесс (например, периодонтит, кариес), который приводит к деминерализации и размягчению твердых тканей зубов, и как следствие их повышенной ломкости.

По представленным данным точно установить, что явилось причиной фрагментации 36 зуба у Титовой В.С., не представляется возможным.

Экспертная комиссия указала, что в зависимости от диагноза, ситуации и технических сложностей, тактика и этапность оказания медицинской помощи выбирается лечащим врачом. Официально утвержденных стандартов оказания стоматологической помощи для данного случая не имеется. Операции по удалению патологического зуба могут проводиться как одномоментно (при неосложненном течении операции /например, при отсутствии фрагментации зуба во время удаления/), так и в несколько этапов (при осложненном течении операции /например, при фрагментации зуба во время удаления/), целью которых является удаление очага воспаления, как это и было в данном случае.

Таким образом, основываясь на вышеизложенном, судебно-медицинская экспертная комиссия пришла к выводу, что дефектов оказания врачами КГБУЗ ""Первомайская центральная районная больница имени А.Ф. Воробьева" стоматологической помощи Титовой В.С. не имеется. Выбранная врачом тактика проведения Титовой В.С. операции по удалению 36 зуба в два этапа была приемлемой, что также подтверждается отсутствием в последующем у истицы каких-либо осложнений.

Суд признал заключение экспертизы ясным, полным и обоснованным, постановленным на всесторонне проведенном исследовании всех материалов дела.

Вопреки доводам жалобы, не доверять данному экспертному заключению у суда оснований не имелось. Оно составлено компетентными специалистами, которые предупреждены об уголовной ответственности по ст.ст.307-308 УК РФ.

Выводы судебной экспертизы, положенные в основу решения суда получили оценку суда наряду с объяснениями сторон, специалиста, показаниями свидетелей, медицинскими документами. При таком положении суд, установив, что бесспорных доказательств в подтверждение заявленных требований истицей не представлено, пришел к правильному выводу об отказе в удовлетворении иска.

Несмотря на доводы жалоб, данное экспертное заключение правомерно принято судом первой инстанции как допустимое доказательство.

Доводы апелляционных жалоб в этой части направлены на иную оценку установленных судом обстоятельств, что не может служить основанием для отмены решения суда, в котором дана надлежащая оценка доказательствам по правилам ст.67 ГПК РФ.

При таком положении судебная коллегия находит несостоятельными доводы апелляционных жалоб о том, что содержание экспертизы противоречит закону.

Доказательств наступления негативных последствий для здоровья Титовой В.С., возникших, по ее мнению, в результате оказания некачественной медицинской услуги ответчиком, не имеется.

Поскольку действиями ответчика права истицы не нарушены, то с учетом положений ст.15 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей", оснований для взыскания компенсации морального вреда у суда первой инстанции не имелось.

Доводы апелляционных жалоб, о том, что суд поставил перед экспертами вопросы, не входящие в их компетенцию, а вопросы, предложенные стороной истца отклонил, несостоятельны, поскольку в соответствии с ч.2 ст. 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при назначении экспертизы, окончательный круг вопросов, по которым требуется заключение эксперта, определяется судом, в связи с чем суд сам по своей инициативе не лишен права поставить перед экспертом определенные вопросы в соответствии с предъявленными сторонами исковыми требованиями.

Более того, как видно из определения суда от ДД.ММ.ГГ (т.1 л.д.162-166) о назначении комплексной судебно-медицинской экспертизы, судом приняты во внимание вопросы, предложенные стороной истца.

То обстоятельство, что заключение экспертов вынесено на основании медицинских документов без осмотра самой Титовой В.С., не влечет отмену правильного по существу судебного акта, поскольку не противоречит требованиям закона.

Ссылка в жалобах на ненадлежащее исполнение врачом - стоматологом Ю.Н. обязанности по заполнению медицинской документации - амбулаторной карты Титовой В.С. также не является основанием для отмены решения, поскольку при рассмотрении дела установлено, что врач взяла с пациентки устное, а не письменное согласие на проведение операции по удалению зуба, что не отрицалось самой истицей, но не отразила указанное в ее амбулаторной карте.

Ссылка на то, что суд нарушил процессуальный закон, отказав в удовлетворении ходатайства о вызове в суд кого-либо из экспертов, для дачи ответов на уточняющие вопросы по существу дела, не принимается во внимание, в связи с тем, что в ходе судебного разбирательства были допрошены в качестве специалиста - В.С. свидетели В.В. Т.П. А.Ф. которые подтвердили отсутствие нарушений в проведении операции по удалению зуба стоматологом Ю.Н., и правильность тактики, выбранной врачом во время лечения.

Также несостоятельны доводы жалоб о том, что к показаниям свидетелей - работников медицинского учреждения следует отнестись критически. Оснований не доверять показаниям указанных свидетелей, предупрежденных об ответственности за дачу заведомо ложных показаний, у судебной коллегии не имеется, поскольку они логичны, последовательны, указывают на одни и те же факты и объективно согласуются с письменными материалами дела. Данные показания оценены судом в совокупности и обоснованно признаны достоверными. Факт того, что В.В. и Т.П. осуществляют свою трудовую деятельность у ответчика, сам по себе не свидетельствует об их заинтересованности в исходе дела.

При этом, жалоба от истицы поступила только на грубое обращение с нею врача, именно за это Ю.Н. и была наказана, а не за некачественное оказание истице медицинской услуги (т.1 л.д.16,17,57).

С учетом изложенного, обстоятельства того, что при рассмотрении дела были нарушены права и интересы Титовой В.С., не установлены, выводы суда стороной истца не опровергнуты.

Иных доводов, которые могли бы повлиять на существо принятого судом решения, в апелляционных жалобах не содержится.

При таких обстоятельствах не имеется оснований для удовлетворения апелляционных жалоб.

Руководствуясь ст.328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Новоалтайского городского суда Алтайского края от ДД.ММ.ГГ оставить без изменения, апелляционные жалобы истицы Титовой В.С. и ее представителя Титовой О.Н. - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.