Апелляционное определение СК по гражданским делам Самарского областного суда от 19 июня 2013 г. по делу N 33-5513/2013 (ключевые темы: источник повышенной опасности - страховая сумма - грубая неосторожность - юридические услуги - нравственные страдания)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Самарского областного суда от 19 июня 2013 г. по делу N 33-5513/2013

 

Судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда в составе:

председательствующего Лазарева Н.А.

судей Маркина А.В., Печниковой Е.Р.

с участием прокурора Золиной Т.В.

при секретаре Моревой Н.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе Манасыпова Д.Д. на решение Железнодорожного районного суда г. Самары от 29.03.2013 года, которым постановлено:

"Взыскать с Мартиросяна Г.А. в пользу Манасыпова Д.Д. компенсацию морального вреда в размере 25 000 руб. (двадцать пять тысяч рублей).

В остальной части исковые требования Манасыпова Д.Д. к Мартиросяну Г.А. и ОАО СК "Альянс" о возмещении материального вреда в связи со смертью кормильца, о возмещении расходов в связи с похоронами, о компенсации морального вреда, о взыскании расходов на оплату по договору об оказании юридических услуг и взыскании страховой выплаты за причинение вреда жизни потерпевшего - оставить без удовлетворения.

Взыскать с Мартиросяна Г.А. государственную пошлину в размере 200 руб.".

Заслушав доклад судьи Самарского областного суда Маркина А.В., объяснения представителя истца Манасыпова Д.Д. - Шепиля О.М. (по доверенности), возражения представителей ответчика Мартиросяна Г.А. - Сергеевой Т.В. (по доверенности) и Кумановского А.А. (по доверенности), заключение прокурора Золиной Т.В., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Манасыпов Д.Д. обратился в суд с иском к Мартиросяну Г.А. о возмещении вреда в связи со смертью кормильца, расходов в связи с похоронами, компенсации морального вреда, расходов на оплату юридических услуг.

В обоснование своих требований истец указал, что ДД.ММ.ГГГГ произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого его отец - ФИО1 получил травмы, от которых, впоследствии скончался ДД.ММ.ГГГГ.

Автомобилем, причинившим вред здоровью ФИО1., управлял ответчик Мартиросян Г.А.

По факту ДТП составлена справка, проведены следственные действия, в результате которых вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Мартиросяна Г.А.

Гибель его отца, ФИО1., кроме нравственных страданий принесла и материальный ущерб, связанный со смертью кормильца, так как Манасыпов Д.Д. находился на полном иждивении отца, проживал совместно с ним, серьезно болен, своего заработка не имеет, недавно перенес тяжелую операцию, в данный момент материальных средств на жизнь не хватает, из семейного бюджета потрачены денежные средства на похороны отца.

Истец обращался к ответчику с предложением мирным путем урегулировать вопрос о компенсации ущерба, причиненного смертью его отца в результате ДТП, однако ответа не получил.

До смерти ФИО1 работал в ООО " "данные изъяты"". Его средний заработок в месяц составлял 8622,30 руб., получал пенсию в размере 11 058,99 руб., ЕДВ по категории "Ветеран труда" в размере 658 руб. в месяц, ЕДВ на оплату жилья и коммунальных услуг в размере 1201 руб.

Исходя из произведенных истцом расчетов, материальный ущерб, нанесенный ему, выразившийся в причинении смерти ФИО1 источником повышенной опасности, оценивает в размере 75390, 98 руб.

Истцом израсходовано 93 527,60 руб. на похороны и погребение отца ФИО1., которые, по мнению истца, должны быть компенсированы ответчиком за вычетом 25000 рублей, выплаченных страховой компанией.

Размер компенсации морального вреда Манасыпов Д.Д. оценивает в 500 000 руб.

Для защиты нарушенных прав истец заключил договор на оказание юридических услуг в сумме 30 000 руб.

Определением суда от 11.02.2013 г. к участию в деле в качестве соответчика привлечено ОАО "СК "РОСНО".

Определением суда от 22.02.2013 г. ненадлежащий ответчик ОАО "СК "РОСНО" заменено на надлежащего ответчика ОАО "СК "Альянс".

Ссылаясь на указанные обстоятельства, с учетом уточнения исковых требований, истец просил суд взыскать с ответчика Мартиросяна Г.А. в свою пользу в счет возмещения вреда в связи со смертью кормильца (с августа 2012 г. по февраль 2013 г.) денежную сумму в размере 75390, 98 руб.; компенсацию морального вреда в размере 500000 рублей; расходы, связанные с похоронами в размере 68527, 60 руб.; расходы на оплату по договору на оказание юридических услуг в размере 30000 руб., а всего 673918, 58 руб.

Истец, также просил суд взыскать ответчика ОАО "СК "Альянс" в свою пользу страховую выплату за причинение вреда жизни потерпевшего в сумме 135000 руб.

Судом постановлено указанное выше решение.

Не согласившись с законностью и обоснованностью вынесенного решения, Манасыповым Д.Д. подана апелляционная жалоба.

В жалобе заявитель указывает, что по вопросу возмещения материального ущерба, связанного с потерей кормильца, несмотря на отсутствие прямых доказательств нахождения истца на иждивении отца, суд мог бы принять во внимание наличие косвенных фактов. Относительно расходов, понесенных истцом на похороны, то истцу было не до оформления всех бумаг в соответствии с нормативными актами, поскольку он находился в угнетенном состоянии. Кроме того, в организации похорон участвовало много людей, действовавших по просьбе истца. Компенсация морального вреда является несоразмерной понесенным нравственным страданиям. Считает, что суд необоснованно придирался к квитанциям и договору на оказание юридических услуг.

Ссылается на нарушение норм процессуального права. Судебное решение изготовлено в окончательной форме 06.04.2013 г., которое выпадало на субботу, а в нерабочий день судебные решения не выносятся и не изготовляются.

Просит решение суда изменить и взыскать с ответчика Мартиросяна Г.А. в свою пользу компенсацию морального вреда в размере 500000 рублей, расходы, связанные с похоронами отца в размере 68527, 60 рублей, денежную сумму, израсходованную на оплату по договору об оказании юридических услуг в размере 30000 рублей.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представитель истца Манасыпова Д.Д. - Шепиль О.М. доводы апелляционной жалобы поддержал, просил ее удовлетворить.

Дополнительно указал, что деньги умершего истец потратил на его похороны. Денежные средства по договору на оказание юридических услуг действительно переданы истцом своему представителю.

Отвечая на вопрос судебной коллегии, представитель истца Манасыпова Д.Д. - Шепиль О.М. указал, что расписки он пытался представить в последнем судебном заседании, они находились в его автомобиле. До этого дня их не просили представить. Договор на оказание юридических услуг составлен 21.12.2012 г., так как в нем были ошибки, он был переписан в день вынесения решения. Расписки написаны также в день вынесения решения, однако деньги получены ранее.

Семья истца состояла из двух человек. Истец проживал вдвоем со своим отцом, а старшая сестра истца проживала отдельно. В день похорон у истца не было наряд-заказа на оказание ритуальных услуг.

Представители ответчика Мартиросяна Г.А. - Кумановский А.А. и Сергеева Т.В. возражали против удовлетворения апелляционной жалобы, полагали решение суда законным и обоснованным и просили решение суда оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Прокурор Золина Т.В. считала, что решение суда является законным и обоснованным. Полагала, что решение суда подлежит оставлению без изменения, а апелляционная жалоба - без удовлетворения.

Истец Манасыпов Д.Д., ответчик Мартиросян Г.А., представитель ответчика ОАО "СК "Альянс" в судебное заседание суда апелляционной инстанции не явились, о слушании дела извещены своевременно и надлежащим образом, о причинах неявки судебную коллегию не уведомили, ходатайств об отложении разбирательства дела не направляли.

В силу ч. 3 ст. 167 ГПК РФ, судебная коллегия полагала возможным рассмотреть дело без участия не явившихся в судебное заседание лиц, участвующих в деле.

Изучив материалы дела, заслушав объяснения сторон, заключение прокурора, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность обжалуемого судебного акта, в пределах доводов жалобы в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ для отмены или изменения обжалуемого решения.

Рассматривая заявленные исковые требования, суд первой инстанции, руководствуясь ст. ст. 150, 151, 1079, 1083, 1100, 1101 ГК РФ оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, обоснованно счел установленным факт причинения истцу морального вреда, причиненного в результате гибели его отца в ДТП.

Согласно п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

На основании п. 1 ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным п. 2, 3 ст. 1083 настоящего Кодекса.

Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжение соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

В соответствии со ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

Из материалов дела следует и судом установлено, что родителями истца Манасыпова Д.Д., ДД.ММ.ГГГГ рождения, уроженца "данные изъяты", являются ФИО1 и ФИО2., что подтверждается свидетельством о рождении (повторное) N, выданным 28.11.2007 г. отделом ЗАГС "данные изъяты" (л.д. 28).

Согласно справке о ДТП ДД.ММ.ГГГГ. в "данные изъяты" часов Мартиросян Г.А., управляя автомобилем " "данные изъяты"", допустил наезд на пешехода Манасыпова Д.К. (л.д. 9), который с 03.08. 2012 г. находился на излечении в травматологическом отделении ММУ " "данные изъяты" по поводу "данные изъяты" (л.д. 11).

Согласно Свидетельству о смерти N, выданному ДД.ММ.ГГГГ отделом ЗАГС "данные изъяты", ФИО1., ДД.ММ.ГГГГ рождения, умер ДД.ММ.ГГГГ в г. Самаре (л.д. 29).

Согласно Акту судебно-медицинского исследования N от 26.09.2012 г. трупа ФИО1 на основании направления ДРЗД ОП-4 г. Самары "1. Смерть ФИО1 последовала от перелома левой большеберцовой кости, осложнившейся тромбозом сосудов и тромбоэмболией легочной артерии, что подтверждается данными, изложенными в абзаце 1 судебно-медицинского диагноза. 2. При судебно-медицинском исследовании трупа ФИО1 обнаружены морфологические признаки "данные изъяты", которые в прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти не находятся. 3. Взятие крови от трупа ФИО1 на судебно-химическое исследование для определения этилового алкоголя не производилось в связи с длительным пребыванием его на стационарном лечении (в течение 22 дней)" (л.д. 30-33).

Старшим следователем СО по ДТП СЧ по РОПД СУ УМВД России по г. Самаре ФИО3 10.12.2012 г. вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту ДТП на "адрес" (зарегистрировано в ДЧ УМВД России по г. Самаре за N) по сообщению о совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ, по основаниям п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в действиях водителя Мартиросяна Г.А. признаков состава преступления (л.д. 10).

Таким образом, факт и обстоятельства травмирования ФИО1 транспортным средством " "данные изъяты"" под управлением Мартиросяна Г.А., допустившим наезд на пешехода ФИО1 нашли свое подтверждение в ходе судебного разбирательства.

Согласно справке эксперта автотехника N от 05.11.2012 г. следует, что в данной дорожной обстановке водитель автомобиля " "данные изъяты"" Мартиросян Г.А. не располагал технической возможностью избежать наезда на пешехода ФИО1.

С учетом установленных обстоятельств, старшим следователем СО по ДТП СЧ по РОПД СУ УМВД России по г. Самаре ФИО3 сделан вывод, что в действиях водителя Мартиросяна Г.А. нарушений ПДД, состоящих в прямой причинно-следственной связи с наступившими последствиями не установлено. В связи с чем, в действиях Мартиросяна Г.А. отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 3 ст. 264 УК РФ.

Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 10.12.2012 г. до настоящего времени никем не обжаловано и не отменено.

Судом установлено и не оспаривается сторонами, что в результате грубой неосторожности самого потерпевшего ФИО1., нарушившего правила поведения и нахождения на проезжей части, предназначенной для движения автотранспорта, с потерпевшим ФИО1 произошел несчастный случай, который явился причиной причинения потерпевшему ФИО1 перелома левой большеберцовой кости в результате взаимодействия с источником повышенной опасности автомобилем " "данные изъяты"" - владельцем которого является ответчик Мартиросян Г.А.

Возлагая обязанность по возмещению компенсации морального вреда на ответчика, суд обоснованно со ссылкой на положения ст. 1079 ГК РФ исходил из того, что Мартиросян Г.А. как владелец источника повышенной опасности - автомобиля " "данные изъяты"", несет ответственность по возмещению вреда, причиненного источником повышенной опасности.

Согласно п. 2 ст. 1100 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Доказательства, свидетельствующие о том, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла умершего ФИО1 - в материалах дела отсутствуют.

Правильно установив фактические обстоятельства дела, исследовав и оценив собранные по делу доказательства, суд пришел к правильному и обоснованному выводу о наличии оснований для компенсации морального вреда, поскольку в результате дорожно-транспортного происшествия наступила смерть ФИО1., чем были причинены нравственные страдания истцу по делу.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина" виновные действия потерпевшего, при доказанности его грубой неосторожности и причинной связи между такими действиями и возникновением или увеличением вреда, являются основанием для уменьшения размера возмещения вреда. При этом уменьшение размера возмещения вреда ставится в зависимость от степени вины потерпевшего. Если при причинении вреда жизни или здоровью гражданина имела место грубая неосторожность потерпевшего и отсутствовала вина причинителя вреда, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения вреда должен быть уменьшен судом, но полностью отказ в возмещении вреда в этом случае не допускается (п. 2 ст. 1083 ГК РФ).

Разрешая вопрос о компенсации морального вреда, суд исходил из того, что отсутствует прямая причинно-следственная связь между действиями Мартиросяна Г.А. и наступившими в результате ДТП последствиями, то есть смертью пострадавшего.

Факт грубой неосторожности потерпевшего подтверждается материалами дела.

С учетом изложенных обстоятельств, а также учитывая то обстоятельство, что ответчиком добровольно семье потерпевшего переданы денежные средства в размере 50000 рублей на лечение, суд пришел к законному выводу о снижении размера компенсации морального вреда в пользу истца, который оценил в 25 000 руб.

В соответствии с п. 2 ст. 1083 ГК РФ при причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается. Вина потерпевшего не учитывается при возмещении дополнительных расходов (пункт 1 статьи 1085), при возмещении вреда в связи со смертью кормильца (статья 1089), а также при возмещении расходов на погребение (статья 1094).

Разрешая исковое требование о возмещении материального вреда в пользу истца, в связи со смертью кормильца, учитывая представленные истцом доказательства, в частности, квитанции и чеки, подтверждающие понесенные расходы, суд пришел к выводу, что требования не могут быть удовлетворены.

Отказывая в удовлетворении исковых требований в указанной части, суд исходил из недоказанности факта, что истец принадлежит к кругу лиц, имеющих право на возмещение вреда в случае потери кормильца, определенному ст. 1088 ГК РФ. Истцом не представлено доказательств того, он находился на полном содержании погибшего ФИО1 или получал от него помощь, которая была бы для него постоянным и основным источником средств существования. Вместе с тем, сам погибший не считал своего сына Манасыпова Д.Д. иждивенцем, что нашло свое подтверждение в ходе судебного разбирательства. Истец не представил доказательства, что является полностью или частично нетрудоспособным, не имеет самостоятельного заработка или иного источника доходов, а, равно как и то, что у него отсутствуют иные родственники или иные лица, обязанные оказывать ему помощь при наличии законных оснований. Из материалов дела усматривается, что иные лица, такие как ФИО4 и ФИО5 оказывали истцу материальную помощь.

Кроме того, сам истец в апелляционной жалобе указывает на то, что у него отсутствуют прямые доказательства, подтверждающие его нахождение на иждивении отца.

Также, в ходе судебного разбирательства было установлено, что истец и его отец зарегистрированы отдельно друг от друга. Доказательств обратного, ни в суд первой инстанции, ни в суд апелляционной инстанции не представлено.

При таких обстоятельствах суд обоснованно посчитал недоказанным, что истец относится к лицам, имеющим право на возмещение вреда по вышеуказанному основанию.

Отказывая во взыскании с ответчика в пользу истца расходов на погребение, суд исходил из того, что истцом они не подтверждены допустимыми доказательствами.

Суд правильно признал, что представленные истцом доказательства, в обоснование понесенных расходов на погребение не подтверждают оплату указанных товаров и услуг.

В соответствии со ст. 3 Федерального закона от 12.01.1996 N 8-ФЗ "О погребении и похоронном деле" настоящий Федеральный закон определяет погребение как обрядовые действия по захоронению тела (останков) человека после его смерти в соответствии с обычаями и традициями, не противоречащими санитарным и иным требованиям. Погребение может осуществляться путем предания тела (останков) умершего земле (захоронение в могилу, склеп), огню (кремация с последующим захоронением урны с прахом), воде (захоронение в воду в порядке, определенном нормативными правовыми актами Российской Федерации).

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

Мотивы, по которым суд отказал в удовлетворении требований в указанной части, подробно изложены в решении.

Судебная коллегия с ними соглашается, с учетом того, что расходы на погребение компенсированы истцу в пределах, установленных законодательством об ОСАГО.

Что касается расходов связанных с приобретением алкогольной продукции, то суд правильно указал, что указанные действия истца не относятся к обрядовым действиям по захоронению тела.

В соответствии с ч. 1 ст. 56 ГПК РФ, ст. 15 ГК РФ истец, требуя взыскать с ответчика в его пользу расходы на установку ограды на могилу отцу, обязан доказать действительность несения этих расходов.

Представленная истцом квитанция к приходному кассовому ордеру от 26.08.2012 г. не подтверждает уплату обрядовых действий или товара.

Доказательств, из числа предусмотренных ст. 55 ГПК РФ, с достоверностью подтверждающие несение истцом расходов на установку ограды на могилу ФИО1., истцом не представлено.

Судом установлено, что на день ДТП гражданская ответственность ответчика Мартиросяна Г.А. застрахована в ОАО "СК "Альянс", что подтверждается страховым полисом N от 21.11.2011 г.

Таким образом, суд пришел к правильному выводу, что в соответствии Федеральным законом "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" возмещение расходов истца, связанных с погребением отца за счет лица, причинившего вред, подлежит взысканию со страховой компании в пределах 25 000 рублей.

Данный случай признан страховым и отнесен к риску: требование о возмещении расходов на погребение погибшего. Расчет страхового возмещения произведен в соответствии со ст. VIII "Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств", выплата страхового возмещения производится согласно п. 54 и составляет 25 000 руб.

Согласно ст. 12 Федерального Закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" размер страховой выплаты, причитающейся потерпевшему в счет возмещения вреда, причиненного его здоровью, рассчитывается страховщиком в соответствии с правилами главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Размер страховой выплаты за причинение вреда жизни потерпевшего составляет:

- 135 тысяч рублей - лицам, имеющим право в соответствии с гражданским законодательством на возмещение вреда в случае смерти потерпевшего (кормильца);

- не более 25 тысяч рублей на возмещение расходов на погребение - лицам, понесшим эти расходы.

Потерпевший обязан представить страховщику все документы и доказательства, а также сообщить все известные сведения, подтверждающие объем и характер вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего.

Акт о страховом случае составлен на основании заявления истца, лица, понесшего расходы на погребение погибшего в ДТП ФИО1., страховое возмещение в сумме 25 000 руб. выплатить путем перевода на лицевой счет получателя Манасыпова Д.Д. (л.д. 136), расчет приведен в Приложении N 1 к Акту о страховом случае (л.д. 137).

Денежные средства в размере 25 000 руб. в качестве страхового возмещения по акту N от 22.02.2013 г., полису N от 21.11.2011 г., перечислены на основании платежного поручения N от 12.03.2013 г. на счет получателя Манасыпова Д.Д. (л.д. 181) в соответствии с его заявлением (л.д. 101).

Получение данных денежных средств не отрицалось в судебном заседании представителем истца Шепилем О.М.

Утверждение стороны истца в той части, что истцу, как потерявшему кормильца в виде отца ФИО1., полагается выплата в размере 135 000 руб. с ОАО СК "Альянс" суд правильно признал несостоятельным по указанным основаниям, а также в силу того, что оно опровергается заявлением Манасыпова Д.Д. о страховой выплате от 18.01.2013 г. (л.д. 100). В качестве возмещения расходов Манасыповым Д.Д. указано только одно основание -возмещение расходов на погребение (Ф-7), между тем, в указанном заявлении также существует графа "возмещение вреда в связи со смертью кормильца", которая Манасыповым Д.Д. не была заполнена, тем самым, Манасыповым Д.Д. подтверждено, что умерший ФИО1 при жизни не являлся кормильцем Манасыпова Д.Д.

Разрешая исковое требование о возмещении расходов в пользу истца, связанных с оказанием ему юридической помощи, учитывая представленные истцом доказательства, в частности, договор, подтверждающий понесенные расходы, суд пришел к выводу, что требования не могут быть удовлетворены.

Отказывая в удовлетворении исковых требований в указанной части, суд исходил из того, что истцом не представлено доказательств, подтверждающих оплату юридических услуг в соответствии с условиями договора, что исключает возможность их компенсации.

Судебная коллегия соглашается с указанными выводами суда.

Доводы апелляционной жалобы, направленные на обоснование взысканной суммы компенсации морального вреда в заниженном размере являются несостоятельными.

При возложении на ответчика Мартиросяна Г.А. обязанности по возмещению морального вреда суд обоснованно исходил из того, что компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред жизни и здоровью причинен источником повышенной опасности.

Поскольку в результате наезда автомобиля ответчика погиб отец истца, несмотря на отсутствие вины самого владельца источника повышенной опасности, отказ в возмещении морального вреда, не допускается.

Как следует из содержания решения, при определении размера компенсации морального вреда, суд учитывал наличие грубой неосторожности в действиях самого ФИО1., в связи с чем, уменьшил требуемую истцом сумму.

При этом кроме наличия грубой неосторожности в действиях самого потерпевшего, суд учитывал и глубину причиненных сыну погибшего нравственных переживаний, а также иные заслуживающие внимания обстоятельства, что соответствует требованиям ст. 1101 ГК РФ.

Требуемая истцом сумма в 500000 рублей была снижена, поскольку судом также учитывался принцип разумности и справедливости. Оснований для увеличения определенной к взысканию суммы у судебной коллегии не имеется.

Доводы жалобы о незаконным и необоснованном отказе суда во взыскании расходов, связанных с похоронами отца истца и расходов на оплату по договору об оказании юридических услуг не принимаются судебной коллегией, поскольку сводятся к изложению обстоятельств, являвшихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции, и к выражению несогласия с этой оценкой, лишенной какого-либо правового обоснования, основанного на собственной субъективной трактовке фактических обстоятельств дела и представленных сторонами доказательств.

Указанные доводы не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанций при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного постановления, либо опровергали выводы суда, в связи с чем, не могут служить основанием для отмены судебного постановления.

Не могут повлечь отмену обжалуемого решения суда и доводы апелляционной жалобы о том, что мотивированное решение изготовлено судом первой инстанции в выходной день.

В соответствии со ст. 199 ГПК РФ решение суда принимается немедленно после разбирательства дела. Составление мотивированного решения суда может быть отложено на срок не более чем пять дней со дня окончания разбирательства дела.

Из приведенной процессуальной нормы следует, что мотивированное решение должно быть составлено не позднее пяти календарных дней со дня окончания разбирательства дела. При этом каких-либо ограничений для изготовления мотивированного решения в выходные или праздничные нерабочие дни данная норма не содержит.

Таким образом, нарушений норм процессуального права или прав истца при вынесении решения судом первой инстанции не допущено, оснований для отмены решения по указанным доводам апелляционной жалобы не имеется.

При таких обстоятельствах, спор между сторонами разрешен судом по заявленным истцом требованиям при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, а имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328 - 330 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Железнодорожного районного суда г. Самары от 29.03.2013 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу Манасыпова Д.Д. - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.