Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Решение Европейского суда по правам человека от 5 марта 2002 г. по вопросу приемлемости жалобы N 58973/00, поданной Тамарой Николаевной Ракевич против Российской Федерации (Вторая секция)

Европейский суд по правам человека
(Вторая секция)

 

Решение по вопросу приемлемости жалобы N 58973/00,
поданной Тамарой Николаевной Ракевич против Российской Федерации*

ГАРАНТ:

См. Постановление Европейского Суда по правам человека от 28 октября 2003 г. по делу "Ракевич (Rakevich) против Российской Федерации" (жалоба N 58973/00)

См. комментарии к настоящему Постановлению

Европейский суд по правам человека, заседая 5 марта 2002 г. Палатой в составе:

Ж.-П.Коста - Председателя,

А.Бака,

Г.Йорундссона,

К.Юнгвирта,

В.Буткевича,

В.Томассен,

А.Ковлера - судей,

с участием С.Долле - секретаря Секции,

имея в виду, что указанная жалоба была подана 8 июня 2000 г.,

принимая во внимание меморандум, представленный государством-ответчиком, а также ответные возражения заявительницы,

проведя обсуждение,

принял следующее решение:

 

Факты

 

Заявительница - Тамара Николаевна Ракевич, гражданка России, 1961 года рождения, проживающая в г. Екатеринбурге. В Суде ее интересы представляет адвокат из Екатеринбурга Анна Деменева.

 

А. Обстоятельства дела

 

Обстоятельства дела, согласно материалам, представленным сторонами, могут быть изложены следующим образом.

 

1. Помещение заявительницы в психиатрический стационар

 

25 сентября 1999 г. заявительница была в гостях у своей знакомой М. Она провела у нее всю ночь, изучая Библию и рассказывая о своих религиозных взглядах. 26 сентября 1999 г. М., оскорбленная ее мнениями, вызвала "скорую помощь", чтобы отправить заявительницу в психиатрическую больницу. Увидев санитаров "скорой помощи", заявительница не поняла, в чем дело, и попросила М. объяснить, что произошло, но санитары приказали ей следовать за ними.

Заявительница была помещена в городскую психиатрическую больницу N 26 г. Екатеринбурга. Дежурный врач определил ее состояние как тяжелое психическое расстройство, которое обусловливало ее опасность для себя самой (ранее она сбежала из больницы общего профиля, испытывала страх, беспокойство, растерянность), ее беспомощность (выкрикивала:"Я ничего не понимаю! Я боюсь!", отказывалась разговаривать с врачом).

26 сентября 1999 г. администрация психиатрической больницы обратилась в суд с просьбой решить вопрос о дальнейшем пребывании заявительницы в стационаре.

Спустя двое суток, 28 сентября 1999 г., было вынесено заключение врачебно-консультативной комиссии о том, что заявительница страдает шизофренией параноидной формы, нуждается в лечении в условиях психиатрического стационара. По словам врачей, в период пребывания в больнице заявительница была подозрительна, малодоступна, своих переживаний не раскрывала, не объясняла мотивов своего поведения накануне госпитализации. Кроме того, она обвиняла медицинский персонал в краже ее вещей. Говорила, что "попала в больницу из-за знакомой-сектантки", которая "хотела заманить ее в секту". Не доверяя врачам, отказывалась принимать лечение. Была неряшлива, надевала на себя три кофты, не раздевалась для ночного сна. Отказывалась мыться, опасаясь простуды. Писала жалобы, которые прятала в нательном белье. На протяжении всего пребывания в больнице, по словам врачей, у нее отмечались эмоциональная холодность, монотонность, манерность.

2. Рассмотрение судом вопроса об ограничении свободы заявительницы

 

5 ноября 1999 г. Орджоникидзевский районный суд г.Екатеринбурга в ходе выездного заседания на территории психиатрической больницы вынес постановление, подтвердившее обоснованность помещения заявительницы в психиатрический стационар, так как она страдала острой формой параноидальной шизофрении. В своих выводах суд полагался на заявления представителей больницы о том, что тяжелое психическое состояние заявительницы представляло угрозу для ее физического здоровья; она впадала в состояние бреда. По словам представителей больницы, заявительница была доставлена к ним работниками "скорой помощи" в состоянии психического расстройства; она "всю ночь не спала, читала Библию и плакала". Ее коллега по работе сообщила в своих показаниях, что она "стала замкнутой и часто писала жалобы по поводу предрассудков, которыми якобы страдают ее сослуживцы".

Представитель заявительницы, несмотря на неоднократные просьбы, не имел возможности ознакомиться с заключением врачебно-консультативной комиссии ни до судебного заседания, ни после него.

11 ноября 1999 г. заявительница подала кассационную жалобу на судебное решение от 5 ноября. Заявительница утверждает, что не имела возможности представить подробные мотивы в кассационной жалобе, так как на момент подачи жалобы ей еще не был вручен окончательный текст судебного решения.

24 декабря 1999 г. судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда оставила жалобу заявительницы без удовлетворения, подтвердив правомерность помещения ее на принудительное лечение. При этом суд определил, что заявительница более не нуждается в принудительном лечении, так как у нее есть работа, она одна растит сына-школьника и уже находилась в больнице в течение длительного времени.

18 февраля 2000 г. заявительница подала заявления прокурору Свердловской области и председателю Свердловского областного суда о принесении протеста в порядке надзора. Ответов на эти обращения не получено.

В. Соответствующие внутригосударственные правовые нормы и правоприменительная практика

 

Базовые принципы оказания психиатрической медицинской помощи в России регулируются Законом Российской Федерации "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании", принятым в 1992 году (далее именуется Закон).

Статья 29 этого Закона определяет основания для госпитализации в психиатрический стационар в недобровольном порядке:

"Лицо, страдающее психическим расстройством, может быть госпитализировано в психиатрический стационар без его согласия или без согласия его законного представителя до постановления судьи, если его обследование или лечение возможны только в стационарных условиях, а психическое расстройство является тяжелым и обусловливает:

а) его непосредственную опасность для себя или окружающих, или

б) его беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или

в) существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи".

Статья 32 указанного Закона определяет порядок освидетельствования лиц, помещенных в психиатрический стационар в недобровольном порядке:

"(1) Лицо, помещенное в психиатрический стационар по основаниям, предусмотренным статьей 29 настоящего Закона, подлежит обязательному освидетельствованию в течение 48 часов комиссией врачей-психиатров психиатрического учреждения, которая принимает решение об обоснованности госпитализации. В случаях, когда госпитализация признается необоснованной и госпитализированный не выражает желания остаться в психиатрическом стационаре, он подлежит немедленной выписке.

(2) Если госпитализация признается обоснованной, то заключение комиссии врачей-психиатров в течение 24 часов направляется в суд по месту нахождения психиатрического учреждения для решения вопроса о дальнейшем пребывании лица в нем".

В статьях 33-35 подробно определен порядок судебного рассмотрения заявлений о принудительном лечении лиц, страдающих психическими расстройствами.

 

Статья 33

"(1) Вопрос о госпитализации лица в психиатрический стационар в недобровольном порядке по основаниям, предусмотренным статьей 29 настоящего Закона, решается в суде по месту нахождения психиатрического учреждения.

(2) Заявление о госпитализации лица в психиатрический стационар в недобровольном порядке подается в суд представителем психиатрического учреждения, в котором находится лицо.

К заявлению, в котором должны быть указаны предусмотренные законом основания для госпитализации в психиатрический стационар в недобровольном порядке, прилагается мотивированное заключение комиссии врачей-психиатров о необходимости дальнейшего пребывания лица в психиатрическом стационаре.

(3) Принимая заявление, судья одновременно дает санкцию на пребывание лица в психиатрическом стационаре на срок, необходимый для рассмотрения заявления в суде".

 

Статья 34

"(1) Заявление о госпитализации лица в психиатрический стационар в недобровольном порядке судья рассматривает в течение пяти дней с момента его принятия в помещении суда либо в психиатрическом учреждении.

(2) Лицу должно быть предоставлено право лично участвовать в судебном рассмотрении вопроса о его госпитализации. Если по сведениям, полученным от представителя психиатрического учреждения, психическое состояние лица не позволяет ему лично участвовать в рассмотрении вопроса о его госпитализации в помещении суда, то заявление о госпитализации рассматривается судьей в психиатрическом учреждении.

(3) Участие в рассмотрении заявления прокурора, представителя психиатрического учреждения, ходатайствующего о госпитализации, и представителя лица, в отношении которого решается вопрос о госпитализации, обязательно".

 

Статья 35

"(1) Рассмотрев заявление по существу, судья удовлетворяет либо отклоняет его.

(2) Постановление судьи об удовлетворении заявления является основанием для госпитализации и дальнейшего содержания лица в психиатрическом стационаре.

(3) Постановление судьи в десятидневный срок со дня вынесения может быть обжаловано лицом, помещенным в психиатрический стационар, его представителем, руководителем психиатрического учреждения, а также организацией, которой законом либо ее уставом (положением) предоставлено право защищать права граждан, или прокурором в порядке, предусмотренном Гражданским процессуальным кодексом РСФСР".

 

Суть жалобы

 

Ссылаясь на ст.5 и 6 Конвенции, заявительница жалуется на госпитализацию ее в психиатрический стационар в недобровольном порядке. Она указывает, что на момент заключения под стражу не была признана душевнобольной, так что оснований для заключения ее под стражу не было. Помимо этого заявительница утверждает, что судебное рассмотрение вопроса об ограничении ее свободы заняло слишком много времени, даже без учета сроков, предусмотренных национальным законодательством, и было пустой формальностью.

 

Право

 

Заявительница, ссылаясь на ст.5 и 6 Конвенции, утверждает, что в ее принудительной госпитализации в психиатрический диспансер необходимости не было, а судебное рассмотрение вопроса о принудительной госпитализации проводилось с нарушением национального законодательства. Суд полагает, что данная жалоба подпадает под действие ст.5, которая - в части, касающейся данной жалобы, - гласит:

"1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:

_е)_ законное заключение под стражу душевнобольных_

4. Каждый, кто лишен свободы в результате ареста или заключения под стражу, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и на освобождение, если его заключение под стражу признано судом незаконным_".

 

Власти указывают, что помещение заявительницы на принудительное лечение было правомерным согласно подп."е" п.1 ст.5 ("законное заключение под стражу душевнобольных"). Власти утверждают, что первое помещение заявительницы на принудительное лечение - 26 сентября 1999 г. - было продиктовано ее состоянием, что впоследствии было подтверждено заключениями медицинского учреждения от 29 сентября 1999 г. (по данным заявительницы, - от 28 сентября 1999 г.) и от 4 ноября 1999 г., основанными на объективном заключении о том, что заявительница страдала психическим расстройством такой степени, которое оправдывало ограничение свободы. Суду не следует сразу отвергать это заключение. Кроме того, нет никаких оснований полагать, что помещение заявительницы в стационар было неправомерным.

Власти признают, что в соответствии с положениями ст.34 Закона Российской Федерации 1992 г. "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" заявление лица о принудительной госпитализации подлежало рассмотрению судом в течение пяти дней с момента принятия решения о госпитализации, а фактически было рассмотрено лишь 40 дней спустя - 5 ноября 1999 г. Тем не менее власти полагают, что данное обстоятельство нельзя истолковывать как однозначно нарушающее права заявительницы. В соответствии с ч.3 ст.33 Закона, принимая заявление, судья одновременно дает санкцию на пребывание лица в психиатрическом стационаре на срок, необходимый для рассмотрения заявления в суде. На этом основании власти делают вывод о том, что содержание заявительницы на принудительном лечении с самого начала находилось под эффективным контролем со стороны суда. Кроме того, хотя властям трудно объяснить причину несоблюдения судом сроков рассмотрения распоряжения администрации больницы, за период пребывания в стационаре состояние здоровья заявительницы значительно улучшилось, а это доказывает, что для содержания ее на принудительном лечении безотлагательного решения суда не требовалось.

В отношении возможностей заявительницы в части обжалования в суде решения об ограничении ее свободы власти утверждают, что заявительница воспользовалась такой возможностью, так как она и ее адвокат участвовали в заседании при рассмотрении ее вопроса Орджоникидзевским районным судом 4 ноября 1999 г., а затем обжаловали вынесенное судом постановление и добились положительного результата.

Заявительница не согласна с позицией властей. Она указывает, что вопреки судебной практике на основании Конвенции она не была достоверно признана душевнобольной ни в момент госпитализации, ни после вынесения медицинского заключения. Заявительница утверждает, что ее состояние в момент задержания не требовало принятия "срочных" мер, так как ее поведение не было буйным и она не представляла опасности для себя и окружающих. Кроме того, ранее она не страдала психическими расстройствами, а возможность принятия в отношении нее альтернативных мер - вместо заключения под стражу - даже не рассматривалась властями. Заявительница также указывает на несоответствие причин, приводимых властями в качестве оснований для ее принудительной госпитализации, мотивам, содержащимся в постановлении суда от 5 ноября 1999 г. Данное обстоятельство с учетом поверхностного подхода суда к рассмотрению дела и того, что заявительница не имела возможности ознакомиться с медицинским заключением, ставит под сомнение достоверность выводов суда.

Заявительница утверждает, что ограничение ее свободы было в любом случае незаконным по смыслу подп."е" п.1 ст.5 Конвенции, так как не были соблюдены предусмотренные Законом сроки. Заявительница возражает против предложенного властями толкования ч.3 ст.33 Закона в том смысле, что он обеспечивает некий "контроль судебной власти" в отношении ее заключения под стражу. По словам заявительницы, то, что администрация больницы направила в суд заявление о принудительной госпитализации, никак нельзя считать эффективным участием судебной власти в этом деле.

Наконец, заявительница утверждает, что при рассмотрении вопроса о ее помещении на принудительное лечение не были соблюдены положения п.4 ст.5 Конвенции, так как суд не провел тщательное исследование фактических обстоятельств дела, не заслушал показания М. (которая все это инициировала и являлась важнейшим свидетелем), не предоставил адвокату заявительницы возможности ознакомиться с материалами дела. Заявительница также полагает, что решение, вынесенное через 40 дней после ее помещения на принудительное лечение, нельзя признать "безотлагательным".

Принимая во внимание заявления сторон, Суд считает, что рассматриваемая жалоба затрагивает серьезные вопросы факта и права, подпадающие под действие Конвенции, и их разрешение требует рассмотрения дела по существу. Из этого следует, что жалоба не может быть признана явно необоснованной по смыслу п.3 ст.35 Конвенции. Никаких иных оснований для признания жалобы неприемлемой не установлено.

Ввиду вышеизложенных обстоятельств Суд единогласно признает данную жалобу приемлемой для рассмотрения по существу.

 

Секретарь Секции Суда

С.Долле

 

Председатель Палаты Суда

Ж.-П.Коста

 

______________________________

* Текст публикуемого документа переведен с английского языка.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Решение Европейского суда по правам человека от 5 марта 2002 г. по вопросу приемлемости жалобы N 58973/00, поданной Тамарой Николаевной Ракевич против Российской Федерации (Вторая секция)


Текст публикуемого документа переведен с английского языка


Текст решения опубликован в "Журнале российского права" N 5, 2003