Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 30 декабря 2014 г. по делу N 33-11001/2014 (ключевые темы: неосновательное обогащение - наследники - возмещение расходов - принятие наследства - оплата услуг представителя)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 30 декабря 2014 г. по делу N 33-11001/2014

 

Судебная коллегия по гражданским делам Алтайского краевого суда в составе:

председательствующего Мжельской Г.А.,

судей Довиденко Е.А., Белодеденко И.Г.,

при секретаре Богдан Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы истца Ливериновой Л. Ю. и ответчика Ковшовой Г. Н. на решение Заринского районного суда Алтайского края от 14 октября 2014 года по делу

по иску Ливериновой Л. Ю. к Ковшовой Г. Н. о взыскании расходов, связанных со смертью наследодателя, и по встречному иску Ковшовой Г. Н. к Ливериновой Л. Ю. о признании права собственности на супружескую долю, взыскании денежных средств в счёт неосновательного обогащения, включении денежных средств в наследственную массу.

Заслушав доклад судьи Довиденко Е.А., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

ДД.ММ.ГГ умер ФИО1

Наследниками по закону, принявшими наследство являются Ливеринова Л.Ю. (дочь умершего), в пользу которой от своей доли наследства отказался Ливеринов М.Ю.(сын умершего), и Ковшова Г.Н. (супруга, до смены фамилии - Жингарова).

Ливериновой Л.Ю. на достойные похороны отца (с учётом уточнения исковых требований) понесены следующие расходы:

- комплекс товаров и услуг по подготовке и захоронению на сумму *** рублей;

- услуги по подготовке могилы - *** рублей;

- организация поминальных обедов ДД.ММ.ГГ и ДД.ММ.ГГ по *** рублей каждый, а также ДД.ММ.ГГ на сумму *** рублей;

- услуги по установке памятника, оградки и благоустройству могилы - *** рублей, всего на сумму *** рубля.

Также Ливериновой Л.Ю. производилась оплата лекарственных препаратов, приобретённых наследодателю в предсмертный период на сумму *** рублей, общая сумма расходов составляет *** рублей ( *** + ***).

Ливеринова Л.Ю. обратилась в суд с иском, в котором просит взыскать с Ковшовой Г.Н. ? от суммы понесенных ею расходов в размере *** рубля 50 копеек ( ***/2), а также в счет возмещения расходов по оплате государственной пошлины *** рублей 50 копеек, расходов по удостоверению нотариальной доверенности - *** рублей, по оплате услуг представителя - *** рублей, транспортные расходы - *** рубля 23 копейки.

Ковшова Г.Н. подала встречный иск, в котором указывает, что её брак с ФИО1. зарегистрирован ДД.ММ.ГГ. После регистрации брака ими приобреталось имущество, которое является совместной собственностью, в связи с чем просит (с учётом уточнения исковых требований) признать за ней право собственности:

- на ? долю в праве собственности на жилой дом и земельный участок по адресу: "адрес";

- на ? долю в праве общей долевой собственности на денежные средства, внесенные наследодателем во вклад с причитающимися процентами в ОАО " "данные изъяты"" на счёт *** в сумме *** рублей 36 копеек, на счёт *** в сумме *** рублей 40 копеек;

- на ? долю в праве на получение задолженности по дивидендам АО " "данные изъяты"" в размере *** рублей 41 копейка ( *** тенге);

- на ? долю в праве на ценные бумаги - привилегированные акции АО "Ульбинский металлургический завод" в количестве двух штук номинальной стоимостью *** рублей 03 копейки ( *** тенге);

- на ? долю денежных средств от суммы *** рублей 22 копейки (в размере *** рублей 25 копеек), находившихся на вкладе в ОАО " "данные изъяты"" на счёте N ***, снятых Ливериновой Л.Ю. после смерти наследодателя;

- на *** долю от суммы *** рублей 25 копеек (в размере *** рубля 42 копейки) в порядке наследования;

- взыскать с ответчика сумму неосновательного обогащения *** рублей 67 копеек ( *** + ***), а также в счёт возмещения судебных расходов по государственной пошлине - *** рублей 07 копеек, по оформлению доверенности - *** рублей, по оплате услуг представителя - *** рублей.

Решением Заринского районного суда Алтайского края от 14 октября 2014 года исковые требования Ливериновой Л.Ю. удовлетворены частично, с ответчика взыскано *** рубль 98 копеек в качестве возмещения затрат, произведенных на достойные похороны ФИО1., а также судебные расходы: *** рублей 58 копеек - транспортные расходы, *** рублей 68 копеек - по уплате государственной пошлины, *** рублей 70 копеек - по оформлению доверенности, *** рублей - по оплате услуг представителя. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Встречные исковые требования Ковшовой Г.Н. удовлетворены частично. Взыскано с Ливериновой Л.Ю. *** рублей 67 копеек в качестве неосновательного обогащения, а также судебные расходы: *** рублей 06 копеек - по уплате государственной пошлины, *** рубля 90 копеек - по оформлению доверенности; *** рублей - по оплате услуг представителя. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

В апелляционной жалобе ответчик просит отменить решение суда как несоответствующее закону в части отказа в удовлетворении её требований и принять новое решение, в котором встречные исковые требования удовлетворить в полном объеме.

В обоснование доводов жалобы указывает, что основанием для обращения в суд с иском послужил отказ нотариуса в выдаче ей свидетельства на право собственности на половину всего нажитого в период брака с умершим ФИО1 имуществом (земельный участок и жилой дом по адресу: "адрес" и на ? денежных средств, внесенных на имя наследодателя во вклады на счета в ОАО " "данные изъяты""). Поэтому законных оснований у суда для отказа в иске не имелось, не применение статьи 1150 Гражданского кодекса Российской Федерации привело к принятию неправильного решения.

Ливериновой Л.Ю. также подана апелляционная жалоба на решение суда, в которой истец просит отменить решение суда, принять по делу новое решение, которым её исковые требования удовлетворить в полном объеме, в удовлетворении встречных исковых требований - отказать.

Жалобу мотивирует тем, что решение, по её мнению, постановлено с нарушением норм материального и процессуального права, при этом судом дана ненадлежащая правовая оценка имеющимся в материалах дела доказательствам и доводам сторон.

Считает недоказанным факт её неосновательного обогащения в размере *** рублей 67 копеек, поскольку ФИО1. при жизни распорядился денежными средствами, находящимися на карте, передав карту истцу и пояснив, что дарит денежные средства на день рождения несовершеннолетней внучке, что подтверждается свидетельскими показаниями ФИО2., а также тем фактом, что ФИО1 сообщил им пин-код карты. Приобретение подарка было отложено в силу объективных причин, фактически осуществлено после смерти ФИО1.

Поскольку судом отказано в удовлетворении встречных исковых требований в части признания права собственности на супружескую долю, включении денежных средств в наследственную массу, а факт неосновательного обогащения не доказан, считает неподлежащим удовлетворению требование о взыскании с неё указанных судебных расходов в пользу Ковшовой Г.Н.

Кроме того, представитель ответчика Антипина Р.М. действовала как физическое лицо, соответственно, ни соглашение от ДД.ММ.ГГ, ни квитанция к приходному кассовому ордеру *** от ДД.ММ.ГГ не имеют юридической силы и не подтверждают передачу денежных средств в счёт оплаты услуг представителя, поскольку представитель не зарегистрирована в ЕГРИП в качестве индивидуального предпринимателя.

Апеллянт указывает, что ни один пункт понесённых расходов на достойные похороны не является её прихотью, в том числе, ручная копка могилы, поскольку справкой подтверждается, что в выделенном для захоронения месте механическая копка могилы не возможна.

Расходование денежных средств в сумме *** рублей, указанных в счёт-фактуре *** от ДД.ММ.ГГ, производилось в присутствии и с согласия ответчика, которая неоднократно в судебном заседании заявляла о том, что изначально расходы на похороны хотели поделить, в связи с чем исключение судом из числа необходимых и разумных расходов *** рубля 50 копеек считает необоснованным.

Истец не согласна с выводом суда о том, что только поминальный обед в день похорон является православной традицией, в связи с чем, по её мнению, расходы на поминальные обеды, проведенные на 9 дней и полгода, относятся к расходам, связанным со смертью наследодателя и подлежат возмещению наряду с расходами на поминальный обед в день похорон.

Не согласна с включением судом суммы в размере *** рублей 55 копеек, полученной ею в качестве социального пособия, в счет компенсации необходимых расходов на погребение, поскольку указанный судом характер использования данного пособия не предусмотрен законодательством, имеет природу социальной защиты.

По мнению истца, у суда не имелось оснований для признания денежных средств в сумме *** рублей в качестве расходов Ковшовой Г.Н., понесённых на похороны ФИО1 так как данная сумма - личные средства ФИО3 что подтверждается его свидетельскими показаниями.

Расходы ответчика в сумме *** рублей (на костюм), *** рублей (на рубашку), *** рублей (на венки) надлежащими доказательствами не подтверждены, поскольку и она, и свидетель ФИО2. оплату венков ответчиком отрицают, утверждают, что умерший был похоронен в костюме, который носил еще при жизни, а из товарного чека, представленного ответчиком, невозможно достоверно установить, кем и какие именно костюм и рубашка приобретены.

Судом при оценке вышеуказанных доказательств сделан неверный вывод об их достоверности и относимости.

Апеллянт считает неверным вывод суда о том, что наследники должны нести расходы на достойные похороны наследодателя соразмерно долям полученного по наследству имущества, поскольку такой вывод не основан на законе.

Не согласна с отказом суда в части взыскания суммы, потраченной на лечение умершего, поскольку указанные расходы напрямую относятся к расходам, связанным со смертью наследодателя, они подтверждены выпиской из амбулаторной карты, перечнем лекарственных средств с ценами, актуальными на момент приобретения препаратов, лицензией на осуществление соответствующей деятельности.

Рассматривая вопрос о взыскании в её пользу судебных расходов, суд не учёл отсутствие возможности ведения конструктивного диалога с ответчиком, отказ ответчика от возмещения понесенных истцом расходов в добровольном порядке, что послужило основанием для обращения истца в суд, в связи с чем понесенные истцом судебные расходы должны быть взысканы в полном объеме. Антипина Р.М., находясь на больничном с ДД.ММ.ГГ, не уведомила об этом противоположную сторону и суд заранее, в связи с чем истцу пришлось нести неоправданные транспортные расходы. Кроме того, представитель истца Гейко Е.Е. иногородняя, и одно это обстоятельство не позволяет уравнять понесенные расходы.

Ответчик Ковшова Г.Н. представила письменные возражения на жалобу Ливериновой Л.Ю., в которой просила апелляционную жалобу последней оставить без удовлетворения.

В суде апелляционной инстанции Ливеринова Л.Ю. доводы своей жалобы поддержала, пояснила об отсутствии спора между сторонами по составу и долям наследственного имущества, а также имущества, принадлежащего ответчице как супруге умершего.

Иные лица, участвующие в деле, в судебное заседание судебной коллегии не явились, о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы извещены надлежаще, о причинах неявки не уведомили, в связи с чем, на основании положений статей 167, 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации дело подлежит рассмотрению при данной явке.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверяя законность и обоснованность решения в соответствии с частью 1 статьи 3271 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобах, судебная коллегия приходит к выводу об изменении решения суда в части ввиду неправильного применения норм материального права.

В соответствии со статьей 3 Федерального закона от 12 января 1996 года N8-ФЗ "О погребении и похоронном деле" погребение определяется как обрядовые действия по захоронению тела (останков) человека после его смерти в соответствии с обычаями и традициями, не противоречащими санитарным и иным требованиям. В состав действий по погребению включаются услуги по предоставлению гроба и других ритуальных предметов (венки и другое), перевозка тела (останков) умершего на кладбище, организация подготовки места захоронения, непосредственное погребение, установка ограды, памятника на могилу.

В силу статьи 5 Федерального закона "О погребении и похоронном деле" вопрос о размере необходимых расходов на погребение должен решаться с учетом необходимости обеспечения достойного отношения к телу умершего и его памяти.

Согласно статье 1142 Гражданского кодекса Российской Федерации, наследниками первой очереди по закону являются дети, супруг и родители наследодателя.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1174 Гражданского кодекса Российской Федерации необходимые расходы, вызванные предсмертной болезнью наследодателя, расходы на его достойные похороны, включая необходимые расходы на оплату места погребения наследодателя, расходы на охрану наследства и управление им, а также расходы, связанные с исполнением завещания, возмещаются за счет наследства в пределах его стоимости.

На основании пункта 2 статьи 1174 Гражданского кодекса Российской Федерации требования о возмещении расходов, указанных в пункте 1 настоящей статьи, могут быть предъявлены к наследникам, принявшим наследство. Такие расходы возмещаются до уплаты долгов кредиторам наследодателя и в пределах стоимости перешедшего к каждому из наследников наследственного имущества. При этом в первую очередь возмещаются расходы, вызванные болезнью и похоронами наследодателя, во вторую - расходы на охрану наследства и управление им и в третью - расходы, связанные с исполнением завещания.

Судом первой инстанции установлено, что ДД.ММ.ГГ умер ФИО1

Наследниками первой очереди после смерти *** принявшими наследство, являются его дочь - истец Ливеринова Л.Ю. ( *** доли в праве на наследство) и супруга - ответчик Жингарова (после смены фамилии Ковшова) Г.Н. ( *** доля в праве на наследство).

Сын умершего - Ливеринов М.Ю. от принятия наследства отказался в пользу Ливериновой Л.Ю.

Из материалов дела следует, что наследственное имущество после смерти Ливеринова Ю.М. состоит из *** доли в праве собственности на земельный участок и жилой дом, расположенных по адресу: "адрес", права на ? долю денежных средств, внесенных наследодателем во вклады, с причитающимися процентами, находящиеся в филиале ОАО " "данные изъяты"" на счёте *** в сумме *** рублей 36 копеек, на счёте *** в сумме *** рублей 40 копеек, а также задолженности по дивидендам АО " "данные изъяты"" в размере *** тенге, акций привилегированных АО " ***" в количестве *** штук, номинальной стоимостью *** тенге.

Отказывая в удовлетворении требований встречного иска в части признания права собственности на супружескую долю в совместно нажитом имуществе, суд первой инстанции, на основании анализа положений статьи 39 Семейного кодекса Российской Федерации, пункта 4 статьи 256, статьи 1112, пункта 1 статьи 1142, статьи 1150 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также статей 41, 75 "Основ законодательства Российской Федерации о нотариате" пришел к правильному выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения данных требований Ковшовой Г.Н.

Судебная коллегия считает решение суда в данной части основанным на законе и не подлежащим отмене.

Согласно статье 1150 Гражданского кодекса Российской Федерации принадлежащее пережившему супругу наследодателя в силу закона право наследования не умаляет его права на часть имущества, нажитого во время брака с наследодателем и являющегося их совместной собственностью.

В силу статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью.

К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья и другие). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Частью 1 статьи 39 Семейного кодекса Российской Федерации установлено, что при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами.

Право собственности одного из супругов на долю в имуществе, нажитом во время брака, после смерти другого супруга не прекращается. То обстоятельство, что в момент приобретения имущества наследодатель состоял в браке, должно учитываться при определении объема наследственной массы, так как доля умершего супруга в нажитом в период брака имуществе входит в состав наследства и переходит к его наследникам, а доля пережившего супруга в наследство не включается.

Из копии документов наследственного дела следует, что ДД.ММ.ГГ нотариус Волженина Н.П. поставила в известность Ливеринову Л.Ю. о наличии права Жингаровой (Ковшовой) Г.Н., как пережившей супруги, получить свидетельство о праве собственности на ? долю в общем имуществе супругов, приобретённом совместно с ФИО1 В случае наличия возражений Ливериновой Л.Ю. предложено уведомить об этом нотариуса в срок до ДД.ММ.ГГ (л.д. 68 Т.1).

ДД.ММ.ГГ Ливеринова Л.Ю. обратилась к нотариусу с заявлением о приостановлении выдачи Жингаровой Г.Н. свидетельства о праве на наследство (л.д. 73 Т.1).

Согласно статье 75 "Основ законодательства Российской Федерации о нотариате" в случае смерти одного из супругов свидетельство о праве собственности на долю в общем имуществе супругов выдается нотариусом по месту открытия наследства по письменному заявлению пережившего супруга с извещением наследников, принявших наследство.

Письменного заявления пережившей супруги о выдаче ей свидетельства о праве собственности на долю в общем имуществе супругов в наследственном деле не имеется, в состав наследства после смерти ФИО1. включена только доля самого наследодателя в спорном имуществе.

Кроме того, как следует из пояснений Ливериновой Л.Ю., она не возражает против получения Ковшовой Г.Н. свидетельства о праве собственности на ? долю в общем имуществе супругов, спора ни о составе, ни о доле этого имущества не имеется между сторонами (л.д. 44 Т.2, протокол судебного заседания суда второй инстанции).

При таких обстоятельствах судебная коллегия соглашается с выводом суда, что Ковшова Г.Н. не представила суду доказательств нарушения её прав, подлежащих защите в соответствии с избранным способом защиты, поскольку согласно части 1 статьи 11 Гражданского кодекса Российской Федерации, судебной защите подлежат только нарушенные или оспоренные гражданские права, в связи с чем, суд не вправе защищать права и законные интересы, нарушение которых лишь предполагается в будущем.

Доводы апелляционной жалобы Ковшовой Г.Н. основаны на неверном понимании норм материального права и не могут быть положены в основу для отмены или изменения решения суда первой инстанции.

Рассматривая доводы апелляционной жалобы Ливериновой Л.Ю., судебная коллегия исходит из следующего.

Из материалов дела следует, что Ливериновой Л.Ю. понесены расходы по погребению наследодателя ФИО1., что подтверждается, в том числе, следующими доказательствами:

- расходной накладной *** от ДД.ММ.ГГ и кассовым чеком, выданные и удостоверенные печатью ООО "Услуга+", согласно которым Ливеринова Л.Ю. оплатила *** рублей за ритуальные принадлежности и услуги (л.д. 16 Т.1).

- счётом-фактурой *** от ДД.ММ.ГГ и квитанцией к приходному кассовому ордеру *** от ДД.ММ.ГГ ООО "Городская похоронная служба", из которых следует, что Ливеринова Л.Ю. оплатила услуги по подготовке могилы (ручная копка) для захоронения Ливеринова Ю.М. в сумме *** рублей (л.д. 17 Т.1);

- счётом-фактурой *** и кассовым чеком ООО "Эра" от ДД.ММ.ГГ, расходной накладной *** и кассовым чеком ООО "Услуга+" от ДД.ММ.ГГ, из которых следует, что Ливеринова Л.Ю. оплатила поминальный обед и дополнительные услуги по его организации в общей сумме *** рублей (л.д. 18-19 Т.1);

- договором на выполнение работ между предприятием и физическим лицом *** от ДД.ММ.ГГ и квитанцией к приходному кассовому ордеру *** от ДД.ММ.ГГ ООО "Услуга+", согласно которым Ливеринова Л.Ю. оплатила установку памятника, оградки и благоустройство могилы ФИО1. в сумме *** рублей (л.д. 22, 23 Т.1), из которых суд признал обоснованными расходы в сумме *** рубля.

Сам по себе факт приобретения обрядовых принадлежностей и совершения необходимых действий по погребению, а также проведение истцом поминального обеда в день похорон, организация установки памятника по существу ответчиком не оспариваются.

Проанализировав вышеприведенные нормы права, а также положения статьи 9 Федерального закона "О погребении и похоронном деле", учитывая, что Ливеринова Л.Ю. и Ковшова Г.Н., являются наследниками первой очереди по закону после смерти ФИО1 суд пришел к выводу о необходимости взыскания с ответчика расходов на достойные похороны наследодателя в размере 1/3 доли, то есть, пропорционально доле в принятом наследстве.

Судебная коллегия соглашается с указанным выводом суда первой инстанции.

Так, в силу положений статьи 1164 Гражданского кодекса Российской Федерации при наследовании по закону, если наследственное имущество переходит к двум или нескольким наследникам, и при наследовании по завещанию, если оно завещано двум или нескольким наследникам без указания наследуемого каждым из них конкретного имущества, наследственное имущество поступает со дня открытия наследства в общую долевую собственность наследников. К общей собственности наследников на наследственное имущество применяются положения главы 16 Гражданского кодекса Российской Федерации об общей долевой собственности с учетом правил статей 1165 - 1170 данного Кодекса.

Согласно статье 249 Гражданского кодекса Российской Федерации (глава 16 указанного Кодекса) каждый участник долевой собственности обязан соразмерно со своей долей участвовать в уплате налогов, сборов и иных платежей по общему имуществу, а также в издержках по его содержанию и сохранению.

Таким образом, статья 249 Гражданского кодекса Российской Федерации единственным критерием разграничения объема ответственности между долевыми собственниками устанавливает соразмерность доли, принадлежащей собственнику, в связи с чем вывод суда о распределении между сторонами обязанности нести расходы на достойные похороны наследодателя соразмерно доли принятого ими наследства является верным.

Судебная коллегия, вопреки доводам жалобы истца о том, что *** рублей, переданные ФИО3 признаны судом первой инстанции в качестве расходов Ковшовой Г.Н., понесённых ею на похороны ФИО1., не усматривает оснований для отмены или изменения решения суда в указанной части.

В нарушение положений части 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которой каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом, Ливериновой Л.Ю. не представлено доказательств того, что расходы в заявленной сумме, понесенные ею на похороны наследодателя, совершены в полном объеме из её собственных денежных средств.

Наоборот, судом на основе анализа показаний свидетелей и пояснений сторон установлено, что *** рублей оплачены истцом из денежных средств, которые ей передал Ковшов С.Г., в связи с чем сумму расходов Ливериновой Л.Ю. суд уменьшил на *** рублей, при этом вывода о принадлежности данной суммы Ковшовой Г.Н. в решении суда не имеется.

Судебная коллегия соглашается с таким выводом суда первой инстанции, так как он мотивирован, основан на правильном применении норм материального права, соответствует установленным фактическим обстоятельствам дела, подтверждается представленными доказательствами, в том числе, свидетельскими показаниями, которым дана надлежащая оценка, в соответствии с требованиями статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в их совокупности. Оснований для переоценки установленных по делу обстоятельств у судебной коллегии не имеется.

Опровергая доводы апелляционной жалобы истца о необходимости включения в сумму расходов на достойные похороны поминальных обедов, проведенных на 9 дней и полгода, судебная коллегия исходит из того, что по смыслу Федерального закона "О погребении и похоронном деле", расходы на проведение поминальных обедов не в день похорон не относятся к расходам на погребение, поскольку данные действия выходят за пределы обрядовых действий по непосредственному погребению тела, в связи с чем решение суда в указанной части является правильным.

Не может согласиться судебная коллегия и с доводами апелляционной жалобы истца о незаконности включения в расходы Ковшовой Г.Н. на погребение наследодателя сумм в размере *** рублей (на костюм), *** рублей (на рубашку), *** рублей (на венки) в виду их неподтверждения надлежащими доказательствами.

В решении суда надлежаще мотивирован вывод об установлении факта оплаты Ковшовой Г.Н. венков на указанную сумму, а изложенные в жалобе претензии к оформлению товарного чека, подтверждающего факт несения расходов на одежду умершего, являются формальными и не исключают достоверность представленных документов, учитывая, что ответчик не занималась самостоятельно их оформлением. Со стороны истца не опровергнуты по существу представленные ответчиком доказательства, поскольку истец при рассмотрении дела не ссылалась на то обстоятельство, что наследодатель похоронен в одежде, приобретенной кем-то иным, кроме ответчика, что позволило суду положить указанные доказательства в основу решения. По формальным основаниям не могло быть отказано в учёте данных расходов на стороне ответчика, поскольку возмещение расходов на достойные похороны наследодателя, исходя из положений статьи 1174 Гражданского кодекса Российской Федерации, не обусловлено качеством оформления платежных документов.

Судом первой инстанции проверены доводы истца о праве на удовлетворение заявленных ею требований в части взыскания расходов, понесенных на лечение умершего ФИО1 при этом суд исходил из того обстоятельства, что доказательств приобретения лекарственных средств на сумму 3 875 рублей истцом не представлено.

В силу пункта 1 статьи 1174 Гражданского кодекса Российской Федерации расходы, понесенные в связи с предсмертной болезнью наследодателя, в данном случае ФИО1 подлежат возмещению лицу, которое их понесло. Вместе с тем, лицо, понесшее указанные расходы, должно доказать несение данных расходов именно им и за свой счет.

Ливеринова Л.Ю. не представила в материалы дела допустимые доказательства - документы (чеки, квитанции), подтверждающие оплату назначенных ФИО1. препаратов ею лично и за свой счет, что является достаточным основанием для отказа в удовлетворении иска в данной части. Утверждения апелляционной жалобы об обратном подлежат отклонению.

К доводу жалобы о недоказанности факта неосновательного обогащения истца на сумму *** рублей 67 копеек, судебная коллегия относится критически в виду следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1102 Гражданского кодекса российской Федерации лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

Ливеринова Л.Ю. не отрицала, что пластиковая карта, принадлежащая ФИО1., находилась у неё, и она после открытия наследства совершила операцию по снятию денежной суммы с банковской карты, принадлежащей наследодателю, чтобы сделать подарок дочери от дедушки. Размер суммы неосновательного обогащения истцом не оспаривался и предметом апелляционного рассмотрения не являлся. Между тем, относимых, допустимых и достоверных доказательств, подтверждающих, что денежные средства на карте были подарены ФИО1. её дочери, в материалах дела не имеется.

При таких обстоятельствах судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о наличии оснований для удовлетворения встречных исковых требований в части взыскания с истца суммы в размере *** рублей 67 копеек в качестве неосновательного обогащения.

Между тем вывод суда о том, что расходы истца по оплате услуг по предоставлению гроба - *** рублей, его доставке - *** рублей, захоронению - *** рублей, предоставлению катафалка - *** рублей, в сумме *** рубля 50 копеек (из расчета ( ***+ ***+ ***+ ***) - 5%), а также по подготовке могилы (ручная копка) в сумме *** рублей, не подлежат взысканию с ответчика, поскольку они должны были быть предоставлены истцу на безвозмездной основе, не основан на законе.

Действительно, согласно пунктам 1 и 2 статьи 9 Федерального закона "О погребении и похоронном деле" супругу, близким родственникам, иным родственникам, законному представителю или иному лицу, взявшему на себя обязанность осуществить погребение умершего, гарантируется оказание на безвозмездной основе следующего перечня услуг по погребению: 1) оформление документов, необходимых для погребения; 2) предоставление и доставка гроба и других предметов, необходимых для погребения; 3) перевозка тела (останков) умершего на кладбище (в крематорий); 4) погребение (кремация с последующей выдачей урны с прахом). Качество предоставляемых услуг должно соответствовать требованиям, устанавливаемым органами местного самоуправления. Услуги по погребению, указанные в пункте 1 настоящей статьи, оказываются специализированной службой по вопросам похоронного дела.

Указанная правовая норма подлежит оценке в совокупности с иными положениями того же Закона.

В соответствии со статьей 10 Федерального закона "О погребении и похоронном деле", в случае, если погребение осуществлялось за счет средств супруга, близких родственников, иных родственников, законного представителя умершего или иного лица, взявшего на себя обязанность осуществить погребение умершего, им выплачивается социальное пособие на погребение в размере, равном стоимости услуг, предоставляемых согласно гарантированному перечню услуг по погребению, указанному в пункте 1 статьи 9 настоящего Федерального закона, но не превышающем 4000 рублей, с последующей индексацией исходя из прогнозируемого уровня инфляции, установленного федеральным законом о федеральном бюджете на очередной финансовый год и плановый период, в сроки, определяемые Правительством Российской Федерации.

Таким образом, законом не исключена возможность погребения умершего за счёт средств супруга или близкого родственника, которому при этом обеспечивается право получить социальное пособие на погребение в установленном размере

В силу пункта 5 статьи 9 Федерального закона "О погребении и похоронном деле" гражданам, получившим предусмотренные пунктом 1 настоящей статьи услуги, социальное пособие на погребение, предусмотренное статьей 10 настоящего Федерального закона, не выплачивается.

Согласно представленным в суд сведениям, ДД.ММ.ГГ Ливеринова Л.Ю. получила социальное пособие на погребение ФИО1 в сумме *** рублей 55 копеек, что подтверждается копией квитанции к поручению на доставку социального пособия на погребение *** (л.д. 204 Т.1), в связи с чем, довод апелляционной жалобы об ином характере полученного Ливериновой Л.Ю. пособия, судебной коллегией не принимается. Указанная сумма, обоснованно учтена судом первой инстанции при определении суммы расходов истца на достойные похороны наследодателя.

Вместе с тем, факт получения Ливериновой Л.Ю. указанного пособия свидетельствует о том, что на безвозмездной основе указанные выше услуги ей не оказаны, при этом ни действующее гражданское законодательство, ни законодательство о погребении и похоронном деле не содержат критерии определения достойных похорон, в связи с чем решение этого вопроса входит в компетенцию лиц, осуществляющих похороны, с учетом своего отношения к умершему, а также с учетом отношения близких к памяти об умершем.

Исходя из изложенного, понесенные истцом расходы в размере *** рубля 50 копеек необоснованно исключены судом из суммы затрат истца на достойные похороны ФИО1 поскольку размер возмещения не может ставиться в зависимость от стоимости гарантированного перечня услуг по погребению, установленного в субъекте Российской Федерации или в муниципальном образовании, предусмотренный статьей 9 Федерального закона "О погребении и похоронном деле". Возмещению подлежат необходимые расходы на достойные похороны, отвечающие требованиям разумности, что в полной мере соответствует понесенным истцом расходам в данной части.

На основании изложенного, решение суда первой инстанции в указанной части подлежит изменению в связи с неправильным применением норм материального права. Общая сумма расходов, понесенных истцом на достойные похороны наследодателя, составляет *** рублей 45 копеек (из расчёта ( *** + *** + *** + *** + *** - ( *** *** + ***)), а Ковшовой Г.Н. - *** рублей.

Общая сумма расходов истца и ответчика на достойные похороны наследодателя составляет *** рублей 45 копеек ( *** + ***), при этом с Ковшовой Г.Н. в пользу Ливериновой Л.Ю. подлежит взысканию *** рублей 15 копеек ( *** / 3 - ***).

Вопрос взыскания с истца в пользу ответчика судебных расходов и расходов на оплату представителя, вопреки доводам жалобы, разрешен судом правильно.

В соответствии со статьей 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 настоящего Кодекса. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в настоящей статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

Согласно статье 94 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся, в частности, расходы на проезд и проживание сторон и третьих лиц, понесенные ими в связи с явкой в суд, расходы на оплату услуг представителя, другие признанные судом необходимыми расходы.

В силу статьи 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Данное требование закона судом первой инстанции соблюдено. Так, при определении размера расходов на оплату услуг представителей суд руководствовался принципами разумности и справедливости, в связи с чем судебная коллегия соглашается с выводом суда о разумном возмещении сторонам по первоначальному и встречному иску расходов на оплату услуг представителей по *** рублей.

Ливериновой Л.Ю. при рассмотрении дела судом первой инстанции не представлено возражений относительно чрезмерности взыскиваемых расходов. Кроме того, доказательств подтверждающих, что стороны соглашения об оказании юридических услуг (л.д. 210 Т.1) оспаривают его условия и порядок расчета, материалы дела не содержат.

Не основанные на каких-либо доказательствах сомнения Ливериновой Л.Ю. в том, что оплата за оказанные услуги Ковшовой Г.Н. произведена на основании надлежаще оформленных документов, не могут служить достаточным основанием для отказа во взыскании расходов на оплату услуг представителя, участие которого в разбирательстве спора подтверждается материалами дела.

Вместе с тем, поскольку решение суда судебной коллегией изменено в части взыскания суммы с ответчика, то размер судебных расходов, подлежащих возмещению истцу за счёт ответчика, также подлежит изменению.

Исковые требования Ливериновой Л.Ю. удовлетворены на 34,3% (из расчёта *** х 100 / ***).

По правилам статьи 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации с Ковшовой Г.Н. в пользу Ливериновой Л.Ю. подлежат возмещению судебные расходы в следующем размере:

- в счёт возмещения расходов по уплате государственной пошлины: *** рублей 99 копеек ( *** х 34,3%);

- в счёт возмещения транспортных расходов: *** рубль 74 копейки ( *** х 34,3%);

- в счёт возмещения расходов по оформлению доверенности: *** рубля ( *** х 34,3%).

Руководствуясь статьями 328-330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

апелляционную жалобу ответчика Ковшовой Г. Н. на решение Заринского районного суда Алтайского края от 14 октября 2014 года оставить без удовлетворения.

Апелляционную жалобу истца Ливериновой Л. Ю. удовлетворить частично.

Решение Заринского районного суда Алтайского края от 14 октября 2014 года изменить в части взыскания суммы затрат, понесенных Ливериновой Л. Ю. на достойные похороны ФИО1, и судебных расходов Ливериновой Л.Ю. и изложить второй абзац резолютивной части решения в следующей редакции:

Взыскать с Ковшовой Г. Н. в пользу Ливериновой Л. Ю.:

- *** рублей 15 копеек - в счёт компенсации затрат, понесенных на достойные похороны ФИО1, а также взыскать судебные расходы:

- *** рубль 74 копейки - в счёт компенсации транспортных расходов;

- *** рублей 99 копеек - в счёт возмещения расходов по уплате государственной пошлины;

- *** рубля - в счёт компенсации расходов по оформлению доверенности;

- *** рублей в качестве компенсации затрат по оплате услуг представителя.

В остальной части решение Заринского районного суда Алтайского края от 14 октября 2014 года оставить без изменения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.