Апелляционное определение СК по гражданским делам Московского областного суда от 28 января 2015 г. по делу N 33-19/2015 (ключевые темы: медицинская помощь - женская консультация - медицинские организации - нравственные страдания - оказание медицинских услуг)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Московского областного суда от 28 января 2015 г. по делу N 33-19/2015

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе:

председательствующего судьи Мертехина М. В.,

судей Мизюлина Е. В., Шишкина И. В.,

при секретаре Родиной Т. Б.,

рассмотрев в открытом судебном заседании 28 января 2015 года апелляционную жалобу МУЗ "Ногинская центральная районная больница" на решение Ногинского городского суда Московской области от 17 февраля 2014 года

по делу по иску Григорьевой Евгении Михайловны к МУЗ "Ногинская центральная районная больница", администрации Ногинского муниципального района Московской области о возмещении морального вреда и взыскании расходов по оплате ритуальных услуг,

заслушав доклад судьи Мертехина М. В.,

объяснения истицы, представителя ответчика МУЗ "Ногинская центральная районная больница" по доверенности Дубенец В. И., представителя третьего лица СК "РОСНО-МС" по доверенности Казаряна В. М.,

УСТАНОВИЛА:

Григорьева Е. М. обратилась в суд с иском к МУЗ "Ногинская центральная районная больница", администрации Ногинского муниципального района Московской области, с учетом уточненных требований просила взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере 5 000 000 руб., компенсацию расходов по оплате ритуальных услуг в размере 4990 руб., судебные расходы на проведение экспертизы в размере 28 000 руб., расходы по оплате услуг представителя в размере 5 000 руб.

Требования мотивированы тем, что в октябре 2009 года истица обратилась в женскую консультацию Электроуглинской поликлиники МУЗ "НЦРБ" для постановки на учет по беременности, в течение беременности у нее была высокая прибавка в весе, сильные отеки конечностей, однако врач должного внимания на ее жалобы не обратил, дополнительного обследования не назначил и не провел.

29.04.2010 года на приеме у врача истица сообщила, что ребенок стал меньше двигаться, что у нее повышенное давление, усилились отеки, врач согласилась с предложением истца лечь в роддом, по поводу срочности госпитализации, заверил, что волноваться причин нет. Вечером 29.04.2010 года истица поступила в роддом, дежурный врач определил ее в патологическое отделение, не проведя нужных обследований, на следующий день врачи не услышали сердцебиение ребенка, спровоцировали родовую деятельность, ребенок родился мертвым. По результатам вскрытия ребенок был доношенным, здоровым, не имел патологий в развитии.

В феврале 2012 года истица обратилась в Общероссийскую общественную организацию "Лигу защитников пациентов", где ей было выдано заключение, в котором раскрыто бездействие врачей и ненадлежащее оказание ей медицинской помощи, приведшее к гибели ее ребенка.

В декабре 2012 года она обратилась в страховую медицинскую организацию ОАО "РОСНО-МС" для экспертизы качества медицинской помощи, экспертными заключениями установлено оказание ей некачественной медицинской помощи.

Представители ответчика в судебном заседании иск не признали.

Представитель ответчика Ногинского муниципального района возражал против удовлетворения исковых требований.

Представитель третьего лица ОАО "РОСНО-МС" исковые требования поддержал.

Представитель третьего лица Территориального фонда обязательного медицинского страхования Московской области, заявленные исковые требования поддержал.

Решением суда исковые требования удовлетворены частично.

Не согласившись с постановленным решением, представитель ответчика МУЗ "Ногинская центральная районная больница" обжалует его в апелляционном порядке, в своей жалобе просит решение суда отменить.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, заслушав пояснения сторон, судебная коллегия не находит оснований для отмены обжалуемого судебного акта исходя из следующего.

Согласно ст. 52 Федерального закона РФ "Об основах охраны здоровья граждан в РФ" от 21.11.2011 года N 323 -ФЗ материнство в Российской Федерации охраняется и поощряется государством. Каждая женщина в период беременности, во время родов и после родов обеспечивается медицинской помощью в медицинских организациях в рамках программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи.

Согласно п.9,10 ст. 16 Федерального закона РФ "Об обязательном медицинском страховании" от 20.11.2010 года N 2326-Ф3 застрахованные лица имеют право на возмещение медицинской организацией ущерба, причинённого в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением ею обязанностей по организации и оказанию медицинской помощи, в соответствии с законодательством Российской Федерации; защиту прав и законных интересов в сфере обязательного медицинского страхования.

Согласно ст. 98 Федерального закона РФ "Об основах охраны здоровья граждан в РФ" от 21.11.2011 года N 323 -ФЗ вред, причиненный жизни и (или) здоровью граждан при оказании им медицинской помощи, возмещается медицинскими организациями в объеме и порядке, установленными законодательством Российской Федерации.

В соответствии со ст. 1095 ГК РФ вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков товара, работы или услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре (работе, услуге), подлежит возмещению продавцом или изготовителем товара, лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу (исполнителем), независимо от их вины и от того, состоял потерпевший с ними в договорных отношениях или нет.

Применительно к медицинской помощи вопрос о качестве оказанных пациенту (потребителю) услуг ставится не сам по себе, а, как правило, в связи с наступлением тех или иных неблагоприятных последствий как платного, так и бесплатного лечения. Соответственно, в этом случае спор переходит в плоскость возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью пациента (ст. 1084 ГК РФ).

Кроме того, поскольку по рассматриваемому спору установлено, что истица имела в любом случае право на получение медицинских услуг в МУЗ "Ногинская центральная районная больница" в рамках обязательного страхования, то к спорному правоотношению также подлежат применению положения Закона РФ "О защите прав потребителей". В данном случае договор заключается между соответствующим отделением Фонда обязательного медицинского страхования и медицинским учреждением об оказании медицинских услуг, оказываемых по программе ОМС.

В силу ст. 15 Закона РФ "О защите прав потребителей" моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

Названная норма действительно прямо предусматривает наличие вины исполнителя услуги.

Ст. 151 ГК РФ предусматривает, что, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При этом суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что истица состояла на учете по беременности в Электроуглинской женской консультации Электроуглинской больницы - филиала МУЗ "НЦРБ" с 10.11.2009 года по 29.04.2010 года.

Во время беменности при наблюдении в женской консультации истице были установлены следующие диагнозы: отягощенный акушерский анамнез: варикозная болезнь, лимфаденит. Также у истицы имелась патологическая прибавка в весе, отеки голеней и кистей. При обращении в женскую консультацию у нее были жалобы на плохое шевеление плода, отечность нижних конечностей, кистей рук, указан диагноз беременность 35 недель, гестоз. Предложена госпитализация по скорой медицинской помощи, беременная отказалась, поехала с мужем на собственном автомобиле. Вместе с тем, письменного отказа от госпитализации в материалы дела представлено не было.

29.04.2010 года истица поступила в Ногинский роддом. На титульном листе истории родов в строке "сердцебиение плод, место, число ударов" имеется зачеркнутая запись. На вкладном листе к истории родов отмечено: сердцебиение плода не прослушивается, диагностирована антенатальная гибель плода.

Патолого-анатомический эпикриз: антенатальная гибель плода Григорьевой наступила от внутриутробной асфиксии, приблизительно за 18 часов до родов. Гипотрофия, незрелость головного мозга, почек, гистологические изменения в плаценте указывают на имевшую место хроническую фетоплацентарнцую недостаточность как ведущий неблагоприятный фактор для развития внутриутробной асфиксии. Совпадение клинического и пат. анатомического диагноза.

В августе 2010 года истица обратилась с заявлением в Ногинскую городскую прокуратуру. В рамках проверки по данному заявлению было назначено комиссионное судебно-медицинское исследование. Из акта указанного исследования усматривается, что причиной смерти плода истицы являлась асфиксия, вызванная хронической фетоплацентарной недостаточностью, обусловленной, прежде всего гестозом и экстрагенитальной патологией у женщины. На этапе оказания медицинской помощи в женской консультации имело место недообследование беременной, вследствие чего имела место недооценка тяжести состояния больной. При своевременной госпитализации в роддом лечение гестоза было бы начато своевременно, что могло бы сохранить жизнь плода.

Указанные обстоятельства также подтверждаются экспертным заключением от 28.01.2013 года (т. 1, л.д. 11-13) и заключением комплексной комиссионной судебной медицинской экспертизой, назначенной по ходатайству истицы (т. 2, л.д. 79-93).

Судебной коллегией по гражданским делам Московского областного суда по ходатайству ответчика была назначена комиссионная судебно-медицинская экспертиза, которая была поручена к проведению ГБУЗ Московской области "Бюро судебно-медицинской экспертизы".

Согласно выводам проведенной в рамках настоящего дела экспертизы, отмечавшиеся у истицы с 22.12.09г. патологическая прибавка в весе и водянка беременной (отеки на ногах) требовали более тщательного обследования женщины: ежедневного контроля за диурезом и за артериальным давлением, еженедельных анализов. Возможно, что при таком обследовании диагноз "Гестоз" был бы установлен раньше и была бы осуществлена более ранняя госпитализация беременной.

В III-м триместре беременности всем беременным обычно производится КТГ плода, однако оно не было проведено.

При ультразвуковом исследовании от 14.04.10 г. при сроке беременности 35-36 недель было отмечено, что "Структурность (зрелость) плаценты 1", что давало основание заподозрить патологию плаценты, поскольку к этому времени должна была быть уже 2 степень зрелости плаценты. Однако ни врач функциональной диагностики, ни акушер-гинеколог женской консультации не придал этому значения.

О нарушениях внутриутробного состояния плода также могут свидетельствовать необычные ощущения при шевелении плода: бурное или редкое, слабое шевеление. На что истица согласно исковому заявлению жаловалась 19.04.2010 года, что также не зафиксировано в индивидуальной карте беременной.

В свою очередь приглушенность сердцебиения и редкое шевеление требовали проведения дополнительных исследований, таких как УЗИ, КТГ и допплерометрия, для определения внутриутробного состояния плода и решения дальнейшей тактики ведения. Однако, функциональные методы исследования не были проведены

Дефекты оказания медицинской помощи Григорьевой Е.М. были допущены на этапе наблюдения в женской консультации участковым врачом акушером-гинекологом Лапицкой М.В., а именно: недостаточное обследование: недооценка тяжести состояния беременной; неосуществление своевременной госпитализации беременной.

Существенных дефектов оказания медицинской помощи в Ногинском роддоме экспертная комиссия не усматривает.

Если бы после выявления недостаточного созревания плаценты по данным УЗИ от 16.04.10 года, беременная Григорьева Е.М. была бы достаточно обследована и госпитализирована, находилась бы под постоянным контролем за состоянием плода, ей могла бы быть своевременно произведена операция кесарева сечения.

При своевременном и правильном оказании медицинской помощи беременной Григорьевой Е.М. эта причинно-следственная связь могла быть прервана и жизнь ребенка могла быть сохранена.

Поэтому дефекты оказания медицинской помощи Григорьевой Е.М. явились условием, способствующим наступлению смерти ребенка, но в прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти не находятся.

Давая правовую оценку указанному экспертному заключению как относимому и допустимому доказательству, судебная коллегия делает вывод, что истице было произведено некачественное оказание медицинской услуги в виде ненадлежащей диагностики, проведенной в МУЗ "Ногинская центральная районная больница", при наличии патологий (аборты и др.), которое привело к тому, что истице не была при наличии к тому оснований своевременно проведена операция кесарева сечения, когда плод был еще живым.

При разрешении настоящего спора суд обоснованно руководствовался положениями ст. 1064 и 1068 ГК РФ при этом суд также основывал свой вывод на заключении судебно-медицинской экспертизы, в соответствии с которой счел установленным, что причиной гибели плода стала асфиксия, вызванная хронической плацентарной недостаточности при отсутствии адекватной медицинской помощи. При своевременной и правильной диагностике плацентарной недостаточности и правильного, патогенетически направленного лечения, антенатальная гибель плода не была неизбежной.

Таким образом, анализируя исследованные по делу доказательства, судом первой инстанции бесспорно установлено, что истице с момента ее постановки на учет по беременности и родам были оказаны медицинские услуги ненадлежащего качества. Следовательно, она как потребитель услуги вправе требовать возмещения морального вреда в случае нарушения обязательства по оказанию медицинских услуг.

При этом вина лечебного учреждения в ненадлежащем оказании медицинской услуги по материалам дела установлена.

С учетом установленного судом первой инстанции обоснованно сделан вывод о том, что истица имеет право на компенсацию морального вреда в рамках Закона РФ "О защите прав потребителей" именно в связи с некачественным оказанием услуги, которая привела к гибели плода.

Компенсация осуществляется в денежной форме, размер ее определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием для возмещения вреда.

При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Удовлетворяя исковые требования частично суд, учел степень и характер причиненных истице физических и нравственных страданий, фактические обстоятельства дела, степень вины причинителя вреда, в связи с чем, правомерно счел разумным и справедливым взыскать в пользу истицы 500000 руб.

В силу ст. 98 ГПК РФ, исходя из принятого решения, судебные расходы по оплате производства комиссионной экспертизы ГБУЗ Московской области "Бюро судебно-медицинской экспертизы" подлежат взысканию с МУЗ "Ногинская центральная районная больница".

Доводы апелляционной жалобы направлены на иную оценку исследованных судом первой инстанции доказательств, на иное толкование действующего законодательства, не содержат новых обстоятельств, которые не были предметом обсуждения суда первой инстанции или опровергали бы выводы судебного решения.

На основании изложенного, судебная коллегия приходит к выводу, что при разрешении возникшего спора судом в полном объеме были учтены фактические обстоятельства дела, представленным сторонами доказательствам дана надлежащая оценка в их совокупности в соответствии с положениями ст.67 ГПК РФ.

Решение суда является законным и обоснованным, не подлежащим отмене по доводам апелляционных жалоб.

Правовых доводов, которые в силу закона могли бы повлечь отмену постановленного по делу решения, апелляционная жалоба не содержит.

Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Ногинского городского суда Московской области от 17 февраля 2014 года в обжалованной части, в части взыскания с Государственного Бюджетного Учреждения Здравоохранения Московской области "Ногинская центральная районная больница" в пользу Григорьевой Евгении Михайловны денежных средств в счет компенсации морального вреда в размере 500000 руб., оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Взыскать с Государственного Бюджетного Учреждения Здравоохранения Московской области "Ногинская центральная районная больница" в пользу Государственного Бюджетного Учреждения Здравоохранения Московской области "Бюро судебно-медицинской экспертизы" расходы на проведение судебно-медицинской экспертизы в размере 84800 руб.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.