Апелляционное определение СК по гражданским делам Архангельского областного суда от 19 февраля 2015 г. по делу N 33-795/2015

Апелляционное определение СК по гражданским делам Архангельского областного суда от 19 февраля 2015 г. по делу N 33-795/2015

 

Судебная коллегия по гражданским делам Архангельского областного суда в составе председательствующего Юдина В.Н.,

судей Корепановой С.В., Панас Л.Ю.

при секретаре Драчевой Т.Ф. рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Архангельске 19 февраля 2015 года гражданское дело по апелляционной жалобе представителя ответчика открытого акционерного общества "Страховая группа МСК" М.О. на решение Котласского городского суда Архангельской области от 05 ноября 2014 года, которым постановлено:

"иск К.Т. к открытому акционерному обществу "Страховая группа МСК" о взыскании страхового возмещения, процентов за пользование чужими денежными средствами, компенсации морального вреда удовлетворить.

Взыскать с открытого акционерного общества "Страховая группа МСК" в пользу К.Т. страховую выплату в размере "данные изъяты" рублей "данные изъяты" копеек, проценты за пользование чужими денежными средствами за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в размере "данные изъяты" рублей "данные изъяты" копеек, компенсацию морального вреда в размере "данные изъяты" рублей "данные изъяты" копеек, штраф в размере "данные изъяты" рублей "данные изъяты" копеек, всего взыскать "данные изъяты" рублей "данные изъяты" копеек.

Взыскать с открытого акционерного общества "Страховая группа МСК" в доход бюджета муниципального образования "Котлас" государственную пошлину в размере "данные изъяты" рублей "данные изъяты" копеек".

Заслушав доклад судьи Юдина В.Н., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

К.Т. обратилась в суд с иском к открытому акционерному обществу "Страховая группа МСК" (далее - ОАО "СГ МСК") о взыскании страхового возмещения, процентов за пользование чужими денежными средствами, компенсации морального вреда.

В обоснование заявленных требований указала, что 28 февраля 2014 года в период действия заключенного с ответчиком договора добровольного страхования принадлежащего ей транспортного средства произошел страховой случай, автомобиль был похищен. ОАО "СГ МСК" выплату страхового возмещения не произвело. Просила взыскать с ответчика страховое возмещение в размере "данные изъяты" рублей "данные изъяты" копеек, проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 22 августа 2014 года по день вынесения решения судом, компенсацию морального вреда "данные изъяты" рублей "данные изъяты" копеек, штраф.

К.Т. в судебном заседании требования поддержала.

Представитель ответчика ОАО "СГ МСК" М.О. с иском не согласился, ссылается на то, что договором страхования предусмотрено внесение страховой премии в рассрочку, истцом нарушены условия договора страхования, так как им не уплачена очередная часть страховой премии. Вторая часть страхового взноса уплачена не истцом и после наступления страхового события, в связи с чем не влечет обязанности по выплате страхового возмещения, а свидетельствует о прекращении договора страхования, о чем истец был уведомлен. Страховой случай произошел, когда страхование не осуществлялось. 26 июня 2014 года истец был уведомлен о получении уплаченных денежных средств как не признанных страховщиком платежей с учетом того, что договор страхования прекратил свое действие. Кроме того, истцом не представлены все необходимые документы, ключи от автомобиля и надлежащим образом заверенные реквизиты банковского счета согласно условиям договора страхования. Полагает, истец злоупотребляет правом и максимальная сумма выплаты по страховому случаю могла составлять "данные изъяты" рублей из расчета: "данные изъяты" за вычетом 4% - нормы уменьшения страховой суммы в зависимости от срока эксплуатации и 75 % безусловной франшизы. Также Полагает, иск подан лицом, не имеющим права на его предъявление и уклоняющегося от надлежащего исполнения условий страхования.

Третье лицо К.Д. полагает, иск подлежит удовлетворению.

Рассмотрев дело, суд принял указанное решение, с которым не согласился представитель ОАО "СГ МСК" М.О. и в поданной апелляционной жалобе просит его отменить, принять новое решение об отказе в иске. Считает, что суд неправомерно принял к рассмотрению иск без уплаты государственной пошлины и не учел, что истец в страховую компанию не представил необходимые документы и в надлежащей форме заверенные реквизиты своего счета, при этом не исполнил условия договора страхования, в одностороннем порядке пытаясь их изменить. Право страхователя на выплату страхового возмещения возникает не с момента страхового события, а после предоставления полного комплекта запрошенных документов, предусмотренных договором страхования, заключенным на основании Правил страхования, утвержденных ответчиком 26 ноября 2013 года. Следуя условиям Правил страхования, истцу необходимо было предоставить весь пакет документов, которые запросил страховщик, однако истец, злоупотребляя правом, их не исполнил, обратился с иском в суд. Полагает, страховая компания прав истца не нарушала, последний своим поведением (оставляя у себя ключи зажигания и необходимые документы на автомобиль) способствует невозможности подписания соглашения о действиях сторон в случае обнаружения похищенного автомобиля. Также полагает, что срок на выплату не наступил исключительно по вине истца, поэтому суд неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и его выводы не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. При определении размера суммы страхового возмещения, суд не применил нормы её уменьшения, предусмотренные пунктом 6.8 Правил страхования: 4 % за 4 месяца действия договора страхования и 75 % безусловной франшизы. Суд необоснованно взыскал штрафные санкции, которые, как полагает, могут быть применены только после вступления решения суда в законную силу и отказа страховщика его добровольно исполнить. Суд дал неправильную оценку тому факту, что страховой случай произошел в период, когда истец не произвел очередного платежа страховой премии. Суд неправомерно отверг довод ответчика о том, что договор в связи с неисполнением истцом его условий по оплате страховой премии прекратил действие с мая 2014 года.

В возражениях на доводы апелляционной жалобы представитель истца Ш. считает решение суда правильным, доводы жалобы носящими субъективный характер и несостоятельными.

Изучив материалы дела, выслушав представителя ответчика М.А., поддержавшего доводы жалобы, и представителя истца Ш., возражавшего против удовлетворения жалобы, проверив обоснованность доводов апелляционной жалобы и возражения на них, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч. 3 ст. 3 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 года "Об организации страхового дела в РФ" добровольное страхование осуществляется на основании договора страхования и правил страхования, определяющих общие условия и порядок его осуществления.

Согласно пункту 2 статьи 940 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) договор страхования может быть заключен путем составления одного документа (пункт 2 статьи 434) либо вручения страховщиком страхователю на основании его письменного или устного заявления страхового полиса (свидетельства, сертификата, квитанции), подписанного страховщиком.

В соответствии с пунктами 1, 2 статьи 943 ГК РФ условия, на которых заключается договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков (правилах страхования). Условия, содержащиеся в правилах страхования и не включенные в текст договора страхования (страхового полиса), обязательны для страхователя (выгодоприобретателя), если в договоре (страховом полисе) прямо указывается на применение таких правил и сами правила изложены в одном документе с договором (страховым полисом) или на его оборотной стороне либо приложены к нему.

Основанием возникновения обязательства страховщика по выплате страхового возмещения является наступление предусмотренного в договоре события - страхового случая (п. 1 ст. 929 ГК РФ и п. 2 ст. 9 Закона РФ "Об организации страхового дела в Российской Федерации").

Пункт 2 статьи 9 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 года N4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации" определяет страховой случай как совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю либо иным лицам.

В силу статей 9, 10 этого Закона обязательство по выплате страхового возмещения является денежным. Выплата по договорам имущественного страхования может осуществляться в денежной или натуральной форме.

Страховщики не вправе отказать в страховой выплате по основаниям, не предусмотренным федеральным законом или договором страхования (абз.3 п.3 ст. 10 Закона).

Согласно пункту 1 статьи 947 ГК РФ сумма, в пределах которой страховщик обязуется выплатить страховое возмещение по договору имущественного страхования или которую он обязуется выплатить по договору личного страхования (страховая сумма), определяется соглашением страхователя со страховщиком в соответствий с правилами, предусмотренными данной статьей.

Судом установлено и следует из материалов дела, что 28 февраля 2014 года между К.Д. и ОАО "СГ МСК" заключен договор страхования автомобиля "данные изъяты", "данные изъяты" года выпуска, государственный регистрационный знак "данные изъяты", на основании Правил комплексного страхования транспортных средств от 22 ноября 2013 года по рискам "угон (хищение)" и "ущерб" сроком действия с 1 марта 2014 года по 28 февраля 2015 года (страховой полис серии "данные изъяты").

Страховая сумма автомобиля договором определена в размере "данные изъяты" руб.

Страховая премия определена в сумме "данные изъяты" руб. с уплатой в рассрочку первой части в размере "данные изъяты" руб. в срок не позднее 28 февраля 2014 года, второй части в размере "данные изъяты" руб. в срок не позднее 28 мая 2014 года. При этом страховая премия по риску "угон (хищение)" составляет "данные изъяты" руб. "данные изъяты" коп., по риску "Ущерб" - "данные изъяты" руб. "данные изъяты" коп.

Вид страховой суммы - неагрегатный. Безусловной франшизы по риску "Ущерб" - нет, по риску "угон (хищение)" - согласно Правилам.

Выгодоприобретателем по договору страхования является К.Т.

Первый платеж страховой премии в размере "данные изъяты" рублей "данные изъяты" копеек К.Д. уплатила при заключении договора 28 февраля 2014 года.

Второй платеж страховой премии в размере "данные изъяты" руб. был просрочен и уплачен в пользу страховщика 24 июня 2014 года.

Вместе с тем пунктом 12.2.2 Правил страхования предусмотрена обязанность страховщика при наступлении страхового случая произвести выплату страхового возмещения.

Пунктом 6.8. Правил страхования определено, что по рискам "угон (хищение)" и "ущерб" за первый месяц действия договора страхования уменьшение страховой суммы составляет 4%, за каждый последующий месяц 1%.

Пунктом 13.7.1. Правил страхования установлено, что при неагрегатной страховой сумме по риску "угон (хищение)" размер страхового возмещения определяется исходя из страховой суммы, рассчитанной в порядке, определенном п.6.8 Правил, но не выше действительной стоимости транспортного средства за вычетом стоимости необходимого восстановительного ремонта повреждений, выявленных при осмотре транспортного средства, а также установленной безусловной франшизы, если договором не предусмотрено иное.

Судом также установлено, что в период действия договора страхования, с 22 часов 00 минут 23 июня 2014 года до 12 часов 00 минут 24 июня 2014 года застрахованный автомобиль был похищен неустановленным лицом с неохраняемой парковки, расположенной около "адрес" в д. "адрес".

Постановлением следователя СУ УМВД России по "адрес" от 24 июня 2014 года по факту хищения автомобиля возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. "б" ч. 4 ст. 158 УК РФ. 24 августа 2014 года предварительное следствие по уголовному делу приостановлено в связи с не установлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

С заявлением о наступлении страхового случая 29 июля 2014 года истец К.Т. обратилась к страховщику - ответчику. Заявление истца ответчиком было получено 7 августа 2014 года.

Не оспаривая наступление страхового случая и права истца на получение страхового возмещения, ответчик уведомил истца о необходимости предоставления указанного им перечня документов.

3 сентября 2014 года истец обратился к ответчику с претензией, в которой повторно просил ответчика ОАО "СГ МСК" произвести выплату страхового возмещения.

8 сентября 2014 года ответчик вновь уведомил истца о необходимости предоставления документов, предусмотренных Правилами страхования.

Наряду с этим по делу установлено, что в связи с невнесением в установленный срок второй части страховой премии 04 июля 2014 года ОАО "СГ МСК") в адрес истца было направлено уведомление от 20 июня 2014 года о расторжении договора страхования, которое получено адресатом 14 июля 2014 года.

Истец выразил согласие на заключение соглашения о взаимоотношениях сторон на случай обнаружения застрахованного транспортного средства, предложив ответчику заключить его на условиях передачи автомобиля страховщику, отказавшись от своих прав на застрахованное имущество.

Удовлетворяя иск, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что требования истца основаны на фактических обстоятельствах дела и законе.

При этом суд исходил из того, что событие, на случай наступления которого проводилось страхование, наступил, что влечет обязанность страховщика выплатить страхователю страховое возмещение.

Неисполнение страхователем обязанности по предоставлению необходимых документов само по себе не является безусловным основанием для отказа в выплате страхового возмещения.

При уплате страховых взносов в рассрочку условие договора об автоматическом прекращении договора страхования в связи с просрочкой уплаты очередного взноса не освобождает страховщика от исполнения обязательств.

Оснований, предусмотренных законом (ст. ст. 961, 963, 964 Гражданского кодекса Российской Федерации), для освобождения страховщика - ответчика от выплаты страхового возмещения по делу не имеется.

С данными выводами суда первой инстанции судебная коллегия по существу согласна, поскольку суд правильно определил характер правоотношений между сторонами и закон, подлежащий применению при разрешении заявленных требований, на основании которого верно определен круг обстоятельств, имеющих значение для дела.

В соответствии с ч.1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Разрешая возникший спор, суд первой инстанции правильно указал на то, что обязанность страхователя (выгодоприобретателя) уведомить страховщика о наступлении страхового случая в порядке и сроки, которые установлены договором, предусмотрена статьей 961 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее ГК РФ).

При этом суд обоснованно руководствовался тем, что исходя из разъясненный, изложенных в пункте 29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 года N 20 "О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан", на страхователя возлагается обязанность лишь по уведомлению о наступлении страхового случая определенным способом и в определенные сроки. Обязанность по представлению одновременно с этим уведомлением всех необходимых документов на страхователя (выгодоприобретателя) законом не возлагается.

Поэтому суд пришел к обоснованному выводу о том, что неисполнение истцом обязанности по предоставлению документов, которые ответчик считал необходимыми, само по себе еще не является безусловным основанием для отказа ответчика в выплате страхового возмещения.

Суд первой инстанции, установив по делу, что истец просрочил уплату второй части страховой премии, вместе с тем правомерно и обоснованно отверг как несостоятельные доводы ответчика о том, что в связи с неуплатой истцом очередной части страховой премии договор страхования прекратил свое действие по следующим основаниям.

В силу положений п. 1 ст. 954 ГК РФ под страховой премией понимается плата за страхование, которую страхователь (выгодоприобретатель) обязан уплатить страховщику в порядке и в сроки, которые установлены договором страхования.

Если договором страхования предусмотрено внесение страховой премии в рассрочку, договором могут быть определены последствия неуплаты в установленные сроки очередных страховых взносов (п. 3 ст. 954 ГК РФ).

Из дела видно, что пунктом 8.4 Правил страхования определено, что страховая премия по договору страхования, заключенному на один год и более, может оплачиваться в рассрочку.

По условиям договора страхования, заключенного сторонами по делу, вторая часть страховой премии подлежала уплате не позднее 28 мая 2014 года. Между тем платеж второй (остальной) части страховой премии был произведен 24 июня 2014 года, фактически ответчиком он принят, истцу сумма платежа не возвращена, и, как обоснованно указал суд, доказательств обратному ответчику суду не представил.

В соответствии с пунктом 8.8. Правил страхования, в случае неуплаты страхователем очередного (то есть второго и каждого последующего) страхового взноса в сроки, предусмотренные договором страхования, или его уплатой в меньшей, чем предусмотрено договором страхования сумме, договор страхования досрочно расторгается с даты, указанной в качестве срока оплаты очередного страхового взноса. При неуплате страхователем соответствующего очередного страхового взноса страховщик вправе в одностороннем внесудебном порядке отказаться от исполнения договора страхования с даты, указанной в качестве срока оплаты очередной части страховой премии, письменно уведомив об этом страхователя, если иное не предусмотрено договором страхования. При этом уплаченная страховая премия считается полностью заработанной страховщиком и не подлежит возврату. Страхователь считается уведомленным надлежащим образом от отказе страховщика от исполнения договора страхования страховщиком, если уведомление об отказе от исполнения договора страхования направлено почтовым отправлением по указанному в договоре страхования месту нахождения или месту жительства страхователя.

Как правомерно указал суд первой инстанции, основания прекращения договора страхования предусмотрены пунктом 10.8 Правил страхования. Таким основанием среди прочих является неуплата страхователем очередного страхового взноса в установленные договором страхования сроки.

Между тем, и на это суд первой инстанции указал верно, при уплате страховых взносов в рассрочку условие договора об автоматическом прекращении договора страхования в связи с просрочкой уплаты очередного взноса не освобождает страховщика от исполнения обязательств.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 30 постановления от 27 июня 2013 года N 20, при уплате страховых взносов в рассрочку условие договора добровольного страхования имущества о его прекращении в связи с просрочкой уплаты очередного взноса не освобождает страховщика от обязанности по исполнению договора страхования, если страховой случай произошел до даты внесения очередного платежа, уплата которого просрочена.

В случае, если страховщик не воспользовался правом на расторжение договора добровольного страхования имущества в связи с неуплатой очередного страхового взноса, он не может отказать в выплате страхового возмещения, однако вправе зачесть сумму просроченного страхового взноса при определении размера подлежащего выплате страхового возмещения по договору страхования имущества (статья 954 Гражданского кодекса Российской Федерации).

По делу видно, что сумма очередного страхового взноса ответчиком была принята и зачислена в свою пользу. Как до наступления страхового случая, так и до уплаты суммы очередного взноса уведомление о прекращении договора страхования по указанным основаниям страховщик страхователю не направлял. Как установлено по делу, такое уведомление страховщиком истцу было направлено 04 июля 2014 года (после наступления страхового случая), о чем свидетельствует почтовый штамп на конверте, а указание на этом уведомлении даты "20.06.2014" само по себе не свидетельствует о том, что уведомление адресату было направленно именно в эту дату. Бесспорными и допустимыми доказательствами установленные по делу данные обстоятельства ответчиком не опровергнуты.

Между тем, как правомерно указал суд, оснований, предусмотренных законом (ст. ст. 961, 963, 964 ГК РФ), для освобождения ответчика от выплаты страхового возмещения по делу не имеется.

При этом суд в этом вопросе обоснованно учел разъяснения данные в пункте 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.06.2013 г. N 20 "О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан", согласно которым при разрешении дел о выплате страхового возмещения следует иметь в виду, что в соответствии со статьями 961, 963, 964 ГК РФ оставление в транспортном средстве по неосторожности регистрационных документов на него либо комплекта ключей, а также их утрата не является основанием для освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения.

При таких обстоятельствах суд, установив, что основания, указанного страховой организацией, для освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения в результате хищения автомобиля ни нормами Гражданского кодекса Российской Федерации, ни иными законами не предусмотрено, а также принимая во внимание, что ответчиком не представлены доказательства, свидетельствующие о наступлении страхового случая вследствие умысла страхователя, суд пришел к обоснованному выводу, что включение указанного условия в договор страхования противоречит Гражданскому кодексу Российской Федерации и, соответственно, не должно применяться, а поскольку ответчик выплату страхового возмещения не произвел, пришел к правомерному выводу о том, что последний обязан произвести истцу выплату страхового возмещения.

Разрешая спорный вопрос о размере страхового возмещения, суд сделал обоснованный вывод о том, что с ответчика в пользу истца подлежит взысканию страховое возмещение в размере "данные изъяты" рублей "данные изъяты" копеек исходя из следующего.

В соответствии с пунктом 5 статьи 10 Закона РФ N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации" в случае утраты, гибели застрахованного имущества страхователь, выгодоприобретатель вправе отказаться от своих прав на него в пользу страховщика в целях получения от него страховой выплаты (страхового возмещения) в размере полной страховой суммы.

В силу пункта 13.7.1 Правил страхования размер страхового возмещения по риску "угон (хищение)" определяется при неагрегатной страховой сумме исходя из страховой суммы, рассчитанной в порядке, определенном п. 6.8 настоящих Правил, а также установленной безусловной франшизы, если договором страхования не предусмотрено иное.

Пунктом 6.8 Правил страхования предусмотрено, что в период действия договора страхования к страховой сумме, установленной в договоре страхования по риску "угон (хищение)", если иное не предусмотрено договором страхования, применяются нормы ее уменьшения: до истечения первого года эксплуатации на дату заключения договора страхования включительно - 18% за год страхования; до истечения двух лет эксплуатации на дату заключения договора страхования включительно - 15% за год страхования; свыше двух лет эксплуатации на дату заключения договора страхования - 12% за год страхования (1% в месяц).

Согласно пункту 13.7.3 Правил страхования, если иное не предусмотрено договором страхования, при угоне (хищении), произошедшем при нарушении страхователем (выгодоприобретателем, лицом, допущенным к управлению транспортным средством) условий хранения застрахованного транспортного средства, указанных в заявлении о страховании, договоре страхования - размер безусловной франшизы составляет 75% от страховой суммы, рассчитанной в порядке, определенном п. 6.8 Правил страхования.

Каких-либо достоверных и бесспорных доказательств тому, что хищение автомобиля, принадлежащего истцу, произошло при обстоятельствах, предусмотренных п.13.7.3 Правил страхования, по делу не имеется и ссылки ответчика на данный пункт Правил страхования, как и доводы апелляционной жалобы в этой части, несостоятельны.

Вместе с тем, как обоснованно указал суд, поскольку нормами гражданского законодательства не предусмотрена возможность уменьшения страхового возмещения в случае утраты застрахованного имущества в зависимости от срока эксплуатации автомобиля, то наличие данных положений в договоре страхования противоречит федеральному закону, что недопустимо.

Из дела также видно, что истец отказался от своих прав на застрахованное имущество в случае его обнаружения.

В силу разъяснений, данных в пункте 40 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 года N 20 "О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан", при отказе страхователя (выгодобприобретателя) от прав на застрахованное имущество заключения соглашения в целях реализации указанного права не требуется, поскольку отказ страхователя (выгодобприобретателя) от прав на застрахованное имущество при его полной гибели носит императивный характер и является односторонней сделкой. Вместе с тем сторонами договора добровольного страхования имущества в случаях хищения застрахованного транспортного средства может быть заключено соглашение о последствиях его обнаружения после выплаты страховщиком страхового возмещения.

Истец, как указано выше, желает заключения такого соглашения, поэтому вывод суда о том, что в силу п. 5 ст. 10 Закона РФ "Об организации страхового дела в РФ" в пользу истца подлежит взысканию страховое возмещение в размере "данные изъяты" рублей "данные изъяты" копеек, является правильным.

Согласно пункту 14.17.1 Правил страхования, в случае наступления страхового случая по риску "угон (хищение)" страховая выплата производится в течение 30 рабочих дней, считая со дня подписания страховщиком и страхователем (выгодоприобретателем) соглашения о взаимоотношениях сторон на случай обнаружения застрахованного транспортного средства, предусмотренного пунктом 14.14 настоящих Правил.

В силу пункта 14.14 Правил страхования указанное соглашение составляется и подписывается сторонами в течение 15 рабочих дней.

Таким образом суд, установив, что данные требования Правил страхования ответчик нарушил, выплату страхового возмещения в срок до 09 октября 2014 года не произвел, в силу ст. 395 ГК РФ обоснованно взыскал в пользу истца за период с 10 октября 2014 года по 5 ноября 2014 года проценты за пользование чужими денежными средствами в сумме "данные изъяты" рублей "данные изъяты" копеек, из расчета: ( "данные изъяты" х 8,25% х 1/360 х 27 дней).

В силу ст. 15 и п.6 ст. 13 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года N 2300-1 "О защите прав потребителей" суд взыскал с ответчика в пользу истца денежную компенсацию морального вреда и штраф в размере 50% от присужденной суммы, то есть "данные изъяты" рублей "данные изъяты" копейки.

Вопрос о взыскании судебных расходов суд разрешил в соответствии с требованиями ст. 103 ГПК РФ.

Выводы суда мотивированы, основаны на материалах дела и законе.

Доводы апелляционной жалобы не опровергают выводов суда, они не содержат каких-либо новых данных, которые не были предметом исследования и оценки судом первой инстанции при рассмотрении дела. По существу они направлены на иную оценку исследованных судом доказательств и иное толкование норм материального права, а потому не могут служить основанием для отмены постановленного судом законного решения.

Поскольку обстоятельства, имеющие значение для дела, судом установлены правильно, исследованным доказательствам оценка дана в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ, нарушений норм материального и процессуального права не допущено, оснований для отмены решения суда в пределах доводов апелляционной жалобы судебная коллегия не находит.

Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Котласского городского суда Архангельской области от 05 ноября 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя открытого акционерного общества "Страховая группа МСК" М.О. - без удовлетворения.

 

Председательствующий В.Н. Юдин

 

Судьи С.В. Корепанова

Л.Ю. Панас

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.