Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 20 мая 2015 г. по делу N 33-7735/2015 (ключевые темы: источник повышенной опасности - ДТП - опасность для жизни - лекарственные средства - обязательное медицинское страхование)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 20 мая 2015 г. по делу N 33-7735/2015

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего

Медведкиной В.А.

судей

Вашкиной Л.И. и Мелешко Н.В.

с участием прокурора

Спассковой Т.А.

при секретаре

Тарасенко А.Д.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N2-3231/14 по апелляционной жалобе Открытого акционерного общества " " ... "" на решение Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 09 декабря 2014 года по иску Алиева Ш.А.о к Рыжову В. Ф., Открытому акционерному обществу " " ... "" о возмещении вреда, причиненного здоровью в результате дорожно-транспортного происшествия, взыскании компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Медведкиной В.А., объяснение Алиева Ш.А. оглы, считавшей жалобу необоснованной, заключение прокурора, полагавшего решение законным и не подлежащим отмене,

судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

УСТАНОВИЛА:

Алиев Ш.А.о. обратился в суд с иском к Рыжову В.Ф., в котором просил взыскать с ответчика материальный ущерб по факту расходов на лечение и компенсацию морального вреда в размере " ... ". В обоснование заявленных требований указал, что "дата" произошло дорожно-транспортное происшествие по вине водителя Рыжова В.Ф., управлявшего автомобилем " ... ", государственный номерной знак N ... в результате которого ему был причинен тяжкий вред здоровью.

Судом в качестве соответчика привлечено ОАО " " ... "" (л.д.57), которое застраховало ответственность водителя транспортного средства по договору ОСАГО.

Решением Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 09.12.2014 года исковые требования Алиева Ш.А.о. удовлетворены частично.

В пользу истца с ОАО " " ... "" в счет возмещения вреда, причиненного здоровью в результате дорожно-транспортного происшествия, взысканы денежные средства в размере " ... ", с Рыжова В.Ф. взыскана компенсация морального вреда в размере " ... "

С ОАО " " ... "" в доход бюджета Санкт-Петербурга взыскана государственная пошлина в размере " ... ", с Рыжова В.Ф. - в размере " ... ".

Алиев Ш.А.о. и Рыжов В.Ф. решение суда не обжалуют.

В апелляционной жалобе представитель ОАО " " ... "" просит решение отменить, ссылаясь на неправильное установление судом обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения спора, и нарушение норм материального права.

Ответчики ОАО Страховая группа " " ... "", Рыжов В.Ф., третье лицо Костецкий А.Н. о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы извещены надлежащим образом (л.д. 153-156), в судебное заседание не явились, о причинах неявки не сообщили, не просили об отложении рассмотрения дела. При указанных обстоятельствах в силу положений части 1 статьи 327, части 3 статьи 167 ГПК РФ судебная коллегия не усматривает препятствий для рассмотрения дела в их отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, судебная коллегия приходит к следующему.

Из материалов дела усматривается, что "дата" около 10 часов 10 минут водитель Рыжов В.Ф., управляя автомобилем " " ... "", государственный номер N ... , двигаясь по "адрес" в условиях светлого времени суток, со скоростью 50-60 км/час на "адрес" произвел наезд на пешехода Алиева Ш.А., пересекавшего проезжую часть по нерегулируемому пешеходному переходу слева направо по ходу движения в направлении от "адрес", в темпе шага. В результате наезда Алиеву Ш.А., по неосторожности причинены телесные повреждения, относящиеся по признаку опасности для жизни к тяжкому вреду здоровья.

Дорожно-транспортное происшествие произошло вследствие нарушения ответчиком Рыжовым В.Ф. Правил дорожного движения РФ.

Указанные обстоятельства подтверждаются постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела от "дата" года, которым уголовное дело по обвинению Рыжова В.Ф. в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 264 УК РФ, прекращено на основании пункта 3 части 1 статьи 27 УПК РФ вследствие акта об амнистии - пункт 5 части 6 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ "Об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции РФ" от 18.12.2013 года.

Согласно акту N ... от "дата" у Алиева Ш.А. установлены следующие повреждения: " ... ". Данные повреждения причинены по механизму тупой травмы, могли быть получены при дорожно-транспортном происшествии. Тупая закрытая черепно-мозговая травма, причиненная Алиеву Ш.А., по признаку опасности для жизни относится к тяжкому вреду здоровья, причиненному здоровью человека. Ушибленные раны голеней и правой подмышечной области у Алиева Ш.А. по признаку кратковременности расстройства здоровья относятся к легкому вреду причиненному здоровью человека. Согласно справке N ... химико-токсилогического исследования в крови Алиева Ш.А. этиловый спирт не обнаружен.

В силу статьи 1100 Гражданского кодекса РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

Удовлетворяя иск в части взыскания с Рыжова В.Ф. компенсации морального вреда, суд правильно исходил из того, что ответчик как причинитель вреда обязан выплатить истцу компенсацию морального вреда, поскольку Алиеву Ш.А. был причинен вред здоровью.

Определяя размер компенсации морального вреда, суд правильно применил нормы материального права - статьи 151, 1100, 1101 ГК РФ, Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 года N10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", учел обстоятельства дела, степень тяжести причиненных телесных повреждений, физических и нравственных страданий, принципы разумности и справедливости, и пришел к правильному выводу о взыскании с ответчика в пользу истца в счет возмещения морального вреда в размере " ... ".

Решение суда в данной части в апелляционном порядке не оспаривается.

Согласно статье 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Согласно части 1 статьи 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 1083 настоящего Кодекса.

Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

В соответствии со статьей 1085 частью 1 Гражданского кодекса РФ при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

В силу статьи 7 Закона РФ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", страховая сумма, в пределах которой страховщик при наступлении каждого страхового случая (независимо от их числа в течение срока действия договора обязательного страхования) обязуется возместить потерпевшим причиненный вред, составляет:

а) в части возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью каждого потерпевшего, не более 160 тысяч рублей;

б) в части возмещения вреда, причиненного имуществу нескольких потерпевших, не более 160 тысяч рублей;

в) в части возмещения вреда, причиненного имуществу одного потерпевшего, не более 120 тысяч рублей.

На момент ДТП гражданская ответственность Рыжова В.Ф. была застрахована в ОАО " " ... "".

Как установлено материалами дела, Алиев Ш.А. в связи с полученным тяжким вредом здоровью в результате ДТП от "дата" в период с "дата" по "дата" находился на стационарном лечении в травматологическом отделении ГБУЗ ЛО " " ... "", где получил оперативное лечение в рамках программы ОМС (операция выполнена "дата" года) (л.д.15, 111, медицинская карта N 6234).

В соответствии с выписным эпикризом Алиеву Ш.А. даны следующие рекомендации: вызов на дом невролога, эндокринолога поликлиники; реабилитационное лечение; КТ головного мозга в плановом порядке "дата".; пластическое восстановление послеоперационного дефекта черепа аутокостью через 10-12 месяцев с момента операции (л.д.15).

В связи с указанными рекомендациями Алиев Ш.А. с "дата" находился на стационарном лечении в СПб ГБУЗ " " ... "". В соответствии с предоперационным эпикризом, учитывая наличие трепанационного дефекта, высокую угрозу травмы мозга пациенту показана операция: пластика дефекта черепа титановой пластиной. Указанная операция была проведена Алиеву Ш.А. "дата" (медицинская карта N ... ).

До проведения операции Алиеву Ш.А. было разъяснено, что больница не имеет финансовой возможности обеспечивать лечение с использованием расходных материалов иностранного производства и титанового трансплантата КОНМЕТ. В соответствии с информационным листом о методах лечения Алиев Ш.А. отказался от использования в процессе его лечения материалов, предоставляемых безвозмездно больницей, отказался от квотного лечения в других учреждениях и выбрал импортную искусственную твердую мозговую оболочку для гермитизации послеоперационной раны (субдурального пространства), пластину КОНМЕТ, расходные материалы (винты, отвертки, гемостатические платины) как наиболее перспективные для использования в лечении.

Кроме того, из указанного информационного листа следует, что врачами-нейрохирургами выбран предложенный Алиеву Ш.А. метод лечения - пластика стандартной титановой пластиной КОНМЕТ из-за его достоинства - максимальная возможность выздоровления, минимизация риска осложнений, быстрая малотравматичная установка пластины. Укрепление ТМО и пластика ее дефекта при помощи искусственной ТМО без дополнительных разрезов. Тогда как оперативное лечение пластикой быстротвердеющей массой - протокрилом, без искусственной ТМО, полностью обеспеченное ОМС, является трудоемким травматичным способом, сопряжен с токсичностью материалов и дополнительным разрезом на бедре с взятием трансплантанта широкой фасции бедра для пластики ТМО.

Стоимость необходимых материалов для проведения операции по методу лечения, выбранного Алиевым Ш.А., составила " ... ", которые были оплачены истцом.

Разрешая требования истца о возмещении расходов на лечение и приобретение лекарственных препаратов, суд первой инстанции пришел к верному выводу о том, что совокупностью исследованных в суде доказательств подтверждается получение истцом повреждений именно в момент дорожно-транспортного происшествия и необходимость несения им расходов в размере " ... ". Руководствуясь требованиями статей 15, 1085 Гражданского кодекса РФ, а также положениями Федерального закона N40-ФЗ от 25.04.2002 г. "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", суд первой инстанции обоснованно взыскал указанные расходы с ОАО " ... "".

Доводы апелляционной жалобы о том, что истец добровольно выбрал дорогостоящий метод лечения, отказавшись от лечения в рамках ОМС, в связи с чем должен самостоятельно нести указанные расходы, заявлялись страховой компанией в суде первой инстанции, выводы суда подробно изложены в обжалуемом определении. При этом судебная коллегия полагает возможным отметить следующее.

Согласно разъяснениям, данным в пункте 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 г. N1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина", расходы на лечение и иные дополнительные расходы подлежат возмещению причинителем вреда, если будет установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение. Однако если потерпевший, нуждающийся в указанных видах помощи и имеющий право на их бесплатное получение, фактически был лишен возможности получить такую помощь качественно и своевременно, суд вправе удовлетворить исковые требования потерпевшего о взыскании с ответчика фактически понесенных им расходов.

Удовлетворяя заявленные истцом требования, суд обоснованно указал, что истцом доказаны обстоятельства, на основании которых могут быть взысканы расходы на лечение в размере " ... " на приобретение импортной искусственной твердой мозговой оболочки для герметизации послеоперационной раны, поскольку истцом представлены доказательства, подтверждающие, что лечащим врачом рекомендовано такое лечение в связи с полученной травмой, что являлось жизненно необходимым не только в связи с наличием косметического дефекта черепа, но и в связи с посттрепационным дефектом костей свода черепа в левой лобно-теменно-височной области.

Указание в апелляционной жалобе на то, что потерпевший с заявлением о выплате о возмещении вреда, причиненного здоровью в результате дорожно-транспортного происшествия не обращался, не является основанием для отказа в выплате денежных средств.

С учетом изложенного, доводы апелляционной жалобы не могут быть приняты судебной коллегией во внимание, поскольку не опровергают вышеизложенных выводов, основаны на неправильном толковании норм материального права, направлены на переоценку выводов суда первой инстанции и правового значения не имеют.

Суд первой инстанции с достаточной полнотой исследовал все обстоятельства дела, дал надлежащую оценку представленным доказательствам, выводы суда не противоречат материалам дела, юридически значимые обстоятельства по делу судом установлены правильно, нормы материального права судом применены верно. Оснований для отмены решения суда не имеется

Руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 09 декабря 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.