Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 20 мая 2015 г. по делу N 33-4610/2015

Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 20 мая 2015 г. по делу N 33-4610/2015

 

Судебная коллегия по гражданским делам Алтайского краевого суда в составе:

председательствующего Кузнецовой С.В.

судей Дмитриевой О.С., Тарасовой О.Н.

при секретаре Горской О.В.

с участием прокурора М.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы истцов Б.Л.И., Б.А.С., ответчика К.Г.С. на решение Новоалтайского городского суда Алтайского края от 11 февраля 2015 года

по делу по иску Б.Л.И., Б.А.С. к К.Г.С., ОАО "Страховая группа МСК" о возмещении материального и морального вреда, причиненного смертью кормильца в результате дорожно-транспортного происшествия.

Заслушав доклад судьи Дмитриевой О.С., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Б.Л.И., Б.А.С. обратились в суд с настоящим иском к К.Г.С., ОАО "Страховая группа МСК", указав, что ДД.ММ.ГГ около *** час. *** мин. на ***-м км. автодороги "данные изъяты" "Мостовой переход через р. Обь в г. Барнауле" водитель К.Г.С., управляя автомобилем " "данные изъяты"", государственный регистрационный знак ***, совершил наезд на пешехода Б.С.В., в результате чего последний от полученных телесных повреждений скончался на месте. Постановлением следователя СО при ОМВД России по Первомайскому району от ДД.ММ.ГГ в возбуждении уголовного дела в отношении К.Г.С. отказано за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч.3 ст. 264 УК РФ.

Истец Б.Л.И., ДД.ММ.ГГ года рождения, состояла с Б.С.В. в браке, Б.А.С.., родившаяся ДД.ММ.ГГ, является его дочерью. Ко времени смерти Б.С.В ... его дочь уже достигла совершеннолетия, но обучалась в МБОУ "СОШ N 10" г. Новоалтайска, а после окончания школы в ДД.ММ.ГГ году поступила на дневное отделение биологического факультета Алтайского государственного университета. Истец Б.Л.И. является "данные изъяты", получает пенсию по "данные изъяты" в размере *** рублей. Таким образом, они обе нетрудоспособны, находились на иждивении погибшего.

В соответствии со статьями 1064, 1079, 1088, 1089 ГК РФ истцы полагают, что имеют право на возмещение вреда в связи с потерей кормильца. Б.С.В. официального заработка не имел, однако постоянно трудился, в среднем зарабатывая около *** рублей в месяц, его заработная плата тратилась на содержание семьи. Поскольку доход Б.С.В. тратился на нужды всех 3-х членов семьи, каждая из истцов имеет право на возмещение 1/3 доли его заработка, который следует определить исходя из прожиточного минимума для работоспособного населения на территории Российской Федерации - *** руб., 1/3 составляет *** руб.

В соответствии со статьями 151, 1101 ГК РФ истцы также имеют право на компенсацию морального вреда, причиненного смертью близкого человека. Утратой единственного мужа и отца им причинена глубокая психологическая травма. Они проживали с погибшим совместно, он был замечательным мужем и отцом, постоянно занимался с дочерью, воспитывая ее, от данной потери они до настоящего времени не могут прийти в себя. Усиливают страдания трагические обстоятельства смерти Б.С.В., который погиб в результате "данные изъяты". Причиненный моральный вред истцы оценивают в размере *** рублей каждому.

Согласно ст. 1094 ГК РФ лица, ответственные за вред, вызванный смертью потерпевшего, обязаны возместить необходимые расходы на погребение лицу, понесшему эти расходы. Истец Б.Л.И. понесла расходы на погребение Б.С.В.: проведение похорон, приобретение, доставка и установка памятника и оградки на могилу погибшего в общей сумме *** рублей, что подтверждается товарными чеками ООО "Гранит".

На основании изложенного истцы, уточнив требования, просили:

Взыскать с обоих ответчиков (с ОАО "Страховая группа МСК" - до установленного законом лимита ответственности) в солидарном порядке в пользу каждого из истцов компенсацию вреда в связи со смертью кормильца Б.С.В. ежемесячные платежи в размере 1/3 доли величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации на день определения размера ущерба по *** рублей, а в последующем - с индексацией указанной величины в установленном законом порядке, ежемесячно, начиная с момента смерти кормильца и до момента обретения (восстановления) трудоспособности каждого из истцов (за период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ - в размере *** рублей каждому из истцов, исходя из расчета действующего по состоянию на 2-й квартал 2014 года прожиточного минимума в размере *** рубля; взыскать с ответчика К.Г.С. в пользу истцов компенсацию морального вреда, причиненного в результате смерти Б.С.В., в размере *** рублей, по *** рублей каждому; взыскать с обоих ответчиков (с ОАО "Страховая группа МСК" - до установленного законом лимита ответственности) в солидарном порядке в пользу истца Б.Л.И. расходы на погребение в размере *** рублей.

Решением Новоалтайского городского суда Алтайского края от 11 февраля 2015 года исковые требования Б.Л.И., Б.А.С. к К.Г.С., ОАО "Страховая группа МСК" удовлетворены частично.

Взысканы с ОАО "Страховая группа МСК" в пользу Б.Л.И. расходы на погребение Б.С.В. в сумме *** рублей.

Взыскано с ОАО "Страховая группа МСК" в пользу Б.А.С. в возмещение вреда в связи с потерей кормильца Б.С.В. единовременно за период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ - *** рублей *** копеек, в период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ ежемесячными платежами в размере *** рублей *** копейки.

Взыскана с К.Г.С. в пользу Б.Л.И. компенсация морального вреда, причиненного смертью супруга Б.С.В., в сумме *** рублей, расходы на погребение в сумме *** рублей, всего *** рублей.

Взыскана с К.Г.С. в пользу Б.А.С. компенсация морального вреда, причиненного смертью отца Б.С.В., в размере *** рублей, в возмещение вреда в связи с потерей кормильца за период с ДД.ММ.ГГ до окончания обучения Б.А.С. по очной форме обучения в ФГБОУ ВПО "Алтайский государственный университет", но не более чем по ДД.ММ.ГГ, ежемесячные платежи в размере *** рублей *** копейки с индексацией в установленном законом порядке.

В удовлетворении остальной части требований Б.Л.И., Б.А.С. к К.Г.С., ОАО "Страховая группа МСК" отказано.

Взыскана с ОАО "Страховая группа МСК" в доход местного бюджета государственная пошлина в сумме *** рублей *** копеек.

Взыскана с К.Г.С. в доход местного бюджета государственная пошлина в сумме *** рублей *** копеек.

В апелляционной жалобе истцы Б.Л.И., Б.А.С. просят решение изменить, удовлетворив исковые требования в полном объеме. Не согласны с решением в части отказа во взыскании возмещения вреда в связи с потерей кормильца в пользу Б.Л.И., а также с выводом суда об отсутствии вины К.Г.С. в совершении ДТП. Полагают, что постановление об отказе в возбуждении уголовного дела вынесено преждевременно, в связи с чем необходимо провести дополнительную автотехническую экспертизу. Со стороны К.Г.С. имеется нарушение п. 10.3 ПДД РФ, которое не может не состоять в причинной связи с ДТП. В связи с неверным определением виновника ДТП суд неправильно определил размер компенсации морального вреда, причиненного истцам смертью Б.С.В.

Ответчик К.Г.С. в апелляционной жалобе просит об отмене решения в части взыскания с него в пользу истцов компенсации морального вреда, в пользу Б.Л.И. расходов на погребение и в пользу Б.А.С. в возмещение вреда в связи со смертью кормильца за период с ДД.ММ.ГГ до окончания обучения ежемесячных платежей в размере *** руб. *** коп. с индексацией, принять в этой части новое решение, взыскав с него в пользу Б.Л.И. расходы на погребение в размере *** руб., в пользу Б.А.С. компенсацию в связи с потерей кормильца *** руб. *** коп. за период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ, компенсацию морального вреда снизить до *** руб. в пользу каждого из истцов. Полагает, что взысканный судом размер компенсации морального вреда завышен, не соответствует характеру и степени нравственных страданий истцов, а также обстоятельствам, при которых произошло ДТП (наличие грубой неосторожности в действиях Б.С.В. и отсутствие вины К.Г.С.). Законом прямо определен перечень расходов на погребение, подлежащих возмещению. Стоимость оградки и памятника, их изготовление, доставка и установка не связаны с погребением и возмещению не подлежат. Исходя из представленного истцами договора на оказание похоронно-ритуальных услуг от ДД.ММ.ГГ истцом непосредственно на погребение понесены расходы в размере *** руб. При расчете возмещения вреда в связи со смертью кормильца суд необоснованно взял за основу величину прожиточного минимума за 3 квартал 2014 года, в то время как величина прожиточного минимума должна определяться на момент смерти Б.С.В.

В ходе рассмотрения апелляционной жалобы представители истца Б.Л.И. - Ю.А.Е. и К.В.В. поддержали доводы апелляционной жалобы истцов, против удовлетворения жалобы отвечтика возражали. Представитель ответчика К.Г.С. - К.С.С. поддержал доводы жалобы ответчика, против удовлетворения жалоб истцов возражал. Прокурор М. в заключении полагала решение не подлежащим отмене или изменению.

Иные лица, участвующие в деле, в судебное заседание не явились, о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы извещены надлежаще, о причинах неявки не сообщили.

В соответствии со ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции полагает возможным рассмотреть дело при данной явке.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалоб, проверив законность и обоснованность решения в пределах доводов апелляционных жалоб в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Судом установлено, что ДД.ММ.ГГ около *** часа *** минут на *** км. автодороги "данные изъяты" "Мостовой переход через р. Обь в г. Барнауле", расположенной на территории Первомайского района Алтайского края, водитель К.Г.С., управляя автомобилем " "данные изъяты"", государственный регистрационный знак ***, принадлежащим ему на праве собственности, совершил наезд на пешехода Б.С.В., в результате чего последний от полученных телесных повреждений скончался на месте.

Из материалов проверки следует, что дорожно-транспортное происшествие произошло за пределами населенных пунктов, в темное время суток, в отсутствие искусственного освещения, при ясной погоде и сухом асфальте, на *** км. автодороги, имеющей по две полосы в обоих направлениях движения, с разделительным металлическим ограждением противоположных транспортных потоков, в месте отсутствия пешеходной зоны.

Согласно акту судебно-медицинского исследования, проведенного в ходе проверки, смерть Б.С.В. наступила от "данные изъяты", что явилось непосредственной причиной смерти. Указанные повреждения образовались в результате воздействия твердых тупых предметов, могли сформироваться в условиях ДТП. При судебно-химическом исследовании крови от трупа обнаружен этиловый спирт в концентрации ***%, что у живых лиц соответствует "данные изъяты".

В ходе доследственной проверки проведены автотехнические исследования обстоятельств дорожно-транспортного происшествия, в результате которых установлено, что водитель К.Г.С. не располагал технической возможностью предотвратить наезд на пешехода путем применения экстренного торможения.

Постановлением следователя СО отдела МВД России по Первомайскому району от ДД.ММ.ГГ в возбуждении уголовного дела в отношении К.Г.С. отказано за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ. Следователь пришел к выводу, что в действиях водителя К.Г.С. отсутствует объективная сторона преступления, а именно, нарушение им Правил дорожного движения Российской Федерации, повлекшее по неосторожности смерть человека.

Указанное выше постановление не оспорено в установленном законом порядке, не отменено.

Оснований для переоценки выводов суда об отсутствии вины в действиях К.Г.С. и наличии грубой неосторожности в действиях погибшего Б.Г.С., который, находясь в состоянии "данные изъяты", пренебрегая элементарными правилами безопасности, в нарушение Правил дорожного движения Российской Федерации в неустановленном для перехода месте стал перебегать проезжую часть в непосредственной близости от автомобиля ответчика К.Г.С.

Доводы жалобы истцов о превышении К.Г.С. допустимой скорости движения транспортного средства были рассмотрены судом первой инстанции. По результатам оценки обстоятельств дорожно-транспортного происшествия и имеющихся в материалах дела доказательств суд пришел к обоснованному выводу о том, что в данном случае предшествующее дорожно-транспортному происшествию превышение допустимой скорости К.Г.С. на *** км/час не может состоять в причинно-следственной связи с ДТП. Кроме того, после обнаружения пешехода на разделительной полосе автодороги скорость движения К.Г.С. была снижена до *** км/час и на момент возникновения опасности для движения автомобиля находилась в допустимых пределах.

Вместе с тем, обязанность по возмещению причиненного вреда у К.Г.С. как владельца источника повышенной опасности наступает независимо от его вины (ст. 1079, 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации).

С учетом установленных по делу обстоятельств, правильно применив положения ст.ст. 1079, 1083, 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд пришел к верному выводу о том, что истцам - супруге Б.Л.И. и дочери Б.А.С. причинены нравственные страдания в связи с преждевременной утратой близкого родственника Б.С.В., с которым у истцов имелись теплые родственные отношения.

Взысканный судом размер компенсации морального вреда отвечает требованиям разумности и справедливости, учитывает имевшие место фактические обстоятельства дела (отсутствие вины К.Г.С. и наличие грубой неосторожности погибшего), индивидуальные особенности истцов, характер и степень причиненных им нравственных страданий, вызванных невосполнимой утратой близкого человека, степень родства с погибшим, что соответствует нормам ст. ст. 151, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Оснований для переоценки выводов суда и изменения размера взысканной судом компенсации морального вреда, как об этом ставится вопрос в апелляционных жалобах, судебная коллегия не усматривает.

Из положений ст. 1088 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что в случае смерти потерпевшего (кормильца) право на возмещение вреда имеют нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего или имевшие ко дню его смерти право на получение от него содержания.

Согласно ст. 1089 Гражданского кодекса Российской Федерации лицам, имеющим право на возмещение вреда в связи со смертью кормильца, вред возмещается в размере той доли заработка (дохода) умершего, определенного по правилам статьи 1086 настоящего Кодекса, которую они получали или имели право получать на свое содержание при его жизни. При определении возмещения вреда этим лицам в состав доходов умершего наряду с заработком (доходом) включаются получаемые им при жизни пенсия, пожизненное содержание и другие подобные выплаты.

На момент смерти Б.С.В. Б.Л.И. состояла с ним в браке, зарегистрированном ***, является "данные изъяты" с ДД.ММ.ГГ бессрочно, нетрудоспособна.

Вместе с тем, помимо факта нетрудоспособности Б.Л.И., в соответствии с вышеуказанными положениями закона необходимо установить факт нахождения ее на иждивении супруга Б.С.В. либо наличие у нее права на получение от него содержания.

В соответствии с разъяснениями, данными в п. 33 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.01.2010 N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина", необходимо иметь в виду, что члены семьи умершего кормильца признаются состоявшими на его иждивении, если они находились на его полном содержании или получали от него помощь, которая была для них постоянным и основным источником средств к существованию (пункт 3 статьи 9 Федерального закона от 17.12.2001 N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации"). Иждивенство детей, не достигших 18 лет, предполагается и не требует доказательств.

Судом установлено, что на момент смерти Б.С.В. официально трудоустроен не был. Согласно пояснениям истцов он в частном порядке без оформления трудовых отношений и гражданско-правовых договоров выполнял строительные и ремонтные работы, получал ежемесячно около *** рублей.

Однако письменных доказательств в подтверждение размера доходов Б.С.В. истцами не представлено.

Что касается показаний допрошенных в судебном заседании свидетелей, то они сообщили лишь предположительные сведения о доходах Б.С.В., постоянно с ним не работали, достоверных сведений о выполняемых им работах и размерах оплаты не имеют.

В связи с этим суд обоснованно не принял их показания в качестве достоверных доказательств наличия у Б.С.В. постоянного источника доходов и, соответственно, оказания им супруге помощи, которая была для нее постоянным и основным источником средств к существованию.

Согласно сведениям ГУ - УПФР в г. Новоалтайске и Первомайском районе Б.Л.И. на момент смерти супруга получала пенсию по инвалидности в размере *** руб. *** коп. и ежемесячную денежную доплату в размере *** руб. *** коп., всего *** руб. *** коп. (т.2 л.д. 67-69), то есть имела самостоятельный доход.

При таких обстоятельствах оснований для вывода о том, что истец Б.Л.И. находилась на иждивении погибшего супруга либо имела право на получение от него содержания, у суда не имелось. Решение суда в данной части является правильным.

Согласно ст. 1089 Гражданского кодекса Российской Федерации лицам, имеющим право на возмещение вреда в связи со смертью кормильца, вред возмещается в размере той доли заработка (дохода) умершего, определенного по правилам статьи 1086 настоящего Кодекса, которую они получали или имели право получать на свое содержание при его жизни.

В соответствии с п. 1 ст. 1092 Гражданского кодекса Российской Федерации возмещение вреда, вызванного уменьшением трудоспособности или смертью потерпевшего, производится ежемесячными платежами.

В силу п. 4 ст. 1086 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае, когда потерпевший на момент причинения вреда не работал, учитывается по его желанию заработок до увольнения либо обычный размер вознаграждения работника его квалификации в данной местности, но не менее установленной в соответствии с законом величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации.

В соответствии с разъяснениями, данными в п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.01.2010 N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина", если к моменту причинения вреда потерпевший не работал и не имел соответствующей квалификации, профессии, то применительно к правилам, установленным пунктом 2 статьи 1087 ГК РФ и пунктом 4 статьи 1086 ГК РФ, суд вправе определить размер среднего месячного заработка, применив величину прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации, установленную на день определения размера возмещения вреда.

Поскольку днем определения размера возмещения вреда является дата принятия судом первой инстанции решения по настоящему делу, суд при расчете сумм возмещения вреда в связи с потерей кормильца, подлежащих взысканию в пользу Б.А.С., обоснованно исходил из действующей на дату принятия решения величины прожиточного минимума для трудоспособного населения в целом по Российской Федерации, установленной Постановлением Правительства Российской Федерации от 05.12.2014 N 1321 за 3 квартал 2014 года в размере *** руб.

В соответствии со статьей 1094 Гражданского кодекса Российской Федерации лица, ответственные за вред, вызванный смертью потерпевшего, обязаны возместить необходимые расходы на погребение лицу, понесшему эти расходы.

Вопреки доводам жалобы ответчика, конкретного перечня таких расходов, подлежащих возмещению в порядке статьи 1094 ГК РФ, закон не содержит.

Ст. 12 Федерального закона от 12.01.1996 N 8-ФЗ "О погребении и похоронном деле", на которую ссылается в апелляционной жалобе ответчик, содержит перечень услуг, оказываемых специализированной службой по вопросам похоронного дела при погребении умерших, указанных в пунктах 1 и 2 настоящей статьи (не имеющих супруга, близких родственников, иных родственников либо законного представителя умершего, а также личность которых не установлена). В законе нет указания о том, что именно этот перечень услуг подлежит возмещению лицом, ответственным за вред, вызванный смертью потерпевшего.

Между тем статьей 3 Федерального закона от 12.01.1996 N 8-ФЗ "О погребении и похоронном деле" погребение определено как обрядовые действия по захоронению тела (останков) человека после его смерти в соответствии с обычаями и традициями.

С учетом данных положений с ответчика К.Г.С. взысканы расходы на погребение, превышающие *** руб., подлежащих взысканию со страховой компании.

Судебная коллегия соглашается с таким выводом суда, поскольку он основан на положениях действующего законодательства и сделан с учетом представленных истцом Б.Л.И. доказательств несения расходов на похороны (похоронно-ритуальные услуги), изготовление, доставку и установку памятника, изготовление оградки. Вопреки доводам жалобы, установка надгробного памятника и ограждение месса захоронения определены обычаями и традициями, в связи с чем доводы жалобы ответчика о том, что данные расходы не являлись необходимыми, а обусловлены инициативой истца, судебной коллегией не принимаются.

При этом законодательно не закреплен максимальный размер стоимости указанных услуг, в том числе памятника и оградки, устанавливаемых родственниками умерших, и в данном случае суд должен руководствоваться принципом разумности.

Стоимость расходов на похороны (похоронно-ритуальные услуги) составила *** руб., изготовление, доставку и установку памятника - *** руб., изготовление оградки - *** руб., данный размер судебная коллегия считает разумным.

Доводы жалобы об обратном со ссылкой на перечень и стоимость ритуальных услуг, оказываемых МУП "Специализированная похоронная служба" города Барнаула, утвержденных постановлением администрации города Барнаула от ДД.ММ.ГГ N ***, не могут быть приняты судебной коллегией? поскольку закон не ограничивает право родственников погибшего кормильца, в целях последующего возмещения понесенных на погребение расходов, обращением именно в данное предприятие.

Доводы апелляционных жалоб не могут быть признаны состоятельными, так как по существу основываются на обстоятельствах, являвшихся предметом судебного исследования, с последующей правильной правовой оценкой.

На основании изложенного с учетом установленных обстоятельств и требований законодательства решение суда является законным и обоснованным. Нарушений норм материального и процессуального права, которые бы привели или могли привести к неправильному разрешению дела, судом не допущено. Изложенные в апелляционных жалобах доводы не опровергают выводов суда, оснований для отмены решения по доводам жалоб не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 328-329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

апелляционные жалобы истцов Б.Л.И., Б.А.С., ответчика К.Г.С. на решение Новоалтайского городского суда Алтайского края от 11 февраля 2015 года оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.