Апелляционное определение СК по гражданским делам Псковского областного суда от 12 января 2016 г. по делу N 33-10/2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Псковского областного суда от 12 января 2016 г. по делу N 33-10/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам

Псковского областного суда

в составе

председательствующего Хряпиной Е.П.,

судей Белоноговой Н.Ю., Виноградовой О.А.,

при секретаре Шевчук В.С.,

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по апелляционным жалобам представителя истцов ПЗ и ВА-ВВ. и представителя ШИ-ВВ на решение Печорского районного суда Псковской области от 24 сентября 2015 года, которым постановлено:

"В удовлетворении исковых требований ПЗ,ВА к ЕД о признании сделки купли-продажи недействительной, отмене государственной регистрации права, признании права собственности на объекты недвижимости и истребовании имущества из чужого незаконного владения - отказать".

Выслушав доклад судьи Хряпиной Е.П., объяснения истцов ПХ. и ВА их представителя - ВВ привлеченного судом к участию в деле в качестве ответчика ШИ его представителя - ВВ поддержавших доводы апелляционных жалоб, объяснения представителя ответчика ЕД. - ГНВ., возражавшей против удовлетворения апелляционных жалоб, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

ПЗ и ВА. обратились в суд с иском, уточненным в порядке ст. 39 ГПК РФ, к ЕД. о признании сделки купли-продажи земельного участка недействительной, отмене государственной регистрации права ответчика на земельный участок и жилой дом, о признании их права собственности на спорные объекты недвижимости и истребовании данного имущества из чужого незаконного владения ответчика.

В обоснование заявления указали, что, имея намерение строить индивидуальный жилой дом для личного проживания после выхода на пенсию и переезда из мест Крайнего Севера, приобрели спорный земельный участок, расположенный по адресу: "****" лично передав в августе 2003 года ШИ 450 долларов США. Поскольку в указанный период времени они проживали в г. Д Мурманской области, все действия по оформлению приобретения земельного участка были возложены на сына истицы ЕД В 2006 году по их поручению и за счет переданных ими ему денежных средств ЕД на приобретенном земельном участке возвел хозяйственные постройки - туалет и сарай, иных строительных работ он не осуществлял. Строительство дома они осуществили в период с 2012 по 2014 год самостоятельно за счет накопленных и вырученных от продажи принадлежащей им недвижимости денежных средств, затратив на строительство дома более ... млн. руб. и на обустройство земельного участка ... рублей. Возведенный жилой дом является их единственным недвижимым имуществом и местом их жительства. Истцы указали, что полагали, что документы на земельный участок оформлены на них, однако в 2014 году узнали, что собственником земельного участка и жилого дома является ответчик. За переоформление права собственности на земельный участок и жилой дом ответчик потребовал от истцов 2 000 000 рублей. Указали, что ответчик строительство дома не осуществлял, денежные средства в строительство дома не вкладывал, длительный период времени не работал, вообще не имел самостоятельного дохода и содержали его истцы.

Исковые требования о признании сделки купли-продажи недействительной, истцы мотивировали ссылкой на положения части 3 статьи 182 ГК РФ (в редакции, действовавшей на момент совершения сделки), предусматривающей, что представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично. Поскольку договор купли-продажи земельного участка от имени продавца ШИ. был совершен его представителем ПЛ с ЕД., с которым ПЛ на тот момент состояла в браке, и земельный участок в условиях отсутствия брачного договора в силу закона был приобретен в общую совместную собственность ЕД и ПЛ., то есть сделка совершена представителем от имени представляемого в отношении себя лично, то просили признать данную сделку не соответствующей закону на основании статьи 168 ГК РФ в силу ее ничтожности.

Кроме того, указывали на недействительность сделки в силу положений части 1 статьи 170 ГК РФ как мнимой, поскольку ШИ., продавая земельный участок, не имел намерения придать ей такие правовые последствия, при которых право собственности на земельный участок перешло бы к ЕД., поскольку покупателем земельного участка являлся ВА., расчет с продавцом был произведен ВА и в качестве правовых последствий совершаемой сделки предполагался переход права собственности на земельный участок от ШИ. к ВА

В судебном заседании истцы ПЗ и ВА., их представитель ВВ поддержали заявленные требования и доводы в их обоснование.

Ответчик ЕД в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещен надлежащим образом.

Представитель ответчика ГН иск не признала, указав, что ответчик приобрел земельный участок и построил жилой дом на законных основаниях, для себя, на свои денежные средства. Оснований для признания недействительной сделки купли-продажи земельного участка не имеется.

Представитель привлеченного судом к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных исковых требований, Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Псковской области в судебное заседание не явился, просил о рассмотрении дела в его отсутствие.

Судом постановлено указанное решение.

В апелляционной жалобе представитель истцов ВВ ставит вопрос об отмене решения суда в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, нарушениями норм материального и процессуального права.

В частности указывает, ссылаясь на показания свидетеля ЛЛ что между ВА. и ШИ. имелась договоренность о продаже земельного участка ВА и с этим условием ШИ выдал ей доверенность. Однако, в нарушение указанной договоренности, по требованию ЕД земельный участок был оформлен на него. Суд первой инстанции не дал оценку указанному обстоятельству, что повлекло несоответствие постановленного решения фактическим обстоятельствам по делу.

Указывает, что суд необоснованно отклонил ходатайство истцов о вызове в качестве свидетеля непосредственного участника сделки купли-продажи земельного участка ШИ., который мог пояснить о существенных обстоятельствах заключения сделки. По мнению подателя жалобы, ШИ. должен участвовать в процессе в качестве третьего лица, поскольку в результате разрешения заявленного спора для него наступают правовые последствия, затрагивающие его права и обязанности, в частности по возврату полученных им по расписке от ВА денежных средств в случае отказа в удовлетворении иска ВА

Указывает, что, оценивая в качестве доказательства доверенность, выданную на имя ПЗ на подключение коммуникаций, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что, получая указанную доверенность, истцы не могли не знать о том, за кем зарегистрировано право на земельный участок и кто является собственником жилого дома. Истцы не могут согласиться с данными выводами суда, поскольку на момент выдачи доверенности дом был уже полностью выстроен за счет средств истцов. Считают, что факт регистрации права собственности за ответчиком на земельный участок не может являться достаточным основанием для регистрации за ним права собственности на жилой дом, поскольку он строительство дома не осуществлял.

Указывает, что судом первой инстанции не дана оценка отсутствию доказательств ответчика, подтверждающих факт вложения им в строительство собственных денежных средств.

Представитель лица, не привлеченного к участию в деле, ШИ-ВВ. в апелляционной жалобе ставит вопрос об отмене решения суда первой инстанции как незаконного. Указывает, что постановленным решением затронуты права ШИ поскольку он являлся стороной оспариваемой сделки, и решение влечет для него правовые последствия. Указывает, что ШИ продал земельный участок ВА., от него же получал денежные средства за земельный участок, о чем выдал расписку. В последующем ШИ выдал доверенность на представление его интересов при оформлении выкупа земельного участка из государственной собственности и на последующую продажу земельного участка ВА. на жену сына истицы - ПЛ (Лукашину), полагал, что его воля выполнена точно в соответствии с его указаниями. Только в 2015 году подателю жалобы стало известно, что ПЛ оформила земельный участок на ответчика, то есть согласно положениям статьи 170 ГК РФ была совершена мнимая сделка, лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия. Кроме того, также считает, что сделка является недействительной в силу пункта 3 статьи 182 ГК РФ, поскольку ПЛ. не могла совершить сделку с супругом ЕД действуя в своих же интересах, и приобретая земельный участок в общую совместную собственность.

Кроме того, податель жалобы не согласен с выводом суда первой инстанции в части того, что он не оспаривает указанную сделку, поскольку не был привлечен к участию в деле и не выразил свое мнение по существу сделки. Считает, что суд незаконно лишил его права участия в процессе, чем нарушил принцип законности гражданского судопроизводства. В обоснование доводов жалобы ссылается на Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 июня 2010 года N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции".

В судебном заседании суда апелляционной инстанции истцы и их представитель ВВ поддержали доводы своей апелляционной жалобы, просили об её удовлетворении.

ШИ привлеченный судом апелляционной инстанции к участию в деле в качестве ответчика, поддержал доводы своей апелляционной жалобы, просил об её удовлетворении.

Представитель ответчика ЕД-ГН возражала против удовлетворения апелляционных жалоб, указывала на законность и обоснованность решения суда первой инстанции.

В соответствии с пунктом 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.06.2012 года N13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции" вне зависимости от доводов, содержащихся в апелляционных жалобе, представлении, суду апелляционной инстанции следует проверять наличие предусмотренных частью 4 статьи 330 ГПК РФ безусловных оснований для отмены судебного постановления суда первой инстанции.

К числу таких оснований относится принятие судом решения о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле (пункт 4 части 4 статьи 330 ГПК РФ).

В соответствии с частью 5 статьи 330 ГПК РФ при наличии оснований, предусмотренных частью четвертой настоящей статьи, суд апелляционной инстанции рассмотрел дело по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных настоящей главой, поскольку судебное решение влияет на права и интересы ШИ., не привлеченного судом первой инстанции к участию в деле, но являющегося стороной оспариваемой сделки купли-продажи земельного участка.

Предметом оспаривания по данному делу является договор купли-продажи, заключенный 02.11.2004 года между ШИ (продавец), от имени и в интересах которого действовала по нотариально удостоверенной доверенности ПЛ., и ЕД (покупатель), земельного участка с (****):8, расположенного по адресу: "****"

Заявляя требования о признании данного договора купли-продажи недействительным в силу ничтожности, истцы указывают на несоответствие данного договора требованиям закона (статья 168 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с частью 3 статьи 182 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции от 23.12.2003 года, действовавшей на момент заключения оспариваемой сделки) представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично.

Установлено, что Пьяных (после регистрации брака - ЕЛ состояла в зарегистрированном браке с ЕД с 11 сентября 2004 года, брак расторгнут 17 марта 2006 года.

На момент совершения сделки - 02 ноября 2004 года представитель продавца и покупатель являлись супругами.

Исходя из законного режима имущества, приобретенного супругами в период брака, ПЛ заключая сделку со своим супругом, действовала в нарушение требований пункта 3 статьи 182 Гражданского кодекса Российской Федерации, в своем интересе, то есть фактически приобрела право собственности на спорный земельный участок, что является основанием для признания сделки недействительной (ничтожной) по основанию, предусмотренному статьей 168 Гражданского Кодекса Российской Федерации. Брачный договор между супругами не заключался.

В связи с чем исковые требования ПЗ и ВА о признании сделки купли-продажи земельного участка между ШИ. и ЕД от 02.11 2004 года недействительной являются обоснованными и подлежат удовлетворению.

Выводы суда первой инстанции об обратном не соответствует нормам материального права. Решение в данной части подлежит отмене по основаниям, предусмотренным пунктом 4 части 1 статьи 330 ГПК РФ, с постановкой по делу нового решения об удовлетворении исковых требований.

Ничтожная сделка - это не отвечающая требованиям закона сделка, являющаяся недействительной с момента ее заключения независимо от признания ее таковой судом.

В соответствии со статьей 167 Гражданского кодекса Российской Федерации недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Установлено, что денежные средства по сделке от 02 ноября 2004 года ЕД ШИ не передавались, в связи с чем реституция по данной сделке судом апелляционной инстанции не применяется. То обстоятельство, что расчет ЕД не производился, подтверждается пояснениями в судебном заседании суда апелляционной инстанции ШИ показаниями в суде первой инстанции допрошенной в качестве свидетеля ЛА (до брака - Пьяных Л.А.). Указание в пункте 2.2 договора от 02.11.2004 года на то, что расчет между сторонами произведен полностью до подписания договора, не может быть принято во внимание, поскольку не соответствует установленным обстоятельствам дела, представленным доказательствам, сам договор признан судом недействительным. Каких-либо доказательств передачи денег ЕД ШИ ответчик ЕД. не предоставил.

Показания представителя ответчика ЕД - ГН об обстоятельствах совершения сделки, о времени, месте и обстоятельствах передачи денежных средств не нашли своего подтверждения, полностью опровергнуты представленными истцами доказательствами и пояснениями самого ШИ

Кроме того, судебная коллегия усматривает в действиях ЕД. недобросовестность поведения, что само по себе также является основанием для признания сделки недействительной. Согласно пункту 3 статьи 1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. В силу пункта 4 статьи 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, судебная коллегия исходит из поведения, ожидаемого от участников гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, третьих лиц. Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ от 23.06.2015 года N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", (пункты 1,7), если будет установлено недобросовестное поведение одной из сторон, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично, а также применяет иные меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны (пункт 2 статьи 10 ГК РФ). Если совершение сделки нарушает запрет, установленный пунктом 1 статьи 10 ГК РФ, в зависимости от обстоятельств дела такая сделка может быть признана судом недействительной (пункты 1 или 2 статьи 168 ГК РФ).

Оценивая законность и обоснованность решения суда первой инстанции об отказе в удовлетворении исковых требований ПЗ и ВА. о признании за ними права общей долевой собственности на земельный участок с КН (****):8, расположенный по адресу: "****" по 1/2 доле в праве собственности за каждым, судебная коллегия учитывает следующее.

Установлено, что 28 августа 2003 года между правообладателем прав на земельный участок с КН (****):8, расположенный по адресу: "****", - ШИ и ВА. была достигнута договоренность о заключении между ними договора купли-продажи указанного земельного участка. Данными сторонами сделки согласованы все существеннее условия договора, в том числе определена стоимость земельного участка в размере, эквивалентном 450 долларам США. В тот же день 28 августа 2003 года между ними произведен расчет, что подтверждается имеющейся в материалах дела распиской ШИ (л.д. 9) и передача земельного участка в пользование и владение ВА., ему же переданы правоустанавливающие документы на земельный участок.

Из материалов дела усматривается, что заключение договора купли-продажи земельного участка со сдачей документов на государственную регистрацию перехода права собственности по состоянию на 28 августа 2003 года не представлялось возможным, поскольку на указанную дату земельный участок находился в пользовании и владении ШИ на праве аренды с правом последующего выкупа, что подтверждается материалами дела (земельный участок был предоставлен ШИ под строительство индивидуального жилого дома распоряжением Администрации Печорского района и г. Печоры от 29.10.1993 года N (****), позднее распоряжением Администрации Печорского района от 31.03.1999 года N 236-р данный земельный участок закреплен ШИ в аренду сроком на 10 лет с правом выкупа для индивидуального жилищного строительства, договор аренды от 15.04.1999 года прошел государственную регистрацию в установленном законом порядке, соглашением от 04.11.2003 года данный договор аренды расторгнут, и договором купли-продажи от 06.09.2004 года спорный земельный участок, находящийся в государственной собственности, продан на основании распоряжения Администрации Печорского района в собственность ШИ регистрация права собственности которого произведена 25.10.2003 года) (л.д. 163-183, том 2).

В соответствии с частью 2 статьи 218 Гражданского Кодекса Российской Федерации право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения, или иной сделки об отчуждении этого имущества.

В соответствии с пунктом 2 статьи 455 Гражданского кодекса Российской Федерации предметом договора купли-продажи может быть как товар, имеющийся в наличии у продавца в момент заключения договора, так и товар, который будет создан или приобретен продавцом в будущем, если иное не установлено законом или не вытекает из характера товара (договор купли-продажи будущей вещи).

В силу пункта 5 статьи 454 Кодекса к отдельным видам договора купли-продажи применяются положения, предусмотренные параграфом 1 главы 30 ГК РФ, если иное не установлено правилами Кодекса об этих видах договоров.

В связи с тем, что параграф 7 главы 30 ГК РФ не содержит положений, запрещающих заключение договоров купли-продажи в отношении недвижимого имущества, право собственности продавца на которое на дату заключения договора не зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее - ЕГРП), но по условиям этого договора возникнет у продавца в будущем (договор купли-продажи будущей недвижимой вещи), следует исходить из того, что отсутствие у продавца в момент заключения договора продажи недвижимости права собственности на имущество - предмет договора - само по себе не является основанием для признания такого договора недействительным.

В то же время необходимо иметь в виду, что в последующем для государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество к покупателю (статьи 131 и 551 ГК РФ) продавец должен обладать правом собственности на него.

ШИ., являясь лицом, имеющим исключительное право на приобретение спорного земельного участка в собственность путем его выкупа из государственной собственности, принял необходимые меры для исполнения условий договора, приобрел земельный участок в собственность с целью передачи прав на него покупателю ВА в соответствии с условиями заключенного с ним договора.

Согласно положениям статьи 554 ГК РФ для индивидуализации предмета договора купли-продажи недвижимого имущества достаточно указания в договоре кадастрового номера объекта недвижимости (при его наличии). Если сторонами заключен договор купли-продажи будущей недвижимой вещи, то индивидуализация предмета договора может быть осуществлена путем указания иных сведений, позволяющих установить недвижимое имущество, подлежащее передаче покупателю по договору (например, местонахождение недвижимости).

Сторонами договора - ШИ и ВА предмет договора был индивидуализирован при заключении договора 28.08.2003 года путем осмотра земельного участка на местности и предоставлением продавцом правоустанавливающих документов с описанием местоположения границ земельного участка на момент его предоставления. Земельный участок на основании данных документов поставлен на кадастровый учет как ранее учтенный. Установленные законом требования по формированию земельного участка с описанием местоположения границ земельного участка в объеме сведений, подлежащих включению в государственный кадастр недвижимости, выполнены в последующем представителем продавца в целях реализации обязанности продавца по продаже земельного участка ВА

На основании статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации суд устанавливает действительную волю сторон, исходя из положений подписанного сторонами договора, иных доказательств по делу, а также принимая во внимание сложившиеся между сторонами отношения, последующее поведение сторон.

Как разъяснил

Пленум ВАС РФ (Постановление от 11.07.2011 года N 54 "О некоторых вопросах разрешения споров, возникающих из договоров по поводу недвижимости, которая будет создана или приобретена в будущем") судам следует иметь в виду, что по смыслу пункта 2 статьи 558 ГК РФ требование о государственной регистрации договора распространяется только на договор купли-продажи недвижимого имущества, которое в момент заключения договора принадлежит на праве собственности продавцу и это право зарегистрировано в ЕГРП. Если сторонами заключен договор купли-продажи недвижимого имущества в будущем (пункт 2 статьи 455 ГК РФ), то этот договор не подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента его подписания сторонами.

Содержащиеся в настоящем Постановлении положения подлежат применению также в случаях, когда предметом договора купли-продажи будущей недвижимой вещи, заключенного между юридическими лицами и (или) гражданами, является земельный участок, который на момент заключения договора еще не образован в порядке, установленном федеральным законом (глава I.1 Земельного кодекса Российской Федерации)

Разъяснения по вопросам судебной практики применения законов и иных нормативных правовых актов арбитражными судами, данные Пленумом ВАС РФ, сохраняют свою силу до принятия соответствующих решений Пленумом Верховного Суда РФ (часть первая статьи 3 Федерального конституционного закона от 04.06.2014 N 8-ФКЗ).

С учетом изложенного, при установленных обстоятельствах совершения сделки купли-продажи земельного участка, фактическом исполнении ШИ и ВА условий данной сделки, учитывая произведенный между ними расчет и передачу земельного участка ВА в фактическом пользовании которого он находится и в настоящее время, судебная коллегия приходит к выводу о том, что у ВА. возникло право собственности на земельный участок на основании совершенной им сделки.

Отсутствие единого документа, подписанного лицами, заключившими сделку купли-продажи земельного участка, как это предусматривает статья 160 Гражданского кодекса Российской Федерации, не является основанием признания такой сделки недействительной, поскольку имеются письменные доказательства, подтверждающие факт заключения такой сделки, на которые стороны вправе ссылаться в соответствии со статьей 162 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Поскольку между ПЗ и ВА. имеется соглашение о создании ими общей долевой собственности по 1\2 доли в праве собственности за каждым, проживают они одной семьей, ведут общее хозяйство, совместно участвуют в приобретении и создании общего имущества, то требования истцов о признании за ними права общей собственности на земельный участок являются обоснованным и подлежат удовлетворению.

Установленное решением суда право собственности на земельный участок подлежит государственной регистрации на основании решения суда.

Оценивая законность и обоснованность решения суда первой инстанции об отказе в удовлетворении требования истцов о признании за ними права собственности на жилой дом, расположенный на спорном земельном участке, судебная коллегия учитывает следующее.

Статья 218 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает в качестве основания приобретения права собственности изготовление и создание лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов новой вещи.

Жилой дом создан ПЗ и ВА совместными усилиями за счет принадлежащих им денежных средств на земельном участке, приобретенном ими для возведения данного жилого дома, в связи с чем имеются предусмотренные пунктом 1 статьи 218 Гражданского Кодекса Российской Федерации основания для возникновения у них права собственности на жилой дом и, соответственно, для удовлетворения их исковых требований о признании за ними права собственности на жилой дом.

Срок действия Разрешения на строительство, выданного ЕД на основании распоряжения Администрации Печорского района от 20.01.2005 года N 48-р, истек, законченный строительством объект должен был быть сдан им в эксплуатацию в срок до 31.12.2007 года. Строительство дома осуществлялось истцами в период с 2012-по 2014 годы. Поскольку строительство жилого дома произведено с соблюдением строительных норм и правил, жизни и здоровью граждан данное строительство не угрожает, объект права учтен в упрощенном порядке по декларации, подтверждающей факт его создания, то оснований для выводов о том, что данное строение является самовольным и подлежит сносу, не имеется. Препятствия к признанию за истцами права собственности отсутствуют.

Поскольку между ПЗ и ВА имеется соглашение о создании общей долевой собственности на жилой дом по 1\2 доли в праве собственности за каждым, их требования подлежат удовлетворению так, как были заявлены.

Установленное решением суда право общей долевой собственности на жилой дом подлежит государственной регистрации.

Соответственно, в связи с отсутствием у ЕД права собственности на земельный участок в связи с вышеизложенным и в связи с отсутствием у него права собственности на жилой дом, записи в едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним о регистрации права собственности ЕД на спорные объекты недвижимости, должны быть прекращены.

Удовлетворяя исковые требования ПЗ и ВА на жилой дом, судебная коллегия критически оценивает доводы представителя ответчика ЕД-ГН со ссылкой на копию трудовой книжки с записями о постоянном месте работы ЕД., начиная с 2006 года, и справки о доходах ЕД., о том, что ЕД имел денежные средства, достаточные для строительства спорного жилого дома, поскольку из материалов дела следует, что в собственности ЕД. кроме спорного, имеется другой земельный участок с КН (****):4, расположенный по адресу: д "****", приобретенный по договору купли-продажи от 21.01.2005 года, на котором он, как следует из пояснений ГН., ведет строительство другого жилого дома. Кроме того, из данных трудовой книжки следует, что ЕД. в период с 1996 по 2006 год не работал и самостоятельного дохода и накоплений не имел.

Иск об истребовании земельного участка и жилого дома из чужого незаконного владения ЕД обусловлен не только наличием регистрации за ним прав на данные объекты недвижимости, но и его правопритязаниями на реальное владение спорным имуществом, являющимся для истцов единственным местом жительства, что подтверждается материалами дела (в производстве Печорского районного суда имеется гражданское дело по иску ЕД. о выселении ПЗ и ВА без предоставления другого жилого помещения, в то время как по договору дарения от 06.10.2009 года ПЗ подарила своему сыну ЕД. двухкомнатная квартиру, расположенную по адресу: "****" в собственности у ЕД также имеется квартира, расположенная по адресу: "****" приобретенная им в собственность по договору купли-продажи от 24.11.2012 года), в связи с чем для надлежащей защиты прав истцов данные требования также подлежат удовлетворению.

В соответствии со статьей 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы. Нарушение прав истцов допущено ответчиком ЕД., в связи с чем все судебные расходы истцом подлежат возмещению им.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 4 части 1, пунктом 2 части 4, частью 5 статьи 330 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Печорского районного суда Псковской области от 24 сентября 2015 года отменить, постановить по делу новое решение, которым:

Исковые требования ПЗ и ВА к ЕД и ШИ удовлетворить.

Признать недействительным договор купли-продажи земельного участка с КН (****):8, расположенного по адресу: "****", заключенный между ШИ в лице представителя ПЛ, и ЕД, 02 ноября 2004 года.

Аннулировать записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним о государственной регистрации права собственности ЕД на земельный участок (****):8 и жилой дом, расположенные по адресу: "****"

Признать за ПЗ и ВА право общей долевой собственности на земельный участок с КН (****):8, расположенный по адресу: "****" площадью 1213 кв.м по 1/2 доле в праве собственности за каждым.

Признать за ПЗ и ВА право общей долевой собственности на жилой дом, расположенный по адресу: "****" по 1/2 доле в праве собственности за каждым.

Право собственности ПЗ и ВА на земельный участок с КН (****):8 и жилой дом, расположенные по адресу: "****" подлежит государственной регистрации в Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Псковской области.

Истребовать из чужого незаконного владения ЕД земельный участок с КН (****):8 и жилой дом, расположенные по адресу: "****"

Взыскать с ЕД в пользу ВА 7533 рубля в возмещение понесенных им по делу судебных расходов по оплате государственной пошлины.

Взыскать с ЕД в пользу ПЗ 7533 рубля в возмещение понесенных ею по делу судебных расходов по оплате государственной пошлины.

 

Председательствующий Хряпина Е.П.

 

Судьи Белоногова Н.Ю.

Виноградова О.А.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.