Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 09 марта 2016 г. по делу N 33-764/2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 09 марта 2016 г. по делу N 33-764/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего судьи Мельниковой Г.Ю.,

судей Ступак Ю.А., Матушкиной Н.В.,

при секретаре Глуховой И.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в г.Ижевске Удмуртской Республики 09 марта 2016 года гражданское дело по апелляционной жалобе истца Мустафина Э.Г. на решение Индустриального районного суда г.Ижевска Удмуртской Республики от 02 июля 2015 года, которым

в удовлетворении исковых требований Мустафина Э. Г. к Филиппову В. Б. о взыскании займа, процентов отказано;

в удовлетворении исковых требований Филиппова В. Б. к Мустафину Э. Г. о признании договора займа незаключенным по безденежности отказано;

взыскано с Филиппова В. Б. в пользу ФБУ Пермская ЛСЭ Минюста России расходы за производство почерковедческой экспертизы в размере 23 940 рублей;

взыскано с Мустафина Э. Г. в пользу ФБУ Пермская ЛСЭ Минюста России расходы за производство почерковедческой экспертизы в размере 7 560 рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного суда Удмуртской Республики Матушкиной Н.В., судебная коллегия

установила:

Мустафин Э.Г. обратился в суд с иском к Филиппову В.Б. о взыскании задолженности по договору займа, процентов за пользование займом.

Исковые требования мотивированы тем, что 30 июня 2010 года между Мустафиным Э.Г. и Филипповым В.Б. заключен договор займа на сумму 15000000 рублей на срок 2 года и обязательством уплаты процентов за пользование суммой займа в размере 50% годовых. Сумма займа по договору Филипповым В.Б. до настоящего времени не возвращена.

Истец просил взыскать с ответчика сумму долга по договору займа по состоянию на 01.07.2012 года в размере 15000000 рублей и процентов на сумму займа в размере 15000000 рублей.

В ходе рассмотрения дела 27 марта 2013 года истец изменил исковые требования.

В обоснование измененных исковых требований истец указал, что 04 августа 2011 года между истцом и ответчиком в соответствии с пунктом 12 договора займа N 1 от 30 июня 2010 года было подписано соглашение N 1, в котором стороны закрепили за ответчиком обязательство по передачу истцу в собственность объекта недвижимости, упомянутого в пункте 7 договора займа N 1 от 30 июня 2010 года как дом по "адрес" "адрес" (город Глазов Удмуртской Республики). Момент исполнения данного обязательства связан с наступлением момента, когда общая сумма невыплаченного долга ответчика превысит 35000000 рублей. Такой момент наступил.

Истец просил суд удовлетворить исковые требования о передаче в собственность Мустафина Э.Г. с одновременной государственной регистрацией соответствующего перехода права собственности принадлежащих Филиппову В.Б. пускового комплекса 2 по адресу: Удмуртская Республика, "адрес" "адрес" и 1/3 доли пускового комплекса 1 по адресу: "адрес" "адрес" "адрес"

В судебном заседании 23 января 2015 года истец заявил ходатайство об увеличении исковых требований, суд первой инстанции ходатайство удовлетворил, принял и приобщил к материалам дела заявление об увеличении исковых требований (л.д.165-166, 167-168).

Истец просил суд взыскать с Филиппова В.Б. в свою пользу сумму займа в размере 15000000 рублей, проценты на сумму займа из расчета 50% годовых по договору в размере 34229168 руб. за период с 30 июня 2010 года по 23 января 2015 года; проценты на сумму займа из расчета 8,25 % годовых по ставке ЦБ РФ в размере 3172812,5 рублей за период с 01 июля 2012 года по 23 января 2015 года; проценты на сумму займа из расчета 50 % годовых по договору а период с 24 января 2015г. по день фактического погашения долга; проценты на сумму займа из расчета соответствующей ставки ЦБ РФ за период с 24 января 2015 года по день фактического погашения долга (т.2 л.д.165).

От исковых требований о передаче в собственность Мустафина Э.Г. с одновременной государственной регистрацией соответствующего перехода права собственности принадлежащих Филиппову В.Б. пускового комплекса 2 по адресу: Удмуртская Республика, "адрес" "адрес" и 1/3 доли пускового комплекса 1 по адресу: "адрес" "адрес" "адрес" истец Мустафин Э.Г. в установленном гражданским процессуальным законодательством порядке не отказывался; последствия отказа от иска и прекращения производства по делу, предусмотренные ст. 39, 220, 221 ГПК РФ, истцу не разъяснялись.

Ответчик Филиппов В.Б. обратился к Мустафину Э.Г. со встречным иском о признании договора займа незаключенным (т.2 л.д.178).

Встречные исковые требования Филиппова В.Б. мотивированы тем, что Мустафин Э.Г. представил в суд собственноручно им собранные из разных фрагментов два экземпляра договора займа. Мустафин Э.Г. сначала занял у него 1500000 рублей, после чего подменил лицевую страницу договора, и предъявил иск к Филиппову В.Б. на сумму 52401980,5 руб. Между сторонами существенные условия договора не согласовывались, о чем свидетельствует отсутствие подписей на первом листе договора. Кроме того, фактически Мустафиным Э.Г. деньги Филиппову В.Б. не передавались, о чем свидетельствует отсутствие расписки в получении денежных средств.

Истец по встречному иску Филиппов В.Б. просил суд признать договор займа от 30.06.2010 г. между Филипповым В.Б. и Мустафиным Э.Г. незаключенным.

В судебном заседании в суде первой инстанции истец Мустафин Э.Г. исковые требования поддержал. Встречный иск не признал, просил в его удовлетворении отказать, поскольку ответчиком не представлено доказательств признания договора займа незаключенным.

Ответчик Филиппов В.Б. и его представитель Дегтярёва О.Н. исковые требования Мустафина З.Г. не признали, на удовлетворении встречного иска настаивали. Филиппов А.Б. дополнительно пояснил, что договор займа он не заключал и не подписывал, денежные средства в размере 15000000 рублей от Мустафина Э.Г. он не получал.

Третье лицо Смирнов Д.Ю. с исковыми требованиями Мустафина Э.Г. согласился. Дополнительно пояснил, что договор займа между истцом и Филипповым В.Б. заключался и подписывался в его присутствии, денежные средства по договору займа также были переданы ответчику в его присутствии.

Судом постановлено вышеуказанное решение от 02 июля 2015 года.

Кроме того, 21 декабря 2015 года судом первой инстанции принято дополнительное решение, которое сторонами в установленный законом 1-месячный срок со дня его принятия в окончательной форме, не обжаловано.

Учитывая, что истцом Мустафиным Э.Г. подана апелляционная жалоба только на основное решение суда от 02 июля 2015 года, судебная коллегия в соответствии с абзацем 1 части 2 статьи 327-1 ГПК РФ ГПК РФ проверяет только основное решение суда от 02 июля 2015 года.

В апелляционной жалобе истец Мустафин Э.Г. просит решение суда в части отказа в удовлетворении исковых требований Филиппова В.Б. к нему оставить без изменения, его исковые требования к Филиппову В.Б. удовлетворить, судебные расходы возложить на Филиппова В.Б. В жалобе указано, что в части отказа Филиппову В.Б. в удовлетворении исковых требований к истцу о признании договора займа N 1 от 30 июня 2010 года незаключенным обжалуемое решение является правильным и изменению не подлежит. Однако при рассмотрении исковых требований истца судом первой инстанции нарушены нормы статей 39 и 67 ГПК РФ. В результате этого в обжалуемом решении отсутствуют выводы суда первой инстанции относительно его исковых требований к Филиппову В.Б. о передаче ему пускового комплекса 2 и 1/3 доли пускового комплекса 1 по адресу: Удмуртская Республика. "адрес" и о государственной регистрации соответствующего перехода права собственности. Кроме того, считает, что сумма оплаты за проведенную экспертизу определена судом ошибочно, приводит при этом свои расчеты судебных расходов.

В суде апелляционной инстанции истец Мустафин Э.Г. доводы апелляционной жалобы поддержал, просил суд взыскать в его пользу задолженность по договору займа в размере свыше 52000000 руб. и возложить на Филиппова В.Б. судебные расходы.

Третье лицо Смирнов Д.Ю. поддержал доводы жалобы Мустафина Э.Г.

Ответчик Филиппов В.Б., надлежащим образом уведомленный о дате, времени и месте рассмотрения дела, не явился.

В соответствии со ст. 167, 327 ГПК РФ дело рассмотрено судебной коллегией в отсутствии неявившихся лиц.

В соответствии с частью 1 статьи 327-1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления. Согласно абзацу 1 части 2 статьи 327-1 ГПК РФ в случае, если в порядке апелляционного производства обжалуется только часть решения, суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения только в обжалуемой части.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность решения суда исходя из доводов, изложенных в апелляционной жалобе, судебная коллегия приходит к выводу об изменении решения суда в части взыскания судебных расходов.

Как следует из материалов дела, 30 июня 2010 г. между Мустафиным Э. Г., Филипповым В. Б. и Смирновым Д. Ю. был заключен договор займа N1, согласно п. 1 которого Сторона-1 (т.е. Мустафин Э.Г.) предоставила Стороне-2 (т.е. Филиппову В.Б.) заем виде денежных средств в размере 15000000 рублей под 50% годовых на 2 года с датой возврата 01 июля 2012 года (далее - договор займа от 30 июня 2010 г.).

Согласно п. 2 договора Сторона-2 (т.е. Филиппов В.Б.) получила от Стороны-1 указанные в пункте 1 настоящего договора денежные средства в размере 15000000 рублей в наличной форме в момент подписания сторонами настоящего договора.

В п. 6 договора займа стороны указали, что возврат указанных в пункте 1 настоящего договора денежных средств в размере 15000000 рублей и уплата процентов за пользование займом производится Филипповым В.Б., в наличной форме.

Согласно п.3 Договора займа Смирнов Д.Ю. засвидетельствовал факт передачи денежных средств в размере 15000000 рублей.

В пункте 7 договора займа указано, что выполнение своих обязательств по настоящему договору Филиппов В.Б. гарантирует имуществом, полностью оплаченным и принадлежащим Филиппову с его слов, на праве единоличной и долевой собственности, а именно: 1) автомобиль УАЗ "Барс"; 2) дом по "адрес" "адрес"; 3) дом по "адрес" " "адрес" ( "адрес" Республики); 4) квартира по "адрес" "адрес"); 5) квартира "адрес"); 6) "адрес", 3 ( "адрес" Республики); товар по договору купли-продажи набора мебели N20 от 18.06.2007 г. (копия договора прилагается) (т. 1 л.д. 36-37, 223-224).

04 августа 2011 года между Мустафиным Э.Г. и Филипповым В.Б. заключено соглашение N1 по договору займа N1 от 30.06.2010 г. (далее - соглашение N 1 от 04 августа 2011 года), в котором указано следующее:

"1. В пункте 7 договора займа N 1 от 30 июня 2010 года в качестве имущества, наличием которого в единоличной либо долевой собственности Сторона-2 (т.е. Филиппов В.Б.) гарантирует выполнение своих обязательств, указан, среди прочего, дом по "адрес" "адрес" ( "адрес" Республики).

2. Сторона-2 (т.е. Филиппов В.Б.) гарантирует Стороне-1 (т.е. Мустафину Э.Г.), что:

а) указанный выше объект недвижимости представляет собой два административно-бытовых здания по "адрес" "адрес" "адрес"), поименованные "пусковой комплекс 1" и "пусковой комплекс 2";

б) указанный выше объект недвижимости построен на денежные средства Стороны-2, которые через Филиппова Е. П. (расписка от 29 июля 2004 года на сумму 200000 долларов США) вносились в кассу строительной организации;

в) в настоящий момент Сторона-2 (т.е. Филиппов В.Б.) и Филиппов Е. П. производят окончательные расчеты с целью определения точного размера доли Стороны-2 (т.е. Филиппова В.Б.) в качестве собственника указанного выше объекта недвижимости. Причем таковая доля составит не менее 70 процентов;

г) приблизительная продажная стоимость указанного выше объекта недвижимости составляет не менее 35000000 рублей.

4. Сторона-2 (т.е. Филиппов В.Б.) берет на себя обязательство в случае наступления момента неисполнения возврата денежных средств по договору займа от 30 июня 2010 года и уплаты процентов за пользование займом в общей сумме, превышающей 35000000 рублей, добровольно передать Стороне-1 (т.е. Мустафину Э.Г.) в собственность указанный выше объект недвижимости (свою долю в нем). При этом долг Стороны-2 (т.е. Филиппова В.Б.) перед Стороной -1 (т.е. Мустафиным Э.Г.) полностью аннулируется (т.1 л.д.225, 226)".

Поскольку в установленный договором срок Филиппов В.Б. денежные средства и проценты по договору займа N1 от 30.06.2010 г. Мустафину Э.Г. не вернул, истец обратился с исковым заявлением в суд.

Разрешая спор, суд первой инстанции руководствовался п. 1 ст.807, ст.421, 218, 409, п.1 ст.414, п. 1, 2 и 3 ст.812, п.1 ст.808, п.1 ст.431 Гражданского кодекса РФ.

Суд первой инстанции пришел к выводам о том, что стороны согласовали условия договора от 30.06.2010 года, который по правовой природе является договором займа и содержит условия об отступном. Заключенное сторонами соглашение N1 от 04.08.2011 г. является по существу новацией, то есть соглашением сторон о замене первоначального обязательства по возврату суммы займа, другим обязательством, предусматривающим передачу Филипповым В.Б. имущества - пускового комплекса 1 и пускового комплекса 2, расположенных по адресу: Удмуртская Республика "адрес" "адрес" в собственность Мустафина Э.Г. Этим новым обязательством - по передаче в собственность Мустафина Э.Г. объекта недвижимости по адресу: Удмуртская Республика "адрес" прекращено обязательство Филиппова В.Б. по возврату Мустафину Э.Г. суммы займа в размере 15000000 рублей, в связи с чем основания для удовлетворения исковых требований Мустафина Э.Г. к Филиппову В.Б. у суда отсутствуют.

Рассматривая встречные исковые требования Филиппова В.Б. к Мустафину Э.Г. о признании договора займа незаключенным, суд первой инстанции оставил их без удовлетворения, указав, что относимых, допустимых, достоверных и достаточных доказательств, которые в их совокупности подтвердили бы факт безденежности и незаключенности договора займа Филипповым В.Б. не представлено.

Вышеуказанные выводы суда первой инстанции судебная коллегия считает в целом верными, так как они основаны на правильном применении норм материального и процессуального права, соответствуют обстоятельствам дела и подтверждены исследованными доказательствами.

Вместе с тем, судебная коллегия не соглашается с выводами суда первой инстанции в части распределения судебных расходов по оплате судебной экспертизы, поскольку считает неверными, основанными на неправильном применении норм процессуального права.

Согласно пункту 1 статьи 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Как усматривается из условий договора займа от 30.06.2010 г. ответчик получил от истца заем в размере 15000000 руб. обязался его вернуть в срок до 01.07.2012 года.

Стороны согласовали условия договора, который по правовой природе является договором займа.

Суд первой инстанции указал, что стороны согласовали условия договора от 30.06.2010 года, который по правовой природе является договором займа и содержит условия об отступном.

Этот вывод суда первой инстанции нуждается в уточнении.

Согласно ст. 409 ГК РФ по соглашению сторон обязательство может быть прекращено предоставлением взамен исполнения отступного (уплатой денег, передачей имущества и т.п.). Размер, сроки и порядок предоставления отступного устанавливаются сторонами.

Поскольку в договоре займа от 30.06.2010 года слова и (или) выражение "соглашение об отступном" отсутствуют, сторонами не установлены размер, сроки и порядок предоставления отступного, сами стороны в исковых заявлениях не ссылались на наличие между ними соглашения об отступном, учитывая содержание п. 6 договора займа о необходимости возврата денежных средств в наличной форме (которое изложено выше), а также то обстоятельство, что на момент подписания договора займа срок исполнения обязательства еще не наступил, судебная коллегия приходит к выводу, что ДД.ММ.ГГГГ сторонами заключен договор займа, а не смешанный договор (заем и соглашение об отступном).

Согласно ст.414 ГК РФ обязательство прекращается соглашением сторон о замене первоначального обязательства, существовавшего между ними, другим обязательством между теми же лицами, предусматривающими иной предмет или способ исполнения (новация) (п.1 ст. 414 ГК РФ). Новация прекращает дополнительные обязательства, связанные с первоначальным, если иное не предусмотрено соглашением сторон (п. 3 ст. 414 ГК РФ).

По смыслу приведенной нормы права новация представляет собой соглашение, по которому стороны договариваются о замене одного связывающего их обязательства каким-либо другим, новым обязательством. В результате новации первоначальное обязательство прекращается, но участники не порывают правовых связей друг с другом, так как на базе прекращенного возникает согласованное между ними новое обязательство.

Учитывая содержание п.4 соглашения N 1 от 04 августа 2011 года, в котором указано, что при определенных сторонами условиях долг Стороны-2 (т.е. Филиппова В.Б.) перед Стороной -1 (т.е. Мустафиным Э.Г.) полностью аннулируется (т.1 л.д.225, 226), стороны договора займа договорились о замене одного связывающего их обязательства другим, новым обязательством.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что заключенное между сторонами соглашение N 1 от 04 августа 2011 года является новацией, то есть соглашением, по которому стороны договорились о замене связывающих их обязательств по договору займа другим, новым обязательством по передаче имущества - пусковых комплексов.

В результате последующей новации первоначальные обязательства по договору займа прекратились. Но участники правоотношений не утратили правовых связей друг с другом, так как на базе прекращенных возникло согласованное между ними новое обязательство.

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что заключенное сторонами соглашение N1 от 04.08.2011 г. являются по существу новацией, то есть соглашением сторон о замене первоначального обязательства - по возврату суммы займа, другим обязательством, предусматривающим передачу Филипповым В.Б имущества - пускового комплекса 1 и пускового комплекса 2 расположенных по адресу: Удмуртская Республика "адрес" "адрес", в собственность Мустафина Э.Г.

Этим новым обязательством - по передаче в собственность Мустафина Э.Г. объекта недвижимости по адресу: Удмуртская Республика "адрес"", прекращено обязательство Филиппова В.Б. по возврату Мустафину Э.Г. суммы займа в размере 15000000 рублей.

Из содержания апелляционной жалобы следует, что истец Мустафин Э.Г. согласен с этим выводом суда первой инстанции, не оспаривает его.

На основании изложенного, судебная коллегия не усматривает оснований для иной оценки представленных доказательств и изменения этих выводов суда первой инстанции.

Учитывая взаимосвязь договора займа и соглашения N1 от 04 августа 2011 года, судебная коллегия считает необходимым оценить доводы сторон относительно ничтожности соглашения N1 от 04 августа 2011 года.

Стороны договора займа от 30 июня 2010 года и Филиппов В.Б. и Мустафин Э.Г. в своих пояснениях в судебных заседаниях упоминали о ничтожности соглашения N 1 от 04 августа 2011 года, но их пояснения относительного этого обстоятельства изменялись.

При этом ни одна из сторон не заявила исковых требований о признании соглашения N 1 от 04 августа 2011 года недействительным, ничтожным. В материалы дела не представлено решение суда о признании соглашения N 1 от 04 августа 2011 года недействительным по каким-либо предусмотренным законом основаниям.

В качестве оснований для вывода о ничтожности соглашения N 1 от 04 августа 2011 года ответчик Филиппов В.Г., а в некоторых судебных заседаниях и истец Мустафин Э.Г., указывали то обстоятельство, что право собственности Филиппова В.Б. на объекты недвижимости по "адрес" ( "адрес" "адрес") возникло в августе 2012 года, т.е. уже после подписания Филипповым В.Б. соглашения N от ДД.ММ.ГГГГ.Судебная коллегия не усматривает оснований для вывода о ничтожности соглашения N от ДД.ММ.ГГГГ в связи с тем, что право собственности Филиппова В.Б. на объекты недвижимости по "адрес" ( "адрес" "адрес") возникло в августе 2012 года, т.е. уже после подписания Филипповым В.Б. соглашения N 1 от 04 августа 2011 года.

Согласно п. 2 ст.421 ГК РФ стороны могут заключить договор как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами.

Согласно ст. 157 ГК РФ сделка считается совершенной под отлагательным условием, если стороны поставили возникновение прав и обязанностей в зависимость от обстоятельства, относительного которого неизвестно, наступит оно или не наступит.

В абзаце 2 пункта 52 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" даны разъяснения о том, что по смыслу пункта 3 статьи 157 ГК РФ не запрещено заключение сделки под отменительным или отлагательным условием, наступление которого зависит, в том числе, и от поведения стороны сделки (например, заключение договора поставки под отлагательным условием о предоставлении банковской гарантии, обеспечивающей исполнение обязательств покупателя по оплате товара; заключение договора аренды вновь построенного здания под отлагательным условием о регистрации на него права собственности арендодателя).

Таким образом, возможно заключение сделки с недвижимым имуществом под отлагательным условием о регистрации на него права собственности за стороной этой сделки.

Из текста соглашения N 1 от 04 августа 2011 года следует, что это соглашение было заключено под отлагательными условиями: 1) наступление момента неисполнения возврата денежных средств по договору займа от 30 июня 2010 года и уплаты процентов за пользование займом в общей сумме, превышающей 35000000 рублей; 2) произведение окончательных расчетов между Филипповым В.Б. и Филипповым Е.П. с целью определения точного размера доли Стороны-2 (т.е. Филиппова В.Б.) в качестве собственника указанного объекта недвижимости, который представляет собой два административно-бытовых здания по "адрес" "адрес" ( "адрес" "адрес"), поименованные "пусковой комплекс 1" и "пусковой комплекс 2". Из этих формулировок соглашения N 1 от 04 августа 2011 года следует, что стороны знали, что право собственности Филиппова В.Б. на объекты недвижимости еще не зарегистрировано (поскольку точный размер его доли не определен), но исходили из того, за Филипповым В.Б. будет зарегистрировано право собственности на эти объекты.

Возможность заключения договоров в отношении недвижимости, которая будет создана или приобретена в будущем, не исключается нормами действующего законодательства. Эта правовая позиция нашла свое отражение и в п. 1 постановления Пленума ВАС РФ от 11.07.2011 N 54 "О некоторых вопросах разрешения споров, возникающих из договоров по поводу недвижимости, которая будет создана или приобретена в будущем".

В связи с тем, что параграф 7 главы 30 ГК РФ не содержит положений, запрещающих заключение договоров купли-продажи в отношении недвижимого имущества, право собственности продавца на которое на дату заключения договора не зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее - ЕГРП), но по условиям этого договора возникнет у продавца в будущем (договор купли-продажи будущей недвижимой вещи), судам следует исходить из того, что отсутствие у продавца в момент заключения договора продажи недвижимости права собственности на имущество - предмет договора - само по себе не является основанием для признания такого договора недействительным. В то же время судам необходимо иметь в виду, что для государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество к покупателю (статьи 131 и 551 ГК РФ) продавец должен обладать правом собственности на него (п. 1 постановления Пленума ВАС РФ от 11.07.2011 N 54).

Если сторонами заключен договор купли-продажи будущей недвижимой вещи, то индивидуализация предмета договора может быть осуществлена путем указания иных сведений, позволяющих установить недвижимое имущество, подлежащее передаче покупателю по договору (например, местонахождение возводимой недвижимости, ориентировочная площадь будущего здания или помещения, иные характеристики, свойства недвижимости, определенные, в частности, в соответствии с проектной документацией) (п. 2 постановления Пленума ВАС РФ от 11.07.2011 N 54).

Как усматривается из материалов дела, Филиппову В. Б. на основании свидетельства о государственной регистрации права от ДД.ММ.ГГГГ принадлежит на праве собственности административно-бытовое здание, пусковой комплекс 2, назначение: нежилое; адрес: Удмуртская Республика, "адрес". (т. 1 л.д. 268). В названом свидетельстве указаны документы-основания: Разрешение на ввод объекта в эксплуатацию от 28.05.2012 года N RU 18302000-227012, выдавший орган: Администрация города Глазова.

Таким образом, из этого документа следует, что первым собственником указанного объекта недвижимости после его ввода в эксплуатацию стал Филиппов В.Б.; право собственности зарегистрировано за ним 28 августа 2012 года.

Кроме того, ООО Инженерно-консультационный центр "Рост-II" на основании свидетельства о государственной регистрации права от 28 августа 2012 года принадлежит 2/3 доли в праве собственности на административно-бытовое здание, пусковой комплекс 1, назначение: нежилое; адрес: Удмуртская Республика, "адрес". (т. 2 л.д. 145). В названом свидетельстве указаны документы-основания: определение Глазовского районного суда, дело N 2-1188-2012 от 12.07.2012, дата вступления в законную силу: 27.07.2012. Из письма директора ИКЦ Филиппова Е.П. от 30.01.2013 года следует, что 1/3 доля в праве собственности на указанный объект принадлежит Филиппову В.Б. Это обстоятельство не оспаривалось Филипповым В.Б. и Мустафиным Э.Г.

Таким образом, Филиппов В.Б. с 28 августа 2012 года стал собственником пускового комплекса 2 и собственником 1/3 доли в праве собственности на пусковой комплекс N 1 по адресу: Удмуртская Республика, "адрес". (т. 1 л.д. 268).

При этом, сумма долга по договору займа от 30 июня 2010 года превысила 35000000 руб.

Следовательно, наступили условия, указанные в соглашении N 1 от 04 августа 2011 года.

Возбуждение исполнительного производства в отношении Филиппова В.Б. в 2013 году и наложение ареста на имущество Филиппова В.Б. в 2013 году не свидетельствует о ничтожности соглашения N 1 от 04 августа 2011 года.

Суд первой инстанции ни в основном решении от 02 июля 2015 года, ни в дополнительном решении от 21 декабря 2015 года, оценив доводы сторон и представленные доказательства, не делал вывода о ничтожности соглашения N 1 от 04 августа 2011 года.

Таким образом, суд первой инстанции законно и обоснованно отказал в удовлетворении исковых требований о взыскании задолженности по договору займа от 30 июня 2010 года, поскольку обязательства по договору займа прекратились в связи с заключением соглашения N 1 от 04 августа 2011 года, которое является новацией, то есть соглашением сторон о замене первоначального обязательства по возврату суммы займа, другим обязательством, предусматривающим передачу Филипповым В.Б. в собственность Мустафина Э.Г. имущества - пускового комплекса 1 и пускового комплекса 2, расположенных по адресу: Удмуртская Республика "адрес".

Судебная коллегия, как указано выше, не проверяет законность дополнительного решения суда от 21 декабря 2015 года, не обжалованного сторонами.

Кроме того, судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции по встречному иску Мустафина Э.Г.

Согласно пункту 1 статьи 808 Гражданского кодекса Российской Федерации договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда.

В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы (пункт 2 статьи 808 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии со ст. 812 ГК РФ заемщик вправе оспаривать договор займа по его безденежности, доказывая, что деньги или другие вещи в действительности не получены им от займодавца или получены в меньшем количестве, чем указано в договоре.

Если договор займа должен быть совершен в письменной форме (статья 808), его оспаривание по безденежности путем свидетельских показаний не допускается, за исключением случаев, когда договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с займодавцем или стечения тяжелых обстоятельств.

Если в процессе оспаривания заемщиком договора займа по его безденежности будет установлено, что деньги или другие вещи в действительности не были получены от займодавца, договор займа считается незаключенным. Когда деньги или вещи в действительности получены заемщиком от займодавца в меньшем количестве, чем указано в договоре, договор считается заключенным на это количество денег или вещей.

Таким образом, договор займа, подлежащий заключению в соответствии с пунктом 1 статьи 808 ГК РФ в письменной форме, может быть оспорен заемщиком по безденежности с использованием любых допустимых законом доказательств.

Договор займа между сторонами в силу пункта 1 статьи 808 ГК РФ, как договор между гражданами на сумму, превышающую не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, должен быть заключен в письменной форме, факт передачи (получения) денежных средств подтверждается подписью Филиппова В.Б., Мустафина Э.Г. и свидетеля Смирнова Д.Ю.

Вместе с тем ответчик Филиппов В.Б. утверждал, что договор займа он не подписывал, фактически денежные средства по указанной расписке им не получены.

Филиппов В.Б. представил в суд свой экземпляр договора займа N1 от 27 июня 2012 года, выполненный с двух сторон на одном листе, в котором указано, что Филиппов В.Б. предоставил Мустафину Э.Г. денежные средства 1500000 рублей (т. 1 л.д.228). Ответчик Филиппов В.Б. утверждал, что он якобы подписывал это договор вместо спорного договора займа от 30 июня 2010 года (т. 1 л.д. 36-37 и 223-224).

Определением суда первой инстанции от 07 октября 2013 года была назначена судебная почерковедческая и технико-криминалистическая экспертиза документов, производство которой поручено экспертам Федерального бюджетного учреждения "Пермская лаборатория судебной экспертизы Министерства юстиции РФ".

Согласно заключения экспертов от 15 сентября 2014 года фрагменты печатного текста договора займа N 1 от 27.06.2012 года (т. 1 л.д.228), расположенные на лицевой и оборотной сторонах листа, выполнены не в один прием (ответ на вопрос N 4).

Таким образом, представленный Филипповым В.Б. договора займа N1 от 27 июня 2012 года, выполненный с двух сторон на одном листе, выполнен не в один прием, то есть его лицевая и оборотная стороны выполнены в разное время. В связи с этим суд первой инстанции критически оценил доводы Филиппова В.Б. о том, что он подписывал другой договор займа, так как две части (лицевая и оборотная стороны) именно представленного Филипповым В.Б. договора займа от 27 июня 2012 года оказались выполненными в разное время.

При этом из ответов на вопросы 1,6,7 и 8 экспертизы следует, что в представленных истцом Мустафиным Э.Г. договорах займа от 30 июня 2010 года (т. 1 л.д. 36-37 и 223-224) и соглашении N 1 от 04 августа 2011 года (т. 1 л.д. 225,226) подписи от имени Филиппова В.Б. и рукописные записи " Филиппов В. Б." выполнены одним лицом - Филипповым В. Б..

Таким образом, спорный договор займа от 30 июня 2010 года подписал сам Филиппов В. Б.; соглашение N 1 от 04 августа 2011 года подписал сам Филиппов В. Б..

Факт заключения договора займа от 30 июня 2010 года подтвержден содержанием соглашения N 1 от 04 августа 2011 года.

Ответчик Филиппов В.Б. ходатайства о назначении повторной почерковедческой экспертизы не заявлял, решение суда не обжаловал.

Суд первой инстанции правильно указал, что представив в материалы дела вышеуказанный договор займа от 30 июня 2010 года, текст которого является прямым подтверждением получения суммы займа, Мустафин Э.Г. доказал факт заключения договора, то есть передачи Филиппову В.Б. суммы займа на определенных условиях.

При таких обстоятельствах Филиппов В.Б., в силу положений статьи 812 ГК РФ, оспаривая состоявшийся договор по его безденежности, должен был представить письменные доказательства, что деньги им фактически не получены. Однако таких доказательств им не представлено.

Следовательно, суд первой инстанции обоснованно отказал в удовлетворении встречных исковых требований Филиппова В.Б. к Мустафину Э.Г. о признании договора займа незаключенным.

Между тем, как усматривается из материалов дела, именно в связи с оспариванием Филипповым В.Б. факта подписания договора займа от 30 июня 2010 года и соглашения N 1 от 04 августа 2011 года (текст которого подтверждает факт заключения договора займа) и по его ходатайству, судом была назначена судебная почерковедческая и технико-криминалистическая экспертиза документов.

Оспаривание Филипповым В.Б. факта подписания договора займа от 30 июня 2010 года явилось основанием встречного иска, в удовлетворении которого судом было отказано.

Согласно ч. 1 ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 96 настоящего Кодекса.

В силу ст. 98 ГПК РФ расходы по производству судебной почерковедческой и технико-криминалистической экспертизы документов должны быть возложены на Филиппова В.Б. как на сторону, которой было отказано в удовлетворении встречного искового заявления.

При этом судебная коллегия исходит из того, что истцом был представлен подлинник договора займа от 30 июня 2010 года, то есть доказательства заключения этого договора, а в силу ст. 56 ГПК РФ ответчик должен был доказать свои возражения по иску, а именно то обстоятельство, что он не подписывал договор займа. Для взыскания денежных средств по договору займа, если ответчик (заемщик) не оспаривает факт его подписания, производство экспертизы не требуется.

Учитывая наличие встречного искового заявления об оспаривании договора займа, о также то, что назначенная судом экспертиза подтвердила подлинность подписей Филиппова В.Б. в договоре договора займа от 30 июня 2010 года и соглашения N 1 от 04 августа 2011 года, принимая во внимание выводы суда по существу спора, расходы по производству судебной экспертизы должны быть взысканы с истца по встречному исковому заявлению Филиппова В.Б., поскольку эти расходы относятся к встречному, а не к первоначальному иску.

Из материалов дела усматривается, что оплата судебных расходов по производству экспертизы была возложена на обе стороны.

Начальником ФБУ Пермская ЛСЭ Минюста Р. С. Т.Ю. были направлены в суд заявления на возмещение расходов, связанных с проведением экспертизы:

от 16.09.2014 года N 06-4739 о взыскании с Филиппова В.Б. суммы в размере 23940 руб. (т. 2 л.д.135);

от 16.09.2014 года N 07-4740 о взыскании с Мустафина Э.Г. суммы в размере 35910 руб. (т.2 л.д.136).

Итого: 23940 руб. + 35910 руб. = 59850 руб.

Мустафин Э.Г. представил в суд подлинник чек-ордера от 21.08.2014 года, в котором указано, что он оплатил Пермской ЛСЗ Минюста Р. 29200 руб., из них 28350 руб. - экспертному учреждению, остальное - услуги банка. (т.2 л.д.164)

Филиппов В.Г. оплату судебных расходов за производство экспертизы не производил.

Поскольку все расходы по производству судебной экспертизы, как указано выше, должны быть отнесены на истца по встречному иску Филиппова В.Г., то с Филиппова В.Г. в пользу Мустафина Э.Г. должны быть взысканы судебные расходы, связанные с производством экспертизы в общем размере 29200 руб.

Кроме того, с Филиппова В.Г. в пользу ФБУ Пермская ЛСЭ Минюста Р. должны быть взысканы судебные расходы в оставшейся сумме:

23940 руб. + 35910 руб. = 59850 руб. - общая сумма расходов по производству экспертизы;

59850 руб. - 28350 руб. (уплачено по чек-ордеру от 21.08.2014 года экспертному учреждению) = 31500 руб.

Решение суда в части взыскания с Мустафина Э. Г. в пользу ФБУ Пермская ЛСЭ Минюста Р. расходов за производство почерковедческой экспертизы в размере 7560 рублей подлежит отмене, в этой части необходимо принять новое решение, которым отказать в удовлетворении ходатайства ФБУ Пермская ЛСЭ Минюста Р. о взыскании с Мустафина Э. Г. 7560 рублей.

В апелляционной жалобе Мустафин Э.Г. просил также взыскать государственную пошлину в размере 60000 руб. в его пользу.

Однако в силу ст. 98 ГПК РФ в связи с отказом в удовлетворении исковых требований Мустафина Э.Г., расходы по уплате госпошлины не подлежат взысканию с ответчика.

Таким образом, довод апелляционной жалобы об изменении решения суда в части судебных расходов подлежит частичному удовлетворению.

Довод апелляционной жалобы о том, что судом нарушены нормы процессуального права, поскольку в решении отсутствуют выводы суда первой инстанции относительно его исковых требований к Филиппову В.Б. о передаче ему пускового комплекса 2 и 1/3 доли пускового комплекса 1 и о государственной регистрации соответствующего перехода права собственности, по существу представлял собой ходатайство о принятии дополнительного решения.

Дело было снято с апелляционного рассмотрения и возвращено в суд первой инстанции для обсуждения вопроса о возможности вынесения дополнительного решения.

Поскольку истец продолжал настаивать на рассмотрении указанных выше требований (при этом не ссылался на изменение этих требований либо отказ от них), судом первой инстанции 21 декабря 2015 года было принято дополнительное решение, которое не обжаловано сторонами.

Других доводов апелляционная жалоба не содержит.

Таким образом, решение суда от 02 июля 2015 года подлежит изменению в части судебных расходов, в остальной части это решение суда является законным и обоснованным.

Апелляционная жалоба Мустафина Э.Г. подлежит частичному удовлетворению.

руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Индустриального районного суда г.Ижевска Удмуртской Республики от 02 июля 2015 года в части отказа в удовлетворении исковых требований Мустафина Э. Г. к Филиппову В. Б. о взыскании займа, процентов, а также в части отказа в удовлетворении исковых требований Филиппова В. Б. к Мустафину Э. Г. о признании договора займа незаключенным по безденежности оставить без изменения.

То же решение суда в части взыскания судебных расходов изменить, изложить в следующей редакции:

"Взыскать с Филиппова В. Б. в пользу ФБУ Пермская ЛСЭ Минюста Р. расходы за производство почерковедческой экспертизы в размере 31500 рублей".

В части взыскания с Мустафина Э. Г. в пользу ФБУ Пермская ЛСЭ Минюста Р. расходов за производство почерковедческой экспертизы в размере 7560 рублей решение суда отменить, в этой части принять новое решение, которым отказать в удовлетворении ходатайства ФБУ Пермская ЛСЭ Минюста Р. о взыскании с Мустафина Э. Г. 7560 рублей.

Дополнить резолютивную часть решения суда выводом о взыскании с Филиппова В. Б. в пользу Мустафина Э. Г. судебных расходов за производство экспертизы в размере 29200 руб.

В остальной части решение суда оставить без изменения.

Апелляционную жалобу Мустафина Э.Г. удовлетворить частично.

 

Председательствующий Г.Ю. Мельникова

 

Судьи Ю.А. Ступак

Н.В. Матушкина

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.