Апелляционное определение СК по гражданским делам Нижегородского областного суда от 10 мая 2016 г. по делу N 33-5503/2016 (ключевые темы: повреждение здоровья - инвалиды II группы - нравственные страдания - стойкая утрата общей трудоспособности - взыскание компенсации морального вреда)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Нижегородского областного суда от 10 мая 2016 г. по делу N 33-5503/2016

 

судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе:

председательствующего судьи: Щербакова М.В.,

судей: Винокуровой Н.С., Захарова СВ,

при секретаре: Гульовской О.Р.,

с участием Новиков МИ, представителя ИП ИПБОЮЛ Топтыгина ЖЖ Ж.Ж. - Сахарова А.Г. (по доверенности),

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Захарова СВ

дело по апелляционным жалобам Новиков МИ, представителя ИПБОЮЛ Топтыгина ЖЖ Ж - Сахарова А.Г.

на решение Автозаводского районного суда г.Нижнего Новгорода от 09 февраля 2016 года

по гражданскому делу по иску Новиков МИ к ИП Топтыгину ЖЖ о взыскании компенсации морального вреда и расходов, понесенных в связи с повреждением здоровья,

УСТАНОВИЛА:

Новиков МИ обратился в суд с иском к ИП ИПБОЮЛ Топтыгина ЖЖ Ж.Ж. о взыскании компенсации морального вреда, расходов на лечение.

Исковые требования Новиков МИ мотивированы тем, что ДД.ММ.ГГГГ. около 17 час. 10 мин., находясь на 2-м этаже здания ТЦ Шайба, расположенного по адресу: "адрес" и проходя между отделами "Хлеб" и баром, он зацепился за торчащий из пола металлический штырь и упал. Вследствие падения истец почувствовал сильную боль в правой ноге, потерял сознание, придя в себя, не смог самостоятельно подняться с пола и передвигаться.

Истцу была вызвана КСП (скорая помощь), которая, приехав, забрала истца со 2-го этажа ТЦ "Шайба" и госпитализировала его в ГБУЗ НО "Городская клиническая больница N39 Канавинского района г. Н.Новгорода", где ему поставлен диагноз: закрытый перелом шейки правого бедра со смещением отломков, проведено обследование, предоперационная подготовка, выполнено оперативное лечение - остеосинтез шейки правого бедра гамма гвоздем.

На стационарном лечении истец находился в отделении травматологии с ДД.ММ.ГГГГ. по ДД.ММ.ГГГГ., впоследствии в соответствии с рекомендациями врачей осуществлял ходьбу на костылях без опоры на больную ногу в течение 3 недель, рентген контроль через 6 недель в стационаре, продолжал лечебную физкультуру, эластическое бинтование нижних конечностей в течение 30 суток после операции.

Торчащий из пола металлический штырь, о который зацепился истец, находился в помещении П N, принадлежащем ответчику на праве собственности (здание ТЦ "Шайба", состоящее из отдельных помещений, имеет несколько собственников).

Истец обратился с заявлением в ОП ОМВД РФ N по "адрес" г. Н.Новгорода, где в рамках производства проверки (КУСП N от ДД.ММ.ГГГГ назначена судебная медицинская экспертиза.

Согласно заключению эксперта ГБУЗ НОБСМЭ N-Д от ДД.ММ.ГГГГ. у Новиков МИ имелся закрытый перелом шейки правой бедренной кости со смещением отломков, это повреждение носит характер тупой травмы, механизм возникновения - вследствие растяжения, вызванного сгибанием, сжатием, сдвигом, скручиванием, отрывом, давность возникновения повреждения, учитывая факт травмы, жалобы при поступлении в стационар, объективные клинические и рентгеновские данные незадолго до поступления в стационар, что не исключает его возникновение ДД.ММ.ГГГГ. при вышеперечисленных обстоятельствах, причинив тяжкий вред здоровью по признаку значительной стойкой утраты общей трудоспособности не менее чем на одну треть (стойкая утрата общей трудоспособности свыше 30%) согласно п. 6.11.5 Методических критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, Приложение к Приказу МЗ и Ср N-н от ДД.ММ.ГГГГ.

Истец полагает, что ответчик не позаботился о своевременном устранении дефекта пола в помещении N торгового зала, принадлежащего ему на праве собственности, которое не отвечало установленным для данного предприятия розничной торговли требованиям, что привело к несчастному случаю и явилось причиной, повлекшей причинение вреда здоровью истца.

Истец является инвалидом 2 группы по ДЦП, и до падения он передвигался с опорой на правую ногу, так как левая нога дистрофичная и короче правой на несколько сантиметров, передвижение на ней только фиксаппарате, в связи с чем, в результате перелома опорной правой ноги, истец лишился возможности передвигаться самостоятельно, изначально он передвигался только в инвалидной коляске, затем с большим трудом на костылях, в настоящее время - с тростью.

В связи с повреждением здоровья истцом понесены расходы на общую сумму "данные изъяты" руб.

В связи с изложенным истец просил суд взыскать с ответчика в свою пользу компенсацию морального вреда "данные изъяты" руб.; фактические расходы, понесенные в связи с повреждением здоровья, в сумме "данные изъяты" руб.

В ходе производства по делу истец заявил отказ от иска в части взыскания расходов, понесенных на приобретение медицинских сопутствующих товаров, на сумму "данные изъяты" руб. Определением суда от ДД.ММ.ГГГГ производство по делу в данной части прекращено.

В окончательном виде истец просил суд взыскать с ответчика компенсацию морального вреда "данные изъяты" руб.; расходы по оплате комплекта имплантов для остеосинтеза "данные изъяты" руб.; расходы по оплате услуг представителя "данные изъяты" руб., расходы по оплате услуг эксперта "данные изъяты" руб.

Решением Автозаводского районного суда г.Нижнего Новгорода от 09 февраля 2016 года исковые требования Новиков МИ к ИП Топтыгину ЖЖ о взыскании компенсации морального вреда, расходов, понесенных в связи с повреждением здоровья, удовлетворены частично.

С ИП Топтыгину ЖЖ в пользу Новиков МИ взысканы расходы, понесенные в связи с повреждением здоровья, в сумме "данные изъяты" рублей, компенсация морального вреда "данные изъяты" рублей, расходы по оплате услуг представителя "данные изъяты" рублей, расходы по оплате услуг специалиста "данные изъяты" рублей.

В остальной части исковых требований Новиков МИ отказано.

В апелляционной жалобе представителя ИП ИПБОЮЛ Топтыгина ЖЖ Ж.Ж. - Сахарова А.Г. поставлен вопрос об отмене решения суда как незаконного и необоснованного, постановленного с нарушением норм материального и процессуального права. Заявитель указывает, что в связи с проведенной истцу операцией предоставление импланта (гамма гвоздь) для выполнения оперативного вмешательства должно осуществляться медицинской организацией в период пребывания больного в стационаре. Суд не учел, что согласно Программе государственных гарантий бесплатного оказания населению "адрес" медицинской помощи на 2014 год и плановый период 2015 и 2016 гг., утвержденной Постановлением "адрес" от ДД.ММ.ГГГГ N, проведение операции остеосинтеза шейки бедра, в т.ч. инвалиду 2 группы, предусмотрено за счет средств ОМС. Доказательств того, что истцу для проведения операции был крайне необходим имплант импортного производства, а также того, что он в действительности был истцу установлен, в материалах дела не имеется. Указывает, что ГБУЗ НО "ГКБ N" нарушило право истца на получение бесплатной медицинской помощи. Полагает, что полученная истцом травма явилась следствием неосторожного подъема истца по лестнице на 2-ой этаж здания. Размер взысканной в пользу истца компенсации морального вреда является завышенным и должен быть снижен.

В апелляционной жалобе Новиков МИ просит изменить решение суда в части взыскания компенсации морального вреда, который, по его мнению, судом явно и необоснованно занижен, определен без соблюдения требований разумности и справедливости.

Исходя из принципа диспозитивности и в соответствии с ч.1 ст.327.1 ГПК РФ, суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в апелляционных жалобах.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, выслушав объяснения явившихся лиц, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения обжалуемого решения.

В силу пункта 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

В соответствии со статьей 150 ГК РФ жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная "данные изъяты", право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

Согласно статье 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Согласно п. 2 ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ N "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная "данные изъяты" и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

В соответствии с правилами ст. 1085 ГК РФ при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

Таким образом, расходы на лечение и иные дополнительные расходы подлежат возмещению в пользу потерпевшего лишь при наличии одновременно двух условий, предусмотренных п. 1 ст. 1085 ГК РФ:

- во-первых, потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода;

- во-вторых, потерпевший не имеет права на их бесплатное получение.

При этом безусловно должны быть доказаны фактически понесенные потерпевшим затраты, за исключением случаев, когда суммы на возмещение дополнительных расходов могут быть присуждены на будущее время.

В связи с этим для правильного разрешения заявленных требований с учетом положений ст. 56 ГПК РФ суд, определяя обстоятельства, имеющие значение для дела, возлагает на истца (потерпевшего) обязанность по представлению доказательств, которые бы подтвердили как размер причиненного ему вреда в виде дополнительных расходов и фактически понесенные затраты, так и нуждаемость в таких расходах (в том числе и на будущее время) и отсутствие права на их бесплатное получение.

В абзаце 2 пункта 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N от ДД.ММ.ГГГГ "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина" разъяснено, что установленная статьей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья, размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

Согласно п. "б" п. 27 вышеуказанного постановления расходы на лечение и иные дополнительные расходы подлежат возмещению причинителем вреда, если будет установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение. Однако если потерпевший, нуждающийся в указанных видах помощи и имеющий право на их бесплатное получение, фактически был лишен возможности получить такую помощь качественно и своевременно, суд вправе удовлетворить исковые требования потерпевшего о взыскании с ответчика фактически понесенных им расходов.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Новиков МИ является инвалидом 2 группы с детства с диагнозом ДЦП.

ДД.ММ.ГГГГ около 16 час. Новиков МИ находился в ТЦ "Шайба", расположенном по адресу г. Н. Новгород, "адрес", проходил по второму этажу, около бара "Воин-2" запнулся за металлический штырь, торчащий в полу нежилого помещения П N, принадлежащего на праве собственности ИП ИПБОЮЛ Топтыгина ЖЖ Ж.Ж., и упал на правое бедро, почувствовал сильную боль.

Продавцы расположенных рядом торговых точек вызвали скорую помощь, которая доставила истца в траматологическое отделение ГБУЗ НО "ГКБ N "адрес" г. Н.Новгорода", где истцу поставили диагноз: закрытый перелом шейки бедра.

Из выписки из истории болезни ГБУЗ НО "ГКБ N "адрес" г. Н.Новгорода" за N следует, что истец находился на стационарном лечении в отделении травматологии с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ с диагнозом: закрытый перелом шейки правого бедра со смещением отломков. Больному проведено обследование, предоперационной подготовки, ДД.ММ.ГГГГ. выполнено оперативное лечение - остеосинтез шейки правого бедра гамма гвоздем. Послеоперационное течение без особенностей, швы сняты, заживление раны первичное. Динамика в лечении положительная. Выписывается на амбулаторное лечение в поликлинику. Рекомендовано: ходьба на костылях без опоры на больную ногу в течение 3 месяцев. Рентген контроль через 6 недель в стационаре. Продолжить лечебную физкультуру, эластичное бинтование нижних конечностей в течение 30 суток после операции.

ДД.ММ.ГГГГ. истцом заключен договор розничной купли-продажи N с ООО "Феникс" и оплачен комплект имплантов для остеосинтеза на сумму "данные изъяты" руб., что подтверждается самим договором, кассовым и товарными чеками.

Согласно письма ГБУЗ НО "ГКБ N "адрес" г. Н.Новгорода" от ДД.ММ.ГГГГ N на запрос суда, в ходе операции ДД.ММ.ГГГГ Новиков МИ был установлен комплект остеосинтеза импортного производства, приобретенный Новиков МИ в сторонней организации. Направление в ООО "Феникс" с целью приобретения комплекта остеосинтеза для проведения операции ДД.ММ.ГГГГ сотрудниками ГБУЗ НО "ГКБ N" Новиков МИ не выдавалось Установленный Новиков МИ комплект остеосинтеза не представлялось возможным установить за счет средств ФОМС.

Согласно заключению эксперта ГБУЗ НО "НОБ СМЭ" N Д от ДД.ММ.ГГГГ. у Новиков МИ имелся закрытый перелом шейки правой бедренной кости со смещением отломков, это повреждение носит характер тупой травмы, механизм возникновения - вследствие растяжения, вызванного сгибанием, сжатием, сдвигом, скручиванием, отрывом, давность возникновения повреждения, учитывая факт травмы, жалобы при поступлении в стационар, объективные клинические и рентгеновские данные незадолго до поступления в стационар, что не исключает его возникновение ДД.ММ.ГГГГ. при вышеперечисленных обстоятельствах, причинив тяжкий вред здоровью по признаку значительной стойкой утраты общей трудоспособности не менее чем на одну треть (стойкая утрата общей трудоспособности свыше 30%) согласно п. 6.11.5 Методических критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, Приложение к Приказу МЗ и Ср N-н от ДД.ММ.ГГГГ.

Разрешая спор по существу и частично удовлетворяя исковые требования Новиков МИ, суд первой инстанции, основываясь на правильном толковании и применении вышеприведенных норм права и разъяснений, дав оценку собранным по делу доказательствам, обоснованно пришел к выводу, что причиной получения Новиков МИ травмы в виде закрытого перелома шейки правого бедра со смещением отломков явилось то, что ответчиком, являющимся законным собственником помещения, в котором находился металлический штырь, о который споткнулся истец, в нарушение ст. 11 ФЗ от ДД.ММ.ГГГГ N384-ФЗ "Технический регламент о безопасности зданий и сооружений", п.п. 5.10, 14.2 Постановления Главного государственного санитарного врача РФ от ДД.ММ.ГГГГ N (ред. от ДД.ММ.ГГГГ) "О введении в действие Санитарных правил" (вместе с "СП 2. ДД.ММ.ГГГГ-01. 2.3.5. Предприятия торговли. Санитарно-эпидемиологические требования к организациям торговли и обороту в них продовольственного сырья и пищевых продуктов. Санитарно-эпидемиологические правила", утв. Главным государственным санитарным врачом РФ ДД.ММ.ГГГГ) не была обеспечена безопасная эксплуатация здания и надлежащее санитарное состояние пола в нем, исключающие угрозу наступления несчастных случаев и нанесения травм людям - пользователям здания в результате скольжения, падения, столкновения и пр.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда, поскольку они должным образом мотивированы, подтверждены доказательствами, имеющимися в материалах дела и приведенными в решении суда. Оснований для признания выводов суда первой инстанции неправильными судебной коллегией не установлено.

Суд первой инстанции, установив факт получения истцом по вине ответчика телесных повреждений, правомерно признал, что в связи с полученной в результате падения травмы Новиков МИ безусловно перенес физические и нравственные страдания, что является основанием для взыскания с ответчика в его пользу компенсации морального вреда.

При определении размера компенсации морального вреда судом первой инстанции были учтены все заслуживающие внимания обстоятельства, а именно, характер и степень причиненных истцу нравственных и физических страданий, обстоятельства происшествия, последствия травмы, индивидуальные особенности истца, являющегося инвалидом 2 группы по ДЦП в детства, а также требования разумности и справедливости, и определена сумма, подлежащая взысканию с ответчика в пользу истца в размере "данные изъяты" рублей, которую судебная коллегия находит обоснованной.

Суд первой инстанции также принял во внимание, что к числу наиболее значимых человеческих ценностей относится жизнь и здоровье, а их защита должна быть приоритетной (статья 3 Всеобщей декларации прав человека и статья 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах). Право гражданина на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, относится к числу общепризнанных основных неотчуждаемых прав и свобод человека, поскольку является непосредственно производным от права на жизнь и охрану здоровья, прямо закрепленных в Конституции РФ.

Оснований для изменения размера взысканной судом компенсации морального вреда, вопреки доводам апелляционных жалоб сторон, не имеется, в связи с чем несогласие заявителей жалоб с размером компенсации морального вреда судебная коллегия находит несостоятельным.

Взыскивая с ответчика в пользу истца понесенные последним расходы на приобретение комплекта остеосинтеза в сумме 39000 руб., суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что данные расходы понесены истцом для сохранения здоровья и предотвращения более тяжких последствий для его жизни и здоровья, в связи с чем являются обоснованными и необходимыми, а также представленных в материалы дела сведений о том, что установить истцу комплект остеосинтеза за счет средств ФОМС не представлялось возможным.

Данные выводы основаны на правильном толковании и применении положений ст. 1085 ГК РФ, подпункта "б" пункт 27 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ N "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина" и подтверждены доказательствами, имеющимися в деле и приведенными в решении суда.

Доводы апелляционной жалобы представителя ответчика о том, что в связи с проведенной истцу операцией предоставление импланта (гамма гвоздь) для выполнения оперативного вмешательства должно осуществляться медицинской организацией в период пребывания больного в стационаре, которая нарушила право истца на получение бесплатной медицинской помощи, не могут исключать право истца на компенсацию ему причинителем вреда дополнительно понесенных расходов на лечение, вызванных повреждением здоровья, и являться основанием к отказу истцу в удовлетворении иска в данной части, поскольку в ходе судебного разбирательства совокупностью доказательств подтверждено, что истец нуждался в комплекте остеосинтеза, однако фактически был лишен возможности получить такую помощь бесплатно (за счет средств ФОМС), качественно и своевременно.

Таким образом, доводы жалобы о том, что суд неправомерно взыскал расходы на комплект остеосинтеза, судебной коллегией в силу вышеуказанных обстоятельств отклоняются.

Иные доводы жалобы представителя ответчика, в том числе о получении истцом травмы вследствие неосторожного подъема истца по лестнице на 2-ой этаж здания, какими-либо доказательствами не подтверждены, на правильность выводов суда первой инстанции не влияют, а потому не могут быть приняты во внимание судебной коллегией в качестве основания для отмены решения суда.

Судом первой инстанции при разрешении данного спора тщательным образом исследованы доказательства, представленные сторонами в обоснование своих требований и возражений. Выводы суда основаны на имеющихся в деле доказательствах. Оснований сомневаться в объективности оценки и исследования доказательств не имеется.

При этом в соответствии с положениями ч.4 ст. 198 ГПК РФ мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими, изложены в обжалуемом судебном решении. Оснований для переоценки имеющихся в материалах дела доказательств судебная коллегия не усматривает.

Доводы апелляционных жалоб не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, направлены на иное толкование норм материального права и иную оценку доказательств, и, как несостоятельные, не могут служить основанием для отмены или изменения решения суда.

Нарушений норм процессуального законодательства, влекущих отмену или изменение решения, по делу не установлено.

Руководствуясь ст.ст.328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Автозаводского районного суда г.Нижнего Новгорода от 09 февраля 2016 года оставить без изменения, апелляционные жалобы заявителей - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.