Апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 30 июня 2016 г. по делу N 33-11397/2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 30 июня 2016 г. по делу N 33-11397/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:

председательствующего Сафронова М. В.,

судей Рябчикова А. Н.,

Яковенко М. В.

при секретаре Чечулиной Н. В. рассмотрела в открытом судебном заседании в порядке апелляционного производства гражданское дело по иску Устиновой Л.Н., Устинова В.И. к Тузову М.В. о взыскании убытков, компенсации морального вреда по апелляционной жалобе ответчика Тузова М. В. на решение Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга Свердловской области от 03 декабря 2015 года.

Заслушав доклад судьи Рябчикова А. Н., объяснения представителя ответчика Калинина Е. Ю., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, объяснения представителя истцов Потапова А. Ю., полагавшего законным решение, судебная коллегия

установила:

истцы обратились в суд с иском к ответчику, в котором просили взыскать с него расходы на погребение - 283 189 рублей, расходы на оплату услуг адвоката - 70 000 рублей, компенсацию морального вреда - 1 500 000 рублей.

Свои требования обосновали тем, что. 15.11.2012 ответчик совершил наезд на пешехода Устинова Д.В., который полученных травм скончался. Приговором суда от 13.06.2013 Тузов М.В. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 264 Уголовного кодекса Российской Федерации и осужден к наказанию в виде лишения свободы. В связи со смертью близкого родственника - сына истицы испытали и продолжают испытывать сильные нравственные страдания. Также истцы понесли расходы на захоронение Устинова Д.В. и оплату услуг адвоката по уголовному делу. Поскольку ответчик является владельцем источника повышенной опасности, истцы просили взыскать с Тузова М.В. компенсацию морального вреда в заявленном размере.

В процессе судебного разбирательства истцы представили расчет расходов на погребение, в котором указали, что в связи с захоронением потерпевшего понесли затраты на приобретение и установку памятника - 150 000 рублей, оплату ритуальных услуг - 120 400 рублей, горячий обед - 12 789 рублей, оплату услуг морга - 3 500 рублей.

Суд вынес приведенное решение, которым исковые требования были удовлетворены частично. Суд взыскал с Тузова М. В. в пользу Устиновой Л. Н. расходы на заказ и установку надгробного памятника - 75 000 рублей, на ритуальные услуги по захоронению погибшего - 60 200 рублей, расходы на оплату поминального обеда - 6 394 рубля 50 копеек, компенсацию морального вреда в размере 450 000 рублей.

Взыскать с Тузова М. В. в пользу Устинова В. И. расходы на заказ и установку надгробного памятника - 75 000 рублей, на ритуальные услуги по захоронению погибшего - 60 200 рублей, расходы на оплату поминального обеда - 6 394 рубля 50 копеек, компенсацию морального вреда в размере 400 000 рублей.

В удовлетворении остальной части исковых требований Устиновой Л. Н., Устинова В. И. к Тузову М. В. о взыскании расходов на оплату услуг адвоката, компенсации морального вреда отказал. Взыскал с Тузова М. Вл. в доход бюджета муниципального образования "город Екатеринбург" государственную пошлину 6 331 рубль 89 копеек.

В апелляционной жалобе ответчик полагает, что решение суда в части определения размера компенсации морального вреда, не соответствует требованиям разумности и справедливости, просит вынести новое решение отказать в удовлетворении исковых требований о взыскании компенсации морального вреда в полном объеме.

В апелляционной жалобе ответчик также ставит вопрос об отмене решения суда, указывая на завышенный размер компенсации морального вреда, поскольку судом не учтена неосторожность ответчика, признание им своей вины, предложение возместить в добровольном порядке в счет компенсации морального вреда 300000 руб. не согласен с размером расходов на памятник, считает их необоснованно завышенными.

В суде апелляционной инстанции представитель ответчика Калинин Е. Ю. поддержал доводы апелляционной жалобы, представитель истцов Потапов А. Ю. возражал против доводов апелляционной жалобы, просил решение суда первой инстанции не отменять в виду его обоснованности и законности.

Изучив материалы дела, заслушав стороны, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда в соответствии с требованиями ч. 1, 2 ст. 327.1 ГПК РФ, согласно которой суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, судебная коллегия приходит к следующему.

Конституция Российской Федерации ставит право на жизнь, здоровье в ранг естественных и неотчуждаемых прав личности, что предполагает эффективную охрану и защиту этих прав. Открытый перечень охраняемых законом неимущественных благ приведен в статьях 20 - 23 Конституции РФ и части 1 статьи 150 ГК РФ, к ним относятся жизнь и здоровье.

Важнейшей задачей правового государства должно быть обеспечение наиболее справедливого, быстрого и эффективного восстановления нарушенных прав и возмещения причиненного вреда. Российская Федерация, объявившая себя правовым государством, должна соответствовать этим критериям (глава 2 Конституции РФ).

В порядке статьи 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Согласно статьи 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Исходя из положений части 1 статьи 1068 ГК РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении N 1 от 26 января 2010 года "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью" разъяснил, что если причинение вреда жизни или здоровью гражданина умаляет его личные нематериальные блага, влечет физические или нравственные страдания, потерпевший, наряду с возмещением ему имущественного вреда имеет право на компенсацию морального вреда, при условии наличия вины причинителя вреда.

В соответствии с пунктом 105 Постановления Европейского Суда по правам человека от 24 июля 2003 года N 46133/99, N 48183/99, некоторые формы морального вреда, включая эмоциональное расстройство по своей природе не всегда могут быть предметом конкретного законодательства. Однако это не препятствует присуждению судом компенсации, если он считает разумным допустить, что заявителю причинен вред, требующий финансовой компенсации. Причинение морального вреда при этом не доказывается документами, а исходит из разумного предположения, что истцу причинен моральный вред незаконными действиями ответчика.

Как следует из материалов дела, 15.11.2012 Тузов М.В., управляя принадлежащим на праве собственности автомобилем ... , совершил наезд на пешехода Устинова Д.В., ( / / ) г.р., который в результате полученных травм скончался.

Приговором Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 13.06.2013 по делу N Тузов М.В. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 264 Уголовного кодекса Российской Федерации, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего Устинова Д.В.

Данный приговор суда обжалован в апелляционном порядке, определением Судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 13.08.2013 приговор суда от 13.06.2013 оставлен без изменения.

Материалами дела подтверждается также, что истцы Устинова Л. Н., Устинов В. И. являются родителями Устинова Д. В., что подтверждается свидетельством о рождении и паспортами истцов.

Суд первой инстанции, установив, что на момент дорожно - транспортного происшествия ответчик являлся владельцем источника повышенной опасности, на основании статей 1064, 1079 ГК Российской Федерации, пришел к обоснованному выводу о наличии правовых основании для удовлетворения требований истцов о взыскании денежной компенсации морального вреда, причиненного истцам в связи с гибелью в результате ДТП их близкого родственника.

Определяя размер компенсации морального вреда и удовлетворяя исковые требования частично, суд принял во внимание степень нравственных страданий вызванных невосполнимой утратой сына истцами, а также физические страдания родителей погибшего и оценил с учетом всех фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевших и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий. Судебная коллегия соглашается с данными выводами суда.

Согласно пункту 2 статьи 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

В силу пункта 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от дата N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

Согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, выраженной в абзаце 3 пункта 32 Постановления Пленума от дата N 1, при рассмотрении дел о компенсации морального вреда в связи со смертью потерпевшего иным лицам, в частности, членам его семьи, иждивенцам, суду необходимо учитывать обстоятельства, свидетельствующие о причинении именно этим лицам физических или нравственных страданий. Указанные обстоятельства влияют также и на определение размера компенсации этого вреда. Наличие факта родственных отношений само по себе не является достаточным основанием для компенсации морального вреда.

Судом первой инстанции были учтены все фактические обстоятельства дела, а именно: суд учел характер и объем причиненных истцам нравственных страданий гибелью сына, конкретные обстоятельства настоящего дела, в связи с чем, суд обоснованно посчитал подлежащим взысканию компенсации морального вреда в размере 450 000 рублей в пользу Устиновой Л. Н., в размере 400 000 рублей Устинову В. И.

Доводы апелляционной жалобы ответчика о формальном подходе к определению сумм компенсации, не нашли своего подтверждения, поскольку судом первой инстанции были исследованы все представленные сторонами доказательства в обоснование требований и возражений, при совокупной оценке которых, суд определилуказанные в решении суммы компенсации.

Факт и степень эмоционального потрясения истцов, их нравственных страданий, выразившихся в долговременных душевных переживаниях после смерти сына, установлены судом. Доказательств обратного вопреки положениям статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации ответчиком не представлено.

Кроме того, следует отметить, что ответчиком не были осуществлены действия, направленные на уменьшение нравственных страданий истцов, каких либо компенсаций ответчиком не производилось, денежные средства не выделялись.

Оснований не согласиться с размерами взысканной судом компенсации по доводам апелляционных жалоб ответчика судебная коллегия не усматривает и при этом учитывает, что любой иной размер компенсации, не способен возместить им страдания, связанные с гибелью сына, а условий полагать, что взысканная компенсация в общей сумме 850 000 руб. явно несоразмерна степени причиненных им страданий и обстоятельствам дела, не имеется.

Не может повлечь отмену решения суда доводы апелляционной жалобы, поскольку определение размера компенсации морального вреда отнесено законом к компетенции суда. В данном случае с учетом конкретных обстоятельств дела при определении размера компенсации морального вреда, подлежащего взысканию в пользу истцов, судом первой инстанции она обоснованно определена в указанном судом размере, поскольку соответствуют требованиям разумности и справедливости.

Доводы апелляционных жалоб, сводящиеся к несогласию с размером постановленной ко взысканию суммы компенсации морального вреда, не влияют на его правильность.

Что касается требований истца о взыскании в ее пользу материального ущерба в размере, суд также посчитал их подлежащими частичному удовлетворению, за исключением расходов на адвоката. Решение истцами не обжалуется.

В соответствии с ч. 1 ст. 1094 Гражданского кодекса Российской Федерации лица, ответственные за вред, вызванный смертью потерпевшего, обязаны возместить необходимые расходы на погребение лицу, понесшему эти расходы.

Согласно ст. 3 названного Федерального закона погребение понимается как обрядовые действия по захоронению тела (останков) человека после его смерти в соответствии с обычаями и традициями, не противоречащими санитарным и иным требованиям.

Вопрос о размере необходимых расходов должен решаться с учетом необходимости обеспечения достойного отношения к телу умершего и его памяти.

Из материалов дела следует, что истцы понесли расходы на его погребение в общем размере 283 189 рублей, в том числе: на заказ и установку надгробного памятника -150 000 рублей, на ритуальные услуги по захоронению погибшего - 120 400 рублей, на поминальный обед в день захоронения - 12 789 рублей. Данные обстоятельства подтверждаются справкой ИП Вельмякиной И.В. от 06.02.2013, товарным чеком от 30.01.2013, бланком - заказом N 253 от 07.03.2014 и тремя кассовыми чеками от 30.09.2015.

Все эти расходы являлись необходимыми, понесены в разумных пределах, не выходят за пределы обрядовых действий по погребению тела, учитывая установленные по делу обстоятельства, а также принимая во внимание тот факт, что смерть Устинова Д.В. наступила в результате причиненных травм при обстоятельствах указанного ДТП, поэтому суд обоснованно признал их подлежащими возмещению.

При проверке законности и обоснованности решения по настоящему делу в апелляционном порядке судебная коллегия не установиланарушений норм материального или процессуального законодательства судом первой инстанции, являющихся основанием к отмене обжалуемого решения. Суд с достаточной полнотой исследовал все обстоятельства дела, выводы суда не противоречат материалам дела, значимые по делу обстоятельства судом установлены правильно.

Таким образом, судебная коллегия считает, что обжалуемое решение, постановленное в соответствии с установленными в суде обстоятельствами и требованиями закона, подлежит оставлению без изменения, а апелляционная жалоба, которая не содержит предусмотренных статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены решения суда первой инстанции, - оставлению без удовлетворения.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 статьи 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга Свердловской области от 03 декабря 2015 года оставить без изменения, апелляционную жалобу ответчика без удовлетворения.

 

Председательствующий: М. В. Сафронов

 

Судьи: А. Н. Рябчиков

М. В. Яковенко

 

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.