Апелляционное определение СК по гражданским делам Владимирского областного суда от 05 июля 2016 г. по делу N 33-2308/2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Владимирского областного суда от 05 июля 2016 г. по делу N 33-2308/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Владимирского областного суда в составе:

председательствующего Лепёшина Д.А.

судей Астровко Е.П., Кутовой И.А.,

при секретаре Евсяковой А.А.

с участием прокурора Лапицкой Д.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Владимире 05 июля 2016 года дело по апелляционной жалобе истца Ворониной О. П. на решение Октябрьского районного суда г. Владимира от 14 марта 2016 года, которым постановлено:

Исковые требования Ворониной О. П. к ГБУЗ ВО "Стоматологическая поликлиника N 2" о компенсации морального вреда в сумме **** рублей, материального ущерба в сумме ****., предстоящих расходов в размере **** руб. **** коп., оставить без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Кутовой И.А., объяснения истца Ворониной О.П. и её представителя Зюкова А.М., считавших решение суда незаконным и подлежащим отмене, представителей ответчика ГБУЗ ВО "Стоматологическая поликлиника N2" Киселева Д.М., Черняченко В.В., заключение прокурора Лапицкой Д.В., полагавших решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия

установила:

Воронина О.П. обратилась в суд с иском к ГБУЗ ВО "Стоматологическая поликлиника N2" о взыскании компенсации морального вреда в размере **** рублей, возмещении материального ущерба в сумме **** руб. **** коп., взыскании предстоящих расходов в размере **** руб. **** коп **** В обоснование иска указала, что в **** года она обратилась в ГБУЗ ВО "Стоматологическая поликлиника N 2 г. Владимира" с целью протезирования зуба, оплатив денежную сумму в размере **** рублей. Считает, что с **** года по **** врачами ГБУЗ ВО "Стоматологическая поликлиника N 2 г. Владимира" ей ненадлежащим образом оказывалась медицинская помощь, что причинило ей физические и нравственные страдания, а также материальный вред на сумму **** руб., кроме того, необходимые будущие расходы по протезированию зуба составят **** руб.

Определением суда от 24.08.2015 к участию в деле были привлечены терапевт-стоматолог Фроленко М.А., хирург-стоматолог Черняченко В.В., врач-ортопед Киселев А.С., зубной врач Гужова Э.В., ЗАО "Капитал МС" в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора.

В судебном заседании истец Воронина О.П. исковые требования поддержала, ссылаясь на доводы изложенные в исковом заявлении и уточнениях к нему.

Представитель ответчика ГБУЗ ВО "Стоматологическая поликлиника N 2 г. Владимира" Черняченко В.В. просила в удовлетворении исковых требований отказать. Указала, что Воронина О.П. **** обратилась к врачу-ортопеду по поводу ****. Врач выбрал более дешевый и рациональный способ протезирования, а именно, ****. В следующее посещение пациентка пришла с уверенностью в том, что ей причинили травму десны. Врачами были сделаны обследования полости рта, проведены лечебные мероприятия, сделаны рентгенснимки. Воронина О.П. направлялась на консультации к невропатологу, ревматологу. От консультаций она отказалась. В ГБУЗ ВО "Областная стоматологическая поликлиника" отказалась от протезирования. Нарушений по оказанной медицинской помощи не установлено. Сотрудники ГБУЗ ВО "Стоматологическая поликлиника N2" неоднократно предлагали Ворониной О.П. возвратить аванс или продолжить протезирование. Воронина О.П. отказалась от указанных предложений. Оригинал медицинской карты до настоящего времени не возвращен пациенткой, что влечет за собой невозможность записи обращений по поводу осмотра. Во время лечения Ворониной О.П. имел место единичный случай отсутствия письменного согласия пациента на проведение хирургического лечения ( **** года), что никак не отразилось на качестве оказанных слуг. Считала, что оснований для компенсации морального вреда и материального щерба не имеется.

Представитель ответчика ГБУЗ ВО "Стоматологическая поликлиника N 2 г. Владимира" Киселев Д.М. также просил в удовлетворении иска отказать, указав на отсутствие доказательств некачественного оказания медицинских услуг. Расходы на будущее протезирование являются необоснованными, поскольку необходимость протезирования не связана с лечением, оказанным истице ответчиком. Размер материального вреда не подтвержден.

Третье лицо Киселев А.С. (врач стоматолог- ортопед) в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещался надлежащим образом, ходатайствовал о рассмотрении дела в его отсутствие. Представил письменный отзыв на иск, просил в удовлетворении иска отказать.

Третье лицо Фроленко М.А.(заведующая терапевтическим отделением, врач стоматолог-терапевт) в судебное заседание не явилась, о времени и месте рассмотрения дела извещалась надлежащим образом, ходатайствовала о рассмотрении дела в её отсутствие. Представила письменный отзыв на иск, просила в удовлетворении иска отказать.

Третье лицо Гужова Э.В. (зубной врач терапевтического отделения) в судебное заседание не явилась, о времени и месте рассмотрения дела извещалась надлежащим образом. Представила письменный отзыв на иск, просила в удовлетворении иска отказать.

Третье лицо Черняченко В.В. в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещался надлежащим образом.

Представитель третьего лица ЗАО "Капитал МС" в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещался надлежащим образом. Ранее в судебном заседании 11.09.2015г. представитель третьего лица Антонова Е.Е. пояснила, по обращениям Ворониной О.П. была проведена экспертиза оценки качества медицинской помощи, оказанной заявителю ГБУЗ ВО "Стоматологическая поликлиника N 2 г. Владимира" за период с **** года по **** года по 11 случаям, которые были отражены в амбулаторной карте и выставлены на тот момент к оплате. Экспертизу качества проводила врач-эксперт Никольская О.В. Были выявлены некоторые дефекты ведения медицинской документации (отсутствие информирования о добровольном согласии пациента, в 2-х случаях отсутствие записей в амбулаторной карте, которые были выставлены к оплате). За выявленные нарушения к ответчикам были применены финансовые санкции. В целом сделан вывод о том, что медицинская помощь оказана надлежащего качества.

Судом постановлено указанное выше решение.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней истец Воронина О.П. просит решение суда отменить, указывая, что выводы, изложенные в решении суда, не соответствуют обстоятельствам дела. Полагает, что вывод суда об уклонении истцом от проведения экспертизы не мог быть положен в основу решения суда, поскольку медицинские документы были переданы ею в органы следствия и находились в Бюро судебно-медицинской экспертизы. Кроме того, суд неправильно определилобстоятельства, имеющие значение для дела. Суд, назначая проведение экспертизы в г. Владимире, не уведомил её о том, что фактически экспертиза должна быть проведена в г. Москве. Суд необоснованно отказал в удовлетворении её ходатайства об отложении судебно-медицинской экспертизы, а также в удовлетворении ходатайства об отложении судебного разбирательства, в связи она была лишена возможности предоставления доказательств. Суд необоснованно отклонил её ходатайства о вызове свидетелей, полномочия представителей ответчиков не были подтверждены надлежащим образом, суд не обеспечил явку третьих лиц (врачей ГБУЗ ВО "Стоматологическая поликлиника N2") в судебное заседание, в связи с чем не были установлены обстоятельства, имеющие значение для дела. При рассмотрении дела судом приняты во внимание показания свидетелей Фроленко М.А., Черняченко В.В., Киселева А.С., Гужовой Э.В., которые непосредственно заинтересованы в исходе дела. Суд не исследовал договор на оказание медицинских услуг и историю болезни истца, которая, по мнению истца, составлена с нарушением требований, предъявляемых к медицинских документам. Полагает, что показания представителей третьего лица ЗАО "Капитал МС" Никольской А.С., Антоновой Е.Е. приняты судом во внимание в нарушение требований процессуального закона об оценке доказательств. Заключения, составленные по результатам проверок, проведенных Департаментом здравоохранения администрации Владимирской области, не отвечают признакам достоверности, поскольку в период проведения проверок медицинская документация находилась у пациента.

В соответствии с ч.1 ст.327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Исследовав материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражения на неё в отсутствие третьих лиц Киселева А.С., Фроленко М.А., Гужовой Э.В., представителя третьего лица ЗАО "Капитал МС", надлежащим образом извещенных о времени и месте рассмотрения дела, судебная коллегия полагает, что решение суда подлежит оставлению без изменения.

Статья 41 Конституции Российской Федерации гарантирует гражданам право на охрану здоровья и медицинскую помощь.

Правовое регулирование спорных правоотношений осуществляется Гражданским кодексом РФ, Федеральным законом от 21.11.2011 N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", а также Законом Российской Федерации от 07 февраля 1992 года N 2300-1 "О защите прав потребителей" и рядом иных нормативных актов.

Согласно п.3 ст. 2 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" медицинская помощь - комплекс мероприятий, направленных на поддержание и (или) восстановление здоровья и включающих в себя предоставление медицинских услуг.

Пунктом 9 ч. 5 ст. 19 указанного Федерального закона предусмотрено право пациента на возмещение вреда, причиненного здоровью при оказании ему медицинской помощи, тогда как статьей 98 установлено, что медицинские организации, медицинские работники и фармацевтические работники несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации за нарушение прав в сфере охраны здоровья, причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи.

Вред, причиненный жизни и (или) здоровью граждан при оказании им медицинской помощи, возмещается медицинскими организациями в объеме и порядке, установленных законодательством Российской Федерации.

В соответствии с п. 15 Правил предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями, утвержденных постановлением Правительства РФ от 13.01.1996 N 27 и действовавших на момент первичного обращения Ворониной О.П. к ответчику за получением стоматологических услуг, медицинские учреждения несут ответственность перед потребителем за неисполнение или ненадлежащее исполнение условий договора, несоблюдение требований, предъявляемых к методам диагностики, профилактики и лечения, разрешенным на территории Российской Федерации, а также в случае причинения вреда здоровью и жизни потребителя. Согласно п. п. 27 и 32 Правил предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 04.10.2012 N 1006, действующих в настоящее время, исполнитель предоставляет платные медицинские услуги, качество которых должно соответствовать условиям договора, а при отсутствии в договоре условий об их качестве - требованиям, предъявляемым к услугам соответствующего вида.

В свою очередь в п. 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 17 от 28 июня 2012 года "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" указано, что к отношениям по предоставлению гражданам медицинских услуг, оказываемых медицинскими организациями в рамках добровольного и обязательного медицинского страхования, применяется законодательство о защите прав потребителей.

Положениями ст. 14 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" предусмотрено, что вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя вследствие недостатков товара услуги, подлежит возмещению в полном объеме исполнителем; изготовитель (исполнитель, продавец) освобождается от ответственности, если докажет, что вред причинен вследствие непреодолимой силы или нарушения потребителем установленных правил использования, хранения или транспортировки товара (работы, услуги).

Согласно п. 1 ст. 1064 ГК РФ, вред причиненный личности гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред, если это лицо не докажет, что вред возник не по его вине.

Законом обязанность по возмещению вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

В соответствии с п. 1 ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

В силу ст. 1095, п. 1 ст. 1096 ГК РФ вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу гражданина вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков работы или услуги подлежит возмещению лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу (исполнителем).

Пунктом 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 года N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина" разъяснено, что установленная статьей 1064 ГК РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья (например, факт причинения вреда в результате дорожно-транспортного происшествия с участием ответчика), размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

Таким образом, из вышеуказанных правовых норм следует, что к условиям наступления гражданско-правовой ответственности ответчика относятся противоправный характер поведения, выраженный в активной форме (действие) или пассивной форме (бездействие) медицинского учреждения (его персонала), наличие вреда у потерпевшего (пациента), выраженного в материальной или моральной форме и наличие причинно-следственной связи между ними.

Истец Воронина О.П. обратилась с указанным иском к ГБУЗ ВО "Стоматологическая поликлиника N2 г. Владимира", мотивируя свои требования некачественным оказанием ответчиком медицинских услуг, которые повлекли за собой вред её здоровью, причинили физические и нравственные страдания, привели к возникновению материального ущерба.

Из материалов дела следует, что в период с **** по **** Воронина О.П. обращалась за оказанием ей медицинских услуг в ГБУЗ ВО "Стоматологическая поликлиника N2 г. Владимира". Указанное подтверждается пояснениями самого истца, а также стороной ответчика не оспаривалось.

Истцом Ворониной О.П. при рассмотрении дела представлена ксерокопия медицинской карты ГБУЗ ВО "Стоматологическая поликлиника N 2г. Владимира", в которой имеются записи об обращении последней в медицинское учреждение ответчика, в том числе: ****

Подлинник медицинской карты при рассмотрении дела истцом представлен не был.

В материалы дела представлены от ЗАО "Капитал МС" экспертные заключения, а также Акты экспертизы от ****. качества медицинской помощи, оказанной Ворониной О.П. в ГБУЗ ВО "Стоматологическая поликлиника N2 г. Владимира": ****

Каких-либо сведений о некачественно оказанной медицинской помощи в указанные даты заключения ЗАО "Капитал МС" не содержат, по результатам проверок фактов оказания медицинской помощи ненадлежащего качества не выявлено **** При этом, выявленные в результате ЭКМП дефекты оформления медицинской документации согласно указанных заключений не повлияли на качество оказанных истцу ответчиком медицинских услуг.

Кроме того, в материалы дела представлены ответы из Департамента здравоохранения администрации Владимирской области от **** из содержания которых следует, что Департаментом была проведена проверка оказания Ворониной О.П. медицинской помощи, по результатам которой установлено, что лечение проводилось в соответствии с клинической ситуацией. Кроме того, вопрос об оказанной медицинской помощи истцу в ГБУЗ ВО "Стоматологическая поликлиника N 2 г. Владимира" был также рассмотрен на заседании врачебной комиссии областной стоматологической поликлиники в **** года, по результатам которой было установлено, что стоматологическая помощь Ворониной О.П. была оказана согласно установленному диагнозу ****

Разрешая спор по существу и принимая во внимание отсутствие бесспорных доказательств того, что вред здоровью Ворониной О.П. был причинен в результате некачественно оказанной ответчиком медицинской услуги, суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отсутствии правовых оснований для возложения на ответчика обязанности по возмещению причиненного истцу материального ущерба и компенсации морального вреда.

Судебная коллегия соглашается с указанным выводом.

Истец Воронина О.П. обратилась с указанным иском к ГБУЗ ВО "Стоматологическая поликлиника N2 г. Владимира", мотивируя свои требования некачественным оказанием ответчиком в период с **** года по **** года медицинских услуг - стоматологической помощи, что повлекло за собой причинение вреда её здоровью, а именно, ****, а также причинило физические и нравственные страдания, материальный ущерб.

В соответствии с ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений. В данном случае на истце Ворониной О.П. лежала обязанность представить суду доказательства, подтверждающие факт повреждения здоровья в результате оказанной ответчиком медицинской услуги, размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

Принимая во внимание, что истцом заявлены требования, которые основаны на предоставлении медицинских услуг ненадлежащего качества, на основании ч. 1 ст. 79 ГПК РФ в ходе рассмотрения дела определением суда от **** по делу была назначена судебно-медицинская экспертиза, при назначении экспертизы истец Воронина О.П. указала, что медицинская карта и рентгеновские снимки находятся в ее распоряжении **** Между тем, материалы дела **** были возвращены суду без проведения экспертизы ввиду отсутствия у Ворониной О.Р. запрашиваемых документов (медицинской карты и рентгеновских снимков) ****

Учитывая отсутствие безусловных относимых и допустимых доказательств, подтверждающих факт причинения вреда здоровью истца вследствие медицинских услуг, оказанных истцу Ворониной О.П., а также наличием причинно-следственной связи между проведенным ответчиком лечением и имеющимися у Ворониной О.П. заболеваниями, суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований.

При этом судебная коллегия полагает необходимым отметить, что оказание медицинской помощи является специфическим видом деятельности, проведение медицинских мероприятий, даже при условии их точного соответствия установленным нормам и правилам, медицинским показаниям, не может гарантировать полного выздоровления или иного ожидаемого пациентом результата, поскольку действенность оказанной медицинской помощи зависит не только от выбранной тактики лечения и действий медицинского персонала, но и от индивидуальных особенностей организма, условий жизнедеятельности, иных, не поддающихся точному прогнозированию и учету, обстоятельств.

Поэтому само по себе наступление вреда здоровью пациента не является основанием для возмещения вреда, если действия медицинского персонала соответствовали медицинским показаниям, правильно выбранной тактике лечения, производились в соответствии с установленными нормами и правилами.

В связи с изложенным суд первой инстанции, оценив представленные сторонами доказательства по правилам ст. 67 ГПК РФ, обоснованно не принял представленные истцом протоколы исследования из Клиники Современных медицинский технологий г.Владимира по заключениям которого у Ворониной О.П. выявлена **** ( ****, протокол рентгенологического исследования от 13.11.2013 ****), сведения о диагнозе, выставленном истцу врачом ГБУЗ ВО "Стоматологическая поликлиника N 1 г. Владимира" С. В.Л **** заключение консультанта ГБУЗ ВО "Областная клиническая больница" Н. от **** **** поскольку представленные данные доказательства не подтверждают наличие причинно-следственной связи между имеющимися у истца заболеваниями и оказанными ей ответчиком медицинскими услугами.

Доводы жалобы о том, что суд не отложил по её ходатайству судебное заседание ****, а также необоснованно отказал в удовлетворении её ходатайств об отложении судебно-медицинской экспертизы и о вызове свидетелей, а также несогласие заявителя с выводом суда об уклонении истца от проведении судебной экспертизы, по мнению судебной коллегии, не влекут отмену решения суда, поскольку судом заявленные истцом ходатайства были рассмотрены и разрешены в соответствии с требованиями процессуального закона. При этом, Воронина О.П. не была лишена возможности представления доказательств суду апелляционной инстанции, однако приобщенные к апелляционной жалобе заявления, содержащие ходатайства о назначении судебно-медицинской экспертизы и вызове свидетелей, в суде апелляционной инстанции не поддержала. На вопрос судебной коллегии о наличии у неё ходатайств об истребовании доказательств или оказании содействия в сборе доказательств указала на отсутствие у неё данных ходатайств. При этом, Воронина О.П. в суде апелляционной инстанции поддержала заявленное ей ходатайство, содержащееся в заявлении от ****, о приобщении к материалам дела письменных доказательств, в том числе, и заключения комиссионной комплексной медицинской экспертизы, проводимой ГБУЗ ВО "Бюро судмедэкспертизы" на основании постановления старшего следователя Октябрьского МСО СУ СК РФ по Владимирской области Д. А.Н. от ****, экспертиза проводилась с **** по ****. Указанное ходатайство было в установленном порядке разрешено и удовлетворено.

При рассмотрении дела судебная коллегия учитывает, что из приобщенной истцом заверенной надлежащим образом копии указанного заключения экспертов ГБУЗ ВО "Бюро судмедэкспертизы" следует, что все диагностические мероприятия, проведенные Ворониной О.П., были выполнены в соответствии с общепринятой стоматологической практикой; лечение оказанное Ворониной О.П. соответствует установленному диагнозу и возможностям в условиях, ограниченных степенью согласия пациентки; причинно-следственной связи между нынешним состоянием здоровья пациентки Ворониной О.П. и дефектами оказания медицинской помощи не имеется, в данном случае состояние здоровья пациентки обусловлено наличием и характером имеющихся у неё заболеваний.

При этом, судебная коллегия отмечает, что возражения Ворониной О.П. о несогласии с указанным заключением, равно как и заявление Ворониной О.П. руководителю СК РФ по Владимирской области об обжаловании заключения экспертов, не свидетельствуют о том, что приобщенное истцом заключение экспертов не отвечает критериям относимости и допустимости.

Довод жалобы о нарушении ответчиком правил ведения медицинской документации не является основанием к отмене решения суда, поскольку данное обстоятельство не свидетельствует о том, что допущенные ответчиком нарушения правил оформления и ведения медицинской документации привели к нарушению прав истца на получение качественной медицинской помощи.

То обстоятельство, что в результате лечения, оказанного Ворониной О.П. ****, у последней не было получено информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство, по мнению судебной коллегии, не является основанием к отмене решения суда, поскольку указанное обстоятельство само по себе не повлияло на качество оказанной потребителю медицинской помощи.

Доводы жалобы о ненадлежащем оформлении полномочий представителей ответчика является несостоятельным, поскольку из материалов дела следует, что интересы ответчика в судебных заседаниях представляли руководитель ГБУЗ ВО "Стоматологическая поликлиника N 2 г. Владимира" - главный врач Черняченко В.В., полномочия подтверждаются выпиской из ЕГРЮЛ **** а также Киселев Д.М., полномочия подтверждены доверенностью от **** сроком на 3 года, выданной главным врачом Черняченко В.В. ****

Довод жалобы о том, что суд необоснованно принял во внимание показания заинтересованных лиц - врачей ГБУЗ ВО "Стоматологическая поликлиника N 2 г. Владимира" Киселева А.С., Фроленко М.А., Гужовой Э.В., является несостоятельным, поскольку указанные врачи были привлечены к участию в деле в качестве третьих лиц и в силу положений ст. 43 ГПК РФ имели право давать суду объяснения по делу, в связи с чем письменные объяснения указанных лиц ( **** отвечают критериям относимости и допустимости.

Несогласие заявителя с заключениями ЗАО "Капитал МС" об отсутствии фактов оказания Ворониной О.П. медицинской помощи ненадлежащего качества, а также с результатами проверок, проведенных по заявлениям Ворониной О.П. Департаментом здравоохранения администрации Владимирской области, не свидетельствует о незаконности обжалуемого решения, поскольку, по существу, заявитель не согласен с оценкой доказательств, которая дана судом первой инстанции по правилам ст. 67 ГПК РФ, оснований для иной оценки доказательств судебная коллегия не усматривает.

Доводы апелляционной жалобы не могут являться основаниями для отмены решения, поскольку не опровергают выводов суда и направлены на иную оценку доказательств, которые были подробно исследованы судом первой инстанции в соответствии с правилами ст. ст. 12, 56, 67 ГПК РФ.

Таким образом, суд принял законное и обоснованное решение, а доводы апелляционной жалобы правовых оснований к его отмене либо изменению не содержат.

При таких обстоятельствах оснований к отмене решения по доводам, содержащимся в апелляционной жалобе, не имеется.

Руководствуясь ст.ст.328-329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Октябрьского районного суда г. Владимира от 14 марта 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу истца Ворониной О. П. - без удовлетворения.

 

Председательствующий: Д.А. Лепёшин

 

Судьи: Е.П. Астровко

И.А. Кутовая

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.