Постановление Президиума Ставропольского краевого суда от 04 августа 2016 г. по делу N 4Г-908/2016

Постановление Президиума Ставропольского краевого суда от 04 августа 2016 г. по делу N 4Г-908/2016

 

Президиум Ставропольского краевого суда в составе:

председательствующего Козлова О.А.

членов президиума: Вербенко В.И., Макеевой Г.В., Кудрявцевой А.В., Шаталовой Е.В., Михайлова О.И.,

секретаря судебного заседания Афанасьевой Е.А.

рассмотрел в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Ищенко И.В. к войсковой части 44936, Министерству Обороны Российской Федерации о компенсации морального вреда,

направленное в президиум определением судьи краевого суда Савина А.Н. от 12 июля 2016 года по кассационной жалобе Министерства обороны Российской Федерации на решение Промышленного районного суда города Ставрополя от 30 июля 2015 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 01 декабря 2015 года,

заслушав доклад судьи Шаталовой Е.В.,

установил:

Ищенко И.В. обратилась в суд с иском к войсковой части 44936 и Министерству Обороны Российской Федерации о взыскании компенсации морального вреда, в обоснование которого указала, что ее муж Б.Ю.В. проходивший военную службу по контракту в должности бортового авиационного техника (вертолета) МИ-24 отдельного вертолетного полка (боевого управления) погиб при исполнении обязанностей военной службы в авиационной катастрофе. Указав, что потерей мужа ей причинены нравственные страдания, просила взыскать в ее пользу компенсацию морального вреда в размере 850000 рублей и судебные расходы в сумме 20000 рублей, признав Министерство обороны Российской Федерации главным распорядителем бюджетных средств получателя бюджетных средств войсковой части 44936 в порядке субсидиарной ответственности по денежным обязательствам войсковой части 44936.

Промышленного районного суда города Ставрополя от 30 июля 2015 года требования Ищенко И.В. удовлетворены частично.

Суд признал Министерство обороны Российской Федерации главным распорядителем бюджетных средств получателя бюджетных средств (войсковой части 44936) в порядке субсидиарной ответственности по денежным обязательствам войсковой части 44936 и взыскал в пользу Ищенко И.В. компенсацию морального вреда в размере 450000 рублей, расходы по оплате услуг представителя в сумме 10000 рублей.

В удовлетворении исковых требований в остальной части отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Ставропольского краевого суда от 01 декабря 2015 года данное решение суда оставлено без изменения.

Министерством обороны Российской Федерации, в лице представителя Стручковой Е.А. подана кассационная жалоба, в которой ставится вопрос об отмене постановлений суда первой и апелляционной инстанции в связи с существенным нарушением норм материального права.

Проверив материалы дела, заслушав

объяснения представителя Министерства обороны

РФ Дудина С.А., представителя Ищенко И.В. Захаровой Е.А., заключение прокурора Тыльченко А.М., обсудив доводы кассационной жалобы, президиум краевого суда находит, что имеются основания для отмены состоявшегося по делу апелляционного определения и направления дела на новое рассмотрение.

В соответствии с требованиями ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Из материалов дела усматривается, что судом апелляционной инстанции допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права, повлиявшие на исход дела.

В силу п. 1 ст. 1099 ГК РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 и ст. 151 ГК РФ.

Как следует из ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Судом установлено, что супруг истицы Ищенко И.В. - Б.Ю.В., являясь капитаном бортового авиационного техника (вертолета) МИ-24 отдельного вертолетного полка (боевого управления), проходившим военную службу по контракту в составе воинской части 52380, подчиняющейся Министерству обороны РФ (в настоящее время правопреемником является воинская часть 44936), погиб 27 января 1996 года в результате авиационной катастрофы при исполнении обязанностей военной службы.

Разрешая спор и частично удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции, установив наличие у истца нравственных страданий, исходил из норм главы 59 ГК РФ. Указал, что гражданско-правовую ответственность независимо от вины за последствия крушения вертолета, как источника повышенной опасности, несет владелец источника повышенной опасности, то есть войсковая часть 44936, соответственно главный распорядитель бюджетных средств Министерство обороны Российской Федерации.

С указанными выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием согласился суд апелляционной инстанции.

Вместе с тем суд апелляционной инстанции не учел, что данные выводы являются ошибочными, основанными на неправильном применении и толковании норм материального права, регулирующих спорные отношения.

Согласно ст. 59 Конституции Российской Федерации защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации. Гражданин Российской Федерации несет военную службу в соответствии с федеральным законом.

Общие обязанности лиц, проходящих военную службу, закреплены в Федеральном законе "О статусе военнослужащих", а также в утвержденных Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 года N 1495 Уставе внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации и Дисциплинарном уставе Вооруженных Сил Российской Федерации, согласно которым воинская дисциплина обязывает каждого военнослужащего, в том числе, выполнять свой воинский долг умело и мужественно, беспрекословно выполнять поставленные задачи в любых условиях, в том числе с риском для жизни, стойко переносить трудности военной службы.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в п. 3. Постановления от 21 марта 2013 года N 6-П, заключая контракт о прохождении военной службы и приобретая особый правовой статус военнослужащего, гражданин, таким образом, добровольно принимает на себя обязательства соответствовать требованиям по занимаемой воинской должности и поддерживать необходимый уровень квалификации в течение срока действия контракта, добросовестно исполнять все общие, должностные и специальные обязанности, соблюдать общепринятые правила поведения и этики.

В Постановлении от 26 декабря 2002 года N 17-П Конституционный Суд Российской Федерации указал, что военная и аналогичная ей служба представляет собой, особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства, общественного порядка, законности, прав и свобод граждан и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах; лица, несущие такого рода службу, выполняют конституционно значимые функции, чем обусловливается их правовой статус, а также содержание и характер обязанностей государства по отношению к ним.

Б.Ю.В. добровольно приступил к исполнению обязанностей военнослужащего, заключив соответствующий контракт.

В соответствии с п. 5 ст. 18 Федерального закона "О статусе военнослужащих" возмещение морального вреда и убытков, причиненных военнослужащим государственными органами и органами местного самоуправления, производится в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Одной из форм исполнения государством обязанности возместить вред, который может быть причинен жизни или здоровью военнослужащих при прохождении ими военной службы, является обязательное государственное личное страхование за счет средств федерального бюджета, установленное законом в целях защиты их социальных интересов и интересов государства (п. 1 ст. 969 ГК РФ, п. 1 ст. 18 Федерального закона "О статусе военнослужащих").

В п. 3 постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 17 мая 2011 года N 8-П указано, что, учитывая особый характер обязанностей государства по отношению к военнослужащим как лицам, выполняющим конституционно значимые функции, а также необходимость обеспечения эффективной государственной поддержки инвалидов вследствие военной травмы, федеральный законодатель закрепил в числе особых публично-правовых способов возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью военнослужащих при исполнении ими обязанностей военной службы, обязательное государственное страхование их жизни и здоровья, специальное пенсионное обеспечение и систему мер социальной защиты, предназначение которых - в максимальной степени компенсировать последствия изменения материального и социального статуса военнослужащего, обеспечив уровень возмещения вреда, соразмерный денежному довольствию, которое он получал на момент увольнения с военной службы.

Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 26 декабря 2002 года N 17-П, указал, что в конституционно-правовом смысле страховое обеспечение, полагающееся военнослужащим и приравненным к ним лицам в соответствии с Федеральным законом от 28 марта 1998 года N 52-ФЗ "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы", - наряду с иными выплатами, которые в целях возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью, могут быть установлены им на основании других законов, - входит в гарантированный государством объем возмещения вреда, призванного компенсировать последствия изменения их материального и (или) социального статуса вследствие наступления страховых случаев, включая причиненный материальный и моральный вред.

Таким образом, посредством обязательного государственного страхования жизни и здоровья, предполагающего выплату соответствующих страховых сумм при наступлении страховых случаев, военнослужащим обеспечиваются гарантируемые Конституцией Российской Федерации, ее статьями 7 (часть 2), 37 (части 1 и 3) и 41 (часть 1), право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, и право на охрану здоровья.

Данный вывод, сформулированный Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 26 декабря 2002 года N 17-П, в полной мере распространяется на членов семьи военнослужащего в случае его гибели (смерти), наступившей при исполнении обязанностей военной службы, либо смерти, наступившей вследствие увечья (ранения, травмы, контузии), полученного при исполнении обязанностей военной службы, государственная защита которых в таких случаях производна от права самого военнослужащего на возмещение вреда в связи с увечьем (ранением, травмой, контузией), полученным при исполнении обязанностей военной службы, и которые как выгодоприобретатели получают в качестве страховых сумм 25 окладов месячного денежного содержания военнослужащего каждый (абз. 2 п. 2 с. 5 Федерального закона "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы").

К числу способов возмещения вреда, понесенного членами семьи погибшего (умершего) военнослужащего, проходившего военную службу по контракту, относится также выплата им в равных долях единовременного пособия в размере 120 окладов денежного содержания, установленных на день выплаты пособия.

Данная выплата, предусмотренная абз. 1 и 2 п. 2 ст. 18 Федерального закона "О статусе военнослужащих", представляет собой, таким образом, дополнительную социальную гарантию, установленную специальным законом для соответствующей категории граждан, в отношении которых государство берет на себя компенсацию причиненного вреда как орган, действующий в публичных интересах.

Кроме того, члены семей погибших (умерших) военнослужащих имеют право на пенсию по случаю потери кормильца; предусматриваются также: ежемесячная доплата; для их детей - ежемесячное пособие, а детям, обучающимся в образовательных учреждениях по очной форме обучения, - до конца обучения; каждому нетрудоспособному члену семьи погибшего (умершего) военнослужащего предоставляются иные меры социальной поддержки.

Таким образом, в конституционно-правовом смысле страховое обеспечение, полагающееся военнослужащим и приравненным к ним лицам, - входит в гарантированный государством объем возмещения вреда, вследствие наступления страховых случаев, включая причиненный материальный и моральный вред.

Согласно ст. 1084 ГК РФ вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении обязанностей военной службы, службы в милиции и других соответствующих обязанностей возмещается по правилам главы 59 (статьи 1064 - 1101) данного Кодекса, если законом не предусмотрен более высокий размер ответственности.

Применительно к возмещению вреда, причиненного здоровью военнослужащих, Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении N 18-П от 20 октября 2010 года пришел к выводу о том, что ст. 1084 ГК РФ не исключает, а, напротив, предполагает обеспечение выплаты государством в полном объеме возмещения такого вреда, но лишь в качестве меры гражданско-правовой ответственности государственных органов или их должностных лиц как причинителей этого вреда.

Следовательно, ст. 1084 ГК РФ позволяет использовать дополнительно к публично-правовым средствам социальной защиты военнослужащих и членов их семей меры гражданско-правовой ответственности в тех случаях, когда вина органов и должностных лиц государства в причинении вреда жизни или здоровью гражданина при исполнении им обязанностей военной службы установлена.

Из приведенных нормативных положений гражданского законодательства и правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации следует, что обязанность по компенсации морального вреда за счет соответствующей казны (в данном случае заявлено исковое требование о компенсации морального вреда к Министерству обороны Российской Федерации) может быть возложена на государственные органы или должностных лиц этих органов при наличии противоправности деяния и вины указанных органов и лиц в причинении вреда военнослужащему. Если не представляется возможным установить непосредственного причинителя вреда, а также его вину, то основания для компенсации морального вреда по правилам норм главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации отсутствуют.

Между тем в настоящем деле суды первой и апелляционной инстанций не привели доказательств, свидетельствующих о том, что ответчик совершал какие-либо действия, связанные с причинением вреда Б.Ю.В., и соответственно, морального вреда Ищенко И.В.; а так же доказательства наличия причинной связь между неправомерными действиями должностных лиц войсковой части N 52380, Министерства обороны РФ и наступившими последствиями. Направление Б.Ю.В. для прохождения службы в войсковую часть г. Буденновска, где он погиб при исполнении обязанностей военной службы, само по себе не свидетельствует о причинении вреда его жизни в результате незаконных действий должностных лиц Министерства Обороны РФ, руководителей и военнослужащих войсковой части, в которой проходил службу Б.Ю.В.

Таким образом, суд признал за Ищенко И.В. право на компенсацию морального вреда с возложением обязанности по его возмещению на Министерство обороны Российской Федерации как на владельца источника повышенной опасности и распорядителя и получателя бюджетных средств войсковой части 44936 в порядке субсидиарной ответственности при неустановлении обязательных для этого в силу норм главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации условий и без учета правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 20 октября 2010 года N 18-П.

Указанные существенные нарушения в применении норм материального права не были устранены судом апелляционной инстанции.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах довод апелляционной жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции (пункт 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 июня 2012 года N13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции"), вследствие чего, а также с учетом необходимости соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 01 декабря 2015 года подлежит отмене, а дело направлению на новое апелляционное рассмотрение.

Руководствуясь ст.ст. 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Ставропольского краевого суда

постановил:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 01 декабря 2015 года отменить, дело направить на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам Ставропольского краевого суда в ином составе судей.

 

Председательствующий О.А. Козлов

 

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.