Апелляционное определение СК по гражданским делам Челябинского областного суда от 06 сентября 2016 г. по делу N 11-12580/2016 (ключевые темы: погребение - источник повышенной опасности - нравственные страдания - размер компенсации морального вреда - ДТП)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Челябинского областного суда от 06 сентября 2016 г. по делу N 11-12580/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда в составе:

председательствующего Козиной Н.М.,

судей Лутфуллоевой P.P., Галимовой P.M.,

при секретаре Богдан О.А.,

с участием прокурора Падуковой Л.С,

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Челябинске гражданское дело по апелляционной жалобе Дьякова В.М. на решение Нязепетровского районного суда Челябинской области от 16 июня 2016 года по иску Дураковой В.Г., Баландина А.В. к Дьякову В.М., открытому акционерному "бществу "Альфа-Страхование" о возмещении расходов на погребение, взыскании компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Козиной Н.М. об обстоятельствах дела, объяснения представителя истцов Пахтусовой И.В., заключение прокурора, полагавшего решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Дуракова В.Г., Баландин А.В. обратились в суд с иском к Дьякову В.М., ОАО "Альфа-Страхование" о возмещении расходов на погребение, взыскании компенсации морального вреда, с учетом уточненных исковых требований просили взыскать с ОАО "Альфа-Страхование" в пользу Баландина А.В. расходы на погребение в сумме **** руб., в пользу Дураковой В.Г. **** руб., с Дьякова В.М. в пользу Баландина А.В. компенсацию морального вреда в сумме **** руб., в пользу Дураковой В.Г. компенсацию морального вреда в сумме **** руб., расходы на составление искового заявления в сумме **** руб.

В обоснование исковых требований указали, что 24 июня 2013 года в 06 часов 13 минут на 20 км автодороги Тюбук-Кыштым произошло ДТП, в результате которого водитель Дьяков В.М., управляя автомобилем **** гос.номер ****, совершил наезд на велосипедиста Д.В.В. , в результате которого Д.В.В. был госпитализирован в хирургическое отделение Каслинской ЦРБ, где скончался 27 июня 2013 года. В возбуждении уголовного дела в отношений Дьякова В.М. было отказано в связи с отсутствием в его действиях состава преступления по **** УК РФ.

Гражданско-правовая ответственность владельца автомобиля была застрахована в ОАО "Альфа-Страхование". В связи со смертью Д.В.В., который являлся отцом Баландина А.В. и мужем Дураковой В.Г. истцами были понесены материальные затраты, связанные в похоронами, а также им был причинен моральный вред утратой отца и мужа.

Судом в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований была привлечена дочь Д.В.В. - Вологодских Н.В..

При рассмотрении дела судом первой инстанции истец Баландин А.В. исковые требования поддержал в полном объеме.

При рассмотрении дела судом первой представитель истцов Пахтусова И.В. исковые требования поддержала в полном объеме.

При рассмотрении дела судом первой третье лицо Вологодских Н.В. исковые требования полагала обоснованными и подлежащими удовлетворению. Пояснила, что она является дочерью погибшего Д.В.В. У них была обычная скромная неконфликтная семья. Отец всегда помогал- по хозяйству, водился с внуками, человек он был не конфликтный ни по отношению к членам семьи, ни по отношению к соседям, жизнерадостный. У него были прекрасные отношения с братом, мамой. Мама переживает гибель отца, её гложет одиночество, она осталась одна в квартире. Отец увлекался рыбалкой, любил собирать грибы.

При рассмотрении дела судом первой представитель ответчика Дьякова В.М. адвокат Кучаев М.Г. исковые требования полагал необоснованными и не подлежащими удовлетворению. Пояснил, что Д.В.В. покончил жизнь самоубийством, о чем свидетельствует его поведение на дороге, а именно неуверенная езда то по обочине, то по краю дороги. Полагал, что Д.В.В. намеренно поехал в ночное время на оживленную трассу, чтобы покончить жизнь самоубийством, поскольку при нем не было обнаружено ни рыболовных снастей, ни грибных.

При рассмотрении дела судом первой истец Дуракова В.Г. в судебное заседание не явилась, извещена надлежащим образом, просила рассмотреть дело в её отсутствие, с участием её представителя. Ранее в судебном заседании на исковых требованиях настаивала в полном объеме.

При рассмотрении дела судом первой ответчик Дьяков В.М. в судебное заседание не явился, извещен надлежащим образом, просил рассмотреть дело в его отсутствие, с участием его представителя. Ранее в судебном заседании пояснил, что исковые требования не признает в полном объеме. 24 июня 2013 года он утром ехал на работу в г. Челябинск. Перед поворотом, не доехав до

моста метров 50, увидел в попутном направлении велосипедиста, который вел себя неадекватно, а именно ехал по краю обочины, потом выезжал на полосу движения. Когда велосипедист резко выехал на полосу движения, избежать столкновения ему не удалось. Он сразу до приезда скорой помощи стал оказывать первую помощь пострадавшему, пытался остановить кровотечение. После того, как ему стало известно о смерти пострадавшего, он приехал к сыну пострадавшего - Баландину, принес ему извинения. Полагает, что его действиями истцам никаких нравственных и моральных страданий он не причинил, поскольку сам сильно пострадал, ему было тяжело психологически. Полагает, что Д.В.В. покончил жизнь самоубийством.

При рассмотрении дела судом первой представитель ответчика ОАО "Альфа-Страхование" в судебное заседание не явился, извещен надлежащим образом, уважительных причин неявки суду не представил.

Суд постановилрешение, которым исковые требования Дураковой В.Г. и Баландина А.В. удовлетворил частично.

Взыскал с Дьякова В.М. в пользу Дураковой В.Г. компенсацию морального вреда в размере **** рублей, расходы на оплату государственной пошлины в сумме **** руб., а всего **** руб.; в пользу Баландина А.В. расходы на погребение в размере **** руб., компенсацию морального вреда в размере **** руб., расходы на оплату государственной пошлины в сумме **** руб. **** коп., а всего **** руб. **** коп.

Взыскал с открытого акционерного общества "Альфа-Страхование" в пользу Дураковой В.Г. расходы на погребение в сумме **** руб.; в пользу Баландина А.В. расходы на погребение в сумме **** руб., расходы на оплату государственной пошлины в сумме **** руб. **** коп., а всего **** руб. **** коп.

В удовлетворении остальной части исковых требований отказал. Взыскал с открытого акционерного общества "Альфа-Страхование" государственную пошлину в доход местного бюджета в размере **** руб.

В апелляционной жалобе Дьяков В.М. прости решение суда отменить. Полагает, что судом не принято во внимание, что ДТП произошло вследствие умысла потерпевшего Д.В.В., его грубой неосторожности. Истцами не представлено доказательств, свидетельствующих о степени нравственных или физических страданий, связанных с их индивидуальными особенностями, в связи с чем отсутствуют основания для взыскания с Дьякова В.М. компенсации морального вреда. Полагает, что судом завышен размер расходов на погребение, поскольку платочки носовые и полотенца не входят в обязательный ритуал погребения согласно ФЗ "О погребении и похоронном деле" от 12 января 1996 года N8-ФЗ. Не согласен с взысканием с него расходов по организации поминального обеда, поскольку в квитанции N2344763090733 от 28 июня 2013 года указано в качестве основания оплата

услуг столовой.

Ответчик Дьяков В.М., ОАО "АльфаСтрахование" о времени и месте рассмотрения дела судом апелляционной инстанции надлежащим образом извещены, в суд не явились, поэтому судебная коллегия в соответствии с ч.З ст. 167, ч. 1 ст.327 ГПК РФ находит возможным рассмотрение дела в их отсутствие.

Проверив в соответствии с ч.1 ст. 327.1 ГПК РФ в пределах доводов апелляционной жалобы материалы дела и обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Как правильно установлено судом и следует из материалов дела, 24 июня 2013 года в 06 часов 15 минут на участке проезжей части на 230-ом километре автодороги Тюбук-Кыштым на территории Каслинского района Челябинской области произошло дорожно-транспортное происшествие, водитель Дьяков В.М., управляя автомобилем **** государственный регистрационный знак ****, допустил столкновение с водителем велосипеда Д.В.В., в результате которого водитель велосипеда Д.В.В. получил телесные повреждения и был доставлен в Каслинскую ЦРБ, где скончался 27 июня 2013 года.

Как усматривается из записи акта о смерти N343 от 29 июня 2013 года, Д.В.В., **** года рождения, умер **** года, причина его смерти - транспортный несчастный случай (л.д. 107).

Согласно акту судебно-медицинского исследования трупа N142 от 22 августа 2013 года, причиной смерти Д.В.В. является ****, которая сопровождалась образованием следующих повреждений: ****.

Все повреждения, обнаруженные на трупе, прижизненные, образовались от воздействия твердых тупых предметов, в срок, сообщенный в направительном документе, в условиях ДТП, являются опасными для жизни и по этому признаку квалифицируются как тяжкий вред здоровью, стоят в прямой причинной связи с наступлением смерти.

Данные обстоятельства подтверждаются постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела от 27 октября 2013 года. Согласно постановлению действия водителя Дьякова В.М. не стоят в причинно-

следственной с"язи с совершенным ДТП, следовательно, действия водителя не образуют состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 Уголовного кодекса РФ.

Указанным постановлением, с учетом объяснений ответчика Дьякова В.М. и очевидца П.Д.А., пояснений очевидца Б.А.Ю., данных в ходе доследственной проверки, установлено, что велосипедист Д.В.В. начал резко изменять направление своего движения, а именно резко начал выворачивать на правую полосу движения под углом 45 градусов, двигался неуверенно, периодически двигался по правой обочине, периодически по правому краю проезжей части.

Установлено, что в ДТП, произошедшем 24 июня 2016 года имеется вина велосипедиста Д.В.В., который резко выехал на проезжую часть, чем нарушил п. 1.5 ПДД РФ "Участники дорожного движения должны действовать таким образом, чтобы не создавать опасности для движения и не причинять вреда", п. 8.1 ПДД РФ "Перед начало движения, перестроением, поворотом (разворотом) и остановкой водитель обязан подавать сигналы световыми указателями поворота соответствующего направления, а если они отсутствуют или неисправны - рукой. При выполнении маневра не должны создаваться опасность для движения, а также помехи другим участникам дорожного движения", а также п. 24.2 ПДД РФ "Велосипеды, мопеды, гужевые повозки (сани), верховые и вьючные животные должны двигаться только в один ряд возможно правее. Допускается движение по обочине, если это не создает помех пешеходам". В действиях велосипедиста Д.В.В. установлена грубая неосторожность (л.д. 16-19).

Согласно объяснениям водителя Дьякова В.М., в момент ДТП он являлся владельцем автомобиля ****, государственный регистрационный номер **** (л.д. 24-25).

Указанное обстоятельство подтверждается также свидетельством о регистрации транспортного средства (л.д. 23).

Гражданская ответственность владельца автомобиля ****, государственный регистрационный номер **** Дьякова В.М. на момент ДТП была застрахована в ОАО "АльфаСтрахование", страховой полис серия **** (л.д. 40).

В обоснование исковых требований о взыскании с ответчика расходов на погребение, компенсации морального вреда, расходов по уплате государственной пошлины, истцы Дуракова В.Г. и Баландин А.В. указали, что вследствие наезда транспортного средства, под управлением водителя Дьякова В.М. на Д.В.В., последнему были причинены телесные повреждения, от которых пострадавший после ДТП скончался.

Как усматривается из материалов дела, между Д.В.В. и

Вагановой В.Г. 09 января 1970 года заключен брак, Вагановой В.Г. присвоена фамилия Дуракова, что подтверждается свидетельством о заключении брака (л. д. 11).

Согласно свидетельству о рождении серии **** от 01 октября 1970 года, родителями Дуракова А.В., **** года рождения, являются Д.В.В. и Дуракова В.Г. (л.д. 12).

24 апреля 1996 года, Дураков А.В., **** года рождения, переменил фамилию на Баландин, что подтверждается свидетельством о перемене фамилии (л.д. 13).

В результате гибели Д.В.В. истцам причинен моральный вред, выразившийся в переживаемых ими тяжелых нравственных страданиях, связанных со смертью близкого человека супруга и отца Д.В.В.

Статья 1079 ГК РФ предусматривает ответственность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих.

Согласно п.1 ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и тому подобное, осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Пунктом 2 этой же нормы установлено, что владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, в таких случаях несут лица, противоправно завладевшие источником. При наличии вины владельца источника повышенной опасности в противоправном изъятии этого источника из его обладания ответственность может быть возложена как на владельца, так и на лицо, противоправно завладевшее источником

повышенной опасности.

Частью 3 статьи 1079 ГК РФ предусмотрено, что юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих _ (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Ответственность за причинение вреда источником повышенной опасности наступает независимо от наличия или отсутствия вины владельца источника повышенной опасности.

В соответствии с п.1 ст. 1099 ГК РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 ГК РФ ("Обязательства вследствие причинения вреда") и статьей 151 ГКРФ.

Согласно ч.1 ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В силу статьи 1100 Гражданского кодекса РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности. В связи с этим отсутствие вины в действиях причинителя вреда не освобождает его от ответственности за причиненный вред.

Компенсация морального вреда осуществляется в денежном выражении, размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий с учетом фактических обстоятельств при причинении вреда (ст. 1101 ГК РФ).

В соответствии с абзацем вторым пункта 2 статьи 1083 Гражданского кодекса РФ при грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено

иное. При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается.

Согласно п. 1 ст. 1094 ГК РФ лица, ответственные за вред, вызванный смертью потерпевшего, обязаны возместить необходимые расходы на погребение лицу, понесшему эти расходы.

Разрешая спор и частично удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции правильно руководствовался положениями ст.ст. 151, 1079, 1101 ГК РФ, и исходил из доказанности факта причинения Дуракову В.В. телесных повреждений, повлекших его гибель в результате ДТП, в связи с чем пришел к выводу о наличии оснований для возложения ответственности по компенсации морального вреда на владельца источника повышенной опасности Дьякова В.М.

В обоснование размера компенсации морального вреда истец Дуракова В.Г. в суде первой инстанции пояснила, что с Д.В.В. прожили в браке 46 лет, отношения были дружные, полное взаимопонимание. Ее супруг Д.В.В. был добрым, здоровым человеком, несмотря на возраст. Вел здоровый образ, постоянно ездил на велосипеде за грибами, на рыбалку, вручную копал огород. Постоянно помогал детямг-был физически крепким. В настоящее время ей очень не хватает супруга, она до настоящего времени не может его забыть.

Истец Баландин А.В. в обоснование размера компенсации морального вреда указал, что они с отцом всегда жили хорошо, дружно, были сильно привязаны друг к другу. Потеря отца для него стала большой невосполнимой утратой.

Факт причинения истцам морального вреда (нравственных страданий) вследствие гибели Д.В.В., супруга и отца, является бесспорным.

При указанных обстоятельствах, суд обоснованно возложил обязанность по компенсации морального вреда на ответчика Дьякова В.М.

Определяя размер компенсации морального вреда, суд учел степень и характер нравственных страданий истцов, в связи со смертью близкого родственника, обстоятельства происшествия, требования разумности и справедливости, и пришел к правильному выводу о взыскании с Дьякова В.М. компенсации морального в пользу Дураковой В.Г. и Баландина А.В. в размере **** руб. каждому.

Доводы апелляционной жалобы ответчика об отсутствии его вины в дорожно-транспортном происшествии, не могут являться основанием для освобождения Дьякова В.М. от гражданско-правовой ответственности по компенсации истцам морального вреда, поскольку на момент ДТП ответчик

являлся владельцем источника повышенной опасности, ответственность которого наступает независимо от вины в причинении вреда.

Доводы апелляционной жалобы относительно несогласия с размером взысканной компенсации морального вреда, являются несостоятельными и не могут повлечь отмену решения суда.

Частью 2 статьи 151 ГК РФ установлено, что при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимание обстоятельства, а также суд должен учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

При определении размера компенсации вреда, в силу ст. 1101 ГК РФ должны учитываться требования разумности и справедливости.

Закон не устанавливает конкретный размер компенсации морального вреда. Компенсация предназначена для сглаживания нанесенных человеку моральных страданий, поэтому ее размер определяется судом с учетом характера причиненных нравственных страданий.

С учетом, обстоятельств происшествия, в результате которого наступила смерть Д.В.В., судебная коллегия полагает, что компенсация морального вреда определена судом в разумных пределах и оснований к ее изменению не имеется.

При определении компенсации морального вреда суд учел отсутствие вины водителя Дьякова В.М. в ДТП, грубую неосторожность потерпевшего, и взыскал компенсацию морального вреда в значительно меньшем размере, чем заявляли истцы.

Доводы апелляционной жалобы о том, что судом не была учтена степень вины потерпевшего Д.В.В. в причинении вреда, повлекшего смерть, судебной коллегией отклоняются, поскольку ответственность за причинение вреда источником повышенной опасности наступает независимо от наличия или отсутствия вины владельца источника повышенной опасности.

Указанные обстоятельства учтены судом первой инстанции, в том числе отсутствие виновных действий ответчика в произошедшей аварии, его семейное и материальное положение, а также неосмотрительность самого погибшего Д.В.В.

Между тем, следует отметить, что право на жизнь относится к числу

общепризнанных, основных, неотчуждаемых прав и свобод человека, подлежащих государственной защите.

Довод апелляционной жалобы, что при определении размера компенсации морального вреда суд исходил лишь из наличия родственных отношений, а истцами не представлено доказательств, свидетельствующих о степени нравственных или физических страданий, связанных с их индивидуальными особенностями, являются несостоятельными.

Определяя размер подлежащей взысканию в пользу истцов компенсации морального вреда, суд первой инстанции обоснованно исходил из обстоятельств дорожно-транспортного происшествия, степени родства истцов с погибшим, перенесенных ими нравственных переживаний по поводу смерти Д.В.В., требований разумности и справедливости.

В связи с гибелью Д.В.В., истцом Баландиным А.В. понесены расходы на погребение Д.В.В. в размере **** руб., что подтверждается накладной от 28 июня 2013 года N 74 на гроб и крест на общую сумму **** руб. (л.д. 48), копией квитанции-договора N **** от 28 июня 2013 года за мытье трупа, головы, бритье, обряжение, укладку в гроб, снятие мерки, формалиновую маску, траурный зал на общую сумму **** руб. (л.д. 50), квитанцией N 2344763090733 от 28 июня 2013 года за оплату услуг столовой на сумму **** руб. (л.д. 51).

Истцом Дураковой В.Г. в связи с гибелью Д.В.В. также понесены расходы на погребение в размере **** руб., что подтверждается накладной от 28 июня 2013 года N 121 на костюм мужской, туфли мужские, рубашка мужская, подушка, покрывало, платочки носовые, полотенце (л.д. 49).

Согласно полису ОСАГО серии ****, на момент дорожно-транспортного происшествия, собственником автомобиля ****, государственный регистрационный номер **** являлся Дьяков В.М., гражданская ответственность водителя которого была застрахована в ОАО "Альфа-Страхование" (л.д. 40).

В связи с тем, что ответчиком ОАО "Альфа-Страхование" истцам не было выплачено страховое возмещение в части возмещения расходов на погребение, суд первой инстанции пришел к выводу о взыскании в пользу Дураковой В.Г. за счет средств ОАО "Альфа-Страхование" расходов на погребение в размере лимита ответственности в сумме **** рублей, истцу Баландину А.В. в сумме **** руб., а в оставшейся части в размере **** рублей за счет Дьякова В.М ... В удовлетворении требований Баландина А.В. в части взыскания расходов на погребение в сумме **** руб. - расходы на катафалк, суд отказал, поскольку истцом не было представлено документов,

подтверждающих несение указанных расходов.

Разрешая спор в части исковых требований о взыскании расходов на погребение, суд первой инстанции правильно исходил из того, что гражданская ответственность Дьякова В.М. на момент ДТП была застрахована в ООО "Альфа-Страхование", сумма ущерба, превышающая предельный размер расходов на погребение, составляет **** руб. (**** руб. - **** руб.), которая подлежит взысканию с ответчика Дьякова В.М. в силу положений ст. 1072 Гражданского кодекса РФ.

В силу п. 1 ст. 1094 ГК РФ лица, ответственные за вред, вызванный смертью потерпевшего, обязаны возместить необходимые расходы на погребение лицу, понесшему эти расходы.

Перечень необходимых расходов, связанных с погребением, содержатся в Федеральном законе от 12 января 1996 года N8-ФЗ "О погребении и похоронном деле". В соответствии со ст.З данного Закона погребение определено как обрядовые действия по захоронению тела (останков) человека после его смерти в соответствии с обычаями и традициями, не противоречащими санитарным и иным требованиям. Возмещению подлежат расходы, связанные с оформлением документов, необходимых для погребения; расходы по изготовлению и доставке гроба, приобретении одежды и обуви для умершего, а также других предметов, необходимых для погребения; расходы по подготовке и обустройству захоронения (могилы, места в колумбарии); расходы по перевозке тела (останков) умершего на кладбище (в крематорий); расходы непосредственно по погребению либо кремации с последующей выдачи урны с прахом.

В отношении расходов на погребение законом установлен принцип возмещения лишь таких расходов, которые признаны необходимыми судом.

Таким образом, с учетом вышеуказанных норм права, подлежат взысканию лишь те расходы на погребение, которые являются необходимыми и входят в пределы обрядовых действий по непосредственному погребению тела.

Оценив представленные в суд доказательства, суд обоснованно, с учетом вышеизложенных норм права, определилрасходы на погребение, состоящие из расходов на услуги по захоронению, за организацию похорон и ритуальные услуги, поминальный обед, изготовление и установку памятника.

В соответствии со ст.З Федерального закона "О погребении и похоронном деле" погребение понимается как обрядовые действия по захоронению тела (останков) человека после его смерти в соответствии с обычаями и традициями, не противоречащими санитарным и иным требованиям, которое может осуществляться путем предания тела (останков)

умершего земле (захоронение в могилу, склеп), огню (кремация с последующим захоронением урны с прахом), воде (захоронение в воду в порядке, определенном нормативными правовыми актами Российской Федерации).

Затраты на погребение могут возмещаться на основании документов, подтверждающих произведенные расходы на погребение, при этом размер возмещения не может ставиться в зависимость от стоимости гарантированного перечня услуг по погребению, установленного в субъекте Российской Федерации или в муниципальном образовании, предусмотренного ст.9 указанного закона.

Факт оплаты истцами расходов подтвержден документально, в связи с чем сомнений в их достоверности у судебной коллегии не имеется.

Судебная^коллегия полагает, что судом первой инстанции в пользу истца Баландина В.М. взысканы расходы, отвечающие требованиям разумности (поминальный обед - **** рублей, захоронение - **** руб.), равно как и в пользу истца Дураковой В.Г. (захоронение - **** руб.) и не усматривает оснований для пересмотра решения в данной части.

Доводы апелляционной жалобы о необоснованности взыскания с ответчика расходов на погребение в части приобретения истцом Дураковой В.Г. носовых платочков и полотенец, а также о несогласии с размером затраченных истцом Баландиным А.В. денежных средств на организацию поминального обеда, подлежат отклонению.

В соответствии со ст. ст. 12, 56 ГПК РФ правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Каждая сторойа должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

Согласно ч. 2 ст. 68 ГПК РФ признание стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения, освобождает последнюю от необходимости дальнейшего доказывания этих обстоятельств.

Поскольку факт несения истцами расходов на приобретение носовых платочков и полотенец, а также поминального обеда подтверждены документально, и эти расходы входят в Перечень необходимых расходов, связанных с погребением, содержащимся в ФЗ от 12 января 1996 года N 8-ФЗ "О погребении и похоронном деле", указанные обстоятельства в силу закона следует?считать доказанными. Следовательно, компенсация таких расходов обоснованно взыскана судом с Дьякова В.М.

Разрешая спор, суд правильно определилобстоятельства, имеющие значение для дела, дал им надлежащую правовую оценку и постановилзаконное и обоснованное решение. Доводы апелляционной жалобы ответчика по существу сводятся к переоценке выводов суда первой инстанции, оснований для которой не имеется. Основания для отмены или изменения решения по доводам апелляционной жалобы отсутствуют.

Руководствуясь ст.ст. 328-329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Нязепетровского районного суда Челябинской области от 16 июня 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Дьякова В.М. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.