Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Хакасия от 20 сентября 2016 г. по делу N 33-3007/2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Хакасия от 20 сентября 2016 г. по делу N 33-3007/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Хакасия в составе:

председательствующего Морозовой В.Н.,

судей Капустиной Т.М., Карповой В.Н.,

при секретаре Немкове С.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании от 20 сентября 2016 года

гражданское дело по апелляционной жалобе истца Путинцевой Е.В. на решение Абаканского городского суда от 17 мая 2016 года, которым частично удовлетворен ее иск к Российскому союзу автостраховщиков, страховому акционерному обществу "ВСК" о взыскании компенсационной выплаты в связи с причинением вреда здоровью.

Заслушав доклад судьи Капустиной Т.М., объяснения истца Путинцевой Е.В., ее представителя Рузова А.А., заключение прокурора Васильевой Е.В., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Путинцева Е.В. обратилась в суд с иском к Российскому союзу автостраховщиков (далее - РСА), страховому акционерному обществу "ВСК" (далее - САО "ВСК") о взыскании компенсационной выплаты в связи с причинением вреда здоровью, мотивируя требования тем, что 14 января 2013 года на автодороге " "данные изъяты"" в районе 272 км. произошло дорожно-транспортное происшествие (далее - ДТП) с участием автомобиля ВАЗ-2105, государственный регистрационный знак N, под управлением Таланова Е.Ю., и автомобиля TOYOTA COROLLA, государственный регистрационный знак N, под управлением ФИО5 В результате ДТП причинен тяжкий вред здоровью Путинцевой Е.В. Приговором Боградского районного суда от 15 июля 2013 года Таланов Е.Ю. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации. Гражданская ответственность ответчика Таланова Е.Ю. застрахована в ОАО "Русская страховая транспортная компания". Посокльку у данной организации отозвана лицензия на осуществление страховой деятельности, она обратилась в САО "ВСК" с заявлением о компенсационной выплате, которое страховая компания должна была передать в РСА и осуществить необходимую с ней работу для получения компенсационной выплаты. Однако страховая компания после принятия заявления со всеми необходимыми приложенными документами дала ответ, что необходимо самостоятельно обратиться в РСА.

Просила с учетом уточненных требований взыскать недополученную компенсацию утраченного заработка за период с 16 октября 2014 года по 25 июня 2015 года в размере 5 554 руб. 43 коп. (89 409 руб. 60 коп. - 83 855 руб. 17 коп.), расходы на оплату услуг такси до медицинских учреждений в размере 4 990 руб., расходы на приобретение лекарственных средств в размере 48 420 руб. 74 коп., расходы на проезд в г. Курган для хирургической операции в размере 10 914 руб.

В судебном заседании истец Путинцева Е.В. и ее представитель Рузов А.А. поддержали уточненные требования.

Дело рассмотрено в отсутствие ответчиков САО "ВСК", РСА, третьего лица Таланова Е.Ю.

Суд постановилвышеприведенное решение, которым взыскал с РСА в пользу Путинцевой Е.В. компенсационную выплату в размере 12 257 руб. 47 коп., в доход местного бюджета государственную пошлину в размере 490 руб.

В остальной части исковых требований отказал.

С решением не согласна истец Путинцева Е.В.

В апелляционной жалобе она просит решение суда отменить и принять новое, которым взыскать утраченный заработок в размере 7 491 руб. 42 коп., расходы на массаж - 25 000 руб., расходы на такси 4 990 руб., на приобретение медицинских препаратов в размере 48 420 руб. 74 коп. Указывает, что судом был неправильно определен размер утраченного заработка. За один день нетрудоспособности размер утраченного заработка составляет 354 руб. 80 коп. (10 792 * 12 / 365). С учетом периода нетрудоспособности и выплаченной суммы размер утраченного заработка составляет 7 491 руб. 42 коп (354,80 * 252 - 83 855,17). Считает, что решение не мотивировано в части отказа во взыскании расходов на массаж в размере 25 000 руб., рекомендованный в медицинской организации и расходы на который подтверждены чеками. Настаивает на обоснованности расходов на такси, поскольку с установленным аппаратом Илизарова она не могла добираться пешком, а представленные чеки подтверждают время и место поездок. Ссылаясь на ч. 3 ст. 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации считает, что полученное заключение не являлось для суда обязательным и исключительным средством доказывания. Между тем, на основании этого заключения суд отказал во взыскании расходов на медицинские препараты, хотя в материалы дела были представлены назначения врачей, в которых указаны лекарственные средства, необходимые для реабилитации.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы по правилам ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия приходит к следующему.

Разрешая спор, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что САО "ВСК" является ненадлежащим ответчиком по делу и отказал в иске к данному юридическому лицу.

В этой части, а также в части отказа Путинцевой Е.В. во взыскании расходов на проезд в г. Курган решение сторонами не обжаловано и его законность судебной коллегией не проверяется.

Доводы жалобы свидетельствуют о несогласии с выводами суда о взыскании утраченного заработка, расходов на массаж, расходов на такси, на приобретение медицинских препаратов.

На основании п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В соответствии с п. 1 ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 1083 ГК РФ.

Согласно п. 1 ст. 929 ГК РФ по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Пунктом 4 статьи 931 ГК РФ предусмотрено, что в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

Судом установлено, что 14 января 2013 года около 17-00 часов на 272 км автодороги " "данные изъяты"" произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля ВАЗ-2105, государственный регистрационный знак "данные изъяты", под управлением Таланова Е.Ю., и автомобиля TOYOTA COROLLA, государственный регистрационный знак "данные изъяты", под управлением ФИО5, в результате которого пассажиру автомобиля TOYOTA COROLLA Путинцевой Е.В. причинены тяжкие телесные повреждения: "данные изъяты"".

Дорожно-транспортное происшествие произошло по вине Таланова Е.Ю. в результате нарушения им Правил дорожного движения Российской Федерации, что подтверждается приговором Боградского районного суда Республики Хакасия от 15 июля 2013 года, которым он признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ.

Гражданская ответственность Таланова Е.Ю., была застрахована в ОАО "Русская страховая транспортная компания".

Решением Абаканского городского суда от 13 марта 2014 года с ОАО "Русская страховая транспортная компания" в пользу Путинцевой Е.В. взыскана страховая выплата в счет возмещения вреда здоровью: утраченный заработок за период с 14 января 2013 года по 30 марта 2013 года в размере 20 161 руб. 26 коп., транспортные расходы в размере 2 640 руб., расходы на лечение и лекарства в размере 10 132 руб. 41 коп.

В соответствии со пп. "б" п. 1 ст. 18 Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" (в редакции, действовавшей в момент возникновения отношений) (далее - Федеральный закон от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ) компенсационная выплата в счет возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, осуществляется в случаях, если страховая выплата по обязательному страхованию не может быть осуществлена вследствие отзыва у страховщика лицензии на осуществление страховой деятельности.

Согласно п. "а" ст. 7 Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ страховая сумма, в пределах которой страховщик при наступлении каждого страхового случая (независимо от их числа в течение срока действия договора обязательного страхования) обязуется возместить потерпевшим причиненный вред, составляет в части возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью каждого потерпевшего, не более 160 000 руб.

Поскольку виновным в ДТП является водитель Таланов Е.Ю., чья гражданская ответственность была застрахована в ОАО "Русская страховая транспортная компания", у которой приказом Банка России от 20 мая 2015 года N ОД-1117, истец обратилась в суд с настоящим иском к РСА.

В силу п. 1 ст. 1085 ГК РФ при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

В соответствии с разъяснениями, данными в пп. "б" п.27 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 года N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина", согласно ст. 1085 ГК РФ в объем возмещаемого вреда, причиненного здоровью, включается расходы на лечение и иные дополнительные расходы (расходы на дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии и т.п.). Судам следует иметь в виду, что расходы на лечение и иные дополнительные расходы подлежат возмещению причинителем вреда, если будет установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение. Однако если потерпевший, нуждающийся в указанных видах помощи и имеющий право на их бесплатное получение, фактически был лишен возможности получить такую помощь качественно и своевременно, суд вправе удовлетворить исковые требования потерпевшего о взыскании с ответчика фактически понесенных им расходов.

Как видно из материалов дела, Путинцева Е.В. в связи с полученной 14 января 2013 года травмой проходила лечение в Абаканской городской больнице, травмпункте и в ГУЗ РХ "Центр восстановительной медицины и реабилитации", что подтверждается медицинскими документами.

Сопоставив даты обращения в данные медицинские учреждения с датами поездок, маршрутом движения легковых такси, суд первой инстанции пришел к выводу об обоснованности заявленных требований в размере 1 760 руб. (22 поездки по 80 руб.), а именно: 25 июня 2014 года, 06 июня 2014 года, 24 июня 2014 года, 08 декабря 2014 года, 23 июня 2014 года, 21 июня 2014 года, 06 января 2015 года (2 поездки), 30 января 2015 года, 16 февраля 2015 года, 11 февраля 2015 года (2 поездки), 17 февраля 2015 года, 18 февраля 2015 года (2 поездки), 17 марта 2015 года, 17 декабря 2014 года, 11 декабря 2014 года, 20 мая 2015 года, 27 января 2015 года, 22 января 2015 года, 25 декабря 2014 года.

Отказывая во взыскании остальной части расходов на такси, суд первой инстанции указал на то, что из маршрута движения, указанного в квитанциях, не следует, что поездки осуществлялись к месту нахождения лечебных учреждений, либо обратно из лечебных учреждений к месту жительства истца.

Судебная коллегия полагает возможным согласиться с указанными выводами суда, поскольку они основаны на положениях приведенных норм материального права и установленных обстоятельствах по делу.

Ссылка в апелляционной жалобе на то, что истец не могла добираться пешком, так как ей был установлен аппарат Илизарова, в связи с чем была вынуждена добираться на такси, в том числе не в медицинские организации, не опровергают выводы суда, поскольку указанные поездки не свидетельствуют о том, что понесенные расходы были связаны с восстановлением здоровья истца.

Для определения нуждаемости истца в медицинских препаратах, медицинских изделиях, расходы на которые она просит взыскать с ответчика, определением Абаканского городского суда от 21 января 2016 года была назначена судебно-медицинская экспертиза, производство которой было поручено экспертам ГКУЗ РХ "Бюро СМЭ".

Из заключения судебно-медицинской экспертизы от 8 апреля 2016 года следует, что в период лечения и реабилитации, после полученной в результате ДТП от 14 января 2013 года травмы "данные изъяты" Путинцева Е.В. нуждалась в приобретении изделия медицинского назначения - костыли.

Приобретение Путинцевой Е.В. перевязочного материала: салфетка, спирт, бинт стерильный, салфетка стерильная, лейкопластыри, повязка силкофис фиксирующая, салфетка спиртовая, вата стерильная, вата нестерильная необоснованно, так как перевязки Путинцевой Е.В. должны были осуществляться в процедурном кабинете медицинского учреждения по месту жительства. Назначение и рекомендации в приобретении лекарственных препаратов и изделий медицинского назначения, заявленных в материалах дела, а именно: Кеторол таб., кеторол амп., нимесил в гран. (нестероидный противовоспалительный препарат), левомеколь мазь, мазь Вишневского, спирт, нолицин таб. (антибактериальный препарат), бетадин р-р (антисептик), фурациллин таб., ваготил фл. (антисептик), ципролет таб. (антибактериальный препарат), аппликатор Кузнецова тибетский, грелка обычная, в представленных медицинских документах не установлено, в связи с чем, показаний для их приобретения не имеется. В приобретении лекарственных препаратах: камистад гель (препарат, который способствует уменьшению боли при воспалении и повреждении слизистой оболочки полости рта и десен), канефрон (фитопрепарат, применяемый при заболеваниях почек и мочевыводящих путей), антифлу кидс пор. (детский препарат от простуды), анаферон детский таб. (противовирусный препарат для детей), терафлю пор. (препарат от простуды), витамишки кальций плюс паста (детский витаминный препарат), стоматофит, визин гл. капли, нурофен экспресс, Виши нормодерм очищающий, визин гл. капли, стопангин спрей, каметон аэр. с целью лечения и реабилитации по последствиям травмы, полученной истцом в ДТП 13 января 2013 года, Путинцева Е.В. не нуждалась.

Доказательств того, что перевязочный материал не был представлен бесплатно либо истец фактически была лишена возможности получить такую помощь качественно и своевременно, материалы дела не содержат.

Установив указанные обстоятельства, суд первой инстанции, обоснованно взыскал расходы за приобретенные истцом костыли в размере 1 293 руб. и отказал во взыскании остальных расходов на медицинские препараты (изделия), так как они не являются необходимыми, либо она имела право на их бесплатное получение.

Суд апелляционной инстанции соглашается с доводами апеллянта о том, что заключение экспертизы не является для суда обязательным и исключительным средством доказывания, однако выводов суда они не опровергают, на правильность принятого решения в указанной части не влияют.

Как следует из материалов дела, Путинцева Е.В. ни при подаче искового заявления, ни в порядке уточнения иска требование о взыскании средств, затраченных на массаж, не заявляла.

В подтверждение доводов жалобы апеллянт ссылается на рекомендации врачей о необходимости массажа и квитанций об оплате.

Вместе с тем силу ч. 3 ст. 196 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.

Ссылка в жалобе на то, что решение не мотивировано в части отказа во взыскании расходов на массаж в размере 25 000 руб. отклоняется судом апелляционной инстанции, поскольку такого требование истцом не заявлялось. Наличие в материалах дела рекомендации о необходимости массажа и копий квитанций об оплате не свидетельствует, о том, что такое требование было предметом рассмотрения в суде первой инстанции.

Между тем, суд апелляционной инстанции не может согласиться с определенным судом первой инстанции размером утраченного заработка.

Согласно п. 1 и п. 4 ст. 1086 ГК РФ размер подлежащего возмещению утраченного потерпевшим заработка (дохода) определяется в процентах к его среднему месячному заработку (доходу) до увечья или иного повреждения здоровья либо до утраты им трудоспособности, соответствующих степени утраты потерпевшим профессиональной трудоспособности, а при отсутствии профессиональной трудоспособности - степени утраты общей трудоспособности.

В случае, когда потерпевший на момент причинения вреда не работал, учитывается по его желанию заработок до увольнения либо обычный размер вознаграждения работника его квалификации в данной местности, но не менее установленной в соответствии с законом величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации.

В ходе рассмотрения дела, ответчик выплатил Путинцевой Е.В. компенсационную выплату в размере 83 855 руб.17 коп.

Обращаясь с настоящим иском, Путинцева Е.В. просила определить утраченный заработок на основании прожиточного минимума, ссылаясь на то, что на момент причинения вреда здоровью не работала.

Как разъяснено в абз. 4 п. 29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 года N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина", если к моменту причинения вреда потерпевший не работал и не имел соответствующей квалификации, профессии, то применительно к правилам, установленным п. 2 ст. 1087 ГК РФ и п. 4 ст. 1086 ГК РФ, суд вправе определить размер среднего месячного заработка, применив величину прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации, установленную на день определения размера возмещения вреда.

Соответственно, в настоящем случае, с учетом заявленных требований, подлежит применению величина прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации, установленная на день определения размера возмещения вреда.

Обращаясь в суд с иском, Путинцева Е.В. произвела расчет утраченного заработка исходя из величины прожиточного минимума за второй квартал 2015 года и количества дней нетрудоспособности, определив к взысканию 89 409 руб.60 коп.

Судом установлено, что Путинцева Е.В. находилась на лечении с 16 октября 2014 года по 25 июня 2015 года.

22 сентября 2015 года Путинцева Е.В. обратилась с заявлением в САО "ВСК" о выплате компенсационной выплаты в счет возмещения вреда здоровью.

На дату обращения в страховую компанию был утвержден прожиточный минимум в размере 10792 руб. на второй квартал 2015 года (Постановление Правительства РФ от 28 августа 2015 года N 90).

Суд первой инстанции, определяя размер утраченного заработка исчислил из установленного прожиточного минимума на каждый квартал периода временной нетрудоспособности истца ( 4 квартал 2014 года- 8885 руб. в месяц, 1 и 2 кварталы 2015 года - 10 404 руб. и 10 792 руб. (соответственно).

Вопреки выводу суда, утраченный заработок необходимо исчислять не по изменениям прожиточного минимума в период нетрудоспособности истца, а из величины прожиточного минимума на день определения размера вреда.

Обращаясь с заявлением о выплате компенсации в счет возмещения вреда здоровью, истец исчислила утраченный заработок исходя из величины прожиточного минимума на дату закрытия листка нетрудоспособности, то есть на дату возникновения права обращения к страховщику за получением компенсационной выплаты.

В ходе рассмотрения дела, истец уточнила исковые требования и просила взыскать утраченный заработок в размере 5554 руб.43 руб. (л.д.110), поскольку ответчиком добровольно выплачено 83 855 руб.17 коп.

С учетом периода временной нетрудоспособности размер утраченного заработка составит 89 409 руб. 86 коп. (10722 / 31 * 16 + 10722 * 7 + 10722 / 30 * 25).

Учитывая, что ответчиком выплачено 83 855 руб.17 коп., необходимо довзыскать 5554 руб.43 руб. ( 89 409 руб. 86 коп.- 83 855 руб.17 коп.)

Судом первой инстанции в пользу истца взысканы расходы на такси в размере 1760 руб., расходы на проезд в размере 8 914 руб.50 коп., расходы на приобретение костылей в размере 1293 руб., всего на 12 967 руб.

Таким образом, решение суда в части взысканной с РСА компенсационной выплаты подлежит изменению с взысканием в пользу Путинцевой Е.В. 17 523 руб. 31 коп. (5554 руб.43 руб. + 1 760 + 1 293 + 8 914,50)

Не соглашаясь с размером доплаты компенсационной выплаты, указанной истцом в апелляционной жалобе, судебная коллегия исходит из арифметической ошибки, допущенной истцом в расчете. Так, в жалобе указан расчет (89 409-, 60 - 83 855,17= 7491 руб.42 коп.), тогда как при таком арифметическом действии итоговая сумма равна 5554 руб.43 коп. Именно эта сумма указана в уточнении к исковому заявлению ( л.д.110).

В результате изменения взысканной с РСА компенсационной выплаты подлежит изменению взысканная государственная пошлина, размер которой составит 700 руб. 93 коп. (17523,31 * 4%) (п. 1 ст. 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации).

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Абаканского городского суда от 17 мая 2016 года по настоящему делу в части требований Путинцевой Е.В. к Российскому союзу страховщиков изменить.

Взыскать с Российского союза страховщиков в пользу Путинцевой Е.В. компенсационную выплату в счет возмещения вреда здоровью в размере 17 523 руб. 31 коп., в доход местного бюджета государственную пошлину в размере 700 руб.93 коп.

В остальной части это же решение оставить без изменения.

 

Председательствующий В.Н. Морозова

 

Судьи Т.М. Капустина

В.Н. Карпова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.