Обзор кассационной практики по гражданским делам Верховного суда Чувашской Республики за 2-3 квартал 2007 года

Обзор кассационной практики по гражданским делам
Верховного суда Чувашской Республики за 2-3 квартал 2007 года

 

Судебные расходы

 

Государственная пошлина

 

Удовлетворяя исковые требования Администрации района о выселении супругов П. из жилого помещения суд взыскал с них в доход местного бюджета государственную пошлину в сумме 200 рублей в солидарном порядке, что не предусмотрено действующим законодательством. В соответствии со ст.322 ГК РФ солидарная обязанность (ответственность) или солидарное требование возникает, если солидарность обязанности или требования предусмотрена договором или установлена законом, в частности при неделимости предмета обязательства.

При уплате государственной пошлины солидарной обязанности не возникает. (33-1684-07)

 

При взыскании компенсации за потерю рабочего времени суд должен иметь в виду, что само по себе предъявление необоснованного иска не может рассматриваться как недобросовестное пользование процессуальными правами, влекущее последствия, предусмотренные ст.99 ГПК РФ.

Отказывая в удовлетворении исковых требований ГУП к гр.М., суд обоснованно возложил на истца обязанность возместить ответчику понесенные им судебные издержки: на оплату услуг представителя и расходы, понесенные в связи с оплатой проезда свидетеля. Вместе с тем судебная коллегия признала необоснованным взыскание с истца в пользу ответчика 1000 рублей в возмещение за потерю рабочего времени.

По правилам ст.99 ГПК РФ компенсация за фактическую потерю рабочего времени стороне присуждается в случае, когда лицо не преследует цели судебной защиты, а действует лишь во вред другой стороне. При этом недобросовестность действий стороны должна быть доказана. А само по себе предъявление необоснованного иска не может рассматриваться как недобросовестное пользование процессуальными правами, влекущее последствия, предусмотренные данной статьей закона. (33-1846-07)

 

Стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы. Вопрос этот разрешается судом, принявшим решение по существу спора.

Решением суда первой инстанции удовлетворен иск ООО о признании недействительным договора купли-продажи производственных помещений. При этом суд оставил без разрешения вопрос о судебных издержках. После вступления решения суда в законную силу истец обратился в суд с заявлением о взыскании с ответчиков государственной пошлины в сумме 11600 руб., уплаченной им при подаче искового заявления. Это заявление было возвращено истцу в виду# его неподсудности районному суду.

Вынося указанное определение, суд первой инстанции не принял во внимание, что требование ООО вытекает из положений ч.1 ст.98 ГПК РФ, т.е. основано на нормах процессуального законодательства и не может рассматриваться в качестве самостоятельного материального требования, оно подлежит рассмотрению в порядке п.3 ч.1 ст.201 ГПК РФ, судом, принявшим решение по существу. (33-1843-07)

 

В соответствии со ст.100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Судом первой инстанции в пользу истца взысканы расходы по оплате услуг представителя в размере 40000 рублей.

Полагая, что решение суда первой инстанции в этой части не является справедливым, а взысканная судом сумма разумной, коллегия изменила данное решение суда.

В соответствии со ст.100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Разрешая спор, суд обязан создавать условия, при которых соблюдался бы необходимый баланс процессуальных прав и обязанностей сторон.

Обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя. Именно поэтому в статье 100 ГПК РФ речь идет, по существу, об обязанности суда установить баланс между правами лиц, участвующих в деле.

Определяя размер подлежащих взысканию расходов на оплату услуг представителя, суд первой инстанции не учел, что данное гражданское дело не представляет собой особой сложности в применении права, судебная практика в разрешении гражданских дел данной категории имеется в достаточном объеме, по данному делу проведено всего 4 судебных заседания. Рассмотрение дела откладывалось в связи с привлечением к участию в деле третьего лица, в связи с истребованием доказательств, в связи с приостановлением рассмотрения дела.

Учитывая изложенное, судебная коллегия размер подлежащих взысканию расходов за участие представителя, снизила до 8000 рублей. (33-1055-07)

 

Подведомственность

 

В соответствии с ч.2 ст.166 ГК РФ требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. В соответствии со ст.126 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)# все имущественные требования кредиторов могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства за исключением требований о признании права собственности, о взыскании морального вреда, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о признании недействительными ничтожных сделок и о применении последствий их недействительности.

ООО "Туваны" обратилось в суд с иском к СХПК им.Свердлова и Г. о признании сделки недействительной и применении последствий недействительности сделки.

Исковые требования мотивированы тем, что сельскохозяйственным производственным кооперативом им.Свердлова в лице конкурсного управляющего и Г. был заключен договор купли-продажи скота. По мнению истца, данная сделка является ничтожной ввиду несоответствия п.2 ст.179 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", в соответствии с которым ООО "Туваны" имеет преимущественное право приобретения имущества должника.

Возвращая исковое заявление истцу по п.2, 4 ч.1 ст.135 ГПК РФ как неподсудное районному суду и как поданное истцом, не имеющим право на его подписание и предъявление в суд, судья исходил из того, что истец ООО "Туваны" как самостоятельное юридическое лицо никакого отношения к имуществу СХПК им.Свердлова не имеет, и не вправе предъявлять какие-либо требования к нему; оспариваемая истцом сделка никакого значения для истца не имеет, поскольку приобретенный Г. скот им реализован, а сам спор подсуден арбитражному суду. Отменяя данное определение суда, судебная коллегия указала следующее.

В соответствии с ч.2 ст.166 ГК РФ требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом.

В обоснование исковых требований истец заявляет о своем интересе к имуществу должника-ответчика и ссылается на п.2 ст.179 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", регулирующий особенности продажи имущества сельскохозяйственных организаций, который гласит о том, что преимущественное право приобретения имущества должника имеют лица, занимающиеся производством или производством и переработкой сельскохозяйственной продукции, и владеющие земельным участком, непосредственно прилегающим к земельному участку должника".

Таким образом, в соответствии со ст.166 ГК РФ ООО "Туваны" вправе предъявить к ответчикам иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки. А факт реализации Г. полученного по сделке скота сам по себе не может служить основанием для возврата истцу искового заявления. К тому же, этот факт материалами не подтвержден.

В соответствии со ст.126 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)# все имущественные требования кредиторов могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства за исключением требований о признании права собственности, о взыскании морального вреда, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о признании недействительными ничтожных сделок и о применении последствий их недействительности.

Таким образом, требование о признании недействительности ничтожной сделки и о применении последствий ее недействительности не может рассматриваться в рамках конкурсного производства и подлежит рассмотрению судом.

В соответствии со ст.27 АПК РФ Арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

Статья 33 АПК РФ определяет специальную подведомственность дел арбитражным судам.

Как видно из материалов, по правилам специальной подведомственности, установленной ст.33 АПК РФ, данный спор не может быть отнесен к ведению арбитражного суда. Не отнесен данный спор к ведению арбитражных судов и каким-либо федеральным законом, в том числе и Законом "О несостоятельности (банкротстве)". В связи с чем при определении подведомственности данного дела по правилам ст.27 АПК РФ и ст.22 ГПК РФ следует исходить из субъектного состава лиц, участвующих в деле.

Как следует из искового заявления, одним из ответчиков истцом указан Г., являющийся стороной оспариваемой истцом сделки. Данных о том, что он является индивидуальным предпринимателем либо осуществляет предпринимательскую деятельность, в приложенных к исковому заявлению материалах не имеется, об этом не указывается и в исковом заявлении. В связи с чем вывод судьи о подведомственности спора арбитражному суду является преждевременным. (N 33-1015-07).

 

Свидетельство о регистрации средства массовой информации может быть признано недействительным исключительно судом в порядке гражданского судопроизводства по заявлению регистрирующего органа.

Управление Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия по приволжскому федеральному округу, обратилось в суд с иском к сельской администрации о признании недействительным свидетельства о регистрации радиопрограммы. Судом отказано в принятии искового заявления к производству районного суда по тем мотивам, что спор подведомственен арбитражному суду.

Отменяя это определение суда первой инстанции, судебная коллегия указала, что вывод суда о подведомственности данного спора арбитражному суду не основан на требованиях ст.22 АПК РФ. Юридические лица, являющиеся некоммерческими организациями, вправе обратиться в арбитражный суд тогда, когда спор с их участием носит прежде всего экономический характер и возник в связи с осуществлением ими предпринимательской деятельности, допускаемой законодательством. Данный спор не является экономическим. Кроме того, согласно ст.15 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" свидетельство о регистрации средства массовой информации может быть признано недействительным исключительно судом в порядке гражданского судопроизводства по заявлению регистрирующего органа. (33-1844-07)

 

Процесс

 

По смыслу п.1 ч.1 ст.135 ГПК РФ досудебный порядок урегулирования спора должен быть установлен либо федеральным законом, либо договором, если спор возник из этого договора.

А. обратился в суд с иском к государственному учреждению - Управлению Пенсионного фонда РФ в Чувашской Республике, в котором с учетом уточнений просил взыскать с ответчика неполученную пенсию в размере 23539 рублей 95 коп. Свои требования А. мотивировал тем, что пенсия ему назначена на общих основаниях, тогда как он работал на должностях, связанных с тяжелыми условиями труда и имел право на льготное пенсионное обеспечение по Списку N 2.

Судьей исковое заявление было возвращено по тем мотивам, что истцом не соблюден установленный для данной категории споров досудебный порядок урегулирования спора. Кроме того, заявление А. не соответствует требованиям, предъявляемым ст.ст.131, 132 ГПК РФ к исковым заявлениям.

Делая такой вывод, судья не учел следующее. Согласно п.1 ч.1 ст.135 ГПК РФ судья возвращает заявление в случае, если истцом не соблюден установленный федеральным законом для данной категории споров или предусмотренный договором сторон досудебный порядок урегулирования спора либо истец не представил документы, подтверждающие соблюдение досудебного порядка урегулирования спора с ответчиком, если это предусмотрено федеральным законом для данной категории споров или договором.

Таким образом, по смыслу названной нормы досудебный порядок урегулирования спора должен быть установлен либо федеральным законом, либо договором, если спор возник из этого договора. В данном случае федеральный закон, регулирующий возникшие правоотношения, таких требований не содержит.

Кроме того, к своему иску А. приложил ответы, поступившие из Управления Пенсионного фонда РФ Чувашской Республики, о невозможности назначения ему пенсии в льготных размерах.

Что же касается несоответствия иска предъявляемым к нему требованиям, то данное обстоятельство основанием для возвращения заявления на основании ст.135 ГПК РФ не является.

При таких обстоятельствах обжалуемое определение было отменено с направлением материалов в тот же суд со стадии их принятия. (N 33-1033-07)

 

В соответствии со ст.138 ГПК РФ судья принимает встречный иск в случае, если: встречное требование направлено к зачету первоначального требования; удовлетворение встречного иска исключает полностью или в части удовлетворение первоначального иска; между встречным и первоначальными исками имеется взаимная связь и их совместное рассмотрение приведет к более быстрому и правильному рассмотрению споров.

Б. обратилась в суд с иском к ГУП "РУКС" о защите прав потребителя. Свои требования она мотивирует тем, что в соответствии с договором от 6 апреля 1999 г. об уступке требования (цессии) на получение трехкомнатной квартиры по договору N 95 от 24.09.1998 г. ответчик обязался перед ней сдать в эксплуатацию указанную квартиру в 1999 г. Однако квартира была сдана только в 2002 году.

Таким образом, истица считала, что с ответчика подлежала взысканию в ее пользу неустойка в размере 3% от общей цены заказа за каждый день просрочки до окончания выполнения работ.

В процессе рассмотрения дела ГУП "РУКС" обратилось к Б. со встречным иском о признании недействительным договора цессии от 06 апреля 1999 г., заключенного между Б. и Л. об уступке требования 3-х комнатной квартиры по договору N 95 от 24.09.1998 между ГУП "РУКС" и Л.

Требования мотивированы тем, что 24.09.1998 г. между ГУП "РУКС" и Л. был заключен договор N 95 на строительство жилья, сроком сдачи в эксплуатацию в 1999 г.

Впоследствии, 06 апреля 1999 г. между Л. и Б. был заключен договор об уступке требования (цессии) на указанную квартиру, договор был согласован с начальником ГУП "РУКС". Однако в судебное заседание Б. предоставила иной экземпляр договора цессии от 06.04.1999 г., текст которого не был согласован с ГУП "РУКС", и отличается от согласованного договора, в связи с чем они считают его недействительным.

В принятии искового заявления ГУП "РУКС" к Б. о признании недействительным договора цессии от 06 апреля 1999 г. отказано. Постанавливая указанное определение, суд первой инстанции указал, что встречное исковое заявление не подлежит принятию судом, поскольку данный договор не затрагивает права и интересы заявителя.

Судебная коллегия нашла выводы суда ошибочными и отменила определение суда. В договоре от 24 сентября 1998 г., заключенном между ГУП "РУКС" и Л. указано, что ни одна из сторон не вправе передавать свои права и обязанности по настоящему договору без письменного согласия другой стороны (п.4.1) (N 33-1020-07)

 

Согласно ст.29 ГПК РФ, иск к организации, вытекающий из деятельности ее филиала или представительства, может быть предъявлен также в суд по месту нахождения филиала или представительства.

Д. обратился в районный суд г.Чебоксары с иском к ООО "Страховая компания "Дженерал резерв" г.Москва о взыскании 115756 руб. 87 коп. страхового возмещения. Иск мотивирован тем, что водитель О. управляя автомобилем ВАЗ-21099 нарушил правила проезда перекреста и совершил столкновение с принадлежащей истцу автомашиной. В результате ДТП автомобилю истца причинены механические повреждения. Ответственность О. была застрахована по полису ОСАГО в ООО "Страховая компания "Дженерал резерв" г.Москва. При обращении в указанную организацию истцу было отказано в выплате страхового возмещения.

Представитель ответчика А. иск не признал и заявил ходатайство о передаче дела в Гагаринский районный суд г.Москвы по месту нахождения организации. Суд удовлетворил ходатайство ответчика и вынес определение о передаче дела на рассмотрение в Гагаринский районный суд г.Москва.

Постанавливая данное определение, суд первой инстанции не учел, что в материалах дела имеется копия страхового полиса, в соответствие с которым была застрахована гражданская ответственность владельца транспортного средства виновного в ДТП. На этом полисе имеется угловой штамп с адресом страховой кампании - г.Чебоксары Канашское шоссе д.7 и г.Новочебоксарск ул.Советская д.3.

В деле имеется договор поручения от 6 октября 2005 года, заключенный между ООО "Страховая компания "Дженерал резерв" и предпринимателем И. Из текста данного договора следует, что хотя И. и указан в качестве поверенного, фактически он выполняет функции представителя ООО "Страховая компания "Дженерал резерв". В данном договоре указан тот же почтовый адрес - г.Новочебоксарск ул.Советская д.3.

В соответствие со ст.13 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", потерпевший вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда, причиненного его жизни, здоровью или имуществу, в пределах страховой суммы. Заявление потерпевшего, содержащее требование о страховой выплате, с приложенными к нему документами о наступлении страхового случая и размере подлежащего возмещению вреда направляется страховщику по месту нахождения страховщика или его представителя, уполномоченного страховщиком на рассмотрение указанных требований потерпевшего и осуществление страховых выплат.

Место нахождения и почтовый адрес страховщика, а также всех его представителей в субъектах Российской Федерации, средства связи с ними и сведения о времени их работы должны быть указаны в страховом полисе.

Согласно ст.29 ГПК РФ, иск к организации, вытекающий из деятельности ее филиала или представительства, может быть предъявлен также в суд по месту нахождения филиала или представительства.

Данные нормы процессуального права Российской Федерации при вынесении обжалуемого определения судом также были оставлены без внимания.

В силу допущенных нарушений определение суда было отменено и дело возвращено в суд перовой инстанции (33-1171-2007)

 

Действующее гражданско-процессуальное законодательство гражданскую процессуальную правоспособность не связывает с наличием у заявителя прав юридического лица (ст.36 ГПК РФ).

А. обратилась в суд с заявлением о признании незаконными действий Инспекции ФНС по г.Чебоксары по уклонению внесения сведений в Единый государственный реестр юридических лиц и понуждении внесения таких сведений.

Заявление мотивировано тем, что решением исполкома Калининского районного Совета народных депутатов г.Чебоксары от 11 июня 1982 года N 228 был зарегистрирован кооператив коллективной стоянки металлических гаражей. 14 февраля 2007 года кооператив подал в ИФНС по г.Чебоксары сообщение сведений о юридическом лице, зарегистрированном до вступления в силу Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц", по форме N Р 17001 для внесения сведений в Единый государственный реестр юридических лиц. Однако ИФНС по г.Чебоксары письмом от 27 февраля 2007 года отказала им внести сведения в Единый государственный реестр юридических лиц по мотиву отсутствия у них сведений о данном кооперативе и непредставления кооперативом сведений в течение шести месяцев со дня вступления в силу Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц".

Заявитель полагал, что действия инспекции ФНС по г.Чебоксары незаконны, поскольку она должна была в течение 5-ти дней принять решение о внесении сведений о кооперативе в реестр по представленным документам. Суд первой инстанции вынес определение о прекращении производства по делу. По тем мотивам, что заявление А. в защиту прав кооператива коллективной стоянки металлических гаражей не может быть рассмотрено в порядке гражданского судопроизводства на основании п.1 ч.1 ст.134 ГПК РФ, поскольку названный кооператив как юридическое лицо в порядке, предусмотренном ст.26 ГК РСФСР, не создавался, в связи с чем гражданской процессуальной правоспособностью не обладает.

Судебная коллегия не согласилась с этим определением суда. Во-первых, действующее гражданско-процессуальное законодательство гражданскую процессуальную правоспособность не связывает с наличием у заявителя прав юридического лица (ст.36 ГПК РФ).

Во-вторых, как следует из материалов дела, в частности самого искового заявления, заявленный спор возник из публичных правоотношений, и требования заявителя основаны на нормах ст.ст.245, 247, 249, 254, 257 ГПК РФ.

В частности, ст.254 ГПК РФ предусматривает право гражданина, организации оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если они считают, что нарушены их права и свободы.

Статьей 23 Федерального закона от 8 августа 2001 года N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" также предусмотрено право обжалования решений об отказе в государственной регистрации в судебном порядке.

Таким образом, у суда первой инстанции не было законных оснований для прекращения производства по делу по изложенным в определении суда основаниям. (N 33-1133-07)

 

Суд необоснованно приостановил производство по делу до рассмотрения другого дела, в то время когда требования по указанным делам взаимосвязаны и удовлетворение одного из них исключает удовлетворение другого.

Е. обратился в суд с иском к Е.Т. об изменении договора найма жилого помещения в квартире, указывая, что после расторжения брака ответчица препятствует ему в пользовании жилым помещением в указанной квартире, несмотря на его вселение в судебном порядке.

В судебном заседании истец и его представитель ходатайствовали об объединении в одно производство с настоящим делом, дела по иску ответчицы о выселении Е.

Определением районного суда постановлено производство по гражданскому делу по иску Е. к Е.Т. об изменении договора найма жилого помещения, приостановить до рассмотрения гражданского дела по иску о выселении.

Приостанавливая производство по делу, суд первой инстанции исходил из того, что в производстве суда находится гражданское дело по иску Е.Т. к Е. о выселении, от результатов разрешения которого,# зависит разрешение данного спора, но которое до настоящего времени не рассмотрено и не разрешено.

Судебная коллегия не согласилась с данным определением суда. Как следует из материалов дела, предметом спора по настоящему делу, также как и спора о выселении Е., является одно и та# же жилое помещение. Оба спора возникли между одними и теми же лицами. Требования по указанным делам взаимосвязаны и удовлетворение одного из них исключает удовлетворение другого. В связи с чем два иска должны быть рассмотрены в одном производстве. (Дело N 33-1004-07)

 

Решение суда по спору о праве собственности на земельную долю отменено, поскольку суд неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела.

С. обратилась в суд с исковым заявлением об установлении факта владения при жизни ее мужем, умершим 14 июля 1993 г., на праве собственности земельной долей-площадью# 1,86 га, расположенной на земельных угодьях СХПК и о включении её в наследственную массу. Указывая, что он с 1 марта 1976 г. по день смерти работал в колхозе, в соответствии с постановлением главы администрации района N 17 от 18 января 1993 г. имел право на земельную долю, но до смерти не успел получить свидетельство о праве собственности на земельную долю. Впоследствии по неизвестной причине он не был включен в список членов колхоза для выделения земельного пая. Представитель ответчика исковые требования признал.

Судом вынесено решение об отказе в удовлетворении исковых требований. Отменяя решение районного суда, судебная коллегия указала следующее.

Реорганизация колхозов и совхозов с перераспределением земель была предусмотрена Указом Президента Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. "О неотложных мерах по осуществлению земельной реформы в РСФСР" и постановлением Правительства РСФСР от 29 декабря 1991 г. "О порядке реорганизации колхозов и совхозов", опубликованными 21 января 1992 года. В процессе реорганизации земельными долями (паями) наделялись работники колхозов и совхозов, других сельскохозяйственных предприятий, пенсионеры этих хозяйств, лица, занятые в социальной сфере на селе, и временно отсутствующие работники, имеющие право вернуться на прежнее место работы.

Постанавливая оспариваемое решение, суд не проверил в полном объеме и не дал оценки основаниям иска в той части, что земля колхозу, на территории землепользования которого была предусмотрена принадлежащая С. земельная доля, в общую коллективную собственность была передана постановлением главы администрации района N 17 от 18 января 1993 г.

Указанное постановление судом не исследовалось, в материалах дела оно отсутствовало, хотя на него имелась ссылка в государственном акте на землю, выданном колхозу.

Отменяя решение суда, судебная коллегия также указала на то обстоятельство, что суд оставил совсем без внимания признание иска ответчиком. В нарушение ст.173 ГПК РФ не дал ему оценки: не поставил на обсуждение участвующих в деле лиц, не проверил полномочия; представителя ответчика на признание иска, не разрешил вопрос о возможности принятия либо непринятия судом признания иска. (N 33-1206-07)

 

Дело, принятое судом к своему производству с соблюдением правил подсудности, должно быть разрешено им по существу, хотя бы в дальнейшем оно станет подсудным другому суду (ст.33 ГПК РФ).

М. обратилась в суд с иском к ООО о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, задолженности по заработной плате, процентов за нарушение работодателем установленных сроков выплаты заработной платы, транспортных расходов и расходов за услуги связи. Исковое заявление принято к производству суда, заведено гражданское дело.

Определением районного суда постановлено выделить из указанного дела в отдельное производство исковые требования М. к ООО о взыскании задолженности по заработной плате, взыскании процентов за нарушение сроков выплаты заработной платы, взыскании транспортных расходов и расходов на услуги связи по трудовому договору, и гражданское дело по рассмотрению этих требований передать по подсудности мировому судье.

Коллегия не согласилась с определением суда в части направления дела для рассмотрения мировому судье.

В соответствии со ст.33 ГПК РФ дело, принятое судом к своему производству с соблюдением правил подсудности, должно быть разрешено им по существу, хотя бы в дальнейшем оно станет подсудным другому суду.

Как следует из материалов дела, исковое заявление М. с требованиями, выделенными обжалуемым определением в отдельное производство, было принято районным судом с соблюдением правил подсудности.

Учитывая, что по смыслу указанной выше нормы гражданского процессуального права изменение обстоятельств, влияющих на определение подсудности дела, после принятия его к производству суда юридического значения не имеет, вывод суда о направлении дела после выделения части исковых требований в отдельное производство для рассмотрения по подсудности мировому судье, является несостоятельным, как не основанный на законе.

В части доводов частной жалобы об отсутствии в определении обоснования целесообразности выделения исковых требований в отдельное производство и несогласии истицы на выделение дела в отдельное производство, то они не были приняты во внимание и судебной коллегией не рассматривались, поскольку в соответствии со ст.371 ГПК РФ определение суда о выделении в отдельное производство, как не исключающее возможности дальнейшего движения дела, не подлежало обжалованию в кассационном порядке. (33-1145-07)

 

Решение суда должно быть законным и обоснованным (часть 1 ст.195 ГПК РФ ). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59-61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных обстоятельств (п.3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 года N 23 "О судебном решении").

Районным судом были удовлетворены исковые требования А. обратившегося в суд с иском к гр.А.И. о возмещении вреда причиненного ему повреждением здоровья в результате ДТП. Исковые требования были мотивированы тем, что ответчик необоснованно передал управление автомобилем И. Отменяя решение суда, судебная коллегия указала следующее.

Возлагая ответственность по возмещению вреда на собственника автомашины, суд первой инстанции исходил из доказанности факта управления И. автомашиной ответчика без доверенности. Доводы ответчика А.И., что доверенность была, и представленную им копию этой доверенности суд отверг со ссылкой на ее отсутствие в материалах уголовного дела. Вместе с тем в протоколе судебного заседания сведения о том, что судом исследовались материалы уголовного дела, отсутствуют. Таким образом, суд обосновал свои выводы ссылкой на доказательства, которые судом не исследовались.

Кроме того, в силу требований ч.6 ст.67 ГПК РФ при оценке копии документа или иного письменного документа, суд проверяет, не произошло ли при копировании изменение содержания копии документа по сравнению с оригиналом. Однако в материалах дела имеется лишь ксерокопия доверенности на право управления автомашиной. При таких обстоятельствах, прежде чем давать оценку содержанию данного документа суду следовало исследовать вопрос о наличии подлинника.

В качестве основания освобождения его от обязанности по возмещению вреда ответчик А.И. указывал также на то обстоятельство, что И. возместил вред истцу самостоятельно. Несмотря на то, что в материалах дела имеются сведения о прекращении уголовного дела в отношении И., по ходатайству потерпевшего в связи с возмещением причиненного ущерба суд не принял эти доводы во внимание. Суд не распределил между сторонами бремя доказывания и не принял мер по установлению того, что именно возмещено истцу. Тогда как указанное обстоятельство является юридически значимым, поскольку истец имеет право требовать возмещения материального и морального вреда лишь в части оставшейся не возмещенной. (33-1902-07)

 

Суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

Гр.Ш. обратилась в суд с иском к Страховой компании о выплате страхового возмещения, по тем мотивам, что во время ДТП ее машине были причинены повреждения, а страховая компания отказывается выплатить страховую сумму. Ответчик возражал против удовлетворения исковых требований, утверждая, что обстоятельства происшествия ДТП, изложенные в представленных документах, не соответствуют характеру и механизму повреждений автомобиля, именно потому в выплате было отказано. В качестве доказательства своих доводов ответчик представил экспертное исследование, согласно которому механические повреждения машины не могли быть получены в ходе описанного Ш. ДТП. Суд удовлетворил исковые требования. Коллегия отменила решение и указала следующее.

Вынося решение, суд опирался на показания истицы и административный материал по факту ДТП, не приняв во внимание тот факт, что протокол об административном правонарушении был составлен со слов водителя машины, который уже после того, как отогнал машину с места происшествия в гараж, обратился в милицию о совершении им ДТП.

Оценив экспертное исследование, представленное ответчиком суд не принял его в качестве надлежащего доказательства по той причине, что оно оформлено не как заключение, что эксперт не предупрежден об ответственности за дачу ложного заключения. В связи с этим представитель ответчика в ходе судебного заседания заявил ходатайство о назначении автотехнической экспертизы. Суд отказал в удовлетворении ходатайства своим устным определением, занесенным в протокол судебного заседания. Мотив: сумма ущерба никем не оспаривается, и при рассмотрении дела не возникают вопросы, требующие специальных познаний.

Однако, поскольку одна сторона в процессе ставит под сомнение факт причинения застрахованной машине повреждений в результате ДТП и представляет экспертное исследование, которое отвергнуто судом, коллегия правомерно указала, что суд нарушил принцип равноправия сторон. Отказывая ответчику в удовлетворении ходатайства и представлении других доказательств, суд даже не привел при этом мотивы, по которым он предпочел доказательства, положенные в основу решения (33-971-07)

 

Разъяснение решения допускается, если оно не приведено в исполнение и не истек срок, в течение которого решение суда может быть принудительно исполнено.

В соответствии с ч.1 ст.202 ГПК РФ в случае неясности решения, суд принявший его, по заявлению лиц, участвующих в деле, судебного пристава-исполнителя вправе разъяснить решение суда, не изменяя его содержания. Разъяснение решения допускается, если оно не приведено в исполнение и не истек срок, в течение которого решение суда может быть принудительно исполнено.

Разъясняя решение суда, суд не принял во внимание, что исполнительное производство по исполнительному листу, выданному на основании решения районного суда, окончено в связи с его исполнением. Об исполнении решения судебным приставом-исполнителем произведена отметка в исполнительном листе. Поскольку указанное выше постановление в установленном порядке не обжаловано и незаконным не признано на момент вынесения определения суда о разъяснении решения, решение суда являлось приведенным в исполнение. В производстве судебного пристава-исполнителя исполнительного производства не имелось. В связи с чем, судебная коллегия отменила определение суда и вынесла новое, которым в разъяснении решения суда было отказано. Помимо этого коллегия указала, что резолютивная часть решения изложена четко и ясно и каких-либо разъяснений не требуется (33-1305-07)

 

Если наличие спора о праве, подведомственном суду, выяснится при рассмотрении дела в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, то суд на основании ч.4 ст.1 ГПК РФ применяет норму, регулирующие сходные отношения в особом производстве (ч.3 ст.263 ГПК РФ) и выносит определение об оставлении заявления без рассмотрения, в котором разъясняет заявителю и другим заинтересованным лицам их право разрешить спор в порядке искового производства.

Т. со ссылкой на нормы главы 25 ГПК РФ обратилась в суд с заявлением об оспаривании решений заседания исполкома городского Совета народных депутатов ЧАССР, вынесенных в 1990 и 1991 году. Она просила обязать администрацию городского поселения устранить в полном объеме нарушения прав ее собственности на домовладение. Этими решениями З. было разрешено строительство сарая и бани на ранее отведенном земельном участке. В то время как участок всегда принадлежал Ф. и никогда З. не выделялся. При этом она указала, что оспариваемые ею решения также противоречат нормам права. Действовавшее в то время законодательство предусматривало отчуждение имущества только на основании письменного договора, чего сделано не было. Орган местного самоуправления имел право лишь отчуждать собственность при наличии к тому оснований, и, узаконивая право собственности, превысил свои полномочия.

Суд первой инстанций отказал в удовлетворении заявления Т. ввиду пропуска ею срока обращения в суд, предусмотренного ч.1 ст.256 ГПК РФ, без уважительных причин.

Отменяя решение суда, судебная коллегия указала следующее. Из заявления видно, что заявитель фактически оспаривала право собственности на земельный участок и находящиеся на нем строения, полагая, что они незаконно отчуждены вышеуказанными решениями органа местного самоуправления.

При таких обстоятельствах суду первой инстанции, прежде всего, следовало определить, возможно ли рассмотрение возникшего спора в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, а соответственно и применение вышеуказанного срока, в зависимости от этого принять соответствующее процессуальное решение (33-1064- 07).

 

Нарушение норм материального права

 

Согласно п.1 ст.1155 ГК РФ суд может восстановить срок, установленный для принятия наследства, и признать наследника принявшим наследство, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам и при условии, что наследник, пропустивший срок, установленный для принятия наследства, обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали.

К., являясь наследником первой очереди, в установленный срок заявление о принятии наследства уполномоченному лицу не подала, а 21 февраля 2007 года обратилась в суд с иском к К-ой, в котором просила продлить ей срок для принятия наследства на конкретное имущество, оставшееся после смерти матери. Свои требования мотивировала тем, что наследодатель была невменяемой и в силу ее заболевания она (истец) не могла с ней общаться. Из-за этих обстоятельств она не располагала сведениями о составе наследственного имущества, оставшегося после смерти матери, полагая, что квартира полностью принадлежит ответчице.

Судом исковые требования К. были удовлетворены. Судебная коллегия, отменяя решение суда, указала следующее.

Согласно п.1 ст.1155 ГК РФ суд может восстановить срок, установленный для принятия наследства, и признать наследника принявшим наследство, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам и при условии, что наследник, пропустивший срок, установленный для принятия наследства, обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали.

Таким образом, по смыслу указанной нормы к числу уважительных причин следует отнести то, что наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства, либо хотя и знал об этом, но не мог в установленном порядке выразить свою волю в силу обстоятельств, объективно препятствовавших своевременно обратиться с заявлением о принятии наследства либо фактически принять наследство.

Признавая требования К. обоснованными в силу названной нормы, суд первой инстанции, исходил из того, что истец с 2004 года не общалась ни с матерью, ни с сестрой, и о существовании наследственного имущества, т.е. об открытии наследства не знала.

Между тем согласно ст.1113, п.1 ст.1154 ГК РФ наследство открывается со смертью гражданина и может быть принято в течение шести месяцев со дня открытия наследства. Следовательно, по смыслу указанных норм и п.1 ст.1155 ГК РФ к числу уважительных причин пропуска срока относится отсутствие у наследника сведений об открытии наследства, т.е. о смерти наследодателя, а не отсутствие сведений о составе наследственного имущества. Материалами дела подтверждено, и это истицей не оспаривалось, что К. о смерти матери знала, присутствовала на ее похоронах, т.е. она своевременно узнала об открытии наследства.

Отсутствие сведений о составе наследственного имущества (а другие причины истцом не указаны) само по себе не может быть отнесено и к числу иных уважительных причин, влекущих восстановление срока для принятия наследства, ибо данное обстоятельство не лишало истицу объективной возможности своевременно заявить о принятии наследства даже в случае, когда в этот момент у нее отсутствовали сведения о принадлежности наследодателю квартиры и денежных средств. (N 33-1009-07)

 

При рассмотрении споров о воспитании детей орган опеки и попечительства обязан провести обследование условий жизни ребенка и лица (лиц) претендующих на его воспитание, и предоставить суду акт обследования и основанное на нем письменное заключение по существу спора.

Решением суда первой инстанции И. была восстановлена в родительских правах и ей на воспитание передан несовершеннолетний сын. Судебная коллегия отменила решение районного суда, и дело вернула в суд первой инстанции на повторное рассмотрение. При этом коллегия в своем определении указала следующее. Из материалов дела следует, что, разрешая вопрос о восстановлении в родительских правах истицы, суд принял решение об удовлетворении ее требований в отсутствие письменного заключения органов опеки и попечительства. Между тем, согласно п.2 ст.78 Семейного кодекса Российской Федерации орган опеки и попечительства обязан провести обследование условий жизни ребенка и лица (лиц) претендующих на его воспитание, и предоставить суду акт обследования и основанное на нем письменное заключение по существу спора.

Об этом разъяснено также и в п.3 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 27 мая 1998 года "О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей" где указано, что при рассмотрении судом дел, связанных с воспитанием детей, необходимо иметь в виду, что в соответствии с ч.2 ст.47 ГПК РФ и ст.78 СК РФ к участию в деле, независимо от того, кем предъявлен иск в защиту интересов ребенка, должен быть привлечен орган опеки и попечительства, который обязан провести обследование условий жизни ребенка и лица (лиц), претендующего на его воспитание, а также представить суду акт обследования и основанное на нем заключение по существу спора, подлежащее оценке в совокупности со всеми собранными по делу доказательствами. Заключение органа опеки и попечительства, исходя из п.1 ст.34 ГК РФ и п.2 ст.121 СК РФ, должно быть подписано руководителем органа местного самоуправления либо уполномоченным на это должностным лицом подразделения органа местного самоуправления, на которое возложено осуществление функций по охране прав детей. (33-1409-07)

 

Права и обязанности работодателя в трудовых отношениях осуществляются: физическим лицом, являющимся работодателем; органами управления юридического лица (организации) или уполномоченными ими лицами в порядке, установленном настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления, учредительными документами юридического лица (организации) и локальными нормативными актами (абзац 6 ст.20 ТК РФ).

Отказывая в удовлетворении исковых требований о восстановлении на работе, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что виновные действия Г., П. и Г. послужили достаточным основанием для утраты доверия к ним со стороны работодателя, их увольнение произведено в соответствии с требованиями действующего законодательства. Однако при этом суд не принял во внимание следующее обстоятельство.

Из материалов дела следует, что работодателем для истцов является индивидуальный предприниматель Ш., но приказы об их увольнении по п.7 ст.81 ТК РФ подписаны не им, а его представителем. Выяснение юридически значимого обстоятельства, является ли данный представитель полномочным лицом на расторжение трудового договора, суд оставил без внимания.

Учитывая изложенное, судебная коллегия удовлетворила протест прокурора и отменила решение суда первой инстанции. (N 33-1882-07).

 

Обстоятельствами, имеющими в силу ст.152 ГК РФ значение для дела, являются факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

М. обратился в суд с иском к П. о защите чести и достоинства, компенсации морального вреда. Он просил опровергнуть порочащие его сведения путем опубликования опровержения в газете. Суд удовлетворил исковые требования М. Однако при этом, не принял во внимание и не дал надлежащей оценки следующим обстоятельствам. Оспариваемые М. сведения высказывались П. на судебном заседании, где она участвовала в качестве подсудимой по частному обвинению М. и являлись способом ее защиты по уголовному делу, где она доказывала обстоятельства, имеющие значение по уголовному делу.

В соответствии с п.11 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 3 от 24 февраля 2005 года "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" необходимо иметь в виду, что в случае, когда сведения, по поводу которых возник спор, сообщены в ходе рассмотрения другого дела участвовавшими в нем лицами, являлись доказательствами по этому делу и были оценены судом при вынесении решения, они не могут быть оспорены в порядке, предусмотренном статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, так как нормами Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации установлен специальный порядок исследования и оценки данных доказательств. Такое требование, по существу, является требованием о повторной судебной оценке этих сведений, включая переоценку доказательств по ранее рассмотренным делам.

Если же такие сведения были распространены в ходе рассмотрения дела указанными выше лицами в отношении других лиц, не являющихся участниками судебного процесса, то эти лица, считающие такие сведения не соответствующими действительности и порочащими их, могут защитить свои права в порядке, предусмотренном статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При вынесении решения суд определил также порядок опровержения сведений через районную газету. Однако при этом не учел, что районная газета к участию в деле не привлекалась, стороной по делу она не являлась и не обязана публиковать указанное судом опровержение.

В связи с допущенными судом нарушениями, коллегия отменила решение суда и дело вернула в суд первой инстанции. (33-1822-07)

 

Налогоплательщики, осуществляющие наряду с предпринимательской деятельностью, подлежащей налогообложению единым налогом, иные виды предпринимательской деятельности, исчисляют и уплачивают налоги и сборы в отношении данных видов деятельности в соответствии с иными режимами налогообложения, предусмотренными настоящим Кодексом (ст.346.26 п.7 Налогового кодекса Российской Федерации)

Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы N 1 по Чувашской Республике обратилась в суд с иском к В. о взыскании налогов в сумме 14249 руб. 78 коп., пени в сумме 4061 руб. и штрафных санкций. Свои исковые требования она мотивировала тем, что индивидуальный предприниматель В. наряду с розничной торговлей, осуществляла оптовую реализацию товаров в организации города. Районный суд отказал в удовлетворении исковых требований по тем мотивам, что в проверяемом налоговой инспекцией периоде, В. уплачивала единый налог на вмененный доход. В соответствии с подп.3 п.1 ст.346.11 НК РФ применение упрощенной системы налогообложения индивидуальными предпринимателями предусматривает их освобождение от обязанности по уплате налога на доходы физических лиц (в отношении доходов, полученных от предпринимательской деятельности), налога на имущество физических лиц (в отношении имущества, используемого для предпринимательской деятельности) и единого социального налога (в отношении доходов, полученных от предпринимательской деятельности, а также выплат и иных вознаграждений, начисляемых ими в пользу физических лиц).

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Имеется в виду пункт 3 статьи 346.11 Налогового кодекса РФ

Отменяя решение районного суда, судебная коллегия указала следующее. В соответствии со ст.57 Конституции РФ каждый обязан платить законно установленные законы и сборы.

Как следует из материалов дела, в проверяемом периоде В. продекларировала свою деятельность от осуществления розничной торговли с торговой точки, расположенной на территории рынка с уплатой единого налога на вмененный доход. Однако, согласно выписке банка, ответов на запросы организаций, кроме розничной торговли В. осуществляла также в 2003 года оптовую реализацию товаров по безналичному расчету, с оплатой на расчетный счет предпринимателя.

Предпринимательская деятельность, связанная с оптовой торговлей товарами, осуществляемой налогоплательщиками с использованием любых безналичных форм расчетов не подпадает под действие системы налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности.

В соответствии с п.7 ст.346.26 НК РФ налогоплательщики, осуществляющие наряду с предпринимательской деятельностью, подлежащей налогообложению единым налогом, иные виды предпринимательской деятельности, обязаны вести раздельный учет имущества, обязательств и хозяйственных операций в отношении предпринимательской деятельности, подлежащей налогообложению единым налогом, и предпринимательской деятельности, в отношении которой налогоплательщики уплачивают налоги в соответствии с иным режимом налогообложения. При этом учет имущества, обязательств и хозяйственных операций в отношении видов предпринимательской деятельности, подлежащих налогообложению единым налогом, осуществляется налогоплательщиками в общеустановленном порядке.

Налогоплательщики, осуществляющие наряду с предпринимательской деятельностью, подлежащей налогообложению единым налогом, иные виды предпринимательской деятельности, исчисляют и уплачивают налоги и сборы в отношении данных видов деятельности в соответствии с иными режимами налогообложения, предусмотренными настоящим Кодексом.

Суд первой инстанции указанную норму закона не учел.

Судебная коллегия, рассмотрев дело в пределах доводов кассационной жалобы, отменила решение суда и вынесла новое, которым исковые требования налогового органа частично удовлетворила. (N 33-1731-07).

 

Дарением другим сособственником своей доли, принадлежащие несовершеннолетнему опекаемому его имущественные права на 1/2 долю в праве собственности на квартиру, каким-либо образом не умаляются и не отчуждаются.

Г. обратился в суд с иском к администрации, отделу охраны детства администрации района о признании незаконным отказа в даче согласия на совершение договора дарения принадлежащей ему 1/2 доли в праве собственности на квартиру и возложении на отдел охраны детства обязанности дать согласие на совершение указанной сделки.

Свои исковые требования он мотивировал тем, что ответчик отказал ему в даче разрешения на дарение 1/2 доли в праве общей долевой собственности на квартиру, которая принадлежит ему и дочери на праве долевой собственности по договору приватизации. Основанием для отказа послужило отсутствие согласия на совершение сделки со стороны опекуна. Полагает, что данный отказ органа опеки и попечительства не соответствует требованиям гражданского законодательства.

Исковые требования Г. к администрации, отделу охраны детства администрации района судом первой инстанции были удовлетворены в полном объеме.

Отказывая в даче разрешения на совершение истцом дарения принадлежащей ему доли в праве собственности на квартиру отдел охраны детства администрации района сослался на пункт 4 ст.292 ГК РФ и п.1 ст.28 ГК РФ, а также и на отсутствие согласия на совершение данной сделки со стороны опекуна дочери истца.

Удовлетворяя требования истца, суд обоснованно сослался на положения ст.292 ГК РФ, согласно которой члены семьи собственника, проживающие в принадлежащем ему жилом помещении, имеют право пользования этим помещением на условиях, предусмотренных жилищным законодательством.

В соответствии с пунктом 4 данной статьи отчуждение жилого помещения, в котором проживают находящиеся под опекой или попечительством члены семьи собственника данного жилого помещения либо оставшиеся без родительского попечения несовершеннолетние члены семьи собственника (о чем известно органу опеки и попечительства), если при этом затрагиваются права или охраняемые законом интересы указанных лиц, допускается с согласия органа опеки и попечительства.

Таким образом, в данном пункте статьи говорится о дополнительных гарантиях по пользованию жилым помещением находящимися под опекой членами семьи собственника данного жилого помещения, т.е. лицами, которые сами собственниками этого жилого помещения не являются.

Следовательно, согласие органа опеки и попечительства на совершение истцом дарения принадлежащей ему доли в праве собственности на квартиру, исходя из положений п.4 ст.292 ГК РФ не требовалось и, отказывая истцу в даче такого согласия, отдел охраны детства администрации района вышел за пределы полномочий, предоставленных ему данной нормой закона.

Кроме того, само жилое помещение не отчуждалось (а именно об отчуждении идет речь в п.4 ст.292 ГК РФ). Истец намерен был совершить дарение лишь своей доли в праве собственности на него и опекаемая оставалась прежним сособственником квартиры.

Необоснованными являлись также доводы ответчика о необходимости наличия согласия опекуна. Согласие опекуна требуют ст.ст.60 Семейного кодекса РФ, 26 и 28 ГК РФ, но только на совершение сделок за несовершеннолетних, не достигших возраста четырнадцати лет и несовершеннолетних в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет. В данном случае, таких обстоятельств не было, поскольку сделка несовершеннолетней и сделка по отчуждению либо распоряжению иным образом ее доли в праве собственности на квартиру не совершалась.

Соглашаясь с указанными выводами суда, судебная коллегия вместе с тем отменила решение суда о возложении на отдел охраны детства администрации района обязанности по даче истцу согласия на свершение им договора-дарения# принадлежащей ему доли в праве собственности на квартиру, поскольку, правильно признав, что такого согласия органа опеки и попечительства не требуется, суд, противореча сам себе, возложил на отдел охраны детства не предусмотренную законом при изложенных выше обстоятельствах обязанность дать такое согласие. Иное понимание указанных выше норм закона привело бы к необходимости дачи согласия органом опеки и попечительства, опекуном, попечителем, законным представителем на совершение и иных сделок, не связанных с отчуждением жилого помещения и иного имущества. (N 33-1044-07)

 

В соответствии с ч.2 ст.6 Федерального закона от 29 декабря 2004 года N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" граждане, принятые на учет до 1 марта 2005 года в целях последующего предоставления им жилых помещений по договорам социального найма, сохраняют право состоять на учете до получения ими жилых помещений по договорам социального найма.

Указанные граждане снимаются с данного учета по основаниям, предусмотренным пунктами 1.3-6 части 1 ст.56 ЖК РФ, а также в случае утраты ими оснований, которые до ведения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации давали им право на получение жилых помещений по договорам социального найма. В связи с чем, в случае оспаривания решения администрации муниципального образования об исключении из списка очередности на улучшение жилищных условий, суд в каждом конкретном случае должен тщательно проверять наличие оснований для снятия с учета и нуждаемости в улучшении жилищных условий.

Из-за несоблюдения этих требований было отменено решение суда первой инстанции по заявлению Б. о признании незаконным решения администрации Калининского района г.Чебоксары. Кроме того, отказывая в удовлетворении заявления Б., суд также сделал вывод о пропуске ею трехмесячного срока обращения в суд. При этом, вопреки требованиями ст.256 ГПК РФ, суд не определил для исчисления установленного срока, когда заявителю стало известно о нарушении ее прав. (33-1575-07)

 

В соответствии со ст.1085 ГК РФ при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

Рассматривая исковые требования супругов У. о возмещении вреда причиненного У. повреждением здоровья, суд в числе других удовлетворил исковые требования мужа потерпевшей о взыскании сумм утраченного им заработка за период ухода за ней. Однако, при этом суд первой инстанции не принял во внимание, что в соответствии со ст.1085 ГК РФ при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные им расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на посторонний уход.

Возмещение каких-либо расходов члену семьи потерпевшего данная норма закона не предусматривает. (33-1330-07)

 

Если грубая неосторожность застрахованного содействовала возникновению или увеличению вреда, причиненного его здоровью, размер ежемесячных страховых выплат уменьшается соответственно степени вины застрахованного, но не более чем на 25 процентов.

С. обратился в суд с иском к ГУ - Региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации по Чувашской Республике (далее РО ФСС РФ по ЧР) о возмещении вреда в виде утраченного заработка с последующим увеличением в связи с повышением стоимости жизни в порядке, определяемом законодательством Российской Федерации, взыскании единовременной страховой выплаты, к ОАО "НПК" о возмещении морального вреда.

Требования мотивированы тем, что в период работы в ОАО при исполнении трудовых обязанностей у него ухудшилось здоровье. В связи с этим он длительное время проходил лечение. О произошедшем несчастном случае на производстве по предписанию Главного государственного инспектора труда в ЧР комиссией, был составлен Акт по форме Н-1. С 24 марта 2003 года он является инвалидом по причине трудового увечья. В связи с получением увечья он имеет право на получение обеспечения по страхованию, а также на компенсацию морального вреда.

Судом первой инстанции исковые требования С. были удовлетворены.

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции установил, что 19.03.2002 года во время работы в ОАО НПК при исполнении трудовых обязанностей в период нахождения в командировке с истцом произошел несчастный случай на производстве, в результате которого ему был причинен вред здоровью. Установленные судом обстоятельства доказаны исследованными и приведенными в решении доказательствами. В результате, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о том, что истец имеет право на страховые выплаты в соответствии с Федеральным законом от 24.07.98 N 125-ФЗ "Об обязательным социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний".

Соглашаясь с решением суда в этой части, судебная коллегия, тем не менее, отменила решение суда в части взыскания ежемесячных страховых выплат. В соответствии со ст.14 указанного Федерального закона, если при расследовании страхового случая комиссией по расследованию страхового случая установлено, что грубая неосторожность застрахованного содействовала возникновению или увеличению вреда, причиненного его здоровью, размер ежемесячных страховых выплат уменьшается соответственно степени вины застрахованного, но не более чем на 25 процентов. Степень вины застрахованного устанавливается комиссией по расследованию страхового случая в процентах и указывается в акте о несчастном случае на производстве или в акте о профессиональном заболевании.

Как следует из акта о несчастном случае на производстве, составленного работодателем по форме Н-1, и заключения государственного инспектора труда в несчастном случае не производстве имеется и вина самого С., размер которой определен в 10%.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции обязан был поставить на обсуждение сторон и определить наличие или отсутствие вины истца в несчастном случае, а соответственно, и необходимости уменьшения размера страховых выплат. Однако суд выводы комиссии и инспектора по труду о наличии в несчастном случае на производстве вины потерпевшего оставил без внимания и обсуждения. (33-1264-07)

 

Окончательное решение по определению перечня рабочих мест и должностей, работники которых имеют право на льготное пенсионное обеспечение, остается за администрацией, которая подтверждает характер работы и доводит до сведения работников.

Решением суда первой инстанции были удовлетворены требования Г. о включении в специальный стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, периода работы истицы с 26.06.1972 по 14-01.1975 года в должности сестры-хозяйки в пятом отделении детской инфекционной больницы.

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции исходил из того, что Г., числясь в спорный период сестрой-хозяйкой, фактически, по характеру своей работы постоянно в течение полного рабочего дня занималась обслуживанием больных. В подтверждение установленного факта суд сослался на показания свидетелей Р. и Г.

Отменяя решение суда первой инстанции, судебная коллегия указала на следующие обстоятельства.

Согласно Приложению N 1 к Указаниям Минсоцзащиты населения РФ от 26.04.1993 г. N 1-31-У "О порядке применения раздела XXIV Списка N 2 производств, работ, профессий, должностей и показателей, дающих право на льготное пенсионное обеспечение", к видам деятельности младшего медицинского персонала, относящихся к непосредственному обслуживанию больных в лечебно-профилактических учреждениях, отделениях, кабинетах, вошедших в раздел XXIV Списка N 2, в числе прочих отнесены: санитарная обработка (мытье) больных, смена нательного и постельного белья; санитарно-гигиеническая обработка ванной; раздача пищи, индивидуальное кормление больных; уход за больными.

В Приложении 2 в примерный перечень должностей младших медицинских работников, осуществляющих непосредственное обслуживание больных в лечебно-профилактических учреждениях, кабинетах, вошедших в раздел XXIV Списка N 2, вошла должность и сестры-хозяйки.

В соответствии с письмом Минздрава РФ от 23 августа 1993 года N 05-16/30-16, в соответствии с действующим пенсионным законодательством право на пенсию на льготных условиях имеют работники, занятые выполнением работ по "непосредственному обслуживанию больных" в течение полного рабочего дня (не менее 80% рабочего времени). Окончательное решение по определению перечня рабочих мест и должностей, работники которых имеют право на льготное пенсионное обеспечение, остается за администрацией, которая подтверждает характер работы и доводит до сведения работников.

В справке, уточняющей периоды работы, занятость в которых дает право на досрочное назначение трудовой пенсии, работодатель указывает на то, что постоянная занятость истицы в спорный период непосредственным обслуживанием инфекционных больных не подтверждается. Не вытекает факт непосредственного участия в обслуживании больных и из должностей инструкции сестры-хозяйки.

При таких обстоятельствах, в целях устранения противоречий и надлежащего и всестороннего исследования характера работы истицы суду следовало поставить на обсуждение сторон и разрешить вопрос о привлечении к участию в деле МУЗ "Городская детская больница N 2", где работала истица, предложив указанному лицу изложить свою позицию по данному вопросу, представить доказательства в подтверждение своих выводов, доказательства, которые могут иметь существенное значение с точки зрения оценки достоверности свидетельских показаний: штатное расписание отделения; должностные обязанности лиц, чьи обязанности, по утверждению истицы, она исполняла; сведения о перемещениях; приказы и сведения о возложении на истицу обязанностей отсутствующих работников, о чем утверждали свидетели; сведения о должностном окладе и о полученной в указанное время заработной плате, поскольку в кассационной инстанции истица утверждала, что она выполняла в спорный период работу по двум должностям и получала соответственно повышенную заработную плату. Однако судом этого сделано не было.

Кроме того, в деле, применительно к требованиям пунктов 29 и 30 Правил подсчета и подтверждения страхового стажа для установления трудовых пенсий, утвержденных постановлением Правительства РФ от 24 июля 2002 года N 555, отсутствуют документы, подтверждающие факт совместной работы свидетелей с истицей в спорный период. (N 33-1170-07)

 

Гражданская ответственность владельца источника повышенной опасности, к которым относятся все автомобили, наступает не только за вред, причиненный действием таких источников при их целенаправленном использовании во время движения, но, и при причинении вреда вследствие остановки на проезжей части. Такой вывод следует из нормы ст.1079 ГК РФ, которая не проводит различия между разными режимами использования источников повышенной опасности.

Судом установлено, что 16 января 2006 года примерно в 17 часов на 563 км автодороги Москва - Казань А., управляя автомашиной ВАЗ-21102, принадлежащей ему на праве собственности, совершил наезд на стоящую на проезжей части дороги без габаритных огней и знака аварийной остановки автомашину "Вольво", принадлежащую на праве собственности ООО "Евразия Транс". Ущерб, причиненный истцу повреждением его автомашины в результате дорожно-транспортного происшествия, стал следствием виновных действий водителя ООО.

Учитывая, что гражданская ответственность владельца транспортного средства - автомобиля Вольво застрахована в ОАО "Русская страховая транспортная компания", А. обратился к ним за страховым возмещением, в выплате которого ему было отказано по тем причинам, что столкновение принадлежащего А. автомобиля произошло с неподвижно стоящим автомобилем Вольво, и в силу абз.11 ст.1 Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" данное дорожно-транспортное происшествие не может быть признано страховым случаем.

Суд первой инстанции согласился с этим утверждением страховой компании и отказал в удовлетворении исковых требований А. о выплате страхового возмещения.

По мнению судебной коллегии, указанные выводы суда основаны на неправильном толковании норм закона.

Так, согласно абзацу 11 ст.1 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" страховым случаем по полису обязательного страхования признается наступление гражданской ответственности страхователя, иных лиц, риск ответственности которых застрахован по договору обязательного страхования, за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства, которое влечет за собой обязанность страховщика произвести страховую выплату.

В соответствии с абзацем 3 ст.1 данного Закона под использованием транспортного средства понимается эксплуатация, связанная с его движением в пределах дорог (дорожном движении) и на прилегающих территориях.

Однако гражданская ответственность владельца источника повышенной опасности, к которым относятся все автомобили, наступает не только за вред, причиненный действием таких источников при их целенаправленном использовании во время движения, но, по мнению судебной коллегии, и при причинении вреда вследствие остановки на проезжей части. Такой вывод следует из нормы ст.1079 ГК РФ, которая не проводит различия между разными режимами использования источников повышенной опасности.

В связи с изложенным судебная коллегия пришла к выводу, что действия норм Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", касающиеся понятия использования транспортного средства, не следует ограничивать лишь на эксплуатацию, связанную с его движением, а следует распространять и на эксплуатацию транспортного средства в условиях дорожного движения, охватив, таким образом, и остановку автомашин.

Возложение в настоящем случае ответственности по возмещению вреда, причиненного истцу повреждением его автомашины, на страховую компанию, является адекватным правовой природе и целям страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, в числе которых находится и защита имущественных прав потерпевшего. Коллегия отменила решение суда первой инстанции и вынесла по делу новое решение. (33-965-07)

 

Определяя размер подлежащей взысканию неустойки, суд первой инстанции сослался на Федеральный закон от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации", нормы которого не могли быть применены к возникшим до его принятия правоотношениям.

М. обратился в суд с иском к ОАО "Строительный трест N 3" о взыскании неустойки, судебных расходов и компенсации морального вреда.

Свои требования истец мотивировал тем, что 07.10.2002 года между ним и ответчиком с привлечением на стороне ответчика (застройщика) подрядчика был заключен договор долевого участия в строительстве жилья, со сдачей объекта в эксплуатацию во 2 квартале 2003 года.

25.12.2003 года к указанному договору было заключено дополнительное соглашение в соответствии с п.1, которого срок сдачи объекта в эксплуатацию был перенесен на 2 квартал 2004 года.

Свои обязательства по оплате стоимости строительства утверждал истец, он выполнил в полном объеме.

Определяя размер подлежащей взысканию неустойки, суд первой инстанции сослался на Федеральный закон от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" и применил содержащиеся в нем нормы.

Изменяя решение суда первой инстанции в части взыскания неустойки, судебная коллегия указала следующее.

Настоящий Федеральный закон вступает в силу по истечении трех месяцев после дня его официального опубликования. Текст Федерального закона был опубликован в "Российской газете" от 31 декабря 2004 г. N 292, в "Парламентской газете" от 14 января 2005 г. N 5-6 и в Собрании законодательства Российской Федерации от 3 января 2005 г. N 1 (часть I) ст.40.

Таким образом, Федеральный закон от 30 декабря 2004 года N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ" вступил в силу с 01 апреля 2005 года

Суд первой инстанции не учел, что действие настоящего Федерального закона распространяется на отношения, связанные с привлечением денежных средств участников долевого строительства для строительства (создания) многоквартирных домов и (или) иных объектов недвижимости, разрешения на строительство которых получены после вступления в силу настоящего Федерального закона.

Как видно из материалов дела договор долевого участия в строительстве спорного жилого помещения сторонами был заключен задолго до вступления в силу названного выше Федерального закона. Стороны не оспаривают тот факт, правоотношения между ними возникли так же# до вступления в силу названного выше Федерального закона.

Таким образом, суд применил к отношениям сторон нормы Федерального закона от 30.12.2004 N 214-ФЗ, которые не подлежали применению. (33-1055-07)

 

В соответствии с п.6 ст.28 ФЗ "О защите прав потребителей" требования потребителя, установленные пунктом 1 настоящей статьи, не подлежат удовлетворению, только в том случае, если исполнитель докажет, что нарушение сроков выполнения работы (оказания услуги) произошло вследствие непреодолимой силы или по вине потребителя.

К. обратилась в суд с иском к ООО "Удача" о взыскании неустойки за просрочку ввода дома в эксплуатацию, мотивируя свое заявление тем, что 18.03.2006 г. между ней и ответчиком был заключен договор о долевом участии в строительстве жилья. С учетом недобросовестного поведения ответчика и существенного нарушения сроков выполнения работы, истица просила уменьшения цены выполненной работы на 50000 руб., и компенсацию морального вреда.

Суд удовлетворил требования истицы о взыскании неустойки и компенсации морального вреда. Отказывая в иске об уменьшении цены выполнения работы, указал в решении, что не находит оснований для удовлетворения данного требования, поскольку с ответчика в пользу истца подлежит взысканию неустойка за нарушение сроков выполнения работы, а двойная ответственность законом не предусмотрена.

С отказом в удовлетворении исковых требований судебная коллегия не согласилась по следующим основаниям. П.1 ст.28 ФЗ "О защите прав потребителей" предусматривает, что если исполнитель нарушил сроки выполнения работы (оказания услуги), потребитель вправе потребовать уменьшения цены за выполнение работы (оказание услуги). При этом Закон не связывает возможность отказа в удовлетворении требований потребителя, предусмотренных п.1 ст.28 указанного Закона, с удовлетворением требований о взыскании неустойки. В соответствии с п.6 ст.28 ФЗ "О защите прав потребителей" требования потребителя, установленные пунктом 1 настоящей статьи, не подлежат удовлетворению, только в том случае, если исполнитель докажет, что нарушение сроков выполнения работы (оказания услуги) произошло вследствие непреодолимой силы или по вине потребителя.

Судебная коллегия отменила решение суда в указанной части и дело вернула в суд на повторное рассмотрение, указав, что при новом рассмотрении данного дела в указанной части суду первой инстанции следует учесть приведенные положения ФЗ "О защите прав потребителей", а также положения главы 29 ГК РФ, регулирующие порядок изменения договора, поскольку уменьшение цены выполнения работы свидетельствует об изменении договора. (33-1007-07).

 

Судебная коллегия по гражданским делам
Верховного Суда Чувашской Республики

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Обзор кассационной практики по гражданским делам Верховного суда Чувашской Республики за 2-3 квартал 2007 года


Текст обзора опубликован в Судебном вестнике Чувашии, 2007 г., N 4