Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Апелляционное определение СК по гражданским делам Архангельского областного суда от 01 октября 2018 г. по делу N 33-6378/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Архангельского областного суда в составе председательствующего Патронова Р.В., судей Бланару Е.М., Гулевой Г.В., с участием прокурора Васильева С.В., при секретаре Ткаченко С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе Берсеневой И.Э. на решение Северодвинского городского суда Архангельской области от 1 августа 2018 г, которым постановлено:

"в удовлетворении исковых требований Берсеневой И.Э. к обществу с ограниченной ответственностью "Газпром нефть шельф" о признании срочного трудового договора заключенным на неопределенный срок, признании незаконным приказа о расторжении трудового договора, о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, отказать".

Заслушав доклад судьи Гулевой Г.В, судебная коллегия

установила:

Берсенева И.Э. обратилась в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Газпром нефть шельф" (далее - ООО "Газпром нефть шельф") о признании срочного трудового договора заключенным на неопределенный срок, признании незаконным приказа о расторжении трудового договора, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

В обоснование требований указала, что 1 июня 2016 г. между ней и ответчиком был заключен срочный трудовой договор, согласно которому она принята на работу в ООО "Газпром нефть шельф" на должность ведущего инженера отдела комплектации оборудованием и материалами Управления капитального строительства сроком на один год. Срок действия указанного трудового договора истек 31 мая 2017 г. и с 1 июня 2017 г. между сторонами заключен новый срочный трудовой договор на осуществление трудовой деятельности в той же должности. 31 мая 2018 г. истец уволена в связи с истечением срока трудового договора. Полагала, что уволена незаконно и просила признать срочный трудовой договор от 1 июня 2017 г. N ТД заключенным на неопределенный срок, признать незаконным приказ заместителя генерального директора по организационным вопросам ООО "Газпром нефть шельф" от 24 мая 2018 г. N-лс о расторжении трудового договора, восстановить на работе в ООО "Газпром нефть шельф" в должности ведущего инженера отдела комплектации оборудованием и материалами Управления капитального строительства с 1 июня 2018 г, взыскать с ответчика средний заработок за время вынужденного прогула с 1 июня 2018 г. по день восстановления на работе и компенсацию морального вреда в размере 100 000 рублей.

Истец Берсенева И.Э. в ходе судебного заседания пояснила, что оспариваемый срочный трудовой договор заключен вынуждено, под угрозой потери работы; работодатель ввел её в заблуждение по вопросу основания заключения срочного трудового договора. За два года работы у ответчика она характеризовалась исключительно с положительной стороны и показала свою высокую квалификацию. Неоднократно обращалась к руководству ответчика с просьбой заключить с ней бессрочный трудовой договор; после увольнения её должность и необходимость в использовании её трудовой функций у работодателя сохранились.

Представители ответчика ООО "Газпром нефть шельф" Кравцов М.Ю, Еременко Л.П, Ляльченко А.Н. в ходе судебного заседания возражали против удовлетворения исковых требований по доводам, изложенным в отзыве на иск.

Участвовавший в деле прокурор Морозова Т.Л. полагала необходимым отказать в удовлетворении исковых требований.

Судом постановлено указанное выше решение, с которым не согласилась Берсенева И.Э, в поданной апелляционной жалобе просит решение суда отменить.

В обоснование жалобы указывает, что установление факта систематического обмана исключает добровольность ее действий при заключении срочных трудовых договоров. Собственноручное написание заявления и подписание договора также не доказывает добровольности их написания и подписания. Знание того, что ей будет предложено заключить новый срочный трудовой договор, как с пенсионером по возрасту, на тех же условиях, заблаговременность извещения истца о расторжении договора, как и о желании работодателя заключить новый, на прежних условиях, также не доказывают добровольности заключения такового.

Полагает необоснованным вывод суда о том, что последовательность вынужденных действий истца в сочетании с осуществлением трудовых обязанностей является доказательством добровольности заключения договора. Незаконность заключения обоих срочных трудовых договоров на незначительный срок доказана не только неоднократностью их заключения, но и изложенными аргументами и материалами дела.

Отмечает, что заключение срочных трудовых договоров с пенсионерами по возрасту не противоречит требованиям статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации (далее - ТК РФ), если они составляют результат добровольного соглашения сторон, наличие которого в рамках рассматриваемого дела ответчик не доказал.

Ссылается на сложившуюся по аналогичным делам судебную практику.

Обращает внимание, что суд, предоставив ответчику право не приводить доказательства, поставив истца в неравноправное положение, отступил от принципа равноправия сторон в осуществлении правосудия по гражданским делам. Предоставление судом одной участвующей в гражданском деле стороне (ответчику) права, которое им не предоставляется другой (истцу), является нарушением процессуального закона.

Кроме того, указывает, что представленная суду копия приказа N-лс не является воспроизведением его подлинника. При этом суд не проверил не произошло ли при копировании изменение содержания копии документа по сравнению с его оригиналом, с помощью какого технического приема выполнено копирование, гарантирует ли копирование тождественность копии документа и его оригинала.

Также указывает, что из заявлений Кравцова М.Ю. следует, что оба срочных договора с истцом заключались с целью уклонения от предоставления прав и гарантий, которые ответчик обязан был бы предоставить истцу в случае заключения с ним договора на неопределенный срок.

Отмечает, что суд не провел проверку соблюдения работодателем установленного частью шестой статьи 58 ТК РФ запрета на заключение срочных трудовых договоров в целях уклонения от предоставления прав и гарантий, предусмотренных для работников, с которыми заключается трудовой договор на неопределенный срок.

В возражениях на апелляционную жалобу представитель ООО "Газпром нефть шельф" Кравцов М.Ю. указал на законность и обоснованность принятого решения, просил в удовлетворении апелляционной жалобы отказать.

Проверив материалы дела в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, возражений на нее, по правилам, установленным частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ), заслушав истца Берсеневу И.Э, поддержавшую апелляционную жалобу, представителей ответчика Кравцова М.Ю, Еременко Л.П, возражавших против ее удовлетворения, приняв во внимание заключение прокурора Васильева С.В. о законности постановленного судом решения, судебная коллегия приходит к следующему.

Судом первой инстанции установлено и следует из материалов дела, что 28 апреля 2016 г. ООО "Газпром нефть шельф" в адрес Берсеневой И.Э. направлено предложение о работе, согласно которому ответчик предложил истцу постоянное место работы в должности ведущего инженера отдела комплектации оборудованием и материалами Управления капитального строительства по срочному трудовому договору сроком на один год. Истец согласилась с предложенными ей условиями 29 апреля 2016 г, о чем свидетельствует её личная подпись в указанном предложении о работе.

Впоследствии 1 июня 2016 г. истец написала в адрес генерального директора ответчика заявление о приеме на работу и в тот же день между сторонами был заключен срочный трудовой договор N ТД сроком на один год (по 31 мая 2017 г.) как с пенсионером по возрасту, в соответствии с которым Берсенева И.Э. принята на работу в ООО "Газпром нефть шельф" на должность ведущий инженер отдела комплектации оборудованием и материалами Управления капитального строительства.

Приказом заместителя генерального директора по организационным вопросам ООО "Газпром нефть шельф" от 22 мая 2017 г. N-лс срочный трудовой договор от 1 июня 2016 г. N ТД, заключенный между сторонами, расторгнут, 31 мая 2017 г. истец уволена на основании пункта 2 статьи 77 ТК РФ в связи с истечением срока трудового договора.

1 июня 2017 г. Берсеневой И.Э. направлено в адрес генерального директора ответчика новое заявление о приеме на работу, на основании которого между сторонами 1 июня 2017 г. заключен новый срочный трудовой договор N ТД сроком на один год (по 31 мая 2018 г.) как с пенсионером по возрасту, в соответствии с которым истец принята на работу в ООО "Газпром нефть шельф" на должность ведущий инженер отдела комплектации оборудованием и материалами Управления капитального строительства.

Уведомлением от 17 мая 2018 г. ответчик известил истца о прекращении действия срочного трудового договора от 1 июня 2017 г. N ТД 31 мая 2018 г. Указанное уведомление получено Берсеневой И.Э. 21 мая 2018 г.

Приказом заместителя генерального директора по организационным вопросам ООО "Газпром нефть шельф" от 24 мая 2018 г. N-лс срочный трудовой договор от 1 июня 2017 г. N ТД, заключенный между сторонами, расторгнут, истец 31 мая 2018 г. уволена на основании пункта 2 статьи 77 ТК РФ в связи с истечением срока трудового договора. С указанным приказом Берсенева И.Э. ознакомлена 31 мая 2018 г.

Разрешая настоящее дело, суд первой инстанции, правильно установив фактические обстоятельства и верно применив к спорным правоотношениям положения трудового законодательства, их регулирующие, пришел к выводу о законности заключенного между сторонами срочного трудового договора от 1 июня 2017 г. N ТД. При этом суд исходил из того, что при заключении трудового договора стороны достигли соглашения о срочности характера трудовых отношений, что прямо предусмотрено в пункте 6.1 трудового договора, подписанного лично Берсеневой И.Э. Последовательность действий истца при написании заявления о приеме на работу, подписании срочного трудового договора, продолжении работы на определенных договором условиях являются доказательством её добровольных действий на осуществление трудовых обязанностей на условиях срочного трудового договора.

С данными выводами судебная коллегия согласна, поскольку они подробно мотивированы, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, основаны на правильном применении норм материального права, соответствуют собранным по делу доказательствам, которые получили оценку суда по правилам статьи 67 ГПК РФ в совокупности.

При этом убедительных доводов, основанных на доказательственной базе и содержащих факты, которые не были проверены или не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела, влияли бы на обоснованность и законность судебного решения в апелляционной жалобе не приведено, а само по себе несогласие подателя жалобы с оценкой доказательств не является безусловным основанием для отмены или изменения решения суда.

Согласно части 1 статьи 56 ТК РФ трудовой договор - это соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию в интересах, под управлением и контролем работодателя, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

Одним из обязательных условий, подлежащих включению в трудовой договор, является дата начала работы, а в случае, когда заключается срочный трудовой договор, - также срок его действия и обстоятельства (причины), послужившие основанием для заключения срочного трудового договора в соответствии с ТК РФ или иным федеральным законом (абзац третий части 2 статьи 57 ТК РФ).

Трудовые договоры могут заключаться как на неопределенный срок, так и на определенный срок не более пяти лет (срочный трудовой договор), если иной срок не установлен названным кодексом и иными федеральными законами (часть 1 статьи 58 ТК РФ).

Срочный трудовой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, а именно в случаях, предусмотренных частью 1 статьи 59 ТК РФ. В случаях, предусмотренных частью 2 статьи 59 названного кодекса, срочный трудовой договор может заключаться по соглашению сторон трудового договора без учета характера предстоящей работы и условий ее выполнения (часть 2 статьи 58 ТК РФ).

Частью 2 статьи 59 ТК РФ определен перечень конкретных случаев, когда допускается заключение срочного трудового договора по соглашению сторон.

Нормативное положение абзаца третьего части второй статьи 59 ТК РФ, допускающее заключение с пенсионерами по возрасту срочного трудового договора при отсутствии объективных причин, требующих установления трудовых отношений на определенный срок, не ограничивает свободу труда, их право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию, закрепленные статьей 37 (часть 1) Конституции Российской Федерации. Предусматривая, что срочный трудовой договор с пенсионерами по возрасту может заключаться по соглашению сторон, оно предоставляет сторонам трудового договора свободу выбора в определении его вида: по взаимной договоренности договор может быть заключен как на определенный, так и на неопределенный срок.

Поскольку срочный трудовой договор заключается по соглашению сторон, то есть на основе добровольного согласия работника и работодателя, в случае, когда согласие на заключение договора было дано работником вынужденно, он вправе оспорить правомерность заключения с ним срочного трудового договора в суд общей юрисдикции.

В пункте 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" разъяснено, что, решая вопрос об обоснованности заключения с работником срочного трудового договора, следует учитывать, что такой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, в частности в случаях, предусмотренных частью 1 статьи 59 ТК РФ, а также в других случаях, установленных Кодексом или иными федеральными законами (часть 2 статьи 58, часть 1 статьи 59 ТК РФ). В соответствии с частью 2 статьи 58 ТК РФ, срочный трудовой договор может заключаться без учета характера предстоящей работы и условий ее выполнения. При этом необходимо иметь в виду, что такой договор может быть признан правомерным, если имелось соглашение сторон (часть 2 статьи 59 ТК РФ), то есть если он заключен на основе добровольного согласия работника и работодателя. Если судом при разрешении спора о правомерности заключения срочного трудового договора будет установлено, что он заключен работником вынужденно, суд применяет правила договора, заключенного на неопределенный срок.

Согласно части 1 статьи 79 ТК РФ срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три дня до увольнения, за исключением случаев, когда истекает срок действия срочного трудового договора, заключенного на время исполнения обязанностей отсутствующего работника.

Истечение срока трудового договора, за исключением случаев, когда трудовые отношения фактически продолжаются и ни одна из сторон не потребовала их прекращения, является основанием для прекращения трудового договора (пункт 2 части 1 статьи 77 ТК РФ).

Из приведенных нормативных положений и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению следует, что по общему правилу срочные трудовые договоры могут заключаться только в случаях, когда трудовые отношения с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения не могут быть установлены на неопределенный срок, а также в других случаях, предусмотренных ТК РФ или иными федеральными законами. Вместе с тем ТК РФ предусматривает в статье 59 перечень конкретных случаев, когда допускается заключение срочного трудового договора в силу характера предстоящей работы или условий ее выполнения, а также без учета указанных обстоятельств при наличии соответствующего соглашения работника и работодателя. К таким случаям, в частности, относится заключение срочного трудового договора с поступающими на работу пенсионерами по возрасту. При этом работнику, выразившему согласие на заключение трудового договора на определенный срок, известно о его прекращении по истечении заранее оговоренного периода. Истечение срока трудового договора, за исключением случаев, когда трудовые отношения фактически продолжаются и ни одна из сторон не потребовала их прекращения, является основанием для прекращения трудового договора.

Из содержания спорного трудового договора следует, что условия и сроки заключения срочных договоров были согласованы сторонами, записи в тексте договора содержат порядок и правовые последствия срочного договора. Трудовой договор был подписан истцом и в период его действия истцом не оспаривался. Кроме того, в заявлении о приеме на работу, поданном истцом, также присутствует условие о срочности заключаемого договора и о правовых основаниях срочности договора.

Доказательств отсутствия волеизъявления со стороны истца на его подписание, оказания давления со стороны работодателя, на что указывает податель жалобы в обоснование своих доводов, суду представлено не было. В сложившейся ситуации определяющее значение имеет то обстоятельство, что изначально получив оферту, содержащую явно выраженное условие о срочности заключаемого трудового договора, и собственноручно подав заявление о заключении с ней срочного трудового договора как с пенсионером, т.е. содержащее конкретизацию условия срочности, истец была уведомлена об этом условии и подтвердила свое согласие осуществлять трудовую деятельности именно на таких условиях. Намерение истца в дальнейшем (после приема на работу) урегулировать вопрос срочности трудового договора не свидетельствует о наличии аналогичного желания со стороны работодателя либо достижения определенного соглашения, следовательно, не свидетельствует и о незаконности условия срочности.

О расторжении срочного трудового договора в связи с истечением срока его действия истец была уведомлена.

Таким образом, у суда первой инстанции отсутствовали основания, предусмотренные статьей 58 ТК РФ, для признания срочного трудового договора заключенным на неопределенный срок, с чем соглашается суд апелляционной инстанции.

Одновременно судебная коллегия отмечает, что истечение срока действия срочного трудового договора является объективным событием, наступление которого не зависит от воли работодателя, а потому увольнение работника по данному основанию отнесено к общим основаниям прекращения трудового договора. Работник, давая согласие на заключение трудового договора в предусмотренных законом случаях на определенный срок, знает о его прекращении по истечении заранее оговоренного периода, либо в связи с наступлением конкретного события с которым связано его окончание.

Доводы апелляционной жалобы сводятся к переоценке доказательств и неправильному толкованию материального закона, аналогичны доводам, на которые ссылался заявитель при рассмотрении иска в суде первой инстанции в обоснование своих требований, они были предметом обсуждения суда первой инстанции и им дана правильная правовая оценка на основании исследования всех представленных обеими сторонами доказательств в их совокупности.

Ссылка подателя жалобы на сложившуюся по аналогичным делам судебную практику не может являться основанием для отмены обжалуемого судебного постановления, поскольку индивидуальные обстоятельства дел исключают их тождественную оценку.

Процессуальных нарушений, влекущих отмену постановленного по делу решения, судебной коллегией, вопреки доводам жалобы, не установлено.

При таких обстоятельствах оснований к отмене или изменению решения суда первой инстанции не имеется.

Руководствуясь статьями 328-329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Северодвинского городского суда Архангельской области от 1 августа 2018 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Берсеневой И.Э. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Р.В. Патронов

 

Судьи

Е.М. Бланару

Г.В. Гулева

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.