Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Определение СК по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции от 04 февраля 2020 г. по делу N 8Г-6188/2019[88-1147/2020-(88-3037/2019)]

 

Судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего ФИО5, судей ФИО2 и ФИО3, рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ФИО1 к ПАО Банк "ЮГРА" в лице Конкурсного управляющего - Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" о компенсации морального вреда (номер дела, присвоенный судом первой инстанции 2-633/2019)

по кассационной жалобе ФИО1 на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 15.07.2019, которым отменено решение Красноперекопского районного суда г. Ярославля от 16.04.2019 о частичном удовлетворении исковых требований и принято новое решение об отказе в иске.

Заслушав доклад судьи Второго кассационного суда общей юрисдикции ФИО5, судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции

установила:

ФИО1 обратилась в суд с иском к ПАО Банк "ЮГРА" в лице Конкурсного управляющего - Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" о компенсации морального вреда в размере 100000 рублей.

В обоснование своих требований ФИО1 указала, что с ДД.ММ.ГГГГ она была принята на работу по трудовому договору на должность главного специалиста по финансовому мониторингу операционного офиса в "адрес" филиала ОАО АКБ "ЮГРА" в "адрес". В мае 2017 года истцу предоставлен отпуск по уходу за ребенком, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, до достижения ребенком возраста 3 лет. Решением Арбитражного суда "адрес" от ДД.ММ.ГГГГ (ДД.ММ.ГГГГ мотивированное решение) ПАО Банк "ЮГРА" признан несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство.

ДД.ММ.ГГГГ истец получила уведомление от представителя конкурсного управляющего ПАО Банк "ЮГРА" ФИО4 о предстоящем расторжении с истцом трудового контракта с ДД.ММ.ГГГГ в связи с ликвидацией организации.

В связи с нарушением трудового законодательства со стороны конкурсного управляющего, выразившегося в намерении уволить истца до истечения двухмесячного срока с момента уведомления, ФИО1 направила ответчику письмо о несогласии с датой увольнения. С доводами истца в письменном ответе от ДД.ММ.ГГГГ согласился ответчик, указав, что расторжение трудового договора состоится ДД.ММ.ГГГГ, т.е. по истечении двух месяцев со дня получения истцом уведомления. Фактически истец была уволена ДД.ММ.ГГГГ. Уведомление об увольнении с ДД.ММ.ГГГГ не получала.

ФИО1 считает, что уволив ее с ДД.ММ.ГГГГ, ответчик грубо нарушил ее права и трудовое законодательство, а именно, увольнение состоялось без надлежащего уведомления за 2 месяца.

Решением Красноперекопского районного суда "адрес" от ДД.ММ.ГГГГ исковые требования ФИО1 удовлетворены частично.

С ПАО Банк "ЮГРА" в пользу ФИО1 взыскано 10000 рублей компенсации морального вреда.

В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

С ПАО Банк "ЮГРА" взыскана государственная пошлина в бюджет в размере 300 рублей.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ указанное решение отменено, по делу принято новое решение, которым исковые требования ФИО1 оставлены без удовлетворения.

В кассационной жалобе ФИО1, поданной во Второй кассационный суд общей юрисдикции, ставится вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ как незаконного и оставлении в силе решения Красноперекопского районного суда "адрес" от ДД.ММ.ГГГГ.

По мнению ФИО1, положения ст. 180 Трудового кодекса Российской Федерации применены судом неправильно; о новой дате расторжения трудового договора она ответчиком уведомлена не была; суд апелляционной инстанции ошибочно посчитал информационное письмо от ДД.ММ.ГГГГ официальным уведомлением об увольнении с ДД.ММ.ГГГГ. Суд апелляционной инстанции не учел, что первоначальное намерение ответчика уволить истца ДД.ММ.ГГГГ, т.е. до истечения 2-хмесячного срока со дня предупреждения об увольнении, не соответствует закону и нарушает трудовые права истца, что является основанием для взыскания в ее пользу компенсации морального вреда.

В судебное заседание суда кассационной инстанции не явились надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела истец ФИО1, представитель ответчика ПАО Банк "ЮГРА" в лице Конкурсного управляющего - Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов", сведений о причинах неявки не представили. Судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции, руководствуясь частью 5 статьей 379? Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции приходит к следующему.

Согласно ст. 379? Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Такие нарушения при рассмотрении настоящего дела были допущены судом апелляционной инстанции, и выразились они в следующем.

Судом установлено и из материалов дела следует, что в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ ФИО1 являлась работником ПАО Банк "ЮГРА".

На основании приказа N24 от ДД.ММ.ГГГГ истец была уволена ДД.ММ.ГГГГ с занимаемой должности на основании п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с ликвидацией организации.

Приказом Банка России от ДД.ММ.ГГГГ у банка с ДД.ММ.ГГГГ отозвана лицензия на осуществление банковских операций по основаниям, предусмотренным п.п.1 и 2 ч.2 ст. 20 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ N "О банках и банковской деятельности". В связи с отзывом лицензии осуществление коммерческим банком деятельности прекращено с ДД.ММ.ГГГГ.

Решением Арбитражного суда "адрес" от ДД.ММ.ГГГГ ПАО Банк "ЮГРА" признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство. Функции конкурсного управляющего возложены на государственную корпорацию "Агентство по страхованию вкладов". В ЕГРЮЛ внесены сведения о нахождении ПАО Банк "ЮГРА" в стадии ликвидации.

ДД.ММ.ГГГГ ФИО1 получила от представителя конкурсного управляющего уведомление без даты о предстоящем увольнении ДД.ММ.ГГГГ по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с ликвидацией организации.

В связи с возражениями истца о нарушении ответчиком положений ч.2 ст. 180 Трудового кодекса Российской Федерации и невозможности ее увольнения до истечения двухмесячного срока после получения уведомления, ответчик ДД.ММ.ГГГГ письменно уведомил истца о ее увольнении ДД.ММ.ГГГГ, и фактически уволил ФИО1 ДД.ММ.ГГГГ.

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции, руководствуясь положениями ст. ст. 22, 81, 180 Трудового кодекса Российской Федерации, пришел к выводу о том, что первоначальное намерение ответчика уволить истца ДД.ММ.ГГГГ, т.е. до истечения двух месяцев со дня предупреждения о предстоящем увольнении, не соответствует закону и нарушает трудовые права истца, только после возражений истца работодатель изменил свое незаконное решение и осуществил увольнение с соблюдением предусмотренного ч. 2 ст. 180 Трудового кодекса Российской Федерации срока, в связи с чем взыскал с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 10000 руб.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая ФИО1 в удовлетворении исковых требований, судебная коллегия по гражданским делам Ярославского областного суда посчитала несостоятельной позицию истца о допущенном ответчиком нарушении ее трудовых прав в связи с отсутствием уведомления об увольнении с ДД.ММ.ГГГГ, указав, что действующее законодательство не содержит обязанности направления повторного уведомления при изменении срока увольнения; установленный ч. 2 ст. 180 Трудового кодекса Российской Федерации срок не является пресекательным, что позволяет работодателю осуществить увольнение по истечении данного срока, данный срок ответчиком был соблюден, в связи с чем увольнение истца по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации произведено с соблюдением требований трудового законодательства.

Судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции находит, что апелляционное определение принято с нарушением норм действующего законодательства и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

В силу ст. 61 Гражданского кодекса Российской Федерации ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода в порядке универсального правопреемства его прав и обязанностей к другим лицам.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем.

Согласно части второй статьи 180 Трудового кодекса РФ о предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения.

Указанный срок не является пресекательным, что позволяет работодателю осуществить увольнение по истечении данного срока.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от ДД.ММ.ГГГГ N 13-О-О, часть третья статьи 81, части первая и вторая статьи 180 Трудового кодекса Российской Федерации являются элементами правового механизма увольнения по сокращению численности или штата работников, позволяют работнику, подлежащему увольнению, заблаговременно узнать о предстоящем увольнении, продолжить трудовую деятельность у работодателя, с которым он состоит в трудовых отношениях, либо с момента предупреждения об увольнении начать поиск подходящей работы, что обеспечивает наиболее благоприятные условия для последующего трудоустройства.

Следует заметить, что Конституционный Суд Российской Федерации в вышеуказанном Определении от ДД.ММ.ГГГГ N 13-О-О указал, что часть 2 статьи 180 Трудового кодекса Российской Федерации не предусматривает возможности произвольного продления работодателем срока предупреждения работника о предстоящем увольнении.

В том случае, если работодатель уведомил работника о предстоящем увольнении в конкретную дату, и в указанную дату увольнение не произвел, он обязан заново уведомить работника о предстоящем расторжении трудового договора.

Между тем, указанная правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции, наделенным полномочиями по проверке и оценке фактических обстоятельств дела, учтена не была.

Как усматривается из материалов дела, уведомление без даты о предстоящем увольнении ДД.ММ.ГГГГ по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с ликвидацией организации получено ФИО1 ДД.ММ.ГГГГ, что не соответствовало положениям части второй статьи 180 Трудового кодекса Российской Федерации.

Формируя правовой статус лица, работающего по трудовому договору, федеральный законодатель основывается на признании того, что труд такого лица организуется, применяется и управляется в интересах работодателя, который обязан организовать и обеспечить выполнение им трудовой функции. В силу данного обстоятельства работник представляет в трудовом правоотношении экономически более слабую сторону, что предопределяет обязанность Российской Федерации как социального государства обеспечивать надлежащую защиту его прав и законных интересов. При этом законодатель учитывает не только экономическую (материальную), но и организационную зависимость работника от работодателя.

Суд апелляционной инстанции не учел, что обращаясь в суд с настоящим иском, ФИО1 указывала, в том числе, на нарушение ответчиком ее трудовых прав, выразившихся в уведомлении ее о предстоящем увольнении с ДД.ММ.ГГГГ с нарушением двухмесячного срока, предусмотренного частью второй статьи 180 Трудового кодекса Российской Федерации.

Согласно статье 237 Трудового кодекса Российской Федерации, моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора (часть 1).

В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба (часть 2).

Согласно разъяснениям, содержащимся в абз. 2 п. 63 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации ДД.ММ.ГГГГ N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", суд вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав. Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Факт нарушения ответчиком положений трудового законодательства, выразившегося в уведомлении истца о расторжении трудового договора в связи с ликвидацией организации с ДД.ММ.ГГГГ, т.е. до истечения двух месяцев со дня предупреждения об увольнении, установлен судом первой инстанции и в апелляционном определении не опровергнут.

В своей апелляционной жалобе ответчик не оспаривал, что конкурсным управляющим был изменен срок предупреждения об увольнении, с учетом позднего получения истцом уведомления (л.д. 55).

Таким образом, выводы суда апелляционной инстанции о соблюдении конкурсным управляющим кредитной организации требований ст. 180 Трудового кодекса Российской Федерации при расторжении с истцом трудового договора и, как следствие, об отсутствии нарушения работодателем трудовых прав истца, сделаны при неправильным применении вышеприведенных норм материального права и без учета вышеприведенной правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации.

Кроме того, в нарушение положений ст.ст. 195, 196, ч. 4 ст. 67 и ч. 4 ст. 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд не установилдату получения истцом письма ответчика об уточнении даты увольнения ДД.ММ.ГГГГ, в то время как данное обстоятельство подлежало выяснению и оценке со стороны суда применительно к доводам истца о том, что она не знала точную дату увольнения, неоднократно созванивалась с ответчиком, т.е. находилась в состоянии неопределенности относительно даты прекращения с ней трудовых отношений.

При этом судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции считает необходимым отметить, что работник, как более слабая сторона в трудовых правоотношениях, в результате совершения работодателем юридически значимых действий, связанных с увольнением по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, не должен быть лишен возможности заблаговременно узнать о предстоящем увольнении и начать поиск подходящей работы.

Ввиду изложенного апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ нельзя признать законным. Оно принято с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя кассационной жалобы, что согласно статье 379? Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены обжалуемого судебного постановления и направления дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть все приведенное выше и рассмотреть дело на основании норм закона, подлежащих применению к спорным отношениям, установленных по делу обстоятельств и с соблюдением требований процессуального закона.

Руководствуясь статьями 379?, 379?, 390, 390? Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции

определила:

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 15.07.2019 отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции - Ярославский областной суд.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.