Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 11 февраля 2010 г. по делу N А19-12414/09 Суд частично признал недействительным решение налогового органа, поскольку налоговая инспекция необоснованно исключила из расходов на оплату труда, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль, затраты общества, связанные с обеспечением работников бесплатными продуктами, работа которых связана с воздействием вредных факторов, поскольку материалами дела подтверждена фактическая занятость работников общества на данных работах (извлечение)

Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа
от 11 февраля 2010 г. по делу N А19-12414/09
(извлечение)

 

Открытое акционерное общество "Усть-Илимский механический завод" (далее - ОАО "Усть-Илимский механический завод", общество) обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 9 по Иркутской области (далее - налоговая инспекция) о признании недействительным решения N 01-05/87-4086 дсп от 29.12.2008 "О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения" в редакции решения Управления Федеральной налоговой службы России по Иркутской области (далее - УФНС России по Иркутской области, Управление) N 26-16/01002 от 30.03.2009 "Об изменении решения" в части привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации, в виде штрафа за неуплату налога на добавленную стоимость в сумме 7 681 рубль, пунктом 1 статьи 123 Налогового кодекса Российской Федерации за неперечисление налога на доходы физических лиц в виде штрафа в сумме 448 803 рубля; начисления пени за несвоевременную уплату налога на добавленную стоимость в сумме 4 764 рубля, налога на доходы физических лиц в сумме 11 363 рубля; предложения уплатить недоимку по налогу на добавленную стоимость в сумме 553 303 рубля, удержать налог на доходы физических лиц в сумме 48 131 рубль, уменьшить убытки при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль организаций за 2006 год в сумме 168 556 рублей и за 2007 год в сумме 180 724 рубля; предложения уменьшить к уплате в бюджет налог на добавленную стоимость в сумме 516 947 рублей, уменьшить возмещение из бюджета налога на добавленную стоимость за март 2007 года на сумму 2 047 рублей.

Решением Арбитражного суда Иркутской области от 12 августа 2009 года заявленные требования удовлетворены частично: решение налоговой инспекции в редакции решения УФНС России по Иркутской области признано недействительным в части: привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации, в виде штрафа за неуплату налога на добавленную стоимость в сумме 7 848 рублей 34 копейки, пунктом 1 статьи 123 Налогового кодекса Российской Федерации за неперечисление сумм налога на доходы физических лиц в виде штрафа в сумме 309 077 рублей 34 копейки; начисления пени за несвоевременную уплату налога на добавленную стоимость в сумме 4 764 рубля, налога на доходы физических лиц в сумме 11 363 рубля; предложения уплатить недоимку по налогу на добавленную стоимость в сумме 553 303 рубля, удержать налог на доходы физических лиц в сумме 48 131 рубль, уменьшить убытки при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль организаций за 2006 год в сумме 168 556 рублей и за 2007 год в сумме 180 724 рубля; предложения уменьшить к уплате в бюджет налог на добавленную стоимость в сумме 516 947 рублей, уменьшить возмещение из бюджета налога на добавленную стоимость за март 2007 года на сумму 2 047 рублей. В удовлетворении остальной части требований отказано.

Постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 29 октября 2009 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами в части удовлетворения заявленных обществом требований, налоговая инспекция обратилась в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права, просит отменить решение суда в обжалуемой части и постановление апелляционного суда полностью и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований в полном объеме.

Из кассационной жалобы следует, что при исчислении налога на прибыль общество неправомерно включило в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, расходы, связанные с выдачей молока работникам ОАО "Усть-Илимский механический завод", поскольку согласно коллективному договору на 2005-2006 годы работники, имеющие право получать молоко, должны быть заняты на работах с особо вредными условиями труда, а бесплатная выдача молока на работах с вредными условиями труда в данном коллективном договоре не предусмотрена.

По мнению налоговой инспекции, стоимость молока, выданного работникам общества, не занятым на работах с вредными производственными факторами, является безвозмездной передачей товара (молока) и объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость.

Заявитель жалобы указывает на обоснованность начисления налога на доходы физических лиц, поскольку стоимость талонов на молоко, выданных работникам, работы которых не связаны с вредными условиями труда, не являются компенсационной выплатой.

Налоговая инспекция выражает также несогласие с выводами судов об отсутствии занижения обществом налоговой базы по налогу на добавленную стоимость на сумму платежей, полученных по договору купли-продажи недвижимого имущества, так как моментом определения налоговой базы по налогу на добавленную стоимость при реализации недвижимого имущества является дата государственной регистрации права собственности покупателя на данное имущество.

Кроме того, податель жалобы считает, что суды необоснованно уменьшили размер штрафов по пункту 1 статьи 122 и статье 123 Налогового кодекса Российской Федерации, поскольку обязанность по уплате налогов не поставлена в зависимость от финансового состояния общества.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом (уведомления о вручении почтовых отправлений N 12690, N 12691), однако своих представителей в заседание суда не направили, в связи с чем Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в соответствии с пунктом 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации считает возможным рассмотреть жалобу в их отсутствие. В порядке статьи 279 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации отзыв на кассационную жалобу не поступил.

Федеральным арбитражным судом Восточно-Сибирского округа на основании статьи 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в судебном заседании объявлялся перерыв с 9 февраля 2010 года до 11 февраля 2010 года, о чем сделано публичное извещение.

После перерыва представители лиц, участвующих в деле, в судебное заседание также не явились.

Кассационная жалоба рассматривается в порядке, предусмотренном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Проверив соответствие выводов Арбитражного суда Иркутской области и Четвертого арбитражного апелляционного суда о применении норм права установленным ими по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, правильность применения судами двух инстанций норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемых судебных актов и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к следующим выводам.

Как установлено судами первой и апелляционной инстанций и следует из материалов дела, налоговой инспекцией проведена выездная налоговая проверка ОАО "Усть-Илимский механический завод" по вопросам правильности исчисления, полноты и своевременности перечисления налогов и сборов за период с 01.01.2006 по 31.12.2007 (по налогу на доходы физических лиц с 01.04.2006 по 31.07.2008).

По результатам проверки составлен акт N 01-05/87 от 05.12.2008 и с учетом возражений общества вынесено решение N 01-05/87-4086 дсп от 29.12.2008, которым ОАО "Усть-Илимский механический завод" привлечено к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122, статье 123 Налогового кодекса Российской Федерации, обществу предложено уплатить доначисленный налог на добавленную стоимость; удержать начисленную сумму налога на доходы физических лиц непосредственно из доходов налогоплательщиков; уменьшить убытки при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль за 2006 и 2007 годы; уменьшить к уплате в бюджет налог на добавленную стоимость за июль 2007 года; уменьшить возмещение из бюджета налога на добавленную стоимость за март 2007 года; также начислены пени по налогу на добавленную стоимость и налогу на доходы физических лиц.

Не согласившись с решением налоговой инспекции, ОАО "Усть-Илимский механический завод" обратилось с апелляционной жалобой в УФНС России по Иркутской области.

По результатам рассмотрения жалобы Управлением принято решение N 26-16/01002 от 30.03.2009 "Об изменении решения налоговой инспекции", согласно которому сумма пени за несвоевременную уплату налога на добавленную стоимость в размере 173 814 рублей изменена на 4 845 рублей 89 копеек, общая сумма пени с 867 352 рубля изменена на 698 383 рубля 89 копеек.

Не согласившись с решением налоговой инспекции в редакции решения УФНС России по Иркутской области, общество обратилось с заявлением в Арбитражный суд Иркутской области о признании его частично недействительным.

Частично удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции пришел к выводу, что налоговая инспекция необоснованно исключила из расходов на оплату труда, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль за 2006-2007 годы, затраты общества, связанные с обеспечением работников бесплатным молоком, работа которых связана с воздействием вредных факторов, поскольку материалами дела подтверждена фактическая занятость работников общества на работах, связанных с вредными производственными факторами.

Признавая решение налоговой инспекции незаконным в части доначисления налога на добавленную стоимость, суд исходил из того, что поскольку расходы по обеспечению молоком сотрудников, занятых на работах с вредными условиями труда, являются документально подтвержденными и в соответствии со статьей 252 и подпунктом 7 пункта 1 статьи 264 Налогового кодекса Российской Федерации относятся к расходам на обеспечение нормальных условий труда, то выдача молока работникам, занятым на работах с вредными условиями труда, не может являться объектом обложения налогом на добавленную стоимость.

По эпизоду с доначислением налога на доходы физических лиц суд указал, что стоимость молока, выдаваемого бесплатно работникам, занятым на работах с вредными условиями труда, подпадает под понятие компенсационных выплат и не подлежит обложению налогом на доходы физических лиц.

Отклоняя довод налоговой инспекции о занижении обществом налоговой базы по налогу на добавленную стоимость на сумму платежей, полученных по договору купли-продажи недвижимого имущества, суд исходил из того, что обязанность общества исчислить налог на добавленную стоимость возникает в момент передачи недвижимого имущества покупателю, а так же из того, что обязанность по уплате налога на добавленную стоимость не может возникнуть позднее, чем право на применение налоговых вычетов.

По аналогичным основаниям суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения.

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа считает выводы судов первой и апелляционной инстанций законными и обоснованными по следующим основаниям.

На основании статьи 246 Налогового кодекса Российской Федерации общество является плательщиком налога на прибыль.

В соответствии со статьей 247 Налогового кодекса Российской Федерации объектом обложения налогом на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Для российских организаций прибылью в силу главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с указанной главой Налогового кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации в целях исчисления налога на прибыль налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Налогового кодекса Российской Федерации). Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме, а под документально подтвержденными - затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

В силу пункта 2 статьи 253 Налогового кодекса Российской Федерации расходы, связанные с производством и (или) реализацией, подразделяются на материальные расходы, расходы на оплату труда, суммы начисленной амортизации, прочие расходы.

Согласно статье 255 Налогового кодекса Российской Федерации в расходы налогоплательщика на оплату труда включаются любые начисления работникам в денежной и (или) натуральной формах, стимулирующие начисления и надбавки, компенсационные начисления, связанные с режимом работы или условиями труда, премии и единовременные поощрительные начисления, расходы, связанные с содержанием этих работников, предусмотренные нормами законодательства Российской Федерации, трудовыми договорами (контрактами) и (или) коллективными договорами.

В частности, пункт 4 данной статьи к расходам на оплату труда относит, в том числе стоимость бесплатно предоставляемых работникам в соответствии с законодательством Российской Федерации коммунальных услуг, питания и продуктов, предоставляемого работникам налогоплательщика в соответствии с установленными законодательством Российской Федерации порядком бесплатного жилья (суммы денежной компенсации за непредоставление бесплатного жилья, коммунальных и иных подобных услуг).

Согласно подпункту 7 пункта 1 статьи 264 Налогового кодекса Российской Федерации в прочие расходы, связанные с производством и (или) реализацией, включаются расходы по обеспечению нормальных условий труда и техники безопасности, предусмотренные законодательством Российской Федерации.

В силу статьи 222 Трудового кодекса Российской Федерации работникам, занятым на работах с вредными условиями труда, выдаются бесплатно по установленным нормам молоко или другие равноценные пищевые продукты. На работах с особо вредными условиями труда работникам предоставляется бесплатно по установленным нормам лечебно-профилактическое питание.

Нормы и условия бесплатной выдачи молока или других равноценных пищевых продуктов, а также лечебно-профилактического питания утверждаются в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Согласно статье 209 Трудового кодекса Российской Федерации вредным производственным фактором является производственный фактор, воздействие которого на работника может привести к его заболеванию. Опасный производственный фактор - это производственный фактор, воздействие которого на работника может привести к его травме.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 29.11.2002 N 849 "О порядке утверждения норм и условий бесплатной выдачи работникам, занятым на работах с вредными условиями труда, молока или других равноценных пищевых продуктов, а также лечебно-профилактического питания" установлено, что работникам, занятым на работах с вредными условиями труда, бесплатная выдача молока или других равноценных пищевых продуктов осуществляется в соответствии с перечнем вредных производственных факторов, при воздействии которых в профилактических целях рекомендуется употребление молока или других равноценных пищевых продуктов.

Приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 28.03.2003 N 126 утвержден Перечень вредных производственных факторов, при воздействии которых в профилактических целях рекомендуется употребление молока или других равноценных пищевых продуктов (далее - Перечень).

Нормы и условия бесплатной выдачи молока и других равноценных пищевых продуктов работникам, занятым на работах с вредными условиями труда, утверждены Постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 31.03.2003 N 13.

Из положений приведенных нормативных актов следует, что основанием для выдачи молока работнику является его фактическая занятость на работах, связанных с вредными производственными факторами, предусмотренными в Перечне.

Из материалов дела следует и судами установлено, что между ОАО "Усть-Илимский механический завод" и его работниками заключен коллективный договор, согласно пункту 6.4.4 которого на работах с особо вредными условиями труда по Перечню профессий (должностей) работников, составленному на основании результатов аттестации рабочих мест по условиям труда, имеющих право на получение молока, утвержденным генеральным директором общества с учетом мнения Профсоюзного комитета (приложение N 5 к коллективному договору), работники ОАО "Усть-Илимский механический завод" имеют право на получение молока.

Проведенная аттестация рабочих мест выявила присутствие вредных производственных факторов, указанных в Перечне вредных производственных факторов.

Довод налоговой инспекции о расхождении сведений о количестве работников, отраженных в журналах учета регистрации работ во вредных условиях труда, с данными ведомости выдачи талонов на молоко, был предметом рассмотрения судов двух инстанций и правомерно отклонен.

В соответствии с ГОСТ 12.1.005-88 под рабочим местом понимается место, на котором работающий находится большую часть своего рабочего времени (более 50% или более 2 часов непрерывно). Если при этом работа осуществляется в различных пунктах рабочей зоны, постоянным рабочим местом считается вся рабочая зона.

Рабочее место, признанное по результатам аттестации как подпадающее под воздействие вредных факторов, определено за конкретным работником общества, которое зафиксировано в трудовом договоре с определением трудовой функции работника.

Судами двух инстанций установлено, что талоны на молоко работникам ОАО "Усть-Илимский механический завод", занятым на производстве с вредными условиями труда, выдаются ответственным лицом общества под отчет на основании табеля учета рабочего времени и ведомости выдачи молока.

Фактическое нахождение работника во вредных условиях подтверждается табелем учета рабочего времени формы N Т-13, который предусмотрен трудовым законодательством для учета фактически отработанного времени.

Таким образом, является правильным вывод судов первой и апелляционной инстанций о том, что выполнение работником трудовой функции, предусмотренной в трудовом договоре, на рабочем месте, аттестованном в соответствии с картами рабочих мест как рабочее место, подвергающееся вредному воздействию производственных факторов, указанных в Перечне, подтверждает фактическое нахождение работника во вредных условиях, независимо от регистрации в журнале.

При таких обстоятельствах суды правомерно посчитали, что общество обоснованно включило в состав расходов при исчислении налога на прибыль затраты по бесплатной выдаче молока работникам, занятым на работах с вредными условиями труда.

Признавая решение налоговой инспекции незаконным в части доначисления налога на добавленную стоимость, суды правомерно исходили из следующего.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 146 Налогового кодекса Российской Федерации объектом обложения по налогу на добавленную стоимость признаются операции по передаче на территории Российской Федерации товаров (выполнению работ, оказанию услуг) для собственных нужд, расходы на которые не принимаются к вычету (в том числе через амортизационные отчисления) при исчислении налога на прибыль организаций.

Следовательно, операции по передаче товаров (выполнению работ, оказанию услуг) для собственных нужд, то есть связанных с производством продукции, расходы на приобретение которых при исчислении налога на прибыль принимаются к вычету, не являются объектом обложения налогом на добавленную стоимость.

С учетом того, что затраты на бесплатную выдачу молока работникам, занятым на работах с вредными условиями труда, относятся к расходам, учитываемым при исчислении налога на прибыль, стоимость данного молока не может являться объектом обложения по налогу на добавленную стоимость.

В соответствии с пунктом 3 статьи 217 Налогового кодекса Российской Федерации не подлежат налогообложению (освобождаются от налогообложения) налогом на доходы физических лиц все виды установленных действующим законодательством Российской Федерации, законодательными актами субъектов Российской Федерации, решениями представительных органов местного самоуправления компенсационных выплат (в пределах норм, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации), в том числе связанных с исполнением налогоплательщиком трудовых обязанностей.

Стоимость молока, выдаваемого бесплатно работникам, занятым на работах с вредными условиями труда, подпадает под понятие компенсационных выплат и не подлежит обложению налогом на доходы физических лиц в силу пункта 3 статьи 217 Налогового кодекса Российской Федерации.

Учитывая правомерность действий общества по бесплатной выдаче молока работникам, суды сделали правильный вывод о том, что ОАО "Усть-Илимский механический завод" обоснованно не включало в налоговую базу по налогу на доходы физических лиц стоимость таких выплат в натуральной форме.

При таких обстоятельствах суды правомерно удовлетворили требование общества в указанной части и признали решение налоговой инспекции недействительным.

Признавая недействительным решение налоговой инспекции в части предложения уплатить недоимку по налогу на добавленную стоимость в сумме 514 900 рублей, предложения уменьшить возмещение из бюджета налога на добавленную стоимость в сумме 516 947 рублей, суды правомерно исходили из следующего.

Судами двух инстанций установлено, что между ОАО "Усть-Илимский механический завод" (продавец) и ООО "Трайлинг" (покупатель) заключен договор купли-продажи имущества N 600-01/123 от 01.07.2007, в соответствии с которым продавец обязуется передать в собственность покупателя недвижимое имущество общей стоимостью 5 900 000 рублей, в том числе НДС 900 000 рублей.

По передаточным актам от 01.07.2007 NN 788/1, 789/1, 790/1 общество передало ООО "Трайлинг" недвижимое имущество, выставило счета-фактуры от 02.07.2007, а покупатель платежными поручениями N 2790 от 25.07.2007 и N 503 от 21.08.2007 произвел оплату полученного имущества. Государственная регистрация перехода права собственности на объекты недвижимости произведена 07.09.2007, 08.09.2007, 09.09.2007.

Общество включило стоимость реализованного недвижимого имущества в расчет налоговой базы по налогу на добавленную стоимость за июль 2007 года, то есть за период, в котором это недвижимое имущество было фактически предано ООО "Трайлинг". Оплата, поступившая после составления акта приема-передачи, не рассматривалась обществом как основание для исчисления и уплаты налога на добавленную стоимость, поскольку момент определения налоговой базы по налогу на добавленную стоимость возник в предыдущем налоговом периоде.

Налоговая же инспекция платежи по договору купли-продажи расценила как предоплату, поскольку они поступали на счет ОАО "Усть-Илимский механический завод" до даты государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество.

Суд кассационной инстанции считает правильными выводы судов о том, что обязанность исчислить налог на добавленную стоимость возникла в момент передачи недвижимого имущества покупателю, в связи с чем обществом обоснованно включены операции по реализации недвижимого имущества в налоговую базу по налогу на добавленную стоимость за июль 2007 года.

Пунктом 1 статьи 167 Налогового кодекса Российской Федерации установлен момент определения налоговой базы по налогу на добавленную стоимость, которым, если иное не предусмотрено пунктами 3, 7 - 11, 13 - 15 настоящей статьи, является наиболее ранняя из следующих дат:

1) день отгрузки (передачи) товаров (работ, услуг), имущественных прав;

2) день оплаты, частичной оплаты в счет предстоящих поставок товаров (выполнения работ, оказания услуг), передачи имущественных прав.

В силу предписаний статей 486, 487 Гражданского кодекса Российской Федерации оплата реализуемого товара (работ, услуг) допускается как до момента фактической отгрузки товара (выполнения работ, оказания услуг) покупателю - предварительная оплата (оплата авансовым методом), так и после даты фактической отгрузки товара (выполнения работ, оказания услуг) - последующая оплата товара. Формальное отличие авансового метода оплаты от метода последующей оплаты проявляется в том, какая из дат является более ранней - дата поступления денежных средств за товары (работы, услуги) либо дата фактической отгрузки товара (выполнения работы, оказания услуги).

Платежи по договору купли-продажи недвижимого имущества от 01.07.2007 N 600-01/123 были получены ОАО "Усть-Илимский механический завод" после фактической передачи недвижимости, в связи с чем у общества не было оснований полагать, что они являются авансовыми (суммой оплаты в счет предстоящих поставок товаров), вне зависимости от того, когда произошла государственная регистрация перехода права собственности на недвижимое имущество.

Суд кассационной инстанции считает обоснованным вывод судов о неприменении в рассматриваемом случае положений пункта 3 статьи 167 Налогового кодекса Российской Федерации, согласно которому в случаях, если товар не отгружается и не транспортируется, но происходит передача права собственности на этот товар, такая передача права собственности в целях настоящей главы приравнивается к его отгрузке.

Согласно пункту 4.2.1 учетной политики ОАО "Усть-Илимский механический завод" на 2007 год общество утвердило, что "под отгрузкой (передачей) товаров в целях исчисления налога на добавленную стоимость понимается физическая отгрузка (передача) товаров. То есть, независимо от предусмотренного условиями договора момента перехода права собственности на товар исчисление налога на добавленную стоимость к уплате происходит в день его фактической отгрузки (передачи) покупателю или передачи перевозчику. Таким образом, если товар отгружен (передан) непосредственно покупателю либо передан перевозчику, то на момент отгрузки необходимо исчислить налог на добавленную стоимость к уплате в бюджет. Товаром в целях исчисления налога на добавленную стоимость считаются объекты незавершенного строительства, основные средства, оборудование к установке, нематериальные активы, материально-производственные запасы. Документами, подтверждающими отгрузку (передачу) товара, являются товарно-транспортные накладные, железнодорожные накладные, товарные накладные, акты приема-передачи, прочие первичные документы. При осуществлении продажи имущества, требующего государственной регистрации - момент определения налоговой базы определяется, как дата подписания акта приема-передачи этого имущества покупателю".

Учитывая изложенное, является правильным вывод судов первой и апелляционной инстанций о том, что поскольку передача товаров прямо указана в подпункте 1 пункта 1 статьи 167 Налогового кодекса Российской Федерации как вариант определения налоговой базы по налогу на добавленную стоимость, то состоявшийся позднее факт государственной регистрации перехода права собственности, в данном конкретном случае, не имеет значения для целей уплаты ОАО "Усть-Илимский механический завод" налога на добавленную стоимость.

Кроме того, как установлено судебными инстанциями и не оспаривается налоговой инспекцией, исчисленный обществом в июле 2007 года с суммы реализации недвижимого имущества налог на добавленную стоимость в сумме 900 000 рублей был своевременно уплачен в бюджет в полном объеме.

Ссылка налоговой инспекции на письма Министерства финансов Российской Федерации (далее - Минфин России) и Федеральной налоговой службы России (далее - ФНС России) несостоятельна, поскольку Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 16.01.2007 N 12547/06 разъяснил, что письма Минфина России не отвечают критериям нормативного правового акта, а потому не могут иметь юридического значения и порождать правовые последствия для неопределенного круга лиц. Следовательно, содержащиеся в них положения не могут рассматриваться в качестве устанавливающих обязательные для налоговых органов правила поведения, подлежащие неоднократному применению при осуществлении ими функций налогового контроля. Соблюдения этих правил налоговые органы не вправе требовать и от налогоплательщиков (налоговых агентов). Арбитражные суды, рассматривающие возникающие в сфере налогов и сборов споры, также не связаны положениями указанных писем, поскольку в соответствии с частью 1 статьи 13 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подобные письма не входят в круг нормативных правовых актов, применяемых при рассмотрении дел.

Содержащиеся в различных правовых базах данных и прочих изданиях письменные разъяснения Минфина России, Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина России, предоставленные по запросам конкретных налогоплательщиков, не содержат всей необходимой информации, позволяющей сделать вывод о существе задаваемого вопроса, что приводит к неверной трактовке сути предоставленного Минфином России ответа.

По итогам анализа статуса и правовых последствий указанных письменных разъяснений Минфин России разъясняет, что такие письменные разъяснения не обязательны для исполнения налоговыми органами, налогоплательщиками, плательщиками сборов и налоговыми агентами. Эти письменные разъяснения не содержат правовых норм или общих правил, конкретизирующих нормативные предписания, и не являются нормативными правовыми актами вне зависимости от того, дано ли разъяснение конкретному заявителю либо неопределенному кругу лиц. Указанные письма имеют информационно-разъяснительный характер по вопросам применения законодательства Российской Федерации о налогах и сборах и не препятствуют налоговым органам, налогоплательщикам, плательщикам сборов и налоговым агентам руководствоваться нормами законодательства о налогах и сборах в понимании, отличающемся от трактовки, изложенной Минфином России. Опубликованные письменные разъяснения, предоставленные Минфином России, должны восприниматься субъектами налоговых правоотношений наряду с иными публикациями специалистов в этой области.

Кроме того, в письме Министерства финансов Российской Федерации от 22.07.2008 N 03-07-11/261, на которое ссылается налоговая инспекция в кассационной жалобе, также указано, что данное письмо Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики не содержит правовых норм или общих правил, конкретизирующих нормативные предписания, и не является нормативным правовым актом. В соответствии с письмом Минфина России от 07.08.2007 N 03-02-07/2-138 направляемое мнение Департамента имеет информационно-разъяснительный характер по вопросам применения законодательства Российской Федерации о налогах и сборах и не препятствует руководствоваться нормами законодательства о налогах и сборах в понимании, отличающемся от трактовки, изложенной в настоящем письме.

Довод налоговой инспекции о том, что суды необоснованно уменьшили размер штрафов по пункту 1 статьи 122 и статье 123 Налогового кодекса Российской Федерации в три раза, также не может быть принят судом кассационной инстанции по следующим основаниям.

Согласно пункту 4 статьи 112 Налогового кодекса Российской Федерации обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность за совершение налогового правонарушения, устанавливаются судом или налоговым органом, рассматривающим дело, и учитываются при применении налоговых санкций.

Статьей 112 Налогового кодекса Российской Федерации установлены обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность за совершение налогового правонарушения. При этом предусмотренный перечень смягчающих обстоятельств не является исчерпывающим.

В соответствии с подпунктом 3 пункта 1 статьи 112 Налогового кодекса Российской Федерации суд или налоговый орган вправе признать в качестве смягчающих ответственность за совершение налогового правонарушения иные обстоятельства, не указанные в подпунктах 1 и 2 пункта 1 данной статьи.

Пунктом 3 статьи 114 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что при наличии хотя бы одного смягчающего ответственность обстоятельства размер штрафа подлежит уменьшению не меньше, чем в 2 раза по сравнению с размером, установленным соответствующей статьей Налогового кодекса Российской Федерации.

Налоговая инспекция, принимая оспариваемое решение, самостоятельно не уменьшила размер налоговой санкции.

Арбитражный суд Иркутской области, снижая размер штрафа, счел возможным признать в качестве смягчающего обстоятельства тяжелое финансовое положение общества.

Из материалов дела следует, что ОАО "Усть-Илимский механический завод" представлены достаточные доказательства наличия указанного обстоятельства.

Законодатель не устанавливает предельный размер уменьшения суммы штрафной санкции.

Пунктом 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N41 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 9 от 11.06.1999 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации" разъяснено, что если при рассмотрении дела о взыскании санкции за налоговое правонарушение будет установлено хотя бы одно из смягчающих ответственность обстоятельств, то суд при определении размера подлежащего взысканию штрафа обязан уменьшить его размер не меньше, чем в два раза по сравнению с предусмотренным соответствующей нормой главы 16 Налогового кодекса Российской Федерации.

Учитывая, что пунктом 3 статьи 114 Налогового кодекса Российской Федерации установлен лишь минимальный предел снижения налоговой санкции, суд по результатам оценки соответствующих обстоятельств (например, характера совершенного правонарушения, количества смягчающих ответственность обстоятельств, личности налогоплательщика, его материального положения) вправе уменьшить размер взыскания и более чем в два раза.

В соответствии с частью 1 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Учитывая смягчающие обстоятельства и руководствуясь принципами справедливости и соразмерности, суд уменьшил сумму налоговой санкции 3 раза. Оснований для переоценки установленных судом обстоятельств у суда кассационной инстанции не имеется.

Таким образом, Арбитражным судом Иркутской области и Четвертым арбитражным апелляционным судом с учетом требований статей 67, 68, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации исследованы и оценены все представленные сторонами доказательства и сделан законный и обоснованный вывод о незаконности решения налоговой инспекции в указанной выше части.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, проверенные судом кассационной инстанции в полном объеме, не свидетельствуют о неправильном применении судами норм материального или процессуального права, то есть не свидетельствуют о судебной ошибке, являются позицией налоговой инспекции по делу, основаны на ошибочном толковании ею норм права и направлены на переоценку имеющихся в материалах дела доказательств и изложенных выше обстоятельств, установленных судами двух инстанций, что не входит в круг полномочий арбитражного суда кассационной инстанции, перечисленных в статьях 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При вынесении обжалуемых судебных актов нормы материального и процессуального права применены судами правильно, выводы судов соответствуют обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам, предусмотренных статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оснований для изменения или отмены принятых судебных актов судом округа не выявлено, в связи с чем обжалуемые судебные акты на основании пункта 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат оставлению без изменения.

Руководствуясь статьями 274, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

постановил:

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 12 августа 2009 года по делу N А19-12414/09, постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 29 октября 2009 года по тому же делу оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Согласно подп. 4 ст. 255 НК РФ к расходам на оплату труда относится стоимость бесплатно предоставляемых работникам в соответствии с законодательством РФ питания и продуктов.

По мнению налогового органа, налогоплательщик неправомерно уменьшил налогооблагаемую прибыль на расходы, связанные с выдачей молока работникам, занятым на работах с вредными условиями труда, поскольку согласно коллективному договору работники, имеющие право получать молоко, должны быть заняты на работах с особо вредными условиями труда.

По мнению суда, позиция налогоплательщика не соответствует нормам налогового и трудового законодательства.

В соответствии с подп. 7 п. 1 ст. 264 НК РФ к прочим расходам, связанным с производством и (или) реализацией, относятся расходы по обеспечению нормальных условий труда и техники безопасности, предусмотренные законодательством РФ.

В силу ч. 1 ст. 222 ТК РФ работникам, занятым на работах с вредными условиями труда, выдаются бесплатно по установленным нормам молоко или другие равноценные пищевые продукты.

Суд установил, что между налогоплательщиком и его работниками заключен коллективный договор, согласно которому на работах с особо вредными условиями труда (по Перечню профессий (должностей) работников, составленному на основании результатов аттестации рабочих мест), работники налогоплательщика имеют право на получение молока.

Проведенная аттестация рабочих мест выявила присутствие вредных производственных факторов, указанных в Перечне вредных производственных факторов, утвержденном приказом Министерства здравоохранения РФ от 28.03.2003 N 126.

Суд указал, что выполнение работником трудовой функции, предусмотренной в трудовом договоре, на рабочем месте, аттестованном в соответствии с картами рабочих мест как подвергающееся вредному воздействию производственных факторов, указанных в Перечне, подтверждает фактическое нахождение работника во вредных условиях.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что налогоплательщик обоснованно включил в состав расходов при исчислении налога на прибыль затраты по бесплатной выдаче молока работникам, занятым на работах с вредными условиями труда.


Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 11 февраля 2010 г. по делу N А19-12414/09


Текст Постановления предоставлен Федеральным арбитражным судом Восточно-Сибирского округа по договору об информационно-правовом сотрудничестве


Документ приводится с сохранением пунктуации и орфографии источника


Документ приводится в извлечении: без указания состава суда, рассматривавшего дело, и фамилий лиц, присутствовавших в судебном заседании