Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 26 января 2017 г. N Ф02-7855/16 по делу N А33-4511/2016

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 26 января 2017 г. N Ф02-7855/16 по делу N А33-4511/2016

 

Требование: о взыскании долга, о взыскании упущенной выгоды

Вывод суда: решение суда апелляционной истанции оставлено в силе

город Иркутск

 

26 января 2017 г.

Дело N А33-4511/2016

 

Резолютивная часть постановления объявлена 25 января 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 26 января 2017 года.

 

Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Рудых А.И.,

судей: Звечаровской Т.А, Клепиковой М.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационные жалобы обществ с ограниченной ответственностью "Центр Экспертиз "Техносервис и контроль", "Управляющая компания "Центржилсервис" на решение Арбитражного суда Красноярского края от 05 июля 2016 года по делу N А33-4511/2016 и постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 22 ноября 2016 года по тому же делу (суд первой инстанции: Щёлокова О.С., суд апелляционной инстанции: Морозова Н.А., Иванцова О.А., Севастьянова Е.В.),

установил:

общество с ограниченной ответственностью Центр Экспертиз "Техносервис и контроль" (ИНН 2463215960, ОГРН 1092468043227) (далее - истец, центр экспертиз) обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с иском, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к обществу с ограниченной ответственностью "Управляющая компания Центржилсервис" г. Красноярск (ИНН 2466125016, ОГРН 1052466370087) (далее - ответчик, компания) о взыскании задолженности в сумме 501 500 рублей, упущенной выгоды в сумме 150 332 рублей.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен временный управляющий Юнович Сергей Владимирович.

Решением Арбитражного суда Красноярского края от 05 июля 2016 года иск удовлетворен в полном объеме.

Постановлением Третьего арбитражного апелляционного суда от 22 ноября 2016 года решение Арбитражного суда Красноярского края отменено, принят новый судебный акт: иск удовлетворен в части взыскания 501 500 рублей задолженности, во взыскании упущенной выгоды отказано.

Постановление принято со ссылкой на статьи 15, 307, 309, 393, 702, 709, 711, 717, 720, 779 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 9 (пункт 2), 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пункты 12, 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", пункты 2, 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" (далее - постановления N 25 и N 7), информационные письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.02.2014 N 165 "Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными" (пункт 7), от 24.01.00 N 51 "Обзор практики разрешения споров по договору строительного подряда" (пункт 19) (далее - информационные письма N 165 и N 51).

Не согласившись с принятыми судебными актами, истец и ответчик обратились с кассационными жалобами в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа.

Центр экспертиз в кассационной жалобе просит в связи с неправильным толкованием статей 393 (пункт 4), 717 Гражданского кодекса Российской Федерации постановление Третьего арбитражного апелляционного суда отменить, решение суда первой инстанции оставить в силе.

По мнению истца, доказательствами наличия и размера упущенной выгоды являются договор на выполнение работ в 2016 году, разработанный график выполнения работ, наличие выполненных работ по указанному договору за 2 месяца; вывод апелляционного суда об отсутствии причинно-следственной связи между действиями ответчика и предъявленными убытками в виде упущенной выгоды противоречит пункту 5 постановления N 7, пункту 14 постановления N 25.

Компания в кассационной жалобе просит в связи с нарушением судами статей 431, 433, 438 Гражданского кодекса Российской Федерации отменить решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции и принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении требований в полном объеме.

Компания ссылается на то, что договор подряда N ТД-084/14 от 29.12.2014 является незаключенным, поскольку сторонами не было согласовано существенное его условие о цене; "ответчиком не подписывался протокол разногласий либо оплаты выполненных работ".

Истец в отзыве на кассационную жалобу ответчика против её доводов возразил, ссылаясь на их несостоятельность.

Ответчиком отзыв на кассационную жалобу истца не представлен.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационных жалоб извещены надлежащим образом (уведомления о вручении почтовых отправлений N N 05793, 04311, 04312, 05790, 05789, информация в сети "Интернет" на сайте суда - fasvso.arbitr.ru и на сайте арбитражных судов Российской Федерации в разделе "Картотека арбитражных дел" - kad.arbitr.ru), однако своих представителей в судебное заседание не направили, в связи с чем дело рассматривается в их отсутствие.

Проверив в порядке главы 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения арбитражными судами норм материального и соблюдение норм процессуального права, соответствие выводов судов о применении норм права установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам и, исходя из доводов кассационных жалоб и возражений относительно них, суд кассационной инстанции приходит к следующим выводам

Предметом иска является взыскание задолженности по оплате работ по техническому диагностированию внутридомового газового оборудования многоквартирного жилого дома, выполненных в январе, феврале 2016 года, и упущенной выгоды, возникшей в связи с расторжением заказчиком договора на их выполнение в отсутствие к тому виновных действий исполнителя.

В силу пункта 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками согласно пункту 2 указанной статьи 15 Кодекса понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

Применение указанной нормы права разъяснено в пункте 14 постановления N 25, согласно которому, по смыслу статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации упущенной выгодой является неполученный доход, на который увеличилась бы имущественная масса лица, право которого нарушено, если бы нарушения не было.

Поскольку упущенная выгода представляет собой неполученный доход, при разрешении споров, связанных с её возмещением, следует принимать во внимание, что её расчет, представленный истцом, как правило, является приблизительным и носит вероятностный характер. Это обстоятельство само по себе не может служить основанием для отказа в иске.

Таким образом, иск о взыскании убытков может быть удовлетворен только при доказанности следующих условий: факт нарушения другим лицом возложенных на него обязанностей (совершения незаконных действий или бездействия), наличие причинно-следственной связи между допущенным нарушением и возникшими у заявителя убытками, а также размер убытков.

Согласно статье 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Судами правильно квалифицирован спорный договор как смешанный, содержащий признаки договора подряда (в части обязательства по выдаче заключения по техническому диагностированию внутридомового газового оборудования) и договора возмездного оказания услуг (в части обязательства по техническому диагностированию внутридомового газового оборудования), регулируемого положениями глав 37 и 39 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Исследовав и оценив имеющиеся в деле доказательства, в том числе условия договора, принимая во внимание изложенный в пункте 7 информационного письма N 165 правовой подход, судами первой и апелляционной инстанции правомерно отклонены доводы ответчика о незаключённости договора.

Из материалов дела следует и судами установлено, что работы на общую сумму 501 500 рублей по договору N ТД-084/14 от 29.12.2014 истцом выполнены.

Данные обстоятельства ответчиком не опровергнуты.

Положения статей 433, 438 Гражданского кодекса Российской Федерации арбитражными судами истолкованы и применены к установленным по делу обстоятельствам правильно, при толковании условий договора требования статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации судами соблюдены.

Следовательно, выводы судов о наличии оснований для удовлетворения заявленных требований в части суммы 501 500 рублей законны и обоснованы.

Доводы кассационной жалобы ответчика, несмотря на ссылку на нарушение статей 431, 433, 438 Гражданского кодекса Российской Федерации, выражают несогласие с оценкой доказательств и установленных обстоятельств и по существу направлены на их переоценку и установление иных фактических обстоятельств, что невозможно в суде кассационной инстанции в силу его полномочий, определенных в главе 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Кассационная жалоба истца также не подлежит удовлетворению в силу следующего.

Судом первой инстанции удовлетворены требования истца о взыскании упущенной выгоды, составляющей 10% нормы прибыли от общей ориентировочной стоимости работ по договору (2 004 820 рублей), исчисленной исходя из установленной в приложении N 5 к договору стоимости одной диагностики оборудования (1 180 рублей), и количества квартир, в которых предусматривалось её проведение (1699 квартир).

Отменяя решение суда в указанной части и отказывая во взыскании упущенной выгоды, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о недоказанности нарушения заказчиком фактом расторжения спорного договора прав исполнителя, поскольку право заказчика на односторонний отказ от договора предусмотрено статьей 717 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно положениям статьи 717 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено договором подряда, заказчик может в любое время до сдачи ему результата работы отказаться от исполнения договора, уплатив подрядчику часть установленной цены пропорционально части работы, выполненной до получения извещения об отказе заказчика от исполнения договора.

Названой нормой определено, что помимо уплаты подрядчику части установленной договором цены пропорционально объему работы, выполненной до получения извещения об отказе заказчика от исполнения договора, заказчик обязан возместить убытки, причиненные прекращением договора подряда, в пределах разницы между ценой, определенной за всю работу, и частью цены, выплаченной за выполненную работу.

Данная норма не содержит исключения из общего правила возмещения убытков и не освобождает истца от обязанности доказывания возникших у него убытков, а лишь ограничивает размер возмещения в случае, если фактический ущерб превышает установленный законом максимальный предел.

Поскольку стоимость выполненных работ в пользу исполнителя взыскана в судебном порядке, учитывая отсутствие в материалах дела сведений о каких-либо затратах, понесенных исполнителем к моменту расторжения договора, суд апелляционной инстанции обоснованно отказал во взыскании упущенной выгоды в заявленном размере.

Суд апелляционной инстанции обосновано исходил из того, что причинная связь между досрочным прекращением договора и убытками отсутствует, изложив в соответствии с положениями статьи 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации мотивы, по которым он не согласился с выводами суда первой инстанции.

При этом, суд апелляционной инстанции правильно указал, что довод истца о возможности определения убытков расчетным путем, исходя из разницы между ценой, определенной за всю работу и частью цены, выплаченной за выполненную работу, основан на ошибочном толковании истцом статьи 717 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Выводы апелляционного суда соответствуют содержанию имеющихся в деле доказательств, при оценке которых положения статей 65 и 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации соблюдены.

Доводы истца о доказанности наличия и размера упущенной выгоды, несогласие с выводами апелляционного суда об отсутствии причинно-следственной связи между действиями ответчика и предъявленными убытками в виде упущенной выгоды со ссылкой неправильное толкование статей 393 (пункт 4), 717 Гражданского кодекса Российской Федерации, противоречие выводов пункту 5 постановления N 7, пункту 14 постановления N 25, повторяют приведенные истцом при рассмотрении дела правовые позиции, которым апелляционным судом дана надлежащая правовая оценка с изложением мотивов их непринятия со ссылкой на оценку имеющихся в деле доказательств и установленные обстоятельства.

Основания для иной оценки доказательств и установление фактических обстоятельств у суда кассационной инстанции отсутствуют в силу его полномочий, определенных в статьях 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловными основаниями для отмены принятых судебных актов, кассационным судом не установлено.

По результатам рассмотрения кассационных жалоб, учитывая, что решение суда первой инстанции частично было изменено, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к выводу о том, что постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 22 ноября 2016 года основано на полном и всестороннем исследовании имеющихся в деле доказательств, принято с соблюдением норм материального и процессуального права и на основании пункта 1 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит оставлению без изменения.

Расходы по уплате государственной пошлины за кассационное рассмотрение дела, на основании статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отнесению на заявителя кассационной жалобы.

Руководствуясь статьями 274, 286-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

ПОСТАНОВИЛ:

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 22 ноября

2016 года по делу N А33-4511/2016 Арбитражного суда Красноярского края оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий

А.И. Рудых

 

Судьи

Т.А. Звечаровская
М.А. Клепикова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Суд апелляционной инстанции обосновано исходил из того, что причинная связь между досрочным прекращением договора и убытками отсутствует, изложив в соответствии с положениями статьи 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации мотивы, по которым он не согласился с выводами суда первой инстанции.

При этом, суд апелляционной инстанции правильно указал, что довод истца о возможности определения убытков расчетным путем, исходя из разницы между ценой, определенной за всю работу и частью цены, выплаченной за выполненную работу, основан на ошибочном толковании истцом статьи 717 Гражданского кодекса Российской Федерации.

...

Доводы истца о доказанности наличия и размера упущенной выгоды, несогласие с выводами апелляционного суда об отсутствии причинно-следственной связи между действиями ответчика и предъявленными убытками в виде упущенной выгоды со ссылкой неправильное толкование статей 393 (пункт 4), 717 Гражданского кодекса Российской Федерации, противоречие выводов пункту 5 постановления N 7, пункту 14 постановления N 25, повторяют приведенные истцом при рассмотрении дела правовые позиции, которым апелляционным судом дана надлежащая правовая оценка с изложением мотивов их непринятия со ссылкой на оценку имеющихся в деле доказательств и установленные обстоятельства."