Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 1 апреля 2016 г. N Ф04-303/16 по делу N А03-20637/2014

 

г. Тюмень

 

1 апреля 2016 г.

Дело N А03-20637/2014

 

Резолютивная часть постановления объявлена 30 марта 2016 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 01 апреля 2016 года.

 

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Забоева К.И.,

судей Севастьяновой М.А.,

Шабаловой О.Ф.,

при протоколировании судебного заседания с использованием средств видеоконференц-связи помощником судьи Макаровым А.И., рассмотрел кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Храбров" на решение от 05.06.2015, дополнительное решение от 09.07.2015 Арбитражного суда Алтайского края (судья Павлова Ю.И.) и постановление от 09.11.2015 Седьмого арбитражного апелляционного суда (судьи Кайгородова М.Ю., Сухотина В.М., Ярцев Д.Г.) по делу N А03-20637/2014 по иску общества с ограниченной ответственностью "Храбров" (656056, Алтайский край, город Барнаул, улица Пушкина, дом 36, квартира 201, ОГРН 1122225004186, ИНН 2225129328) к обществу с ограниченной ответственностью "Хмель и солод" (656905, Алтайский край, город Барнаул, проезд Южный, дом 43, ОГРН 1092223006842, ИНН 2222782183) о взыскании задолженности за поставленный товар и неустойки.

Путем использования систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Республики Алтай (судья Гуткович Е.М.) в заседании приняли участие представитель общества с ограниченной ответственностью "Храбров" - Матвеев Г.А. по доверенности от 11.01.2016, директор общества с ограниченной ответственностью "Храбров" - Равлюк П.Н.

Суд установил:

общество с ограниченной ответственностью "Храбров" (далее - ООО "Храбров", истец) обратилось в Арбитражный суд Алтайского края с иском, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), к обществу с ограниченной ответственностью "Хмель и солод" (далее - ООО "Хмель и солод", ответчик) о взыскании 4 767 722 руб. 39 коп., в том числе 77 856 руб. 78 коп. задолженности за поставленный товар, 328 555 руб.

61 коп. пени за просрочку оплаты товара за период с 02.11.2012 по 24.02.2015, которые также просил взыскать от суммы долга за каждый день просрочки по день фактического исполнения решения суда, 835 500 руб. задолженности за невозвращенные кеги, 3 525 810 руб. пени за просрочку возврата кег за период с 02.11.2012 по 24.02.2015, которые также просил взыскать от суммы долга за каждый день просрочки по день фактического исполнения решения суда. Кроме того, истец просил взыскать с ответчика судебные расходы и проценты на случай неисполнения судебного акта, начисленные на взысканную судом денежную сумму, неиндексируемую самостоятельно, то есть на сумму долга за поставленный товар, за невозвращенные кеги и на сумму взысканных судебных расходов, исходя из ключевой ставки, установленной Банком России в размере 14 процентов годовых, за каждый день с момента вступления решения суда в законную силу и по день его фактического исполнения.

Решением от 05.06.2015 Арбитражного суда Алтайского края исковые требования удовлетворены частично. С ООО "Хмель и солод" в пользу ООО "Храбров" взыскано 5 937 руб. 78 коп. задолженности, а также 59 руб.

81 коп. в возмещение расходов по уплате государственной пошлины.

В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Дополнительным решением от 09.07.2015 Арбитражный суд Алтайского края отказал в удовлетворении требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами на взыскиваемую судом сумму с момента вступления судебного акта в законную силу и до его фактического исполнения.

Постановлением от 09.11.2015 Седьмого арбитражного апелляционного суда решение от 05.06.2015 и дополнительное решение от 09.07.2015 оставлены без изменения.

ООО "Храбров" обратилось с кассационной жалобой, в которой просит решение, дополнительное решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить, дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Алтайского края.

Истцом представлены уточненная кассационная жалоба и дополнительное правовое обоснование к ней.

С учетом уточнения и дополнения доводов кассационной жалобы они сводятся к следующему: отказ в удовлетворении требований истца по причине того, что ООО "Храбров" на момент заключения договора поставки от 01.04.2012 N 1 не было зарегистрировано в качестве юридического лица, является необоснованным; фактически договор подписан после регистрации истца в качестве юридического лица, о чем свидетельствуют содержащиеся в договоре ИНН, ОГРН и оттиск печати истца, что объективно не могло существовать 01.04.2012; ответчик до момента обращения истца в суд не предпринимал каких-либо действий по оспариванию договора; в период с 01.04.2012 по 09.07.2012 между сторонами был заключен только один договор, условия которого приняты и одобрены сторонами; вывод суда апелляционной инстанции о том, что наличие договора от 09.07.2012 позволяет оценивать критически доводы о заключении и исполнении обязательств по договору от 01.04.2012 N 1, является необоснованным; судом не исследовался вопрос добросовестности сторон договора; заявления о фальсификации документов ответчиком не сделаны, а доказательства выбытия печати из владения ООО "Хмель и солод" и возможности ее использования третьими лицами - не представлены; акт сверки и представленные товарные накладные являются достаточными доказательствами передачи товара ответчику, которые не были надлежащим образом исследованы и оценены судами; отклонение судами товарных накладных по причине отсутствия расшифровки подписи лиц, подписавших накладные и принявших товар, необоснованно, так как накладные имеют оттиск печати ответчика, то есть полномочия получивших товар лиц следовали из обстановки; суд использовал при оценке доказательств недопустимое выражение "в большинстве товарных накладных", что свидетельствует об устранении от исследования и оценки каждой товарной накладной в отдельности.

Кроме того, истец считает необоснованным и отказ дополнительным решением от 09.07.2015 в удовлетворении требований о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами до фактического исполнения судебного акта, поскольку на момент вынесения основного решения суда первой инстанции от 05.06.2015 еще не было принято постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации (далее - ВС РФ) от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление N 25), которым признан не подлежащим применению пункт 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее - ВАС РФ) от 04.04.2014 N 22 "О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта" (далее - Постановление N 22).

Отзыв на кассационную жалобу в соответствии со статьей 279 АПК РФ не представлен.

В судебном заседании представители ООО "Храбров" поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе.

Суд кассационной инстанции, проверив в порядке статей 284, 286 АПК РФ правильность применения судом норм материального и процессуального права, изучив материалы дела, исходя из доводов кассационной жалобы, пояснений представителей участвующего в деле лица, пришел к выводу о наличии оснований для отмены судебных актов.

Суды установили, что между ООО "Храбров" (поставщик) и ООО "Хмель и солод" (покупатель) заключен договор поставки от 01.04.2012 N 1 (далее - договор от 01.04.2012), по условиям которого поставщик обязался партиями передавать в собственность покупателя, а покупатель - принимать и своевременно оплачивать пиво в кегах, емкостью 50 л, 30 л и др. и/или иную продукцию в порядке и на условиях, предусмотренных договором от 01.04.2012.

В соответствии с пунктом 1.2 договора от 01.04.2012 наименование, ассортимент, количество и стоимость товара указываются в товарных (расходных) накладных и/или счетах-фактурах на каждую партию товара, являющихся неотъемлемой частью договора от 01.04.2012.

В силу пункта 3.2 договора от 01.04.2012 поставщик принимает, а покупатель возвращает тару (кега 50 литров, 30 литров, баллон углекислый) при последующей поставке товара, при этом остатки, количество принимаемой и возвращаемой тары фиксируются в дополнении к расходной накладной (форма N ТОРГ-12), в иных случаях только при наличии у уполномоченного лица поставщика паспорта и доверенности, выписанной от ООО "Храбров".

В случае невозврата тары в сроки, предусмотренные пунктами 3.1, 3.5, и при несоблюдении условий пункта 3.2 договора от 01.04.2012, ее повреждении или использовании не по назначению, которое привело к невозможности ее дальнейшего использования, покупатель обязан возместить поставщику стоимость тары, размер которой определяется в накладных и/или счетах-фактурах, а также уплатить пеню в размере 0,5 процента от стоимости тары (пункт 3.6 договора от 01.04.2012).

Истец, ссылаясь на то, что ответчик не в полном объеме оплатил товар и не возвратил кеги, обратился в суд с настоящим иском.

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что договор от 01.04.2012 не содержит сведений о наименовании, количестве товара, подлежащего поставке, и сроках его поставки и потому в силу статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) является незаключенным. Также, поскольку данный договор датирован 01.04.2012, а ООО "Храбров" зарегистрировано в качестве юридического лица только 02.04.2012, то договор от 01.04.2012, как указал суд первой инстанции, является ничтожной сделкой в силу пункта 2 статьи 51, статьи 168 ГК РФ.

В связи с этим суд квалифицировал отношения сторон как внедоговорные разовые сделки купли-продажи товара, и, придя к выводу, что большинство накладных от имени ответчика подписано неуполномоченными им на принятие товара лицами, признал обоснованным требование о взыскании задолженности за поставленных товар в сумме 5 937 руб. 78 коп. В удовлетворении требований в части неустойки в связи с поставкой товара по разовым сделкам купли-продажи, требований о взыскании задолженности за невозвращенные кеги в связи с противоречивостью указанных в товарных накладных данных, касающихся передачи и возврата тары, и невозможностью сопоставить количество переданной и возвращенной тары, судом отказано.

Дополнительным решением от 09.07.2015 Арбитражный суд Алтайского края отказал во взыскании процентов за пользование денежными средствами до фактического исполнения судебного акта в связи с тем, что пункт 2 Постановления N 22 признан не подлежащим применению пунктом 133 Постановления N 25.

Седьмой арбитражный апелляционный суд выводы суда первой инстанции поддержал.

Выводы судов нельзя признать соответствующими фактическим обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам, что повлекло неверное применение норм материального права.

Суды не учли, что квалификация подписанному сторонами договору должна производиться судом на основании содержания условий договора, которые в случае его неясности устанавливаются с помощью правил статьи 431 ГК РФ, а не наименования договора, указанного в его тексте, поскольку суд должен исходить из действительной направленности воли сторон и самостоятельно определять применимые нормы права.

В соответствии с пунктом 9 Постановления N 25 по смыслу части 1 статьи 168 АПК РФ суд определяет, какие нормы права следует применить к установленным обстоятельствам. Суд также указывает мотивы, по которым не применил нормы права, на которые ссылались лица, участвующие в деле. В связи с этим ссылка истца в исковом заявлении на не подлежащие применению в данном деле нормы права сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования.

Аналогичная правовая позиция содержится и в пункте 3 совместного постановления Пленумов ВС и ВАС РФ N 10/22 от 29.04.2010.

Из данных разъяснений, закрепляющих общие принципы непрофессионального процесса, следует, что при наличии возможности материально-правового обоснования права истца на взыскание денежных средств его ошибка в их правовой квалификации и нормативном обосновании не должна препятствовать судебной защите.

При установленных судами обстоятельствах дела следует, что заключенный сторонами договор, не содержащий условия о количестве поставляемого товара (статьи 455, 465 ГК РФ), но предусматривающий в период его действия неоднократную поставку товара, количество которого должно определяться иными документами, является рамочным договором (статья 429.1 ГК РФ). Собственно договорами поставки являются документы, в которых сторонами согласованы все существенные условия договора поставки, то есть не только наименование товара, но и его количество, чем в рассматриваемой ситуации могут выступать подписанные сторонами товарные накладные.

При этом надо иметь ввиду, что существенными условиями договора поставки как разновидности договора купли-продажи являются только условия о наименовании и количестве товара, то есть о том, чего и сколько поставляется по договору. Соответственно, договор поставки как консенсуальный гражданско-правовой договор в силу пункта 1 статьи 432, пункта 3 статьи 455 ГК РФ считается заключенным с момента достижения сторонами соглашения по этим двум условиям, остальные же условия в случае отсутствия соглашения по ним являются определимыми на основании закона. Срок поставки не входит в число существенных условий договора поставки. Сказанное согласуется с правовой позицией, приведенной в постановлении Президиума ВАС РФ от 14.02.2012 N 12632/11.

В соответствии со статьей 429.1 ГК РФ рамочным договором (договором с открытыми условиями) признается договор, определяющий общие условия обязательственных взаимоотношений сторон, которые могут быть конкретизированы и уточнены сторонами путем заключения отдельных договоров, подачи заявок одной из сторон или иным образом на основании либо во исполнение рамочного договора. К отношениям сторон, не урегулированным отдельными договорами, в том числе в случае незаключения сторонами отдельных договоров, подлежат применению общие условия, содержащиеся в рамочном договоре, если иное не указано в отдельных договорах или не вытекает из существа обязательства.

Тот факт, что указанная норма введена в ГК РФ Федеральным законом от 08.03.2015 N 42-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Закон N 42-ФЗ), вступившим в силу только 01.06.2015, не препятствует подобной квалификации заключенного между сторонами договора, так как таковая допускалась судебной практикой и ранее (постановление Президиума ВАС РФ от 30.07.2013 N 1162/13, пункт 9 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 N 165 "Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными"), и является толкованием положений ГК РФ о свободе договора и договоре поставке, действующих, соответственно, с 01.01.1995 и с 01.03.1996.

Следует также учитывать, что принятие стороной имущественного предоставления от другой стороны со ссылкой на договор-документ (подписание актов приемки-передачи имущества, отгрузочных документов, доверенностей на получение товара, документов об оплате и других, восполняющих недостаток конкретизации существенных условий в тексте договора-документа), а также отсутствие каких-либо возражений о незаключенности договора до рассмотрения иска о взыскании долга по договору либо о применении договорной ответственности могут с учетом обстоятельств дела свидетельствовать о том, что договор заключен и к отношениям его сторон применяются условия, предусмотренные в договоре-документе. Отсутствие в документах, подтверждающих исполнение и его принятие, ссылок на договор-документ не влечет отказа в удовлетворении иска, основанного на таком договоре, при отсутствии доказательств заключения между контрагентами других договоров (приведенная правовая позиция содержится в рекомендациях Научно-консультативных советов при Федеральном арбитражном суде Западно-Сибирского округа и Федеральном арбитражном суде Уральского округа от 1-2 октября 2008 года, данным относительно споров, связанных с применением норм законодательства, регулирующих вопросы заключенности и действительности гражданско-правовых договоров).

Кроме того, при принятии судебных актов суды не учли, что действующим законодательством и сложившейся судебной практикой не допускается попустительство в отношении противоречивого и недобросовестного поведения субъектов хозяйственного оборота, не соответствующего обычной коммерческой честности (правило эстоппель). Таким поведением является в частности поведение, не соответствующее предшествующим заявлениям или поведению стороны, при условии, что другая сторона в своих действиях разумно полагалась на них.

В соответствии с пунктами 3, 4 статьи 1 ГК РФ (с учетом изменений, внесенных Федеральным законом от 30.12.2012 N 302-ФЗ, вступившим в силу 01.03.2013) при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

По пункту 2 статьи 431.1 ГК РФ сторона, которая приняла от контрагента исполнение по договору, связанному с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и при этом полностью или частично не исполнила свое обязательство, не вправе требовать признания договора недействительным, за исключением случаев признания договора недействительным по основаниям, предусмотренным статьями 173, 178 и 179 настоящего Кодекса, а также если предоставленное другой стороной исполнение связано с заведомо недобросовестными действиями этой стороны.

Согласно пункту 3 статьи 432 ГК РФ сторона, принявшая от другой стороны полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания этого договора незаключенным, если заявление такого требования с учетом конкретных обстоятельств будет противоречить принципу добросовестности (пункт 3 статьи 1).

Нормы пункта 2 статьи 431.1 и пункта 3 статьи 432 ГК РФ введены Федеральным законом от 08.03.2015 N 42-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации", вступившим в силу 01.06.2015, и применимы к правоотношениям, возникшим после этой даты.

В силу пункта 5 статьи 166 ГК РФ заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки. Указанная норма введена Федеральным законом от 07.05.2013 N 100-ФЗ "О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации", вступившим в силу 01.09.2013, и применима к сделкам, совершенным после этой даты.

Строго говоря, приведенные нормы, зафиксировавшие в ГК РФ правило эстоппель, не применимы к обстоятельствам настоящего дела, но, во-первых, они наглядно демонстрируют общие принципы законодательного регулирования российского гражданского права, не учтенные судами при принятии обжалуемых судебных актов, во-вторых, правило эстоппель и ранее эффективно применялось в арбитражной практике (постановления Президиума ВАС РФ от 13.04.2010 N 16996/09, от 13.12.2011 N 10473/11).

Кроме того, статья 10 ГК РФ, допускающая отказ в защите гражданских прав при злоупотреблении ими, то есть недобросовестном их осуществлении, действует с момента вступления в силу части первой ГК РФ, то есть с 01.01.1995.

В силу пункта 1 Постановления N 25, оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу пункта 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.

Поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались (статья 65 АПК РФ).

Если будет установлено недобросовестное поведение одной из сторон, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично, а также применяет иные меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны (пункт 2 статьи 10 ГК РФ), например, указывает, что заявление такой стороны о недействительности сделки не имеет правового значения (пункт 5 статьи 166 ГК РФ).

При оценке договора от 01.04.2012 судами не учтена и правовая позиция Президиума ВАС РФ о том, что в случае наличия спора о заключенности договора суд должен оценивать обстоятельства и доказательства в их совокупности и взаимосвязи в пользу сохранения, а не аннулирования обязательства, последовательно выраженная в постановлениях от 18.05.2010 N 1404/10, от 08.02.2011 N 13970/10, от 05.02.2013 N 12444/12, пункте 7 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 N 165.

Приводя в пользу вывода о незаключенности договора от 01.04.2012 то обстоятельство, что ответчиком в дело представлен аналогичный договор от 09.07.2012 N 1 (далее - договор от 09.07.2012), суды не аргументировали, каким образом это сказывается на заключенности договора от 01.04.2012, и почему это влияет на не применение условий этих договоров об ответственности покупателя за несвоевременную оплату товара.

В судебных актах применительно к части 2 статьи 65, статье 71, части 1 статьи 168 АПК РФ и правовой позиции Президиума ВАС РФ, сформулированной в постановлении от 14.12.2010 N 8265/10, отсутствует оценка того обстоятельства, свидетельствует ли подписание договора от 09.07.2012 о расторжении договора от 01.04.2012, то есть о намерении сторон продолжить отношения по поставке товара на условиях нового договора со схожими условиями, в том числе в части согласованных санкций за их нарушение.

Помимо этого, признавая договор от 01.04.2012 недействительным (ничтожным), суды сделали противоречивые выводы, поскольку договор как правовое явление не может являться одновременно незаключенным (невозникшим) и недействительным (возникшим, но имеющим порок, влекущий недействительность), что, в частности, следует из пункта 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 N 165.

При этом судами не подвергнуто оценке то обстоятельство, что в договоре от 01.04.2012 содержится оттиск печати истца, имеющий основной государственный регистрационный номер (ОГРН), который присваивается юридическому лицу в связи с его государственной регистрацией, то есть при возникновении его правоспособности как субъекта гражданского права (пункт 8 действующих на 01.04.2012 Правил ведения единого государственного реестра юридических лиц и предоставления содержащихся в нем сведений, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 19.06.2002 N 438).

Без достаточных к тому оснований квалифицировав договор от 01.04.2012 как договор поставки, и также, признав его одновременно незаключенным и недействительным, суды сделали преждевременный вывод об отсутствии согласованных в договоре мер ответственности за его нарушение.

В то же время вышесказанное не влияет на обоснованность применения к обстоятельствам дела норм, регулирующих отношения по купле-продаже и поставке, поскольку согласование в рамочном договоре общих условий совершения сделок определенного вида не исключает применение непосредственно к этим сделкам соответствующих им норм материального права.

Согласно статье 506 ГК РФ по договору поставки поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.

В силу пунктов 1, 2 статьи 486 ГК РФ покупатель обязан оплатить товар непосредственно до или после передачи ему продавцом товара, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другим законом, иными правовыми актами или договором купли-продажи и не вытекает из существа обязательства. Если договором купли-продажи не предусмотрена рассрочка оплаты товара, покупатель обязан уплатить продавцу цену переданного товара полностью.

В соответствии со статьями 9, 65 АПК РФ лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий. Каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Как следует из положений частей 1-5 статьи 71 АПК РФ, арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в совокупности по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности. Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами. Никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы.

При этом надо иметь ввиду, что бремя доказывания стороной своих требований и возражений должно быть потенциально реализуемым, исходя из объективно существующих возможностей в собирании тех или иных доказательств с учетом характера правоотношения и положения в нем соответствующего субъекта, а также добросовестной реализации процессуальных прав. Недопустимо возлагать на сторону обязанность доказывания определенных обстоятельств в ситуации невозможности получения ею доказательств по причине нахождения их у другой стороны спора, недобросовестно их не раскрывающей.

В связи с этим сторона процесса вправе представить в подтверждение своих требований или возражений определенные доказательства, которые могут быть признаны судом минимально достаточными для подтверждения обстоятельств, на которые ссылается такая сторона, при отсутствии их опровержения другой стороной спора (доказательства prima facie).

При этом нежелание второй стороны представить доказательства, подтверждающие ее возражения и опровергающие доводы первой стороны, представившей доказательства, должно быть квалифицировано исключительно как отказ от опровержения того факта, на наличие которого аргументированно, со ссылкой на конкретные документы, указывает процессуальный оппонент (постановления Президиума ВАС РФ от 06.03.2012 N 12505/11, от 08.10.2013 N 12857/12, от 13.05.2014 N 1446/14, определения ВС РФ от 15.12.2014 N 309-ЭС14-923, от 09.10.2015 N 305-КГ15-5805).

Настоящее дело касается отношений поставки и носит расчетный характер, в связи с этим оценке по нему подлежат все основания возникновения и уменьшения задолженности, то есть, прежде всего, документы, опосредующие передачу и возврат товара, и документы, свидетельствующие о его оплате.

В силу части 3 статьи 15 АПК РФ принимаемые арбитражным судом решения, постановления, определения должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

Данная норма во взаимосвязи с упомянутыми положениями статей 65, 71 АПК РФ применительно к рассматриваемому делу, осложненному спором относительно содержания и доказательственного значения имеющихся в деле документов, означает, что судом должно быть исследовано, поименовано в судебном акте и мотивированно принято или отклонено каждое такое доказательство, после чего по результатам оценки их совокупности во взаимной связи сделан обобщающий вывод об их достаточности для подтверждения или опровержения указываемых стороной обстоятельств полностью или в части. При этом в решении суда по рассматриваемому делу должны быть указаны арифметические расчеты как итоговой суммы, так и расчеты всех составляющих элементов формулы ее исчисления.

Оценка доказательств репрезентативным способом выборки части из их совокупности ("по большинству") процессуальных законодательством не допускается.

При этом из правовой позиции, сформированной в постановлениях Президиума ВАС РФ N 3170/12 и N 3172/12 от 03.07.2012, следует, что при отсутствии доказательств иного наличие полномочий представителя стороны, подписавшего юридически значимый для правоотношения документ, на представление интересов этой стороны в правоотношении, предполагается.

Кроме того, наличие у представителя полномочий на получение товара для юридического лица может явствовать из обстановки, в которой такой представитель действует (второй абзац пункта 1 статьи 182 ГК РФ).

Создавая или допуская создание обстановки, свидетельствующей о наличии полномочий у представителя, представляемый сознательно входит в гражданский оборот в лице такого представителя, поэтому не вправе ссылаться на отсутствие трудовых или гражданско-правовых отношений с представителем, так как обстановка как основание представительства не только заменяет собой письменное уполномочие (доверенность), но и возможна в отсутствии каких-либо надлежащим образом оформленных правоотношений между представителем и представляемым.

К одному из признаков подобной обстановки судебная практика относит наличие у представителя печати юридического лица, о потере которой или ее подделке этим представителем юридическое лицо в судебном процессе не заявляло (определения ВС РФ от 09.03.2016 N 303-ЭС15-16683, от 24.12.2015 N 307-ЭС15-11797, от 23.07.2015 N 307-ЭС15-9787, от 28.04.2014 N ВАС-4971/14, определения ВАС РФ от 06.02.2014 N ВАС-329/14, от 15.01.2014 N ВАС-19047/13, от 09.12.2013 N ВАС-17772/13, от 06.12.2012 N ВАС-16170/12, от 09.07.2012 N ВАС-8557/12, от 17.06.2011 N ВАС-7136/11, от 18.02.2008 N 1186/08).

Из сказанного следует, что отсутствие расшифровки подписи представителя на юридически значимом документе само по себе не порочит, как полномочия такого представителя на совершение зафиксированного в документе юридически значимого действия, так и доказательственное значение этого документа.

В судебных актах отсутствует расчет взысканной задолженности, описание и мотивировка принятия или отклонения всех представленных сторонами доказательств в подтверждение своих требований и возражений, что не позволяет считать обжалуемые судебные акты законными и обоснованными, поскольку не имеется оснований для вывода о том, что они основаны на полно и всесторонне исследованных доказательствах.

Упомянутые в решении суда первой инстанции противоречия в доказательствах передачи и возврата кег, положенные в основание вывода об отказе в иске в части требований о взыскании задолженности за невозвращенные кеги, не могут быть признаны достаточными основаниями для такого решения, так как свидетельствуют о не устранении противоречий в представленных доказательствах судом, что возможно только после их подробного исследования, описания и оценки, которых судебные акты не содержат.

Судами не учтено, что передача единицы товара емкостью 30 л, 50 л может предполагать передачу его в емкости, являющейся возвратной по пункту 3.2 договора от 01.04.2012, поэтому суду следовало правильно распределить бремя доказывания, возложив на ответчика обязанность по представлению доказательств возврата многооборотной тары.

Вышеописанные нарушения, допущенные судом первой инстанции при рассмотрении дела, не устранены судом апелляционной инстанции, повторно рассмотревшим дело в порядке статьи 268 АПК РФ, и имеющим полномочия осуществить такое рассмотрение как по имеющимся в деле, так и по дополнительно представленным доказательствам.

В то же время следует признать верным вывод суда первой инстанции, приведенный в дополнительном решении от 09.07.2015, заключающийся в отсутствии оснований для взыскания процентов на случай неисполнения судебного акта с момента вступления его в законную силу до момента фактического исполнения по ключевой ставке, установленной Банком России в размере 14 процентов годовых, начисляемых на взысканную судом денежную сумму, неиндексируемую самостоятельно, то есть на сумму долга за поставленный товар, за невозвращенные кеги и на сумму взысканных судебных расходов.

Данное требование мотивировано истцом ссылкой на Постановление N 22.

Вместе с тем Законом N 42-ФЗ, вступившим в силу 01.06.2015, в ГК РФ введена статья 308.3, в которой установлено право суда по требованию кредитора присудить неустойку на случай неисполнения судебного акта об обязании должника исполнить обязательство в натуре в размере, определяемом судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения.

Возможности присуждения судом неустойки на случай неисполнения решения суда о взыскании денежных средств ГК РФ не предусматривает.

Постановлением N 25 пункт 2 Постановления N 22, допускавший такую возможность, признан не подлежащим применению.

Кроме того, в соответствии с пунктом 30 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств", в котором дано толкование применения положений пункта 1 статьи 308.3 ГК РФ, они не распространяются на случаи неисполнения денежных обязательств.

Однако, поскольку суд кассационной инстанции усмотрел основания для отмены решения от 05.06.2015, то дополнительное решение, как следующее процессуальной судьбе основного решения, также подлежит отмене, так как результаты рассмотренного в нем, по сути, акцессорного требования не могут быть сохранены, потому что правовая определенность в отношении основного требования еще только будет внесена новым судебным актом, принятым по результатам рассмотрения настоящего дела.

Таким образом, выводы судов сделаны при неполном выяснении обстоятельств, имеющих существенное значение для дела и относящихся к предмету доказывания, вышеуказанные нарушения норм материального и процессуального права не могут быть устранены судом кассационной инстанции, поскольку для этого требуется установление фактических обстоятельств дела посредством исследования и оценки доказательств. Указанными полномочиями суд кассационной инстанции в силу требований статьи 287 АПК РФ не наделен, в связи с этим обжалуемые судебные акты согласно пункту 3 части 1 статьи 287, части 1 статьи 288 АПК РФ подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду необходимо в соответствии с абзацем вторым пункта 15 части 2 статьи 289 АПК РФ учесть сказанное в настоящем постановлении и устранить допущенные нарушения, а также предпринять меры для полного и всестороннего исследования доказательств и обстоятельств дела. В частности суду следует: квалифицировать возникшее между сторонами правоотношение; правильно распределить между сторонами бремя доказывания юридически значимых обстоятельств; исследовать и оценить все основания возникновения и уменьшения задолженности, то есть, прежде всего, документы, опосредующие передачу и возврат товара, и документы, свидетельствующие о его оплате; описать и аргументированно принять или отклонить все представленные сторонами в подтверждение своих требований и возражений доказательства; оценить действия сторон с точки зрения добросовестности как основного начала гражданского законодательства, а также разумности и осмотрительности в делах, принимая во внимание самостоятельный и рисковый характер предпринимательской деятельности; по результатам оценки относимости, допустимости, достоверности каждого доказательства в отдельности, а также достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности принять законное и обоснованное решение, надлежащим образом применив нормы материального и процессуального права.

Руководствуясь пунктом 3 части 1 статьи 287, статьями 288, 289 АПК РФ, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа

постановил:

решение от 05.06.2015 и дополнительное решение от 09.07.2015 Арбитражного суда Алтайского края, постановление от 09.11.2015 Седьмого арбитражного апелляционного суда по делу N А03-20637/2014 отменить, направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Алтайского края.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий

К.И. Забоев

 

Судьи

М.А. Севастьянова
О.Ф. Шабалова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Суд округа подчеркнул, что срок не является существенным условием договора поставки.

Существенными условиями договора поставки как разновидности договора купли-продажи являются только наименование и количество товара. Соответственно, договор поставки считается заключенным с момента достижения сторонами соглашения по этим двум условиям. Остальные же условия в случае отсутствия соглашения по ним определяются на основании закона.

Также необходимо учитывать следующее.

Если в документе отсутствует расшифровка подписи представителя, то это само по себе не порочит ни полномочий такого представителя на совершение зафиксированного в документе юридически значимого действия, ни доказательственного значения этого документа.

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 1 апреля 2016 г. N Ф04-303/16 по делу N А03-20637/2014