Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 24 апреля 2019 г. N Ф04-970/19 по делу N А27-3285/2018

 

г. Тюмень

 

24 апреля 2019 г.

Дело N А27-3285/2018

 

Резолютивная часть постановления объявлена 23 апреля 2019 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 24 апреля 2019 года.

 

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Полосина А.Л.,

судей Аникиной Н.А.,

Лукьяненко М.Ф..

при ведении судебного заседания с использованием средств аудиозаписи, рассмотрел в судебном заседании кассационные жалобы общества с ограниченной ответственностью "ГРИН", Браунштейн Олега Евгеньевича, Шпилько Александра Андреевича на решение от 15.10.2018 Арбитражного суда Кемеровской области (судья Душинский А.В.) и постановление от 05.02.2019 Седьмого арбитражного апелляционного суда (судьи: Сухотина В.М., Марченко Н.В., Стасюк Т.Е.) по делу N А27-3285/2018 по иску Мартюшова Сергея Васильевича (Кемеровская область, Новокузнецкий район, село Юрьевка) к Мартюшовой Елене Юрьевне (г. Новокузнецк), обществу с ограниченной ответственностью "ГРИН" (654007, Кемеровская область, город Новокузнецк, ул. Орджоникидзе, д.35, оф. 1505, ОГРН 1062208029817, ИНН 2263023918), Шпилько Александру Андреевичу (г. Новокузнецк) о признании недействительным решения от 02.08.2017 внеочередного общего собрания участников ООО "ГРИН" и применении последствий недействительности сделки.

Третьи лица, не заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора: Инспекция Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Новокузнецка Кемеровской области; Управление Росреестра по Кемеровской области, в лице отдела в г. Новокузнецке; нотариус Новокузнецкого нотариального округа Тараканова Нина Николаевна; Иванов Олег Евгеньевич; Браунштейн Олег Евгеньевич.

В заседании приняли участие представители общества с ограниченной ответственностью "ГРИН" - Костин К.В. по доверенности от 18.05.2018 (сроком на 3 года), лично Браунштейн Олег Евгеньевич, Шпилько Александра Андреевича - Костин К.В. по доверенности от 29.05.2018 (сроком на 3 года), Мартюшова Сергея Васильевича - Давиденко А.Ф.

(по доверенности от 08.06.2016 (сроком на 3 года), Мартюшовой Елены Юрьевны - Лучшева М.И. по доверенности от 07.03.2018 (сроком на 5 лет), лично Иванов Олег Евгеньевич.

Суд установил:

Мартюшов Сергей Васильевич (далее - истец, Мартюшов С.В.) обратился в Арбитражный суд Кемеровской области с иском, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), к Мартюшовой Елене Юрьевне (далее - Мартюшова Е.Ю.), обществу с ограниченной ответственностью "ГРИН" (далее - общество, ООО "ГРИН"), Шпилько Александру Андреевичу (далее - Шпилько А.А.) о признании недействительными сделки по увеличению уставного капитала ООО "ГРИН" до 38 607 руб. за счет вклада Шпилько А.А., нотариально удостоверенной сделки по отчуждению доли Мартюшовой Е.Ю. путем выхода из состава участников ООО "ГРИН", применении последствий недействительной сделки путем восстановления размера уставного капитала ООО "ГРИН" до 15 960 руб., доли Мартюшовой Е.Ю. в размере 48,88 % уставного капитала ООО "ГРИН", состава участников, существовавшего до совершения сделки по увеличению уставного капитала ООО "ГРИН".

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Инспекция Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Новокузнецка Кемеровской области, Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Кемеровской области в лице отдела в городе Новокузнецке Кемеровской области, нотариус Новокузнецкого нотариального округа Тараканова Нина Николаевна, Иванов Олег Евгеньевич, Браунштейн Олег Евгеньевич (далее - Браунштейн О.Е.).

Решением от 15.10.2018 Арбитражного суда Кемеровской области, оставленным без изменения постановлением от 05.02.2019 Седьмого арбитражного апелляционного суда, исковые требования удовлетворены. Признана недействительной сделка по увеличению уставного капитала ООО "ГРИН" до 38 607 руб. за счет вклада Шпилько А.А., а также сделка по отчуждению доли Мартюшовой Е.Ю. путем выхода из состава участников ООО "ГРИН". Применены последствия недействительности сделки путем восстановления размера уставного капитала ООО "ГРИН" до 15 960 руб.; признания за Мартюшовой Е.Ю. права на долю в уставном капитале ООО "ГРИН" в размере 48,88 % уставного капитала номинальной стоимостью 7 801 руб. 53 коп. Определены доли участников в уставном капитале ООО "ГРИН" следующим образом: Браунштейн О. Е. - доля в размере 31,95 % уставного капитала номинальной стоимостью 5 099 руб.

04 коп.; Иванов О.Е. - доля в размере 19,17 % уставного капитала номинальной стоимостью 3 059 руб. 43 коп.; Мартюшова Е.Ю. - доля в размере 48,88 % уставного капитала номинальной стоимостью 7 801 руб.

53 коп. На ООО "ГРИН" возложена обязанность выплатить Шпилько А.А.

22 647 руб. Взыскано с ООО "ГРИН" в пользу Мартюшова С.В. 4 000 руб. расходов по уплате государственной пошлины; с Мартюшовой Е.Ю. в пользу Мартюшова С.В. 4 000 руб. расходов по уплате государственной пошлины;

с Шпилько А.А. в пользу Мартюшова С.В. 4 000 руб. расходов по уплате государственной пошлины.

Общество, не согласившись с принятыми по делу судебными актами, обратилось в суд с кассационной жалобой, в которой просит их отменить, принять по делу новый судебный акт об отказе в иске.

В обоснование кассационной жалобы заявителем приведены следующие доводы: Мартюшов С.В. является ненадлежащим истцом по делу о признании незаконными результатов собрания участников общества, поскольку не является участником корпорации, а, следовательно, не обладает необходимыми корпоративными правами; судами не собрана совокупность доказательств, необходимая для признания оспариваемой сделки как притворной; фактически действия Мартюшовой Е.Ю. по выходу из общества и отчуждению в его пользу всей своей доли соответствует воле Мартюшова С.В., указанной в нотариально заверенном согласии; реализация одним из супругов права участника общества на принятие решения о вхождении в состав общества иных членов, с увеличением уставного капитала, относится к его личным корпоративным правам участника общества, которое не зависит от наличия либо отсутствия какого-либо согласия его супруга, применительно к положениям, предусмотренным гражданским и семейным законодательством в отношении распоряжения совместным имуществом.

Шпилько А.А. в кассационной жалобе просит отменить обжалуемые судебные акты и направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Кемеровской области в ином составе, поскольку выводы судов не соответствуют существу рассматриваемого спора, законодательству Российской Федерации, а также сложившейся судебной практике.

По мнению заявителя у истца отсутствует право на предъявление рассматриваемого иска; восстановив доли участников в уставном капитале общества суд первой инстанции вышел за пределы исковых требований; судами неправильно применены нормы материального права, а также не применен закон, подлежащий применению (пункт 2 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации (далее - СК РФ), пункт 2 статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ)); доказательства притворности оспариваемых сделок в материалы дела не представлены; судами не дана оценка доказательствам, представленных ответчиками в опровержение иска; действующее законодательство не предусматривает ограничений на принятие решения об увеличении уставного капитала общества, принятие третьего лица в состав участников общества и последующий выход из состава участников одного из участников; в материалах дела отсутствуют доказательства подконтрольности заявителя жалобы Браунштейну О.Е.; Мартюшов С.В., Мартюшова Е.Ю., Иванов О.Е., Затворницкая Л.А. злоупотребляют своими правами (статья 10 ГК РФ).

Браунштейн О.Е. также обратился с кассационной жалобой на состоявшиеся по делу решение и постановление, в которой просит не передавая дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении исковых требований в полном объеме.

В обоснование жалобы третье лицо привело следующие доводы: выводы судов о притворности оспариваемых сделок фактически основываются только на свидетельских показаниях Гуцаловой О.В., что противоречит положениям статьи 162 ГК РФ, в связи с чем выводы судов не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; судами не исследован вопрос о размере действительной стоимости доли Мартюшовой Е.Ю. в уставном капитале общества на дату выдачи истцом согласия на выход супруги из общества и на дату выхода из общества в соответствии с пунктом 2 статьи 25 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью (далее - Закон N 14-ФЗ); доля в размере 48,88 % уставного капитала ООО "ГРИН" в силу пункта 1 статьи 36 СК РФ не является общим имуществом супругов Мартюшовых.

В отзывах на кассационные жалобы Мартюшов С.В. и Мартюшова Е.Ю. просили обжалуемые судебные акты оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения. В судебном заседании представители сторон поддержали свои доводы, изложенные в кассационных жалобах и отзывах на них.

В приобщении дополнительных доказательств к материалам кассационного производства судом округа на основании статьи 286 АПК РФ отказано, в связи с отсутствием у суда кассационной инстанции таких полномочий, поэтому они возвращены заявителям жалоб.

Законность обжалуемых судебных актов проверена в порядке статей 274, 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), исходя из доводов, содержащихся в кассационных жалобах.

Из материалов дела следует и судами установлено, что Мартюшов С.В. состоит в зарегистрированном браке с Мартюшовой Е.Ю. с 28.01.1989.

26.06.2006 создано ООО "ГРИН", в уставном капитале которого оформлена на Мартюшову Е.Ю. доля в размере 48,88 % номинальной стоимостью 7 801 руб. 53 коп. Участниками ООО "ГРИН" также являлись Браунштейн О.Е. с долей в размере 31,95 % уставного капитала номинальной стоимостью 5 099 руб. 04 коп. и Иванов О.Е. с долей в размере 19,17 % уставного капитала номинальной стоимостью 3 059 руб. 43 коп.

31.07.2017 Мартюшов С.В. дал нотариально удостоверенное согласие на выход его супруги Мартюшовой Е.Ю. из состава ООО "ГРИН" путем отчуждения принадлежащей ей доли в размере 48,88 % в пользу общества.

02.08.2017 состоялось собрание участников ООО "ГРИН", на котором приняты решения: избрать председателя собрания Браунштейна О.Е.; увеличить уставный капитал ООО "ГРИН" с 15 960 руб. до 38 607 руб. за счет внесения Шпилько А.А. дополнительного денежного вклада в уставный капитал ООО "ГРИН" в размере 22 647 руб. в следующем порядке: Шпилько А.А. в срок до 31.08.2017 перечисляет денежные средства на расчетный счет ООО "ГРИН"; принять Шпилько А.А. в ООО "ГРИН"; доля Шпилько А.А. в уставном капитале ООО "ГРИН" составит 58,66 % процентов номинальной стоимостью 22 647 руб.; изменить доли участников ООО "ГРИН" в связи с увеличением уставного капитала следующим образом: Браунштейн О.Е. - 1 доля номинальной стоимостью 5 099 руб., что составляет 13,21 % уставного капитала, Иванов О.Е. - 1 доля номинальной стоимостью 3 059 руб., что составляет 7,92 % уставного капитала, Мартюшова Е.Ю. - 1 доля номинальной стоимостью 7 801 руб., что составляет 20,21 % уставного капитала, Шпилько А.А. - 1 доля номинальной стоимостью 22 647 руб., что составляет 58,66 % уставного капитала; утвердить Устав ООО "ГРИН" в новой редакции; прекратить полномочия Затворницкой Л.А.; избрать директором Шпилько А.А.; поручить Шпилько А.А. регистрацию изменений, вносимых в устав ООО "ГРИН", связанных с увеличением уставного капитала и регистрацию изменений, вносимых в Единый государственный реестр юридических лиц.

16.08.2017 Мартюшовой Е.Ю. реализовано право на выход участника из ООО "ГРИН" посредством отчуждения обществу всей принадлежащей ей на момент выхода доли в уставном капитале общества, которая составила 20,21 %.

Истец, указывая, что согласия своей супруге Мартюшовой Е.Ю. на отчуждение доли в размере 20,21 % физическому лицу Шпилько А.А. не давал, фактически между сторонами совершена сделка купли-продажи доли уставного капитала общества, обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

Удовлетворяя заявленный иск, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что сделка по увеличению уставного капитала общества, оформленная протоколом собрания участников от 02.08.2017, обладает признаками притворной сделки; спорные сделки по распоряжению имуществом совершены в нарушение требований пункта 3 статьи 35 СК РФ в отсутствие нотариального согласия истца и в силу пункта 3 статьи 163 ГК РФ являются ничтожными; в действиях ответчиков (общества и Шпилько А.А.) имеется злоупотребление правом (статья 10 ГК РФ). Апелляционный суд поддержал выводы суда первой инстанции.

Из смысла положений статей 1, 11, 12 ГК РФ и статьи 4 АПК РФ следует, что условием предоставления судебной защиты лицу, обратившемуся в суд с соответствующим требованием, является установление наличия у истца принадлежащего ему субъективного материального права или охраняемого законом интереса, а также факта его нарушения непосредственно ответчиком. При этом реализация предусмотренных законом способов защиты гражданских прав путем предъявления иска в арбитражный суд возможна только в том случае, когда такое обращение в суд способно восстановить нарушенные или оспариваемые права и законные интересы.

В арбитражном процессе стороны по своему усмотрению осуществляет принадлежащие им гражданские права и обязанности и сами выбирают способ защиты своих прав.

Выбор способа защиты права производится заявителем и зависит от характера спорного правоотношения и регулирующих его норм права, при этом он должен соответствовать характеру допущенного нарушения, а удовлетворение заявленных требований должно привести к восстановлению нарушенного права или защите законного интереса.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1 ГК РФ необходимым условием применения того или иного способа защиты гражданских прав является обеспечение восстановления нарушенного права истца и удовлетворение материально-правового интереса.

В силу пункта 1 статьи 43 Закона N 14-ФЗ решение общего собрания участников общества, принятое с нарушением требований названного Федерального закона, иных правовых актов Российской Федерации, устава общества и нарушающее права и законные интересы участника общества, может быть признано судом недействительным по заявлению участника общества, не принимавшего участия в голосовании или голосовавшего против оспариваемого решения.

В соответствии со статьей 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в настоящем Кодексе. Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.

Согласно пункта 1 статьи 181.3 ГК РФ решение собрания недействительно по основаниям, установленным настоящим Кодексом или иными законами, в силу признания его таковым судом (оспоримое решение) или независимо от такого признания (ничтожное решение).

В соответствии с частью 1 статьи 34 СК РФ, имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью.

К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства (часть 2 статьи 34 СК РФ).

В силу части 1 статьи 35 СК РФ владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов.

При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга. Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки (часть 2 статьи 35 СК РФ).

В соответствии с частью 3 указанной статьи для заключения одним из супругов сделки по распоряжению имуществом, права на которое подлежат государственной регистрации, сделки, для которой законом установлена обязательная нотариальная форма, или сделки, подлежащей обязательной государственной регистрации, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга.

Таким образом, необходимость получения нотариального согласия супруга обусловлена, в том числе установленной законом обязательной формы сделки - нотариальной.

Согласно статье 21 Закона N 14-ФЗ участник общества вправе продать или иным образом уступить свою долю в уставном капитале общества либо ее часть одному или нескольким участникам данного общества. Согласие общества или других участников общества на совершение такой сделки не требуется, если иное не предусмотрено уставом общества.

В силу пункта 11 указанной статьи сделка, направленная на отчуждение доли или части доли в уставном капитале общества, подлежит нотариальному удостоверению путем составления одного документа, подписанного сторонами. Несоблюдение нотариальной формы влечет за собой недействительность этой сделки.

В рассматриваемом случае суды исходили из того, что принятие супругой решения об увеличении уставного капитала общества с ограниченной ответственностью в связи с внесением другими его участниками неэквивалентного дополнительного вклада в уставный капитал такого общества может рассматриваться как сделка, противоречащая пункту 2 статьи 35 СК РФ, поскольку такое действие по существу может являться распоряжением общим имуществом супругов, влекущим уменьшение действительной стоимости доли супруги в обществе.

Выход супруги из общества с последующим распределением перешедшей к обществу доли другому участнику (или третьему лицу) также является распоряжением общим имуществом супругов и может рассматриваться как сделка, противоречащая пункту 2 статьи 35 СК РФ. Такие сделки могут быть признаны недействительными по иску другого супруга или его наследника, если имеются доказательства, что приобретающий долю участник знал или заведомо должен был знать о несогласии другого супруга на совершение сделки.

По мнению суда кассационной инстанции, выводы судов о наличии у Мартюшова С.В. права на оспаривание увеличения уставного капитала общества следует признать основанными на правильном применении норм материального права и соответствующими правовой позиции, выраженной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21.01.2014 N 9913/13.

В рассматриваемом случае истец, по сути, просит признать недействительной сделку по увеличению уставного капитала, при этом право на раздел совместно нажитого имущества он может реализовать после восстановления доли Мартюшовой Е.Ю. в уставном капитале общества. Учитывая изложенное, доводы заявителей о неприменения судами пункта 2 статьи 35 СК РФ, пункта 2 статьи 253 ГК РФ отклоняются судом округа как основанные на неправильном толковании норм материального права.

Вместе с тем в силу части 1 статьи 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

В соответствии с пунктом 2 статьи 170 ГК РФ притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна; к сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

Как следует из разъяснений, приведенных в пункте 87 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", в связи с притворностью недействительной может быть признана лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю всех участников сделки. Намерения одного участника совершить притворную сделку для применения указанной нормы недостаточно.

В материалы дела ответчиками в порядке статьи 65 АПК РФ не представлено доказательств объективной необходимости увеличения уставного капитала общества путем введения в его состав нового участника.

При этом результатом совершения оспариваемой сделки стал переход доли Мартюшовой Е.Ю. уставного капитала общества к Шпилько А.А., что привело к многократному уменьшению размера доли первоначальных участников общества.

Как правильно указано судами, оспариваемая сделка является сделкой, направленной на отчуждение доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, на указанную сделку не распространяются предусмотренные законом исключения из общего правила о нотариальном удостоверении такой сделки, следовательно, оспариваемая сделка подлежит нотариальному удостоверению.

В силу части 1 статьи 64 и статей 71, 168 АПК РФ арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, на основании представленных доказательств, при оценке которых он руководствуется правилами статей 67 и 68 АПК РФ об относимости, допустимости, достоверности и достаточности доказательств.

Суды обеих инстанций, оценив по правилам статьи 71 АПК РФ, представленные сторонами в материалы дела доказательства, установив, что Шпилько А.А. является родственником участника общества - Браунштейна О.Е., нотариальное согласие Мартюшова С.В. на выход супруги из общества, увеличение уставного капитала общества, изменение долей участников общества, выход Мартюшовой Е.Ю. из общества (с уменьшившейся долей в размере 20,21 %) не получено, перечисленные сделки совершены в короткий промежуток времени, учитывая, что принятие решения о введении в состав общества нового участника с внесением дополнительного вклада и перераспределение долей может рассматриваться как сделка по распоряжению общим имуществом супругов, влекущая уменьшение действительной стоимости доли супруга в обществе, поскольку для осуществления имущественных и корпоративных прав участника имеет значение не номинальная стоимость доли, а ее размер, следовательно, для сделок по распоряжению одним из супругов совместно нажитым имуществом, в том числе сделок, направленных на отчуждение доли или части доли в уставном капитале общества, установлена обязательная нотариальная форма, фактически выход Мартюшовой Е.Ю. осуществлен после совершения действий, направленных на уменьшение стоимости ее доли в уставном капитале, а именно принятия нового участника, увеличения уставного капитала, перераспределения долей, в результате чего на момент выхода доля супруги истца составила 20,21 % уставного капитала, учитывая пункты 6.2.9, 7.2 Устава общества, показания свидетеля Гуцаловой О.В., которая пояснила, что действия, совершенные для замены состава участников общества по существу являются сделкой по передаче долей в уставном капитале к Шпилько А.А., при этом прежние участники должны были получить недвижимое имущество в качестве выплаты действительной стоимости долей, пришли к правильному выводу о том, что указанные выше сделки фактически прикрывают собой сделку отчуждения доли в размере 100 % уставного капитала общества в обход требований о нотариальной форме к таким сделкам, то есть сделка по увеличению уставного капитала ООО "ГРИН", оформленная протоколом собрания участников общества от 02.08.2017, является притворной (пункт 2 статьи 170 ГК РФ).

Таким образом, сделки по распоряжению имуществом совершены в нарушение требований пункта 3 статьи 35 СК РФ в отсутствие нотариального согласия Мартюшова С.В., в связи с чем в силу пункта 3 статьи 163, пункта 2 статьи 170 ГК РФ являются ничтожными.

Кроме того, суды обеих инстанций правильно указали на наличие правовых оснований для применения положений статьи 10 ГК РФ.

В силу пункта 1 статьи 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом (пункт 2 статьи 10 ГК РФ).

Согласно правовой позиции, выраженной в определениях Верховного Суда Российской Федерации от 03.02.2015 N 32-КГ14-17, от 14.06.2016 N 52-КГ16-4, от 20.10.2015 N 18-КГ15-181, по смыслу статьи 10 ГК РФ злоупотребление правом, то есть осуществление субъективного права в противоречии с его назначением, имеет место в случае, когда субъект поступает вопреки норме, предоставляющей ему соответствующее право, поведение управомоченного лица по реализации принадлежащего ему права, сопряженное с нарушением установленных в статье 10 ГК РФ пределов осуществления гражданских прав, либо лицо действует в пределах предоставленных ему прав, но недозволенным образом. При этом лицо совершает действия с незаконной целью или незаконными средствами, нарушая права и законные интересы других лиц и причиняя им вред или создавая соответствующие условия.

Судами установлено, что Браунштейн О.Е. через близких родственников Шпилько А.А. и Малетина С.А. (управляющий общества) получил контроль над деятельностью ООО "ГРИН", при этом в дальнейшем недвижимое имущество, принадлежащее обществу, предоставлено в качестве залога по договору займа в пользу Браунштейн Ирины Анатольевны, также являющейся родственником Браунштейн Е.О.

Таким образом, интересы Шпилько А.А., получившего в управление недвижимое имущество с кадастровой стоимостью более 250 000 000 руб. в обмен на внесение дополнительного взноса в уставной капитал в размере 22 647 руб., как правомерно отмечено судами, не подлежат судебной защите в силу пункта 4 статьи 1 ГК РФ, не допускающего возможность извлечения выгоды из недобросовестного поведения.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к правильному выводу о наличии правовых оснований для удовлетворения заявленных требований.

Согласно статье 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае не возможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Руководствуясь указанной нормой права, суд первой инстанции правомерно удовлетворил требование истца о применении последствий недействительной сделки путем восстановления размера уставного капитала ООО "ГРИН" до 15 960 руб., восстановления долей всех участников в целях исключения неопределенности в отношении их прав. Доводы кассаторов о выходе судом первой инстанции за пределы заявленного иска отклоняются судом округа как неподтвержденные в ходе кассационного производства.

В целом, доводы, приведенные заявителями в кассационных жалобах, подлежат отклонению, поскольку не опровергают правильность обжалуемых судебных актов, по существу направлены на переоценку выводов судов первой и апелляционной инстанций, что выходит за пределы компетенции суда кассационной инстанции (статья 286 АПК РФ).

Полномочия вышестоящего суда по пересмотру дела должны осуществляться в целях исправления судебных ошибок в виде неправильного применения норм материального и процессуального права при отправлении правосудия, а не для пересмотра дела по существу.

Выводы судов первой и апелляционной инстанций основаны на установленных им при рассмотрении дела фактических обстоятельствах, представленных в материалы дела доказательствах, исследованных с достаточной полнотой и оцененных по правилам статьи 71 АПК РФ, а также верном применении норм материального и процессуального права.

Ссылка кассаторов на судебную практику в подтверждение своих доводов не принимается судом кассационной инстанции, поскольку в каждом конкретном случае суд устанавливает фактические обстоятельства дела и применяет нормы права к установленным обстоятельствам с учетом представленных доказательств.

Остальные доводы заявителей жалоб не могут быть положены в основу отмены обжалуемых судебных актов, поскольку из полномочий суда кассационной инстанции исключены действия по установлению обстоятельств, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судами по предрешению вопросов о достоверности или недостоверности доказательств, преимущества одних доказательств перед другими, а также по переоценке доказательств, которым уже была дана оценка судами первой и апелляционной инстанций (статьи 286, 287 АПК РФ, постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 05.03.2013 N 13031/2012).

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 АПК РФ в любом случае основаниями для отмены принятых судебных актов, а также приведших к принятию неправильных судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено.

Согласно статье 110 АПК РФ расходы по уплате государственной пошлины за рассмотрение кассационных жалоб относятся на их заявителей.

Учитывая изложенное, руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа

постановил:

решение от 15.10.2018 Арбитражного суда Кемеровской области и постановление от 05.02.2019 Седьмого арбитражного апелляционного суда по делу N А27-3285/2018 оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий

А.Л. Полосин

 

Судьи

Н.А. Аникина
М.Ф. Лукьяненко

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Судами установлено, что Браунштейн О.Е. через близких родственников Шпилько А.А. и Малетина С.А. (управляющий общества) получил контроль над деятельностью ООО "ГРИН", при этом в дальнейшем недвижимое имущество, принадлежащее обществу, предоставлено в качестве залога по договору займа в пользу Браунштейн Ирины Анатольевны, также являющейся родственником Браунштейн Е.О.

Таким образом, интересы Шпилько А.А., получившего в управление недвижимое имущество с кадастровой стоимостью более 250 000 000 руб. в обмен на внесение дополнительного взноса в уставной капитал в размере 22 647 руб., как правомерно отмечено судами, не подлежат судебной защите в силу пункта 4 статьи 1 ГК РФ, не допускающего возможность извлечения выгоды из недобросовестного поведения.

...

Согласно статье 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения."