Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 22 октября 2020 г. N Ф06-65720/20 по делу N А65-18805/2019

 

г. Казань

 

22 октября 2020 г.

Дело N А65-18805/2019

 

Резолютивная часть постановления объявлена 15 октября 2020 года.

Полный текст постановления изготовлен 22 октября 2020 года.

 

Арбитражный суд Поволжского округа в составе:

председательствующего судьи Желаевой М.З.,

судей Топорова А.В., Сабирова М.М.,

при участии представителей:

истца - Маслениковой А.К., доверенность от 30.03.2020,

ответчика - Камалутдинова А.Р., доверенность от 13.01.2020 N 13/01/20-1; Исмагилова А.А., доверенность от 13.01.2020,

третьих лиц - Кожевниковой Е.В., доверенность Министерства финансов Республики Татарстан от 02.09.2019; Исмагилова А.А., доверенность Кабинета Министров Республики Татарстан от 23.09.2020 N 21-53/11780,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Главного управления ветеринарии Кабинета Министров Республики Татарстан

на решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 18.03.2020 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.07.2020

по делу N А65-18805/2019

по исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью "Птицекомплекс Лаишевский" (ОГРН 1021607357122) к Главному управлению ветеринарии Кабинета Министров Республики Татарстан (ОГРН 1021603636581) о взыскании ущерба,

при участии в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора: Кабинета Министров Республики Татарстан; Министерства финансов Республики Татарстан,

УСТАНОВИЛ:

в Арбитражный суд Республики Татарстан обратилось общество с ограниченной ответственностью "Птицекомплекс Лаишевский" (далее - ООО "Птицекомплекс Лаишевский", истец) с исковым заявлением к Главному управлению ветеринарии Кабинета Министров Республики Татарстан (далее - Управлению ветеринарии, ответчик) о взыскании ущерба отчужденных животных и продуктов животноводства в размере 148 002 512 руб.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены: Министерство финансов Республики Татарстан (далее - Минфин РТ); Кабинет Министров Республике Татарстан в лице Аппарата Кабинета Министров Республики Татарстан (далее - Кабмин РТ).

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 18.03.2020, оставленным без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.07.2020, исковые требования удовлетворены частично: с Республики Татарстан в лице Главного управления ветеринарии Кабинета Министров Республики Татарстан за счет казны Республики Татарстан в пользу ООО "Птицекомплекс Лаишевский" взыскано 99 037 427 (девяносто девять миллионов тридцать семь тысяч четыреста двадцать семь) руб. ущерба, а также 133 840 (сто тридцать три тысячи восемьсот сорок) руб. в возмещение расходов по уплате государственной пошлины; отказано в удовлетворении остальной части исковых требований. С ООО "Птицекомплекс Лаишевский" в пользу Республики Татарстан в лице Главного управления ветеринарии Кабинета Министров Республики Татарстан взыскано 16 540 (шестнадцать тысяч пятьсот сорок) руб. в возмещение расходов по оплате судебной экспертизы.

Законность вынесенных по делу судебных актов проверяется в порядке статьи 274 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по кассационной жалобе ответчика, который полагает, что арбитражными судами при исследовании и вынесении обжалуемых судебных актов нарушены нормы права, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и представленным в дело доказательствам. Доводы заявителя подробно изложены в жалобе, по существу которых просит отменить принятые по делу судебные акты, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела, принятии обжалуемых судебных актов, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы.

В отзыве на кассационную жалобу истец, считая обжалуемые судебные акты законными и обоснованными, просит оставить их без изменения, а кассационную жалобу ответчика - без удовлетворения.

В процессе рассмотрения кассационной жалобы представитель ответчика, а также представители третьих лиц, настаивали на удовлетворении жалобы по доводам, приведенным в ее обоснование; представитель истца, указывая на несостоятельность доводов заявителя, просит отказать в удовлетворении кассационной жалобы.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, заслушав представителей сторон и лиц, привлеченных к участию в деле, проверив в порядке статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность принятых по делу судебных актов, а также соответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, пришла к выводу о наличии правовых оснований для отмены обжалованных судебных актов, с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Как следует из судебных актов, в соответствии с Указом Президента Республики Татарстан от 10.05.2017 N УП-372 "Об установлении ограничительных мероприятий (карантина) на отдельной территории Лаишевского района Республики Татарстан в связи с ее неблагополучием по заболеванию высокопатогенным гриппом птиц и угрозой его распространения" установлены ограничительные мероприятия (карантин) по высокопатогенному гриппу птиц на территории птицеводческого предприятия, принадлежащего ООО "Птицекомплекс Лаишевский" по адресу: Республика Татарстан, Лаишевский район, поселок совхоза им. 25 Октября, ул. Почтовая, д. 19, на период до их отмены. Этим же Указом главному управлению ветеринарии Кабинета Министров Республики Татарстан предписано разработать и утвердить план мероприятий по ликвидации очага высокопатогенного вируса гриппа птиц и предотвращению распространения возбудителя болезни на территории Республики Татарстан.

Постановлением Кабинета министров Республики Татарстан от 12.05.2017 N 279 "Об отчуждении животных и изъятия продуктов животноводства на территории Республики Татарстан" Главному управлению ветеринарии Кабинета Министров Республики Татарстан поручено организовать отчуждение животных и изъятие продуктов животноводства, в установленном порядке образовать специальную комиссию для проведения отчуждения животных и изъятия продуктов животноводства при ликвидации очагов особо опасных болезней животных, произвести отчуждение животных и изъятие продуктов животноводства при участии вышеуказанной комиссии и оформить актом по форме, установленной согласно приложению N 2 к Правилам: организовать уничтожение изъятых животных и продуктов животноводства в соответствии с Ветеринарно-санитарными правилами сбора, утилизации и уничтожения биологических отходов, утвержденными Главным государственным ветеринарным инспектором Российской Федерации от 04.12.1995 N 13-7-2/469.

В период с 12.05.2017 по 24.05.2017 на территории птицефабрики силами сотрудников Управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Республике Татарстан производились действия по изъятию и уничтожению животных и продуктов животноводства (кур и яиц), принадлежащих обществу, о чем были составлены акты об отчуждении животных и изъятии продуктов животноводства при ликвидации очагов особо опасных болезней животных (от 17.05.2017, от 19.05.2017, от 23.05.2017 и от 30.05.2017).

В обоснование иска о возникновении ущерба на общую сумму 148 002 512 руб., истец ссылается на заключение оценочной организации - ООО "АФ "Аудитцентр" от 29.03.2019 N 7-1.

В соответствии с частью 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

В соответствии со статьей 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Федерации или муниципальным образованием.

С учетом требований части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по настоящему делу истец должен доказать наступление вреда (убытков), их размер, противоправность действий (бездействия) государственного органа и юридически значимую причинно-следственную связь между этими фактами.

В случаях эпидемий, эпизоотий и при иных обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер, имущество в интересах общества по решению государственных органов может быть изъято у собственника в порядке и на условиях, установленных законом, с выплатой ему стоимости имущества (реквизиция) (пункт 1 статьи 242 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно части 1 статьи 19 Закона Российской Федерации от 14.05.1993 N 4979-1 "О ветеринарии"( далее -Закон о ветеринарии) при ликвидации очагов особо опасных болезней животных по решениям высших исполнительных органов государственной власти субъектов РФ, принимаемым по представлениям государственных ветеринарных инспекторов, могут быть изъяты продукты животноводства с выплатой собственнику их стоимости за счет средств бюджета субъекта РФ и выдачей этому собственнику соответствующего документа о таком изъятии.

Высокопатогенный грипп птиц относится к особо опасным болезням животных и включен в Перечень заразных, в том числе особо опасных, болезней животных, по которым могут устанавливаться ограничительные мероприятия (карантин), утвержденный Приказом Минсельхоза России от 19.12.2011 N 476.

Правила отчуждения животных и изъятия продуктов животноводства при ликвидации очагов особо опасных болезней животных утверждены Постановлением Правительства РФ от 26.05.2006 N 310 (далее - Правила N 310).

Организация и проведение изъятия продуктов животноводства в целях предотвращения возникновения и ликвидации очагов особо опасных болезней животных осуществляются в порядке, установленном субъектом РФ (пункт 8 Правил N 310).

Согласно пункту 9 Правил N 310 юридические лица имеют право на возмещение ущерба, понесенного ими в результате изъятия продуктов животноводства, в размере их стоимости в соответствии с порядком расходования средств бюджета субъекта РФ, предусмотренных на эти цели.

Основанием для возмещения ущерба, понесенного юридическими лицами в результате изъятия продуктов животноводства, является наличие у них акта об отчуждении животных и изъятии продуктов животноводства при ликвидации очагов особо опасных болезней животных и копии решения руководителя исполнительного органа государственной власти субъекта РФ об организации и проведении изъятия продуктов животноводства (пункт 10 Правил N 310).

В соответствии с пунктом 11 Правил N 310 размер подлежащего возмещению ущерба, понесенного юридическими лицами в результате изъятия продуктов животноводства, определяется субъектом РФ на основании государственных регулируемых цен в случае, если таковые установлены. В остальных случаях размер указанного ущерба определяется на основании рыночной стоимости изъятых продуктов животноводства.

В рассматриваемом случае судом установлено, что публичный субъект, в том числе в целях поддержки лиц, осуществляющих животноводство, в условиях возникновения чрезвычайных обстоятельств (эпизоотии), принял на себя обязательство по компенсации собственникам изъятых у них животных и продуктов животноводства, определив конкретные основания и порядок предоставления такой компенсации.

К указанным основаниям отнесено наличие необходимых документов - копии решения уполномоченного органа и акта об отчуждении животных и продуктов животноводства при ликвидации очагов особо опасных болезней животных.

Указанная позиция подтверждена в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 29.05.2019 N 1489-О.

Суд первой инстанции, устанавливая фактические обстоятельства дела, оценив доказательства по делу и доводы участников спора, пришел к выводу о доказанности совокупности условий для частичного удовлетворения иска, исходя из следующего.

Уничтожение животных и изъятие продуктов животноводства, находившихся на территории птицефабрики осуществлялось в целях ликвидации очага высокопатогенного вируса гриппа птиц в соответствии с требованиями статьи 19 Закона о ветеринарии и Правилам отчуждения животных, вследствие названных мероприятий истцу должны быть возмещены убытки.

Согласно расчету, основанному истцом на представленном в обоснование иска отчете от 29.03.2019 N 7-1 об оценке рыночной стоимости животных и продуктов животноводства, принадлежащих обществу, рыночная стоимость объекта оценки составляет 148 002 512 рублей.

Судом с целью определения размера ущерба, причиненного истцу, по делу была назначена судебная экспертиза.

Согласно отчету эксперта от 26.11.2019 N 11687 рыночная стоимость движимого имущества - животных и продуктов животноводства, по состоянию на дату оценки - 17.05.2017, составляет - 96 850 339 руб.

По результатам дополнительной экспертизы был представлен отчет от 27.02.2020 N 11687.2, согласно которому эксперт пришел к выводу, что рыночная стоимость животных и продуктов животноводства, отчужденных у ООО "Птицекомплекс Лаишевский" по акту об отчуждении животных и изъятии продуктов животноводства при ликвидации очагов особо опасных болезней животных от 17.05.2017 на дату - 17.05.2017 составляет 98 793 791 руб.

Заключения экспертов признаны судом допустимым доказательством по делу, соответствующим статьям 86, 87 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Суд первой инстанции установил, что в результате проводимых мероприятий и в целях предотвращения распространения очагов особо опасных болезней животных истцу причинен ущерб вследствие неполучения компенсации за уничтоженную продукцию животноводства в размере 99 037 427 руб., с учетом представленных по делу экспертных заключений, в том числе: по заключению эксперта N 11687 - в размере 25 644 259 руб., по заключению эксперта N 11687.2 - в размере 73 393 168 руб., которые должны быть возмещены Республикой Татарстан в лице Главного управления ветеринарии Кабинета Министров Республики Татарстан за счет средств казны Республики Татарстан.

Апелляционная коллегия, согласившись с выводами суда первой инстанции, оставила без изменения принятое по иску решение.

Между тем, судебная коллегия не может согласиться с вышеназванными выводами суда по следующим основаниям.

Статья 18 Закона о ветеринарии, определяющая обязанности организаций и граждан, владельцев животных и производителей продуктов животноводства, указывает на то, что владельцы животных и производители продуктов животноводства обязаны:

- осуществлять хозяйственные и ветеринарные мероприятия, обеспечивающие предупреждение болезней животных и безопасность в ветеринарно-санитарном отношении продуктов животноводства, содержать в надлежащем состоянии животноводческие помещения и сооружения для хранения кормов и переработки продуктов животноводства, не допускать загрязнения окружающей среды отходами животноводства;

- соблюдать зоогигиенические и ветеринарно-санитарные требования при размещении, строительстве, вводе в эксплуатацию объектов, связанных с содержанием животных, переработкой, хранением и реализацией продуктов животноводства;

- предоставлять специалистам в области ветеринарии, являющимся уполномоченными лицами органов и организаций, входящих в систему Государственной ветеринарной службы Российской Федерации, по их требованию животных для осмотра, немедленно извещать указанных специалистов о всех случаях внезапного падежа или одновременного массового заболевания животных, а также об их необычном поведении;

- до прибытия специалистов в области ветеринарии, являющихся уполномоченными лицами органов и организаций, входящих в систему Государственной ветеринарной службы Российской Федерации, принять меры по изоляции животных, подозреваемых в заболевании;

- соблюдать установленные ветеринарно-санитарные правила перевозки и убоя животных, переработки, хранения и реализации продуктов животноводства;

- выполнять указания специалистов в области ветеринарии, являющихся уполномоченными лицами органов и организаций, входящих в систему Государственной ветеринарной службы Российской Федерации, о проведении мероприятий по профилактике болезней животных и борьбе с этими болезнями.

Статья 23 Закона о ветеринарии предусматривает ответственность за нарушение ветеринарного законодательства Российской Федерации, согласно которой должностные лица и граждане, виновные в нарушении ветеринарного законодательства Российской Федерации, несут дисциплинарную, административную, уголовную и иную ответственность в соответствии с настоящим Законом и другими актами законодательства Российской Федерации.

Наложение штрафов и других взысканий не освобождает виновных лиц от обязанности возместить ущерб в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

В соответствии с пунктом "з" части 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации осуществление мер по борьбе с катастрофами, стихийными бедствиями, эпидемиями, ликвидация их последствий находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Согласно подпункту 49.1 пункта 2 статьи 26.3 Федерального закона от 06.10.1999 N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" к полномочиям органов государственной власти субъекта Российской Федерации по предметам совместного ведения, осуществляемым данными органами самостоятельно за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации (за исключением субвенций из федерального бюджета), относится решение вопросов изъятия животных и (или) продуктов животноводства при ликвидации очагов особо опасных болезней животных на территории субъекта Российской Федерации, с возмещением стоимости изъятых животных и (или) продуктов животноводства.

В силу положений статей 15, 16, 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по делу должны быть представлены доказательства наступления вреда (убытков), их размер, противоправность действий (бездействия) государственного органа и юридически значимую, причинно-следственную связь между этими фактами.

Согласно пункту 2 статьи 1083 Гражданского кодекса Российской Федерации, в случае если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда, определяется размер возмещения.

Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 21.02.2008 N 120-О-О, комментируя использование такого понятия, как "грубая неосторожность", в качестве требования, которым должен руководствоваться суд при определении размера возмещения потерпевшему, указал на отсутствие неопределенности в содержании этой нормы, поскольку разнообразие обстоятельств, допускающих возможность уменьшения размера возмещения или отказа в возмещении, делает невозможным установление их исчерпывающего перечня в законе, а использование федеральным законодателем этой оценочной характеристики преследует цель эффективного применения нормы к неограниченному числу конкретных правовых ситуаций, что само по себе не может расцениваться как нарушение конституционных прав и свобод потерпевшего.

Вопрос о том, является ли неосторожность потерпевшего грубой небрежностью или простой неосмотрительностью, не влияющей на размер возмещения вреда, разрешается судом в каждом случае с учетом конкретных обстоятельств.

На основании названных норм права, в предмет доказывания по настоящему делу входят не только установление факта причинения вреда и его размер; противоправное поведение причинителя вреда; причинная связь между действиями причинителя вреда и наступившими последствиями; вина лица, причинившего вред, но и наличие или отсутствие грубой неосторожности потерпевшего в порядке пункта 2 статьи 1083 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Вывод суда относительно наличия или отсутствия грубой неосторожности потерпевшего в судебных актах отсутствует и не включен в предмет доказывания, по делу не дана правовая оценка указанным фактам, повлекшим причинение вреда.

В соответствии со статьей 1083 Гражданского кодекса Российской Федерации указанное лицо должно доказать, что принимало все зависящие от него меры для предотвращения (уменьшения) убытков.

При взыскании убытков истец должен быть поставлен в то положение, в котором он находился бы при обычном стечении обстоятельств и законопослушном поведении.

Реализация мероприятий по предупреждению и ликвидации заразных и иных болезней животных, включая сельскохозяйственных, домашних и других животных, обеспечение безопасности продуктов животноводства в ветеринарно-санитарном отношении, защита населения от болезней, общих для человека и животных, осуществление государственного ветеринарного надзора регулируется Законом о ветеринарии.

Судами при рассмотрении дела не учтены обстоятельства, исследованные по делу N А65-16719/2017, не дана правовая оценка действиям истца по соблюдению ветеринарных правил в соответствии с положениями статей 2, 19 Закона о ветеринарии, статей 15, 242, 1083 Гражданского кодекса Российской Федерации, с позиции вины и грубой неосторожности потерпевшего, не установлено, могли ли они повлечь за собой возникновение очага высокопатогенного вируса гриппа птиц, находившихся на территории птицефабрики, в целях ликвидации которого осуществлялось последующее отчуждение и изъятие продуктов животноводства, в результате которого возник заявленный по иску ущерб.

Разрешение вопроса о том, является ли обоснованным тот или иной размер компенсации вреда, заявленный по иску, требует установления и исследования фактических обстоятельств конкретного дела.

С учетом изложенного судебные акты подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении суду первой инстанции необходимо дать правовую оценку неисследованным при разрешении спора обстоятельствам, с учетом позиций сторон и третьих лиц, оценить их в совокупности и взаимной связи, после чего принять законное и обоснованное решение.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 3 части 1 статьи 287, статьями 286, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Поволжского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 18.03.2020 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.07.2020 по делу N А65-18805/2019 отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Республики Татарстан.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в порядке и сроки, установленные статьями 291.1., 291.2. Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий судья

М.З. Желаева

 

Судьи

А.В. Топоров
М.М. Сабиров

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Реализация мероприятий по предупреждению и ликвидации заразных и иных болезней животных, включая сельскохозяйственных, домашних и других животных, обеспечение безопасности продуктов животноводства в ветеринарно-санитарном отношении, защита населения от болезней, общих для человека и животных, осуществление государственного ветеринарного надзора регулируется Законом о ветеринарии.

Судами при рассмотрении дела не учтены обстоятельства, исследованные по делу N А65-16719/2017, не дана правовая оценка действиям истца по соблюдению ветеринарных правил в соответствии с положениями статей 2, 19 Закона о ветеринарии, статей 15, 242, 1083 Гражданского кодекса Российской Федерации, с позиции вины и грубой неосторожности потерпевшего, не установлено, могли ли они повлечь за собой возникновение очага высокопатогенного вируса гриппа птиц, находившихся на территории птицефабрики, в целях ликвидации которого осуществлялось последующее отчуждение и изъятие продуктов животноводства, в результате которого возник заявленный по иску ущерб."