Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 18 апреля 2022 г. N С01-262/2022 по делу N СИП-647/2021 Суд оставил без изменения решение суда первой инстанции о признании недействительным решения Роспатента, принятого по результатам рассмотрения возражения на отказ в государственной регистрации в качестве товарного знака обозначения, поскольку Роспатент расширил без какого-либо обоснования круг товаров, которые могут быть однородными

Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 18 апреля 2022 г. N С01-262/2022 по делу N СИП-647/2021

 

Резолютивная часть постановления объявлена 11 апреля 2022 г.

Полный текст постановления изготовлен 18 апреля 2022 г.

 

Президиум Суда по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего - председателя Суда по интеллектуальным правам Новоселовой Л.А.;

членов президиума: Данилова Г.Ю., Четвертаковой Е.С., Рассомагиной Н.Л.;

судьи-докладчика Мындря Д.И.;

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Цветковой П.А. -

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) на решение Суда по интеллектуальным правам от 13.12.2021 по делу N СИП-647/2021

по заявлению общества с ограниченной ответственностью "АЛЕДО" (ул. Цветочная, д. 18, литера Ж, пом. 8-Н (8), вн.тер.г. муниципальный округ Московская застава, Санкт-Петербург, 196006, ОГРН 1147847087673) о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности от 31.03.2021, принятого по результатам рассмотрения возражения на отказ в государственной регистрации в качестве товарного знака обозначения по заявке N 2017751518.

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью "АЛЕДО" - Медведев Д.В., Али М.З. (по доверенности от 27.01.2021);

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности - Светикова А.А. (по доверенности от 24.02.2022 N 04/32-395/41).

Президиум Суда по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью "АЛЕДО" (далее - общество) обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 31.03.2021, принятого по результатам рассмотрения возражения на отказ в государственной регистрации обозначения по заявке N 2017751518, и об обязании Роспатента зарегистрировать товарный знак в первоначально заявленном (цветном) виде в отношении уточненного перечня товаров и услуг (с учетом принятого судом первой инстанции уточнения оснований заявленных требований в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Решением Суда по интеллектуальным правам от 13.12.2021 требования общества удовлетворены. Признано недействительным решение административного органа от 31.03.2021, принятое по результатам рассмотрения возражения на отказ в государственной регистрации в качестве товарного знака обозначения по заявке N 2017751518 как не соответствующее требованиям пункта 6 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ). Суд обязал Роспатент зарегистрировать в качестве товарного знака обозначение по заявке N 2017751518 в отношении уточненного заявителем перечня товаров и услуг.

В кассационной жалобе, поданной в президиум Суда по интеллектуальным правам, ссылаясь на несоответствие содержащихся в решении суда первой инстанции выводов суда первой инстанции установленным обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, на неправильное применение норм материального и процессуального права, Роспатент просит отменить решение суда и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В президиум Суда по интеллектуальным правам поступил отзыв на кассационную жалобу, в котором общество просит оставить обжалуемый судебный акт без изменения, ссылаясь на его законность и обоснованность.

Представители общества и Роспатента приняли участие в судебном заседании посредством использования системы веб-конференции информационной системы "Картотека арбитражных дел" (онлайн-заседания).

Представитель административного органа настаивал на удовлетворении кассационной жалобы по изложенным в ней доводам.

Представитель общества возражал против удовлетворения кассационной жалобы по доводам, приведенным в отзыве.

Президиум Суда по интеллектуальным правам проверил законность обжалуемого судебного акта в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела и установил суд первой инстанции, общество 05.12.2017 обратилось в Роспатент с заявкой N 2017751518 на регистрацию в качестве товарного знака комбинированного обозначения "" в отношении следующих товаров и услуг Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ):

9-го класса "регуляторы освещения электрические; щиты коммутационные; экспонометры [измерители освещенности]; электропроводка";

11-го класса "лампочки для новогодних елок электрические; лампы для указателей поворота для транспортных средств; лампы дуговые; лампы лабораторные; лампы электрические; люстры; нити магниевые для осветительных приборов; патроны для ламп; патроны для электрических ламп; подсветки для аквариумов; приборы и установки осветительные; приборы осветительные для транспортных средств; приборы осветительные светодиодные; рассеиватели света; светильники; светильники напольные; светильники плафонные потолочные; системы осветительные для летательных аппаратов; стекло ламповое; трубки для ламп; трубки люминесцентные для освещения; фары для автомобилей; фары для транспортных средств; фонари карманные; фонари осветительные; электроды угольные для дуговых ламп";

40-го класса "работы монтажно-сборочные по заказу для третьих лиц";

42-го класса "проектирование спецэффектов; проектирование техническое в области светотехники; разработка и проектирование технических исследований".

Решением Роспатента от 26.03.2019 отказано в предоставлении правовой охраны спорному обозначению в качестве товарного знака в отношении товаров 9-го и 11-го классов МКТУ на основании подпункта 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ ввиду сходства заявленного обозначения с товарным знаком "" по свидетельству Российской Федерации N 560386, зарегистрированным 22.12.2015 с датой приоритета от 16.05.2014 в отношении идентичных либо однородных товаров.

Общество 26.07.2019 обратилось в административный орган с возражением на решение от 26.03.2019, в котором выразило несогласие с отказом в предоставлении правовой охраны заявленному обозначению в отношении товаров 9-го и 11-го классов МКТУ.

В возражении общество также уточнило перечень товаров, для которых просило предоставить правовую охрану заявленному обозначению применительно к следующим товарам:

9-го класса МКТУ "регуляторы освещения электрические, применяемые в области светотехники; щиты коммутационные, применяемые в области светотехники; экспонометры [измерители освещенности], применяемые в области светотехники; электропроводка, применяемая в области светотехники; все вышеперечисленные товары относятся к светотехнике, за исключением товаров, предназначенных для транспортных средств";

11-го класса МКТУ "лампочки для новогодних елок электрические; лампы дуговые, применяемые в области светотехники; лампы лабораторные; лампы электрические, применяемые в области светотехники; люстры; нити магниевые для осветительных приборов, применяемые в области светотехники; патроны для ламп, применяемые в области светотехники; патроны для электрических ламп, применяемые в области светотехники; подсветки для аквариумов; приборы и установки осветительные, применяемые в области светотехники; приборы осветительные светодиодные, применяемые в области светотехники; рассеиватели света, применяемые в области светотехники; светильники, применяемые в области светотехники; светильники напольные, применяемые в области светотехники; светильники плафонные потолочные, применяемые в области светотехники; стекло ламповое, применяемое в области светотехники; трубки для ламп, применяемые в области светотехники; трубки люминесцентные для освещения, применяемые в области светотехники; фонари осветительные, применяемые в области светотехники; электроды угольные для дуговых ламп, применяемые в области светотехники; все вышеперечисленные товары относятся к светотехнике, за исключением товаров, предназначенных для транспортных средств".

В возражении общество выразило готовность внести изменения в заявленное обозначение, представив его в черно-белой цветовой гамме.

Решением от 15.11.2019 Роспатент отказал в удовлетворении возражения общества, решение от 26.03.2019 было оставлено в силе.

Административный орган пришел к тому выводу, что сильным элементом в заявленном обозначении является словесный элемент "ledo", поскольку он графически (цветом) обособлен от первой буквы "а" и занимает большую часть пространства в обозначении. При этом в состав противопоставленного товарного знака также входит словесный элемент "LEDO", который выполняет его основную индивидуализирующую функцию.

С учетом изложенного Роспатент осуществил сравнение сильных элементов "ledo" / "LEDO" и пришел к выводу о том, что они являются фонетически и семантически тождественными, что обуславливает вывод о сходстве сравниваемых обозначения и товарного знака. Административный орган отметил, что незначительные графические различия сравниваемых обозначений не влияют на их восприятие в целом и потому не могут служить основанием для вывода об отсутствии сходства.

Ходатайство общества о внесении изменений в изображение заявленного обозначения путем замены его цветного исполнения черно-белым Роспатент признал не подлежащим удовлетворению ввиду изменения спорного обозначения по существу.

Анализируя приведенные обществом в ограниченном перечне товары 9-го класса МКТУ, административный орган констатировал, что они представляют собой разные виды электрооборудования, их узлы и детали, являются однородными товарам того же класса, для которых зарегистрирован противопоставленный товарный знак, поскольку соотносятся друг с другом как вид/род либо относятся к одной и той же соответствующей определенной родовой группе товаров, в силу чего имеют одно и то же назначение, связанное с обеспечением работы электросети и контроля за ее функционированием.

В части уточненного перечня товаров 11-го класса МКТУ в решении от 15.11.2019 Роспатент счел, что в данный перечень включены различные виды осветительных приборов, лампы и детали к ним, являющиеся однородными товарам этого же класса, для которых зарегистрирован противопоставленный товарный знак, так как относятся к той же родовой группе товаров и, независимо от области применения (для дома или для транспортных средств) могут производиться на тех же светотехнических и электроламповых заводах.

С учетом изложенного административный орган пришел к выводу о том, что представленное обществом ограничение перечня товаров не устраняет основания для признания их однородными.

Доводы общества о фактическом осуществлении им и правообладателем противопоставленного товарного знака разных видов экономической деятельности, об использовании им спорного обозначения в качестве коммерческого обозначения Роспатент отклонил как не опровергающие ранее сделанные выводы.

Суд по интеллектуальным правам в решении от 15.11.2019 по делу N СИП-135/2020, оставленным без изменения постановлением президиума Суда по интеллектуальным правам от 04.02.2021, признал недействительным решение Роспатента от 15.11.2019 как не соответствующее требованиям пункта 6 статьи 1483 ГК РФ; на административный орган возложена обязанность рассмотреть повторно возражение общества от 26.07.2019.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Дату решения Суда по интеллектуальным правам следует читать как "от 07.09.2020"

Суд первой инстанции признал недостаточно мотивированными и сделанными без оценки доводов возражения выводы Роспатента о том, что сильным элементом заявленного на регистрацию обозначения является словесный элемент "LEDO", а не словесный элемент "aledo", также указал, что выводы оспариваемого ненормативного правового акта необоснованно сделаны по результатам сравнения словесных элементов "ledo" и "LEDO", а не "aledo" и "LEDO".

На основании сказанного суд первой инстанции критически оценил выводы административного органа о наличии сходства между заявленным обозначением и противопоставленным товарным знаком и подчеркнул необходимость установления конкретной степени сходства с учетом совпадающих и отличающихся элементов, что наряду со степенью однородности товаров позволит решить вопрос о наличии или отсутствии вероятности смешения между сравниваемыми обозначениями.

Оценивая выводы Роспатента об однородности товаров, для которых испрашивается правовая охрана заявленному обозначению и которые перечислены в свидетельстве на противопоставленный товарный знак, суд первой инстанции отметил, что они относятся к одинаковым классам МКТУ, однако это само по себе не влияет на оценку однородности товаров, поскольку она должна осуществляться на основании определенных критериев, установленных Правилами составления, подачи и рассмотрения документов, являющихся основанием для совершения юридически значимых действий по государственной регистрации товарных знаков, знаков обслуживания, коллективных знаков, утвержденными приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 20.07.2015 N 482 (далее - Правила N 482), и выработанных правоприменительной практикой методологических подходов.

Суд первой инстанции пришел к тому выводу, что административный орган не провел надлежащий анализ однородности товаров, в частности не исследовал их функциональное назначение, в то время как назначение товаров является значимым критерием, исходя из которого определяется круг потребителей и определяется возможность их деления на две группы: товары широкого потребления и товары производственно-технического назначения.

Суд первой инстанции также указал, что из оспариваемого решения Роспатента не усматривается, каким образом административный орган классифицировал сравниваемые товары и к какой группе товаров он их отнес (к товарам широкого потребления или к товарам производственно-технического назначения).

На основании изложенного суд первой инстанции констатировал, что Роспатент расширил без какого-либо обоснования круг товаров, которые могут быть однородными.

Суд первой инстанции не согласился с позицией административного органа о невозможности внесения изменений в графическое исполнение входящего в состав заявленного обозначения словесного элемента "aledo" и подчеркнул неправильное применение Роспатентом положений пункта 2 статьи 1500, пункта 2 статьи 1497 ГК РФ, в том числе то, что административный орган не учел положения подпункта 2 пункта 5 Рекомендаций по отдельным вопросам экспертизы заявленных обозначений, утвержденных приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 23.03.2001 N 39.

Суд первой инстанции констатировал существенное нарушение Роспатентом процедуры рассмотрения возражения общества, признал оспариваемое решение недействительным и обязал административный орган повторно рассмотреть возражение общества, поскольку при рассмотрении возражения Роспатент нарушил положения пункта 4.3 Правил подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, утвержденных приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 22.04.2003 N 56, и не обеспечил условия для полного и объективного рассмотрения административного дела.

По результатам повторного рассмотрения возражения общества Роспатент вынес решение от 31.03.2021, которым вновь отказал в удовлетворении возражения и оставил в силе решение о регистрации спорного обозначения (в части отказа в регистрации).

Административный орган пришел к выводу о том, что сильными элементами сравниваемых обозначений, которые несут в себе основную функцию индивидуализации и на которые падает логическое ударение, являются словесные элементы "ledo" / "LEDO".

Роспатент указал, что словесный элемент "ledo" спорного обозначения, обладающий большей степенью насыщенности, занимает доминирующую часть пространства в знаке за счет его выделения темно-серым цветом, в связи с чем именно на нем будет акцентироваться внимание потребителя при восприятии указанного обозначения. При этом буква "а", входящая в состав заявленного обозначения, является его слабым элементом, поскольку обладает высокой степенью светлоты и низкой степенью насыщенности, за счет чего при восприятии названного обозначения может быть воспринята потребителем в качестве неопределенного артикля, употребляемого в английском языке ("а ledo").

Как заявил Роспатент, сильным элементом противопоставленного товарного знака является его единственный словесный элемент "LEDO", который занимает большую часть пространства в знаке, акцентируя на себе внимание потребителя при восприятии данного товарного знака.

При этом, с точки зрения административного органа, сильные элементы сравниваемых обозначений, которые несут в себе основную функцию индивидуализации (словесные элементы "ledo" / "LEDO"), являются тождественными по фонетическому и семантическому признакам сходства, в том числе за счет совпадения понятий и идей, заложенных в сравниваемые обозначения.

Как установил Роспатент, в переводе с испанского языка указанный словесный элемент имеет значение "багульник; веселый, радостный, ликующий", в переводе с португальского языка - "веселый, довольный".

Графические отличия сравниваемых обозначений, как утверждал Роспатент, не влияют на вывод о сходстве сравниваемых обозначений в целом в силу их фонетического и семантического тождества.

Степень сходства сравниваемых обозначений административный орган определил как высокую.

По вопросу однородности товаров Роспатент указал, что товары 9-го класса МКТУ "регуляторы освещения электрические, применяемые в области светотехники; щиты коммутационные, применяемые в области светотехники; экспонометры [измерители освещенности], применяемые в области светотехники; электропроводка, применяемая в области светотехники; все вышеперечисленные товары относятся к светотехнике, за исключением товаров, предназначенных для транспортных средств", в отношении которых испрашивается правовая охрана спорному обозначению, являются однородными товарам того же класса МКТУ "жилы идентификационные для электрических проводов; измерители; кабели электрические; приборы регулирующие электрические; провода электрические; регуляторы для защиты от перенапряжения; электропроводка", для которых предоставлена правовая охрана противопоставленному товарному знаку.

Названный вывод административного органа мотивирован тем, что сравниваемые товары 9-го класса МКТУ принадлежат к одному роду товаров (электрооборудование, его узлы и детали), имеют одно назначение (обеспечение функционирования электросети, контроль за ним), а также один круг потребителей.

Роспатент отметил, что товары 11-го класса МКТУ "лампочки для новогодних елок электрические; лампы дуговые, применяемые в области светотехники; лампы лабораторные; лампы электрические, применяемые в области светотехники; люстры; нити магниевые для осветительных приборов, применяемые в области светотехники; патроны для ламп, применяемые в области светотехники; патроны для электрических ламп, применяемые в области светотехники; подсветки для аквариумов; приборы и установки осветительные, применяемые в области светотехники; приборы осветительные светодиодные, применяемые в области светотехники; рассеиватели света, применяемые в области светотехники; светильники, применяемые в области светотехники; светильники напольные, применяемые в области светотехники; светильники плафонные потолочные, применяемые в области светотехники; стекло ламповое, применяемое в области светотехники; трубки для ламп, применяемые в области светотехники; трубки люминесцентные для освещения, применяемые в области светотехники; фонари осветительные, применяемые в области светотехники; электроды угольные для дуговых ламп, применяемые в области светотехники; все вышеперечисленные товары относятся к светотехнике, за исключением товаров, предназначенных для транспортных средств", в части которых испрашивается правовая охрана спорному обозначению, являются однородными товарам того же класса МКТУ "лампы для указателей поворота для автомобилей; лампы для указателей поворота для транспортных средств; приборы осветительные для транспортных средств; фары для автомобилей; фары для транспортных средств; фонари для автомобилей; фонари для велосипедов; фонари для мотоциклов; фонари для транспортных средств", для которых предоставлена правовая охрана противопоставленному товарному знаку.

Данный вывод мотивирован тем, что сравниваемые товары 11-го класса МКТУ принадлежат к одному роду товаров (осветительные приборы, лампы и детали к ним), имеют один круг потребителей, а также могут производиться на одних и тех же светотехнических и электроламповых заводах независимо от области их применения для дома или транспортных средств.

Приняв во внимание высокую степени сходства сравниваемых обозначений и однородность вышеперечисленных товаров, Роспатент констатировал, что существует высокая вероятность их смешения в гражданском обороте в отношении товаров 9, 11-го классов МКТУ, маркированных упомянутыми обозначениями.

На основании изложенного административный орган пришел к выводу о том, что регистрация спорного обозначения в качестве товарного знака в отношении товаров 9, 11-го классов МКТУ будет противоречить требованиям подпункта 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ.

Несогласие с приведенными выводами Роспатента послужило основанием для обращения общества в Суд по интеллектуальным правам с требованием о признании решения от 31.03.2021 недействительным и о регистрации спорного обозначения в качестве товарного знака в виде, указанном в заявке (в цветном исполнении).

Требование заявителя аргументировано тем, что спорное обозначение не является сходным с противопоставленным товарным знаком. Сходство обозначений и однородность товаров Роспатент установил с нарушением существующих методологических подходов и указаний Суда по интеллектуальным правам по делу N СИП-135/2020.

Суд первой инстанции рассмотрел дело по правилам главы 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, предусматривающей проверку полномочий органа, принявшего оспариваемый ненормативный правовой акт, и соответствие оспариваемого акта требованиям законодательства.

При проверке законности оспариваемого ненормативного правового акта суд первой инстанции руководствовался подпунктом 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ, пунктами 41, 42, 45 Правил N 482, принял во внимание разъяснения, содержащиеся в пункте 162 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление Пленума N 10).

Суд первой инстанции, проверил выводы Роспатента, самостоятельно сравнил с позиций рядового потребителя товаров 9-го и 11-го классов МКТУ спорное обозначение с противопоставленным товарным знаком, и не согласился с выводами административного органа, изложенными в оспариваемом решении от 31.03.2021.

Суд первой инстанции пришел к выводу о низкой степени сходства сравниваемых обозначений ввиду наличия определенной степени сходства по фонетическому критерию, обусловленной вхождением словесного элемента "LEDO" из противопоставленного товарного знака в качестве буквосочетания в словесный элемент "aledo" спорного обозначения. При этом суд учел, что в рамках дела N СИП-135/2020 Суд по интеллектуальным правам не ставил под сомнение вывод Роспатента о восприятии словесного элемента противопоставленного товарного знака как "LEDO" ("ледо").

Суд первой инстанции счел ошибочным вывод административного органа о восприятии словесного элемента спорного обозначения как "a ledo", т.е. как фонемы, обладающей семантическим значением в испанском, португальском и литовском языках, с неопределенным артиклем из английского языка, поскольку данный вывод основывался только на выделении цветом первой буквы в спорном словесном элементе.

Оценив спорное обозначение с позиций рядового потребителя и принимая во внимание известный невысокий уровень знаний рядовым российским потребителем вышеуказанных иностранных языков, что подтверждено представленными обществом сведениями Всероссийской переписи населения 2010 года, суд первой инстанции констатировал, что спорный словесный элемент воспринимается в качестве одного слова "aledo", двухцветное выполнение которого воспринимается как графическая проработка товарного знака, не влияющая на фонетику и семантику такого слова, либо как выделение цветом ударной гласной (гласного звука в ударном слоге), принятое при фонетическом разборе слова.

Как определил суд первой инстанции, то обстоятельство, что при фонетическом разборе слов русского языка ударные гласные принято выделять красным цветом, а зеленым - мягкие согласные, не дезавуирует соответствующего вывода, поскольку восприятие средства индивидуализации товаров и услуг основано на общем впечатлении рядового потребителя, а не на знаниях из областей филологии, фонетики, лингвистики и т.п.

По изложенным мотивам суд первой инстанции признал ошибочным вывод Роспатента о сходстве сравниваемых обозначения и товарного знака по фонетическому критерию. Суд первой инстанции отметил, что, вопреки мнению административного органа, применительно к вышеперечисленным товарам 9-го и 11-го классов МКТУ сравниваемые обозначения не воспринимаются рядовым потребителем как фонемы испанского, португальского, литовского и отчасти английского языков в значениях "багульник" и/или "веселый, довольный", и/или "лед" в связке с неопределенным артиклем. Напротив, более вероятным представляется то, что применительно к товарам 9-го и 11-го классов МКТУ, для которых зарегистрирован противопоставленный товарный знак и испрашивается правовая охрана для спорного обозначения, а также связанные с ними услуги 40-го и 42-го классов МКТУ, сравниваемые обозначения будут восприниматься рядовым потребителем соответствующих товаров и услуг как "обыгрывание" термина "led" (light-emitting diode) - светодиод. Однако Роспатент не мотивировал данным обстоятельством свои выводы о неохраноспособности спорного обозначения.

Суд первой инстанции указал на противоречивость изложенных в оспариваемом решении выводов административного органа и приведенных в суде его доводов, основанных на одновременном применении лингвистических знаний, имеющих отношение к нескольким языкам, в том числе не являющихся родственными, без учета уровня знаний языков российскими потребителями и без принятия мер к установлению вероятных ассоциативных связей современных средних потребителей (адресатов конкретных товаров) в Российской Федерации в части конкретного обозначения.

С точки зрения изложенного суд первой инстанции констатировал отсутствие оснований для вывода о наличии сходства по семантическому критерию и/или по гипотетически допустимому влиянию такого критерия на общий вывод о возможности смешения сравниваемых обозначений.

Суд первой инстанции отметил, что выводы, сделанные при сопоставлении спорного обозначения и противопоставленного товарного знака по графическому критерию, не повлияли на общий вывод об их сходстве.

Как подчеркнул суд первой инстанции, в оспариваемом решении от 31.03.2021 Роспатент указал, что некоторые действительно имеющиеся у сравниваемых знаков отличия, а именно по цветовому и шрифтовому исполнению, по количеству слогов, звуков, букв и составу звуков и букв в связи с отсутствием буквы "а" в противопоставленном товарном знаке, по внешней форме и пространственному положению изобразительных элементов, играют всего лишь второстепенную роль при восприятии этих знаков в целом. В отзыве на заявление общества административный орган обратил внимание на то, что графические отличия не влияют на вывод о сходстве сравниваемых обозначений в целом в силу их фонетического и семантического тождества.

С учетом такой позиции Роспатента суд первой инстанции пришел к выводу о том, что по визуальному критерию существующие различия сравниваемых обозначения и знака (различия в шрифтах, в цветовом и композиционном решениях, в наличии несовпадающих графических элементов) "перевешивают" то обстоятельство, что в обоих обозначениях словесные элементы выполнены буквами английского алфавита (латиница). Как следствие, суд не усмотрел значимого сходства по графическому критерию для целей определения вероятности смешения применительно к подпункту 2 пункту 6 статьи 1483 ГК РФ.

Оценив выводы административного органа, сделанные по результатам сравнения однородности товаров 9-го и 11-го классов МКТУ, для которых испрашивается правовая охрана спорного обозначения, с товарами этих же классов МКТУ, в отношении которых зарегистрирован противопоставленный товарный знак, суд первой инстанции признал, что Роспатент проигнорировал указания Суда по интеллектуальным правам в решении от 07.09.2020 по делу N СИП-135/2020, согласно которому административному органу надлежало определить, относятся ли сравниваемые товары к товарам широкого потребления или к товарам производственно-технического назначения.

Суд первой инстанции установил, что отношение вышеперечисленных товаров заявителя к товарам производственно-технического назначения, а товаров правообладателя противопоставленного товарного знака к товарам широкого потребления свидетельствует о различном круге потребителей таких товаров и, таким образом, о более низкой вероятности возникновения у потребителей представления о принадлежности этих товаров одному изготовителю (пункт 45 Правил N 482), в связи с чем степень их однородности является низкой.

Суд первой инстанции также принял во внимание довод общества о бесконфликтном длительном сосуществовании в гражданском обороте маркируемых сравниваемыми обозначениями товаров, который, вопреки требованиям части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Роспатент опроверг.

На основании изложенного суд первой инстанции пришел к тому выводу, что оспариваемый ненормативный правовой акт не соответствует требованиям подпункта 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ и нарушает права и законные интересы общества.

Исходя из разъяснений пункта 138 Постановления Пленума N 10 с учетом того, что позиция Роспатента по вопросу охраноспособности спорного обозначения является определенно выраженной, и на эту оценку фактически не повлиял результат рассмотрения Судом по интеллектуальным правам дела N СИП-135/2020, суд первой инстанции обязал административный орган произвести регистрацию спорного обозначения по заявке N 2017751518 (в первоначально заявленном двухцветном исполнении) в качестве товарного знака в отношении уточненного заявителем перечня товаров и услуг.

При рассмотрении дела в порядке кассационного производства президиум Суда по интеллектуальным правам на основании части 2 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации проверил соблюдение судом первой инстанции норм процессуального права, нарушение которых является в соответствии с частью 4 статьи 288 названного Кодекса основанием для отмены судебного акта в любом случае, и таких нарушений не выявил.

Исследовав доводы, изложенные в кассационной жалобе, президиум Суда по интеллектуальным правам установил, что ее заявитель не оспаривает выводы суда первой инстанции о полномочиях Роспатента на вынесение оспариваемого решения и о применимом законодательстве.

Поскольку в силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции проверяет законность обжалуемых судебных актов в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе, решение суда первой инстанции в части вышеназванных выводов не проверяется.

В кассационной жалобе Роспатент выражает несогласие с выводом суда первой инстанции о низкой степени сходства сравниваемых обозначений. По мнению административного органа, указанный вывод суд сделал при неправильном применении положений пункта 41 Правил N 482.

Как полагает Роспатент, словесный элемент "ledo" заявленного обозначения обладает большей степенью насыщенности, занимает доминирующую часть пространства за счет его выделения темно-серым цветом, в связи с чем при восприятии оспариваемого обозначения именно на данном словесном элементе будет акцентироваться внимание потребителя. При этом буква "a", входящая в состав заявленного обозначения, является его слабым элементом, поскольку обладает высокой степенью светлоты и низкой степенью насыщенности, ввиду чего при восприятии спорного обозначения может быть воспринята потребителем в качестве неопределенного артикля, употребляемого в английском языке ("a ledo"). Кроме того, административный орган счел правильным вывод о том, что сравниваемые обозначения являются тождественными по фонетическому и семантическому признакам сходства, так как содержат в своем составе совпадающие словесные элементы "ledo" / "LEDO", в которых заложены одинаковые понятия и идеи. Графические отличия между обозначением и противопоставленным товарным знаком не влияют на вывод о сходстве сравниваемых обозначений в целом в силу их фонетического и семантического тождества.

С точки зрения Роспатента, его позиция о сходстве спорного обозначения и противопоставленного товарного знака соответствует нормам пункта 41 Правил N 482, поскольку обозначения ассоциируются друг с другом в целом.

Административный орган полагает необоснованным вывод суда первой инстанции о низкой степени однородности сравниваемых товаров 9, 11-го классов МКТУ. Указание суда на то, что товары, в отношении которых испрашивается правовая охрана спорному обозначению, принадлежат к товарам производственно-технического назначения, а товары, в отношении которых предоставлена правовая охрана противопоставленному товарному знаку, - к товарам широкого потребления, Роспатент считает сделанным при неправильном применении положений подпункта 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ.

По мнению административного органа, суд первой инстанции не учел, что согласно пункту 45 Правил N 482 вывод об однородности товаров делается по результатам анализа по признакам однородности товаров, которые подразделяются на основные и вспомогательные. При этом к основным признакам относятся: род (вид) товаров; назначение товаров; вид материала, из которого изготовлены товары. Основные признаки однородности товаров могут учитываться как каждый в отдельности, так и в совокупности один с другим и со вспомогательными признаками.

Президиум Суда по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, рассмотрев доводы, содержащиеся в кассационной жалобе и в отзыве на нее, выслушав представителей общества и Роспатента, явившихся в судебное заседание, проверив в порядке, предусмотренном статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемом судебном акте, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, пришел к следующим выводам.

В силу подпункта 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с товарными знаками других лиц, охраняемыми в Российской Федерации, в том числе в соответствии с международным договором Российской Федерации, в отношении однородных товаров и имеющими более ранний приоритет.

Исходя из пункта 44 Правил N 482 комбинированные обозначения сравниваются с комбинированными обозначениями и с теми видами обозначений, которые входят в состав проверяемого комбинированного обозначения как элементы.

При определении сходства комбинированных обозначений используются признаки, указанные в пунктах 42 и 43 Правил N 482, а также исследуется значимость положения, занимаемого тождественным или сходным элементом в заявленном обозначении.

Согласно пункту 42 Правил N 482 словесные обозначения сравниваются со словесными обозначениями и с комбинированными обозначениями, в композиции которых входят словесные элементы.

Сходство словесных обозначений оценивается по звуковым (фонетическим), графическим (визуальным) и смысловым (семантическим) признакам.

Названные признаки учитываются как каждый в отдельности, так и в различных сочетаниях.

Как следует из пункта 45 Правил N 482, при установлении однородности товаров определяется принципиальная возможность возникновения у потребителя представления о принадлежности этих товаров одному изготовителю.

При этом принимаются во внимание род, вид товаров, их потребительские свойства, функциональное назначение, вид материала, из которого они изготовлены, взаимодополняемость либо взаимозаменяемость товаров, условия и каналы их реализации (общее место продажи, продажа через розничную либо оптовую сеть), круг потребителей и другие признаки. Вывод об однородности товаров делается по результатам анализа перечисленных признаков в их совокупности в том случае, если товары или услуги по причине их природы или назначения могут быть отнесены потребителями к одному и тому же источнику происхождения (изготовителю).

Таким образом, основополагающим является вопрос о том, могут ли сравниваемые товары быть отнесены потребителем к одному источнику происхождения.

Именно для этой цели исследуются род и вид товаров, их функциональное назначение, вид материала, из которого они сделаны, их взаимодополняемость и взаимозаменяемость, каналы реализации таких товаров и круг их потребителей.

Президиум Суда по интеллектуальным правам полагает, что при принятии обжалуемого решения суд первой инстанции правильно применил вышеприведенные нормы материального права и учел разъяснения, содержащиеся в пункте 162 Постановления Пленума N 10.

В отношении доводов кассационной жалобы о том, что суд первой инстанции сделал неправильные выводы по результатам оценки спорного обозначения и противопоставленного товарного знака на предмет их сходства, президиум Суда по интеллектуальным правам отмечает, что как суд кассационной инстанции он проверяет не результаты оценки фактических обстоятельств, а соблюдение судом первой инстанции методологии установления сходства (определение Верховного Суда Российской Федерации от 02.02.2017 N 309-ЭС16-15153).

По мнению президиума Суда по интеллектуальным правам, проверяя законность и обоснованность выводов административного органа, изложенных в оспариваемом ненормативном правовом акте, суд первой инстанции осуществил самостоятельный анализ спорного обозначения и противопоставленного товарного знака с соблюдением методологии установления их сходства. Сравнение проведено по всем критериям сходства и сделан мотивированный вывод о низкой степени сходства обозначений. Несогласие с выводами Роспатента о высокой степени их сходства суд первой инстанции аргументировал как по каждому из критериев сравнения, так и с точки зрения общего впечатления с позиции обычного потребителя.

При этом суд первой инстанции учел выводы, сделанные в отношении имеющих значение для дела обстоятельств, содержащиеся в судебных актах по делу N СИП-135/2020 (часть 1 статьи 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Несогласие заявителя кассационной жалобы с позицией суда первой инстанции в части однородности сравниваемых товаров, с точки зрения президиума Суда по интеллектуальным правам, основано на неправильном понимании норм материального права и правовых подходов высшей судебной инстанции.

В нарушение части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела в суде первой инстанции и в кассационной жалобе Роспатент не пояснил, по какой причине он не учел при повторном рассмотрении возражения, что в зависимости от круга потребителей товары могут быть разделены на две группы: товары широкого потребления и товары производственно-технического назначения.

В отношении товаров широкого потребления при оценке однородности товаров целесообразно применять более строгий подход, чем в отношении товаров производственно-технического назначения. Потребители товаров широкого потребления приобретают данные товары, как правило, от случая к случаю, поэтому вероятность смешения в такой ситуации является более высокой.

В части товаров производственно-технического назначения вероятность смешения может быть меньшей, так как эти товары предназначены для ограниченного круга потребителей, включающего специалистов, которым обычно известны изготовители продукции в соответствующей отрасли.

К товарам производственно-технического назначения относятся промышленное оборудование, приборы, сырьевые материалы и т.п.

При этом в пункте 7.2.1.2 действующего в настоящее время Руководства по осуществлению административных процедур и действий в рамках предоставления государственной услуги по государственной регистрации товарного знака, знака обслуживания, коллективного знака и выдаче свидетельств на товарный знак, знак обслуживания, коллективный знак, их дубликатов, утвержденного Приказом Федеральной службы по интеллектуальной собственности, федерального государственного бюджетного учреждения "Федеральный институт промышленной собственности" от 20.01.2020 N 12, отражен аналогичный подход.

Из кассационной жалобы Роспатента не усматривается аргументированного несогласия с выводами суда первой инстанции, указавшего как на необходимость следования административного органа принципу правовой определенности с учетом собственно выработанной и официально закрепленной практики, так и на игнорирование Роспатентом при повторном рассмотрении возражения выводов, сделанных в судебных актах по делу N СИП-135/2020 (часть 1 статьи 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Суд первой инстанции также правомерно отметил изложенную в пункте 138 Постановления Пленума N 10 правовую позицию и аргументировал выбор восстановительной меры.

Принимая во внимание, что Роспатент уже дважды рассматривал возражение общества, произведя полную оценку доводов и возражений участвующих в деле лиц и сделав мотивированные и соответствующие закону выводы о несоответствии оспариваемого решения нормам подпункта 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ, суд первой инстанции возложил на административный орган обязанность зарегистрировать в качестве товарного знака обозначение по заявке N 2017751518 в отношении уточненного заявителем перечня товаров и услуг.

Названные в кассационной жалобе доводы, по существу, повторяют аргументы Роспатента, перечисленные при рассмотрении дела в суде первой инстанции и получившие правовую оценку.

Доводы кассационной жалобы административного органа направлены на переоценку выводов суда первой инстанции и не свидетельствуют о неправильном применении судом норм материального и процессуального права либо о наличии выводов, не соответствующих обстоятельствам дела.

Президиум Суда по интеллектуальным правам полагает, что суд первой инстанции верно определил круг обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора и подлежащих исследованию, проверке и установлению по делу, правильно применил законы и иные нормативные акты, регулирующие спорные правоотношения, дал оценку всем имеющимся в материалах дела доказательствам с соблюдением требований процессуального законодательства.

С учетом изложенного президиум Суда по интеллектуальным правам пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения кассационной жалобы. Решение суда первой инстанции отмене не подлежит.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Суда по интеллектуальным правам

ПОСТАНОВИЛ:

решение Суда по интеллектуальным правам от 13.12.2021 по делу N СИП-647/2021 оставить без изменения, кассационную жалобу Федеральной службы по интеллектуальной собственности - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

 

Председательствующий

Л.А. Новоселова

 

Члены президиума

Г.Ю. Данилов

 

 

Е.С. Четвертакова

 

 

Н.Л. Рассомагина

 

 

Д.И. Мындря

 

Роспатент отказался зарегистрировать товарный знак (ТЗ) "aledo" для осветительных приборов и деталей к ним из-за сходства с обозначением "ledo" для светового оборудования автомобилей. По мнению госоргана, словесный элемент "ledo" в спорном ТЗ графически обособлен от первой буквы "а", воспринимается отдельно и акцентирует на себе внимание потребителя. Сравниваемые товары принадлежат к одному роду, имеют одно назначение и круг потребителей. Однако Суд по интеллектуальным правам пришел к выводу о низкой степени сходства сравниваемых обозначений и обязал Роспатент зарегистрировать знак.

Словесный элемент "aledo" воспринимается как одно слово, двухцветное выполнение которого воспринимается как графическая проработка товарного знака. Значимого сходства по графическому критерию суд не усмотрел.

Роспатент необоснованно расширил круг товаров, которые могут быть однородными. Товары противопоставленного ТЗ относятся к товарам широкого потребления, а товары заявителя имеют производственно-техническое назначение для ограниченного круга специалистов, которым обычно известны изготовители. Это снижает степень их однородности и вероятность смешения.