Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 18 июня 2014 г. N Ф08-4045/14 по делу N А53-12776/2013

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 18 июня 2014 г. N Ф08-4045/14 по делу N А53-12776/2013

 

г. Краснодар

 

18 июня 2014 г.

Дело N А53-12776/2013

 

Резолютивная часть постановления объявлена 10 июня 2014 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 18 июня 2014 г.

 

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Гиданкиной А.В., судей Андреевой Е.В. и Денека И.М., при участии в судебном заседании от администрации города Новошахтинска Ростовской области - Абариновой М.Д. (доверенность от 27.03.2014), от кредитора - общества с ограниченной ответственностью "Частная охранная организация "Гелиос"" - Колкатинова А.А. (доверенность от 09.01.2014), в отсутствие должника - открытого акционерного общества "Новошахтинский механический завод", иных лиц, участвующих в деле о банкротстве, надлежаще извещенных о времени и месте судебного заседания, в том числе путем размещения информации на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, рассмотрев кассационную жалобу администрации города Новошахтинска Ростовской области на постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.04.2014 по делу N А53-12776/2013 (судьи Шимбарева Н.В., Николаев Д.В., Сулименко Н.В.), установил следующее.

Администрация города Новошахтинска Ростовской области (далее -администрация) обратилась в Арбитражный суд Ростовской области с заявлением о включении в реестр требований кредиторов ОАО "Новошахтинский механический завод" (далее - должник) задолженности в сумме 5 238 тыс. рублей (уточненные требования).

Определением суда от 27.12.2013 (судья Глухова В.В.) требование администрации в размере 5 238 тыс. рублей включено в третью очередь реестра требований кредиторов должника. Судебный акт мотивирован тем, что данное требование подтверждается представленными в материалы обособленного спора документами. Суд сделал вывод об отсутствии признаков, свидетельствующих о ничтожности договоров (частей договоров).

Постановлением апелляционного суда от 22.04.2014, определение суда от 27.12.2013 в части установления требований администрации в размере 3 340 тыс. рублей отменено, в данной части в удовлетворении заявления администрации отказано. Судебный акт мотивирован следующим. При толковании дополнительного соглашения N 1 апелляционный суд сделал вывод о том, что задолженность должника перед администрацией была прощена при соблюдении им определенных условий. Апелляционный суд признал ничтожным пункт 3.3 дополнительного соглашения N 1, поскольку выполнение или невыполнение должником пункта 2.2 дополнительного соглашения N 1 зависит от воли должника (одной из сторон сделки), и сделал вывод о том, что признание судом ничтожными определенных пунктов договора не влечет недействительность всей остальной сделки, поскольку она могла быть совершена и без включения недействительной ее части.

В кассационной жалобе администрация просит отменить постановление апелляционного суда от 22.04.2014 в части отказа в удовлетворении заявления, определение суда первой инстанции от 27.12.2013 оставить в силе. По мнению администрации, дополнительное соглашение от 02.02.2005 N 1 не поименовано в качестве соглашения о прощении долга и не содержит четко выраженной воли администрации (кредитора), направленной на освобождение должника от лежащих на нем обязанностей и на отказ сохранить за собой право требования к должнику в какой-либо части. Списание администрацией части задолженности в сумме 3 340 тыс. рублей было возможно лишь при соблюдении должником условий данного соглашения. Суды установили, что условия пункта 2.2 соглашения должником не соблюдены, что в соответствии с пунктом 3.3 данного дополнительного соглашения послужило основанием для реализации администрацией права на одностороннее расторжение этого соглашения и предъявления требования о возврате задолженности. По мнению администрации, при вынесении обжалуемого постановления апелляционным судом неправильно истолкована и применена статья 157 Гражданского кодекса Российской Федерации, закон не предусматривает возможности признать одно из условий договора ничтожным вследствие того, что оно не соответствует требованиям, предъявляемым к отменительным либо отлагательным условиям. Ссылается на постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.11.2012 N 7454/12.

В возражениях на кассационную жалобу временный управляющий Шарников В.В. просит изменить постановление апелляционного суда в части отказа в удовлетворении заявления администрации об установлении задолженности в сумме 3 340 тыс. рублей и включению ее в реестр требований кредиторов должника и принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований в указанной части.

В отзыве на кассационную жалобу кредитор - ООО "Частная охранная организация "Гелиос"" просит постановление апелляционного суда от 22.04.2014 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

В судебном заседании представители администрации и ООО "Частная охранная организация "Гелиос"" поддержали доводы жалобы и отзыва.

Изучив материалы дела, оценив доводы кассационной жалобы, отзыва и возражений на жалобу, выслушав пояснения представителей участвующих в заседании лиц, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что кассационная жалоба подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

Как следует из материалов дела, администрация обратилась с требованиями о включении в реестр требований кредиторов должника задолженности в размере 5 238 тыс. рублей, основанной на неисполнении обязательств по договорам от 12.04.2000 N 7, от 29.12.2000 N 1, от 31.03.2003 N 1 о финансировании проектов по созданию новых рабочих мест в рамках программ реинвестирования средств господдержки, заключенным администрацией и должником.

Дополнительным соглашением от 02.02.2005 N 1 (далее - соглашение, дополнительное соглашение N 1) к договорам от 12.04.2000 N 7, от 29.12.2000 N 1, от 31.03.2003 N 1 стороны договорились о списании администрацией 50% задолженности исполнителя (должника) по указанным договорам в сумме 3 340 тыс. рублей. Исполнитель обязан за счет списания части задолженности обеспечить регулярное повышение уровня оплаты труда трудящихся, составляющего 2464 рубля в месяц на 01.10.2004, в размерах не ниже темпов увеличения прожиточного минимума для работающего населения области, сохранять численность трудящихся промышленного и производственного персонала, которая на 01.10.2004 составляет 194 человека (пункт 2.2 дополнительного соглашения N 1) на протяжении всего срока действия дополнительного соглашения и договоров о финансировании (до полного возврата средств государственной поддержки исполнителем).

Согласно пункту 3.3 дополнительного соглашения при нарушении исполнителем обязательств, указанных в пункте 2.2 соглашения, администрация вправе в одностороннем порядке расторгнуть дополнительное соглашение и потребовать возврата списанной задолженности.

Суды установили, что условия пункта 2.2 соглашения должником не соблюдены. Денежные средства до настоящего времени не возвращены, регулярное повышение уровня заработной платы не производилось с момента его заключения. Это послужило основанием для администрации заявить о включении требования в сумме 3 340 тыс. рублей в общий состав заявленных требований кредитора.

Суд первой инстанции сделал вывод о том, что администрация правомерно реализовала свое право на расторжение соглашения в одностороннем порядке, поскольку доказательств соблюдения условий, определенных дополнительным соглашением, не представлено.

Удовлетворяя требования в полном объеме, суд первой инстанции указал на невыполнение должником условий дополнительного соглашения N 1 и отсутствие признаков его ничтожности.

Апелляционный суд сделал вывод о том, что дополнительное соглашение N 1 является сделкой, заключенной под условием, поскольку возникновение, изменение или прекращение соответствующих прав и обязанностей было поставлено пунктом 3.3 дополнительного соглашения N 1 в зависимость от обстоятельства, которое может наступить или не наступить в будущем, о чем сторонам заведомо неизвестно.

Суд апелляционной инстанции отменил определение суда первой инстанции в части установления требования администрации в размере 3 340 тыс. рублей, сделал вывод о том, что подписанием дополнительного соглашения N 1 администрация освободила исполнителя (должника) от обязанности по возврату долга в размере 3 340 тыс. рублей и обязательство по возврату задолженности в указанной сумме прекращено на основании статьи 415 Гражданского кодекса Российской Федерации. Условие пункта 3.3 дополнительного соглашения N 1 суд апелляционной инстанции признал ничтожным.

При этом суд апелляционной инстанции руководствовался следующим.

В соответствии с пунктом 1 статьи 453 Гражданского кодекса Российской Федерации при изменении договора обязательства сторон сохраняются в измененном виде, и считаются измененными или прекращенными с момента заключения соглашения сторон об изменении или о расторжении договора. Договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения.

Статья 157 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает, что сделка считается совершенной под отлагательным условием, если стороны поставили возникновение прав и обязанностей в зависимость от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит. Сделка считается совершенной под отменительным условием, если стороны поставили прекращение прав и обязанностей в зависимость от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит.

Из содержания 157 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что существуют определенные требования к условию. Для признания условной сделки недействительной достаточно отсутствия хотя бы одного из них. Условие должно быть обстоятельством, не зависящим от воли стороны, и относиться к будущему времени. При этом сторонам должно быть неизвестно, наступит соответствующее обстоятельство или нет. Таким образом, всегда должна существовать вероятность как наступления, так и ненаступления условия.

Апелляционный суд указал, что пункт 3.3 дополнительного соглашения N 1 не может являться условием сделки, поскольку выполнение или невыполнение должником условий пункта 2.2 дополнительного соглашения N 1 зависит от воли должника (одной из сторон сделки), и сделал вывод о ничтожности пункта 3.3 дополнительного соглашения N 1 и об условиях, определенных пунктом 2.2 дополнительного соглашения N 1.

Между тем, апелляционным судом ошибочно истолкован пункт 3.3 дополнительного соглашения N 1 как сделка под отменительным условием, содержание которой противоречит закону.

Согласно пункту 3.3 дополнительного соглашения при нарушении исполнителем обязательств, указанных в пункте 2.2 соглашения, администрация вправе в одностороннем порядке расторгнуть дополнительное соглашение и потребовать возврата списанной задолженности (полностью или пропорционально), адекватной по размеру степени нарушения обязательств по срокам, на которые распространяются нарушения, по размеру снижения уровня заработной платы промышленного и производственного персонала в сравнении в темпами роста прожиточного минимума и по размеру снижения численности трудящихся.

Применительно к рассматриваемому случаю по смыслу этого условия администрация вправе в одностороннем порядке расторгнуть дополнительное соглашение и потребовать возврата списанной задолженности, если должник нарушит обязательства, указанные в пункте 2.2 соглашения, под выполнение которых стороны и договорились о списании части задолженности.

Апелляционный суд признал пункт 3.3 дополнительного соглашения ничтожным как отменительное условие, не отвечающее требованиям статьи 157 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Суд кассационной инстанции считает, что данный вывод апелляционного суда принят при неправильном применении норм материального права по следующим основаниям.

Согласно частям 2, 4 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации условия договора определяются по усмотрению сторон, которые вправе заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами. При этом статьей 422 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

На основании статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации ничтожной является сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима и не предусматривает иных последствий нарушения.

Таким образом, закон не предусматривает возможности признать одно из условий договора ничтожным вследствие того, что оно не соответствует требованиям, предъявляемым к отменительным условиям. Кроме того, условие, предусмотренное пунктом 3.3 дополнительного соглашения N 1, защищает сторону, первой исполняющую свое обязательство, и является обычным для договоров, в которых у сторон не совпадает момент встречного исполнения обязательств.

Право администрации на расторжение соглашения в одностороннем порядке и истребование задолженности (пункт 3.3 соглашения) обусловлено исполнением либо неисполнением должником обязанностей, предусмотренных в пункте 2.2 дополнительного соглашения, тогда как реализация этого права предусмотрена в качестве меры ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств должником (раздел 2 соглашения "Ответственность сторон").

Как разъяснено в пункте 1 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.01.2000 N 49 "Обзор практики разрешения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении" при расторжении договора сторона не лишена права истребовать ранее исполненное, если другая сторона неосновательно обогатилась.

Таким образом, вывод суда первой инстанции об отсутствии признаков ничтожности дополнительного соглашения N 1 является правильным.

Апелляционный суд, исходя из буквального толкования дополнительного соглашения N 1, сделал вывод о том, что задолженность должника перед администрацией была прощена при соблюдении им определенных условий. Апелляционный суд указал, что данные условия (пункт 2.2 дополнительного соглашения N 1), являющиеся ничтожными и не влекущими никаких юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с их недействительностью, тем не менее, не влекут недействительность всей остальной сделки, так как она могла быть совершена и без включения недействительной ее части.

Между тем, апелляционным судом не учтено следующее.

На основании пункта 1 статьи 407 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство прекращается полностью или частично по основаниям, предусмотренным законом, иными правовыми актами или договором.

Статьей 415 Гражданского кодекса Российской Федерации в качестве основания прекращения обязательств, предусмотрено освобождение кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора. Прекращение обязательства означает прекращение всех прав и обязанностей сторон по нему.

Прощение долга предполагает наличие четко выраженного волеизъявления кредитора освободить должника от исполнения гражданско-правовой обязанности, то есть оно может быть совершено как путем объявления в однозначной форме кредитором об этом, так и путем совершения им действий, определенно свидетельствующих об отказе от соответствующего права требования без намерения сохранить за собой это право в какой-либо части.

Как видно из материалов дела, подписанное сторонами дополнительное соглашение N 1 не поименовано в качестве соглашения о прощении долга и при этом, не содержит четко выраженной воли администрации (кредитора), направленной на освобождение должника от лежащих на нем обязанностей и на отказ сохранить за собой право требования в какой-либо части. Заключение дополнительного соглашения N 1 не повлекло для должника имущественной выгоды, на которую он мог бы рассчитывать при прощении долга, поскольку данным соглашением стороны согласовали и должник обязался израсходовать подлежащие возврату администрации денежные средства на третьих лиц - своих работников, обеспечивая их занятость и достойную оплату труда, что соответствовало целям предоставления финансирования по договорам от 12.04.2000 N 7, от 29.12.2000 N 1, от 31.03.2003 N 1.

Дополнительное соглашение N 1 не содержит и указание на встречную имущественную выгоду, предоставляемую должником кредитору.

При таких обстоятельствах, оснований для квалификации дополнительного соглашения N 1 в качестве соглашения о прощении долга и применения к рассматриваемым правоотношениям положений статьи 415 Гражданского кодекса Российской Федерации у суда апелляционной инстанции не имелось.

В нарушение пункта 12 части 2 статьи 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации апелляционный суд не указал мотивы, по которым признал ничтожными условия, указанные в пункте 2.2 дополнительного соглашения N 1.

В силу пункта 5 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по результатам рассмотрения кассационной жалобы суд кассационной инстанции вправе оставить в силе одно из ранее принятых по делу решений или постановлений.

Кассационный суд считает, что судом первой инстанции при рассмотрении спора правильно установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, полно, всесторонне и объективно исследованы представленные доказательства в их совокупности и взаимной связи, с учетом доводов и возражений, приводимых участвующими в деле лицами и сделаны правильные выводы, соответствующие фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основанные на правильном применении норм материального права. Нарушения им норм процессуального права, являющиеся основанием для отмены либо изменения судебного акта в силу статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не установлены.

Поэтому постановление суда апелляционной инстанции от 22.04.2014 следует отменить, а определение суда от 27.12.2013 - оставить в силе.

Руководствуясь статьями 284, 286 - 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа

ПОСТАНОВИЛ:

постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.04.2014 по делу N А53-12776/2013 отменить, определение Арбитражного суда Ростовской области от 27.12.2013 по делу N А53-12776/2013 оставить в силе.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий

А.В. Гиданкина

 

Судьи

Е.В. Андреева
И.М. Денека

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Как разъяснено в пункте 1 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.01.2000 N 49 "Обзор практики разрешения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении" при расторжении договора сторона не лишена права истребовать ранее исполненное, если другая сторона неосновательно обогатилась.

...

На основании пункта 1 статьи 407 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство прекращается полностью или частично по основаниям, предусмотренным законом, иными правовыми актами или договором.

Статьей 415 Гражданского кодекса Российской Федерации в качестве основания прекращения обязательств, предусмотрено освобождение кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора. Прекращение обязательства означает прекращение всех прав и обязанностей сторон по нему.

...

Дополнительное соглашение N 1 не содержит и указание на встречную имущественную выгоду, предоставляемую должником кредитору.

При таких обстоятельствах, оснований для квалификации дополнительного соглашения N 1 в качестве соглашения о прощении долга и применения к рассматриваемым правоотношениям положений статьи 415 Гражданского кодекса Российской Федерации у суда апелляционной инстанции не имелось."