Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 5 сентября 2013 г. N 09АП-26398/13

 

г. Москва

 

5 сентября 2013 г.

Дело N А40-18229/13-140-56

 

Резолютивная часть постановления объявлена 03.09.2013.

Постановление изготовлено в полном объеме 05.09.2013.

 

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе

председательствующего судьи М.С. Сафроновой,

судей Н.В. Дегтяревой, П.А. Порывкина,

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Р.А. Алимаевым,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу

ИФНС России N 20 по г. Москве

на решение Арбитражного суда г. Москвы от 27.05.2013

по делу N А40-18229/13-140-56, принятое судьей О.Ю. Паршуковой

по заявлению ООО "Рене"

(ОГРН 1077760879151, 111024, г. Москва, Энтузиастов 2-я ул., д. 5)

к ИФНС России N 20 по г. Москве

(ОГРН 1047720031347, 111141, г. Москва, Зеленый пр-т, д. 7А)

о признании недействительным решения

при участии в судебном заседании:

от заявителя - Казусь А.М. по дов. от 23.08.2013 N 31/13, Соничев А.С. по дов. от 23.08.2013 N 29/13,

от заинтересованного лица - Байкова Е.Н. по дов. от 02.09.2013 N 06-18/20951, Родионова И.Е. по дов. от 21.01.2013 N 06-18/01518, Пенсков А.В. по дов. от 09.01.2013 N 06-18/00050,

УСТАНОВИЛ:

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 27.05.2012 удовлетворено требование ООО "Рене" (далее - заявитель, общество, налогоплательщик) о признании недействительным решения ИФНС России N 20 по г. Москве (далее - заинтересованное лицо, инспекция, налоговый орган) от 03.12.2012 N 853/20-18 "О привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения" за исключением п.п. 1.1 и 1.2 (резолютивной части решения).

В удовлетворении остальной части требований отказано.

Инспекция не согласилась с принятым судом решением, обратилась в Девятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда отменить, принять по делу новый судебный акт об отказе обществу в удовлетворении заявленных требований.

Общество представило отзыв на апелляционную жалобу, в котором просит решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Законность и обоснованность решения суда судом апелляционной инстанции проверены в соответствии со ст. ст. 266, 268 АПК РФ.

Выслушав стороны, исследовав материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, суд апелляционной инстанции не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы и отмены решения суда.

Материалами дела установлено, что в период с 28.07.2011 по 23.07.2013 сотрудниками инспекции проведена выездная налоговая проверка общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов за период с 01.01.2008 по 31.12.2010, а также по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование за период с 01.01.2009 по 31.12.2009.

По результатам выездной налоговой проверки инспекцией составлен акт от 21.09.2012 N 658/20-18 и принято решение от 03.12.2012 N 853/20-18 "О привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения".

Решением в УФНС России по г. Москве от 28.01.2013 N 21-19/007727 решение инспекции оставлено без изменения, жалоба общества - без удовлетворения.

В связи с этим общество обратилось в суд.

Арбитражный апелляционный суд считает, что суд первой инстанции правомерно удовлетворил заявленные требования общества.

В апелляционной жалобе налоговый орган указывает, что общество в 2008-2009 гг. в нарушение ст. 252 НК РФ, а также постановления пленума ВАС РФ N 53 от 12.10.2006, неправомерно завысило расходы по налогу на прибыль за 2008-2009 гг., а также в нарушение ст.ст. 166, 169, 171, 172 НК РФ неправомерно завысило сумму НДС, принимаемую к вычету, получив в проверяемом периоде необоснованную налоговую выгоду в рамках договора поставки учебного оборудования, заключенного с ООО "Эскада".

Налоговый орган приводит доводы о том, что поставки от ООО "Эскада" в адрес заявителя не были осуществлены в реальности; представленные к проверке документы по отношениям с ООО "Эскада" содержат недостоверные сведения и не подтверждают факт поставки спорного товара; документы не подтверждают факт поставки (транспортировки) товаров от ООО "Эскада" в адрес общества. Показания должностных лиц общества по взаимоотношению с ООО "Эскада" носят противоречивый характер, а именно никто из должностных лиц общества не дал четких пояснений, каким образом производилась поставка товара от ООО "Эскада" в адрес общества, кто осуществлял транспортировку товара, пункты погрузки и разгрузки товара, каким транспортом перевозился товар. Абдулин Т.Э не знаком главному бухгалтеру общества Комновой Е.А., директору общества Мамиенко В.М. (ранее заместитель директора), директору общества Баженову А.А.

В подтверждение факта приобретения, оприходования товара по договору от 12.09.2008 N 3 между заявителем и ООО "Эскада", заявитель представил товарные накладные по форме ТОРГ 12. Налоговый орган посчитал, что данные товарные накладные без приложения товарно-транспортных накладных (1-Т) не могут служить доказательством приобретения, доставки и оприходования товара у ООО "Эскада".

Налоговый орган посчитал, что заявитель при вступлении в отношения с ООО "Эскада" не проявил должную осмотрительность. В том числе налоговый орган ссылается на показания ряда руководителей и должностных лиц заявителя, которые не осведомлены о спорном поставщике.

Указанные доводы инспекции судом апелляционной инстанции отклоняются.

Как установлено материалами дела, между ООО "Эскада" и заявителем заключен договор поставки учебного оборудования от 12.09.2008 N 3, дополнительным соглашением от 01.06.2009 N 1, дополнительным соглашением от 21.12.2009 N 2 (т. 3, л. д. 57-70), по которому осуществлялась поставка спорных товаров.

В подтверждение реальности поставки и товара в адрес заявителя от ООО "Эскада", им были представлены договор от 12.09.2008 N 3, дополнительные соглашения к договору N 1, N 2, реестр платежей в пользу ООО "Эскада" за период 2008-2010 гг., свод поступлений от ООО "Эскада" за период 2008-2010 гг., счета-фактуры, выставленные ООО "Эскада" в адрес заявителя за 2008-2010 гг., товарные накладные за 2008-2010 гг.

Указанные первичные и бухгалтерские документы содержат все необходимые и достаточные реквизиты сторон, форма документов и их содержание соответствует гражданскому и налоговому законодательству, что не оспаривается налоговым органом.

Реальность приобретения спорного товара подтверждается фактом реализации заявителем товара, приобретенного у ООО "Эскада", своим покупателям по государственным контрактам в государственные учреждения. Помимо изложенного, исполнение всех государственных контрактов отражено на официальном сайте Российской Федерации для размещении информации о размещении заказов по адресу http://zakupki.gov.ru/pgz/public/action/contracts/search/simple/run.

Факт дальнейшей реализации спорного товара подтверждается также сводами реализации товаров, купленных у ООО "Эскада" и всех иных поставщиков в пользу заказчиков заявителя за 2008 г., 2009 г., 2010 г.: свод реализации товара, купленного у ООО "Эскада" за 2008 г. (т. 4, л. д. 71-150; т. 6, л. д. 1-126; т. 5 л. д. 1-70; л. д. 126-150; т. 10 л. д. 124-150), свод реализации товара, купленного у ООО "Эскада" за 2009 г. (т. 5 л. д. 71-125), свод реализации товара, купленного у ООО "Эскада" за 2010 г. (т. 4, л. д. 45-70), материалы по инвентаризации ТМЦ за 2008 г. (т. 16, л. д. 123-150; т. 17, л. д. 1-34), материалы по инвентаризации ТМЦ за 2009 г. (т. 16, л. д. 62-122), материалы по инвентаризации ТМЦ за 2010 г. (т. 15, л. д. 114-150; т. 16, л. д. 1-61), анализ счета 62 за 2008-2010 гг. (т. 10, л. д. 3-123).

Таким образом, исходя из изложенного, поставки учебного оборудования осуществлялись реально.

Налоговый орган необоснованно полагает, что представленные к проверке документы по отношениям с ООО "Эскада" содержат недостоверные сведения и не подтверждают факт поставки спорного товара.

Налоговый орган неверно отразил в решении сведения, которые зафиксированы в протоколе допроса Бажанова А.А. (т. 66, л.д. 117-119) (руководителя заявителя с января 2009 г. по 31.12.2010), ссылаясь на его неосведомленность о взаимоотношениях со спорными контрагентами. Бажанов А.А. показал, что выбор контрагентов и проверка их документации осуществляет отдел закупок. Также, Бажанов А.А. показал, что ему знакома фамилия Абдуллина Т.Э. Кроме того оспариваемый договор был заключен в 2008 г., то есть до того, как Бажанов А.А. стал генеральным директором общества.

Налоговый орган сам подтверждает факт подписания Бажановым А.А. дополнительных соглашения к основному договору с ООО "Эскада", следовательно, проверка контрагента - ООО "Эскада" была осуществлена ранее, между компаниями существовали к тому моменту деловые отношения.

Также, в ходе данного допроса от 07.12.2011 Бажанов А.А. подтвердил факт приобретения заявителем товаров у ООО "ОРВИТЕХ", ООО "Эскада", иных поставщиков заявителя, а соответственно и право заявителя на соответствующую налоговую выгоду.

Налоговый орган неправильно трактовал показания главного бухгалтера заявителя в проверяемый период Комновой Е.А. (т. 66, л. д. 120-122). Комнова Е.А. в ходе допроса указала, что проверка контрагентов и установление с ними взаимоотношений не входит в ее обязанности. Бухгалтерия не запрашивала документы у контрагента, потому что это входило в обязанность отдела закупок, который впоследствии передавал документы генеральному директору. Также, Комнова подтвердила факт отношений между заявителем и ООО "Эскада", соответствующих поставок, факт подписания ей соответствующих бухгалтерских и финансовых документов, касающихся ООО "Эскада".

Соответственно, показания Комновой подтверждают реальность поставки товаров в адрес заявителя от спорного контрагента.

При допросе генерального директора заявителя Мамиенко В.М. (т. 66, л.д 123-125) установлено, что Мамиенко В.М. являлся в период осуществления проверяемой сделки заместителем генерального директора, и в его должностные обязанности входила только работа с покупателями. Этим объясняется факт того, что допрашиваемый не подписывал документов от имени заявителя с ООО "Эскада", не знаком с ее генеральным директором и не обладает прочей информацией.

Таким образом, налоговый орган неправомерно сослался на показания указанных лиц, как на подтверждающие нереальность осуществления поставок в адрес заявителя, поскольку из содержания указанных показаний следует, что поставки были осуществлены в реальности. Налоговый орган также неправомерно сослался на показания лиц, в чьи должностные обязанности не входила работа со спорным поставщиком.

В подтверждение факта приобретения и оприходования товара по договору от 12.09.2008 N 3 между заявителем и ООО "Эскада", заявитель представил товарные накладные по форме ТОРГ 12. Налоговый орган неправомерно посчитал, что данные товарные накладные без приложения товарно-транспортных накладных (1-Т) не могут служить доказательством приобретения, доставки и оприходования товара у ООО "Эскада".

Составление товарно-транспортных накладных по форме N 1-т в данном случае было необязательным, их отсутствие не свидетельствует о недобросовестности заявителя.

Согласно условиям указанного договора и дополнительным соглашением от 01.06.2009 N 1 ООО "Эскада" за свой счет организует доставку оборудования по адресу МО, Ленинский муниципальный район, городское поселение Горки Ленинские, севернее деревни Горки, участок N 8-Ю. На товарных накладных ТОРГ-12 указаны отгрузочные реквизиты грузополучателя - адрес склада заявителя.

В гл. 25 НК РФ отсутствует требование о представлении заявителем товарно-транспортных накладных по форме N 1-Т в качестве единственного доказательства, подтверждающего затраты, произведенные в соответствии с п.п. 6 п. 1 с. 254 НК РФ. Кроме того, согласно позиции Минфина России, изложенной в письме от 30.04.2004 N 04-02-05/1/33, акт оказания услуг является документом, подтверждающим расходы контрагента по гражданско-правовому договору. Согласно письму Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина России от 30.09.2005 N 03-04-11/252, для вычета по НДС наличие накладной по форме N 1-Т не требуется.

Следовательно, заявитель не участвовал в правоотношениях по перевозке груза и не оплачивал транспортных расходов, поэтому товарной накладной ТОРГ-12 достаточно для принятия товара к учету. Данный факт свидетельствует о должном оформлении документов и праве на принятие данных расходов к вычету по НДС, принятие затрат к расходам, уменьшающих по налогу на прибыль.

Таким образом, довод налогового органа об отсутствии товарно-транспортных накладных по форме 1-Т, не основан на законодательстве, противоречит ведомственным разъяснениям.

Налоговый орган необоснованно указывает на непроявление заявителем должной осмотрительности при вступлении в отношения с ООО "Эскада". В том числе, налоговый орган указывает о неосведомленности об обстоятельствах работы с данным контрагентом ряда должностных лиц заявителя, основываясь на их показаниях.

Налоговый орган необоснованно ссылается в своем решении на протокол допроса Рощина О.В. (т. 66, л. д. 113-116) (руководителя заявителя с мая по 31.12.2008).

На вопрос N 7 о наличии у спорных поставщиков необходимых ресурсов для ведения деятельности, Рощин фактически ответил утвердительно, заявив, что наличие таких ресурсов проверялось заявителем. Попытки налогового органа истолковать данные четкие показания в свою сторону являются необоснованными, противоречат содержанию соответствующего протокола допроса.

Ссылка налогового органа на показания Рощина о том, что принимали спорный товар кладовщики заявителя (хотя товарные накладные подписывались руководителем отдела закупок и ведущим менеджером), необоснованна. Подобные доводы могли быть вызваны незнанием процесса работы реальных торговых организаций. Приемку товара, то есть пересчет, проверку комплектности и соответствия товаросопроводительных документов товару, в организации осуществляли действительно именно кладовщики, в то время как указанные руководитель отдела закупок и ведущий менеджер подписывали товарные накладные после доклада кладовщиков о соответствии принимаемого товара документам.

Вместе с тем, Рощин О.В. четко и однозначно подтвердил факт приобретения заявителем товаров у ООО "Эскада", иных поставщиков заявителя, а соответственно и право заявителя на соответствующую налоговую выгоду.

Также, в ответе на вопрос N 5 Рощин О.В. заявил, что в 2008 г. поиском поставщиков и истребованием у них документов, а именно уставных, учредительных документов, отчетности и других документов о финансово-хозяйственной деятельности контрагентов - занимался отдел закупок, который впоследствии предоставлял ему данную информацию. То есть, должная осмотрительность заявителем проявлялась в организованном порядке.

Из указанного следует, что вывод налогового органа о том, что должностные лица не проявили должную осмотрительность во взаимодействиях с ООО "Эскада" напрямую опровергается материалами проверки, согласно которым у ООО "Эскада" были истребованы документы, подтверждающие реальность существования организации, ведение ею отчетности и финансово-хозяйственной деятельности. Следовательно, данный вывод налогового органа необоснован и не может быть учтен при вынесении решения по результатам проведения выездной налоговой проверки.

Также о проявлении должной осмотрительности свидетельствует следующее.

ООО "Эскада" было привлечено к работе с заявителем в связи с его согласием выполнить поставки по взаимовыгодным ценам и в сроки установленные заявителем; получить оплату за товар только после его отгрузки по соответствующим первичным документам, с отсрочкой платежа.

Учитывая отсутствие финансовых рисков у заявителя и возможность замены поставщика в случае выявления нарушений с его стороны без негативных для себя последствий, заявитель выдвигал только общепринятые на рынке требования о предоставлении необходимых регистрационных и правоустанавливающих документов по компаниям-контрагентам, документов, подтверждающих право должностных лиц и руководителей поставщиков подписывать финансово-хозяйственные документы.

Данный спорный контрагент заявителя являлся зарегистрированным в установленном законом порядке юридическим лицом, внесенным в ЕГРЮЛ. Доказательств, свидетельствующих о том, что учредительные документы названного общества, его государственная регистрация, признаны недействительными в установленном законом порядке, налоговым органом не представлены.

Кроме того, именно налоговые органы, как единая централизованная система, должны обеспечить контроль над правомерностью осуществления государственной регистрации юридических лиц и ведением Единого государственного реестра юридических лиц. В соответствии с пп. 2 п. 1 ст. 32 НК РФ налоговые органы обязаны осуществлять контроль за соблюдением законодательства о налогах и сборах, а также принятых в соответствии с ним нормативных правовых актов.

Следовательно, наличие государственной регистрации в качестве юридического лица является достаточным основанием для вступления с такими лицами в гражданско-правовые отношения, ответственность же за какие-либо нарушения, допущенные этими юридическими лицами, они несут самостоятельно, а не их контрагенты.

Заявитель истребовал у спорного контрагента, при вступлении в отношения с ним, документы, подтверждающие его регистрацию, постановку на учет в налоговых органах, иные документы, подтверждающие его правоспособность: копии уставных и учредительных документов, свидетельств о регистрации, постановке на учет в налоговом органе, документов, подтверждающих права лиц, действующих от имени указанного контрагента, представлять его интересы и подписывать документы, а именно: копия устава ООО "Эскада" (т. 9 л. д. 127), копия информационного письма об учете в статрегистре Росстата ООО "Эскада" (т. 9 л. д. 137), копия паспорта Абдуллина Т.Э. (т. 9 л. д. 138), копия паспорта Васина А.А. (т. 9 л. д. 139), копия решения N 1 о создании ООО "Эскада". (т. 9 л. д. 140), копия решения N 2 о назначении Абдуллина Т.Э на должность генерального директора ООО "Эскада" (т. 9 л. д. 141), копия свидетельства о внесении записи в ЕГРЮЛ - ООО "Эскада. (т. 9 л. д. 142), копия свидетельства о регистрации юридического лица ООО "Эскада". (т. 9 л. д. 143), копия свидетельства о постановке на учет в налоговом органе ООО "Эскада". (т. 9, л. д. 144).

Кроме того, исходя из факта безналичных расчетов по спорным сделкам, спорный контрагент имел открытый расчетный банковский счет. Согласно действовавшей в спорный период ст. 1 инструкции Банка России от 14.09.2006 N 28-И "Об открытии и закрытии банковских счетов, счетов по вкладам (депозитам)" открытие клиентам банковских счетов, счетов по вкладу (депозиту) производится банками при условии наличия у клиента правоспособности (дееспособности).

Следовательно, заявитель вступил в отношения с действующим контрагентом, зарегистрированным в установленном законодательством порядке, имеющим действующий банковский расчетный счет, подающим налоговую и бухгалтерскую отчетность, ведущим реальную предпринимательскую деятельность.

Таким образом, довод налогового орган об отсутствии должной осмотрительности в действиях заявителя необоснован.

Налоговый орган указывает на участие генерального директора ООО "Эскада" Абдуллина Т.Э. в деятельности возглавляемой им организации.

Однако налоговый орган не учел, что в своих показаниях Абдуллин Т.Э. (т. 67, л. д. 1-3) подтвердил факт того, что он являлся руководителем ООО "Эскада", указал, что организация занималась торгово-посреднической деятельностью, подписывал бухгалтерскую и налоговую отчетность, договоры, в том числе и с заявителем, а также иные документы. Кроме того, Абдуллин Т.Э в ходе данного допроса подтвердил факт того, что в адрес заявителя поставлялось и доставлялось силами поставщиков ООО "Эскада" учебное оборудование и пособия. Таким образом, довод инспекции о том, что Абдуллин Т.Э. указал, что поставок в адрес заявителя не осуществлял, противоречит материалам проверки, в том числе протоколу допроса указанного лица. Тот факт, что Абдуллин Т.Э. не смог назвать аудиторскую организацию, которая оказывала услуги по ведению бухгалтерской и налоговой документации, оформлению векселей, а также то, что он не представил запрошенных документов, свидетельствует лишь о возможном желании избежать налоговых обязанностей и сокрыть иные факты, что не может являться основанием для отказа в принятии вычетов, предъявленных заявителем и однозначно устанавливать факт того, что ООО "Эскада" не осуществляла финансово-хозяйственной деятельности.

При учете того, что документами и данными Единого государственного реестра юридических лиц подтверждается связь Абдуллина Т.Э. с организацией, возглавляемой им по документам, все документы по взаимоотношениям с заявителем подписаны им, что налоговый орган не отрицает, спорная сделка заключена и исполнена, пока не доказано обратное.

Ссылка налогового органа на результаты почерковедческой экспертизы от 23.11.2012 N 423-327-12 - незаконна, по следующим основаниям.

Деятельность государственных экспертных учреждений урегулирована Федеральным законом от 31.05.2001 N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации". Согласно методике проведения почерковедческих экспертиз, разработанной Российским Федеральным центром судебной экспертизы при Министерстве юстиции РФ (РФЦСЭ) и опубликованной на официальном сайте www.sudexpert.ru, для проведения полноценной почерковедческой экспертизы необходимо иметь три вида образцов подписи лица: свободные (выполненные до проведения экспертизы и в отрыве от нее), экспериментальные (выполненные специально в целях проведения экспертизы) и условно-свободные (выполненные после возникновения дела, но не специально для экспертизы).

Таким образом, при проведении почерковедческой экспертизы эксперт должен руководствоваться разработанной методикой, в том числе - проверять полученные документы на предмет их соответствия методике исследования и оценивать, являются ли образцы почерка достаточными для исследования.

В нарушение требований, предъявляемым к материалам при проведении почерковедческой экспертизы, предусмотренных методикой Минюста России эксперту не были предоставлены свободные образцы почерка для проведения экспертизы.

Заключение эксперта носит вероятностный характер и не может являться достаточным основанием, на котором налоговый орган может построить какие либо доводы.

Таким образом, при проведении почерковедческой экспертизы были нарушены требования, предъявляемые Российским Федеральным центром судебной экспертизы при Министерстве юстиции РФ к лицам, проводящим экспертизу.

Налоговый орган необоснованно полагает, что сделка, заключенная между ООО "Эскада" и заявителем не была исполнена в реальности, ссылаясь при этом на недостатки контрагента ООО "Эскада". Также налоговый орган необоснованно полагает, что организации, на расчетные счета которых в дальнейшем по цепочке перечислялись денежные средства за учебное оборудование, поставить его не могли.

Ссылка ИФНС на отсутствие у ООО "Эскада" персонала (наличие 1 человека в штате), отсутствие основных средств, складов, транспортных расходов, иных расходов, свидетельствующих о ведении реальной деятельности (на аренду помещений, охрану, канцелярские принадлежности, за коммунальные услуги и т.д.), транзитный характер платежей по расчетному счету данной организации, неправомерна.

Имущество, складские мощности, транспортные средства могли на проверяемый период использоваться контрагентами заявителя на основании договоров аренды, соответствующие квалифицированные кадры могли трудиться на основании отдельных гражданско-правовых договоров, а не трудовых договоров. Более того, согласно показаниям генерального директора ООО "Эскада", доставка оборудования осуществлялась силами поставщиков данной организации. Данные показания налоговый орган не опроверг.

Отсутствие у налогового органа соответствующих документов, информации не является доказательством отсутствия у спорного контрагента соответствующего имущества либо кадров, иных ресурсов, необходимых для осуществления поставок.

Таким образом, пока не доказано обратное, исполнителем спорных поставок должна считаться та организация, которая указана в представленных заявителем документах, то есть ООО "Эскада".

Отсутствие у ООО "Эскада" безналичных платежей, свидетельствующих о ведении хозяйственной деятельности (аренда, вода в офис, канцелярские принадлежности и т.д.), не свидетельствует о недобросовестности заявителя.

Налоговый орган не установил и не подтвердил доказательствами наличие или отсутствие у спорного поставщика иных банковских счетов, не установил отсутствие у данной организаций расходов, на отсутствие которых ссылается налоговый орган, в иной форме (в том числе в наличной форме).

Кроме того, отсутствие у контрагентов расходов, свидетельствующих о ведении хозяйственной деятельности, само по себе не свидетельствует о получении заявителем необоснованной налоговой выгоды (по налогу на прибыль и НДС).

Таким образом, заявитель понес спорные расходы в реальности, имеет право на принятие соответствующих спорных затрат к расходам, вычеты по НДС.

Отсутствие у ООО "Эскада" ресурсов для доставки спорного товара, соответствующих расходов в безналичной форме не свидетельствует о том, что данный контрагент фактически поставку и доставку не осуществлял и не организовывал.

Возможное отсутствие у поставщика ООО "Эскада" ресурсов для транспортировки грузов не лишает его возможности поставлять товары с использованием привлеченной транспортной компании. При этом отсутствие оплаты по расчетному счету за транспортировку не исключает возможности оплаты собственными векселями, включение стоимости доставки в стоимость приобретения товаров для ООО "Эскада" или образование кредиторской задолженности за транспортные услуги.

Ссылка налогового органа на транзитный характер движения денежных средств, перечисленных за товар в адрес ООО "Эскада" является неправомерной.

Установленное налоговым органом по банковской выписке контрагентов дальнейшее движение денежных средств, в данном случае, не препятствовало заявителю включить в состав расходов затраты и применить налоговые вычеты по НДС по спорным поставщикам. После произведения расчета за оказанные услуги, перечисленные контрагентам денежные средства перешли в их собственность, и они самостоятельно определяли их дальнейшее использование.

Заявитель не имел законных полномочий по контролю за использованием таких средств, следовательно, их дальнейшее движение не может связываться с его добросовестностью.

Налоговый орган не привел доказательств того, что в конечном итоге заявитель (его должностные лица) получил возможность распоряжаться денежными средствами или их частью, переведенными на расчетный счет ООО "Эскада".

Также, ВАС РФ в постановлении Пленума N 53 от 12.10.2006 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения заявителем налоговой выгоды" указал, что транзитные платежи между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций не свидетельствуют о получении необоснованной налоговой выгоды (недобросовестности).

Таким образом, данные недостатки сами по себе, в отсутствие опровержения реальности спорных поставок, не лишают заявителя права на спорные налоговые вычеты.

Фактическое неосуществление контрагентом "второго звена" организацией ООО "Премиум" спорных поставок не доказано налоговым органом.

Прежде всего, налоговый орган необоснованно посчитал, что перечисление ООО "Эскада" в адрес ООО "Премиум" денежных средств, после их получения от заявителя, однозначно свидетельствует о том, что именно ООО "Премиум" должно было осуществлять поставку учебного оборудования и пособий в адрес ООО "Эскада".

Данный вывод не основан на первичных документах, составленных в соответствии со ст. 9 Федерального закона "О бухгалтерском учете". Таким образом, налоговый орган ссылается исключительно на банковскую выписку, из содержания которой можно увидеть только назначение платежа, что не подтверждает наличие именно тех обязательств, наличие которых предполагает налоговый орган. Как ьыло указано, налоговый орган не установил наличие или отсутствие в проверяемый период у ООО "Эскада" иных банковских счетов, однако, по ним могли осуществляться взаимные расчеты с другими организациями, в том числе за поставку учебного оборудования и пособий.

Кроме того, не учтена возможность оплаты за наличный расчет, бартерных операций, оплаты векселями или возникновения кредиторской задолженности по поставкам учебного оборудования в адрес заявителя иным поставщиком. В любом случае, операции такого рода невозможно установить исключительно путем изучения выписки движения денежных средств по расчетному счету.

Следовательно, нет однозначного подтверждения, что именно ООО "Премиум" должно было поставить в адрес ООО "Эскада" именно то оборудование, которое в дальнейшем приобрел заявитель, а, тем более, доказательств того, что ООО "Премиум" данный товар в адрес ООО "Эскада" фактически не поставило.

Отсутствие у налогового органа необходимых документов, подтверждающих данные выводы, не может трактоваться как недобросовестность заявителя. Исследованные документы подтверждают лишь наличие взаимоотношений между ООО "Премиум" и ООО "Эскада".

Ст. 421 ГК РФ закреплен принцип свободы договора. Налоговый орган не представил доказательств фиктивности, противозаконности, ничтожности или мнимости сделок, в соответствии с которыми контрагент "второго порядка" получал и осуществлял платежи через свои расчетные банковские счета. Более того, налоговый орган не предоставил никаких договоров между ООО "Премиум" и ООО "Эскада".

Налоговый орган необоснованно ссылается на недобросовестное выполнение ООО "Премиум" обязанностей заявителя, то есть на то, что спорный поставщик "второго звена" указал в соответствующих декларациях нулевую выручку за 2 квартал 2008 г., а в 4 квартале 2008 г. не предоставил налоговую декларацию, не отразив, таким образом, всю выручку, полученную им от продажи спорного оборудования.

Конституционный суд РФ в определении 329-О указал, что заявитель не несет ответственности за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. Тем более что не доказан факт того, что между данными организациями существовали деловые отношения именно по поводу поставки спорного оборудования.

В постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения заявителем налоговой выгоды" разъяснено, что факт нарушения контрагентом заявителя своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством недобросовестности заявителя. Однако налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговый орган докажет, что заявитель действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом.

Налоговый орган утверждает, что установил организацию, которая не уплатила налог на прибыль и НДС по оспариваемой сделке, однако при этом считает возможным истребовать неуплаченные суммы данных налогов именно с заявителя. При условии того, что налоговым органом не установлена и не доказана взаимосвязь между ООО "Премиум" и заявителем, отсутствуют основания, для перекладывания на заявителя ответственности за неуплату налогов ООО "Премиум", которое не имело финансовых отношений с заявителем.

Документами и данными Единого государственного реестра юридических лиц подтверждается связь Киричек Т.Ю. с организацией, возглавляемой ею по документам, кроме того, в показаниях данных ею подтверждается, что ООО "Премиум" осуществляло финансово-хозяйственную деятельность, что лично Киричек Т.Ю. подписывала документы и выдавала доверенности. Тот факт, что руководитель организации не может предоставить первичные документы по организации не свидетельствует о фиктивности ООО "Премиум".

Налоговый орган также указывает, что в 3 квартале 2008 г. ООО "Премиум" уплачивало НДС, что дает основания считать это доказательством ведения финансово-хозяйственной деятельности. А уплата налога в неполном объеме не свидетельствует об отсутствии деятельности, а лишь о недобросовестном исполнении налоговой обязанности.

При доказывании своей позиции налоговый орган опирался только на показания Киричек Т.Ю. (т. 67, л. д. 5-6). Однако, в соответствии со смыслом, заложенным в определениях Конституционного суда РФ от 24.11.2005 N 452-О, от 18.04.2006 N 87-О, от 16.11.2006 N 467-О, от 20.03.2007 N 209-О, никому не следует ограничиваться установлением только формальных условий применения норм законодательства о налогах и сборах, и в случае сомнений нужно устанавливать, исследовать и оценивать всю совокупность имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств, фактические отношения сторон, наличие иных, помимо счетов-фактур, документов об оплате.

Кроме того, в отсутствие иных доказательств, показания руководителя ООО "Премиум" не могут свидетельствовать о недобросовестности заявителя, так как налоговый орган не доказал ни направленность действий заявителя на получение необоснованной налоговой выгоды, ни наличия фактов его осведомленности недобросовестности указанных контрагентов, ни того, что данная организация имеет какое-либо отношение к поставляемому в адрес заявителем товарам.

Налоговый орган также ссылается на наличие у ООО "Премиум" признака "фирмы-однодневки", однако законодательство не содержит подобного термина, НК РФ не устанавливает наличие такого статуса.

Налоговый орган неправомерно ссылается на недостатки контрагента "третьего звена" - ООО "Агро-Терминал".

Ссылка инспекции на отсутствие у ООО "Агро-Терминал" складских мощностей, квалифицированных кадров, транспортных средств, необходимых для производства спорных услуг, неправомерна.

Имущество, складские мощности, транспортные средства могли на проверяемый период использоваться контрагентами заявителя на основании договоров аренды, соответствующие квалифицированные кадры могли трудить на основании отдельных гражданско-правовых договоров, а не трудовых договоров. Более того, налоговым органом не получены показания генерального директора ООО "Агро-терминал", не исследованы первичные документы, составленных в соответствии со ст. 9 Федерального закона "О бухгалтерском учете". Таким образом, налоговый орган ссылается исключительно на банковскую выписку, из содержания которой можно увидеть только назначение платежа.

Отсутствие у налогового органа соответствующих документов, информации не является доказательством отсутствия у спорных контрагентов соответствующего имущества либо кадров, иных ресурсов, необходимых для осуществления поставок.

Налоговый орган не установил и не подтвердил доказательствами наличие или отсутствие у ООО "Агро-терминал" иных банковских счетов, не установил отсутствие у данной организаций расходов, на отсутствие которых ссылается налоговый орган, в иной форме (в том числе в наличной форме).

Кроме того, отсутствие у контрагентов расходов, свидетельствующих о ведении хозяйственной деятельности, само по себе не свидетельствует о получении заявителем необоснованной налоговой выгоды (по налогу на прибыль и НДС).

Установленное налоговым органом по банковской выписке данных контрагентов дальнейшее движение денежных средств в данном случае не препятствовало заявителю включить в состав расходов затраты и применить налоговые вычеты по НДС по спорным поставщикам. После произведения расчета за оказанные услуги, перечисленные контрагентам денежные средства перешли в их собственность, и они самостоятельно определяли их дальнейшее использование.

Заявитель не имел законных полномочий по контролю за использованием таких средств, следовательно, их дальнейшее движение не может связываться с его добросовестностью.

Налоговый орган не привел доказательств того, что заявитель (его должностные лица) получил возможность распоряжаться денежными средствами или их частью, переведенными на расчетный счет ООО "Агро-терминал".

По мнению ВАС РФ, транзитный характер движения денежных средств по расчетным счетам, сам по себе не является признаком получения необоснованной налоговой выгоды.

Относительно установленных поставщиков "четвертого звена" - ООО "ИнторгБизнесс", ООО "Прогресс", ООО "Финмо", ЗАО "ЭлетрокомСтрой", ООО "Ракурс".

Разнообразие оснований платежей поступающих и списанных с расчетных счетов перечисленных контрагентов "четвертого звена" не свидетельствует об их не участии в хозяйственной деятельности.

Ст. 421 ГК РФ закреплен принцип свободы договора. Налоговый орган не представил доказательств фиктивности, противозаконности, ничтожности или мнимости сделок, в соответствии с которыми контрагентов "второго порядка" получали и осуществляли платежи через свои расчетные банковские счета.

Следовательно, осуществление и получение оплат за большой ассортимент товаров не свидетельствует о фиктивности данных организаций и о недобросовестности заявителя, не имевшего с этими фирмами договорных отношений.

Отсутствие в банковских выписках контрагентов заявителя второго и последующих звеньев затрат, свидетельствующих о ведении ими реальной деятельности, НДФЛ, платежей в социальные фонды, снятия заработных плат наличными, само по себе не свидетельствует о недобросовестности заявителя.

Налоговый орган не представил доказательств того, что контрагенты "четвертого звена" производили оплаты только через выявленные ими расчетные счета, и не пользовались при этом такими платежными средствами, как наличные оплаты, расчет векселями, расчеты с помощью систем интернет-деньги.

Факт присутствия среди должностных лиц, руководителей и учредителей контрагентов "четвертого звена" граждан, на которых зарегистрировано большое количество различных организаций, и которые в связи с этим названы инспекцией "массовыми" сам по себе не является признаком получения заявителем необоснованной налоговой выгоды.

Понятие "массовый" учредитель, не содержится в законодательстве, является оценочным и субъективным.

Признание лица "массовым" учредителем, руководителем не влечет для возглавляемых (учрежденных) им юридических лиц и их контрагентов никаких юридически значимых последствий, поэтому довод налогового органа о "массовости", учредителей, руководителей контрагентов "четвертого звена" не основан на законодательстве.

Кроме того, налоговый орган необоснованно ссылается на тот факт, что им установлены поставщики "пятого звена". Налоговый орган также указывает, что часть "поставщиков пятого звена" прекратила деятельность в результате реорганизации в форме слияния, либо присоединения.

Данный факт не опровергает реальность таких организаций в проверяемый период, а ссылка налогового органа на то, что ему не удалось получить от организаций и их правопреемников необходимых документов, не может быть учтена как обстоятельство, доказывающее недобросовестность заявителя.

Соответственно, ссылка на контрагентов "пятого звена" необоснованна.

Таким образом, налоговый орган не представил доказательств нереальности спорных поставок от ООО "Эскада".

Налоговый орган неправомерно ссылается на тот факт, что расчетные банковские счета общества, ООО "АгроТерминал", ООО "Прогресс", ООО "ИнТоргБизнес", ООО "Финмо", ООО "Ракурс", ЗАО "ЭлектроКомСтрой" и других поставщиков открыты в одном и том же банке - АКБ "ФОРА-Банк" (ЗАО).

Налоговый орган не может ссылаться на тот факт, что у заявителя и его спорных поставщиков существуют отрытые расчетные банковские счета в одном банке, как на недобросовестности заявителя.

Открытие счетов всех или нескольких участников сделки в одном банке не является признаком получения необоснованной налоговой выгоды (недобросовестности).

В постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения заявителем налоговой выгоды" указано, что осуществление расчетов через один банк само по себе не указывает на необоснованность налоговой выгоды.

Таким образом, налоговый орган необоснованно ссылается на установленный факт, поскольку он не подтверждает недобросовестность заявителя и отсутствие права на соответствующие налоговые вычеты.

Налоговый орган неправомерно считает, что заявитель лишь формально передал приобретенные им у ООО "Московский учколлектор N 4" векселя N 1, 2, 3, 4, 5 от 22.12.2008 (т. 3, л. д. 71-75) в адрес ООО "Эскада", поскольку эти векселя в дальнейшем были предъявлены ООО "Авто-Люкс", что было известно заявителю, однако, сведениями о данной организации он не располагает.

25.12.2009 по акту приема-передачи N 1 от заявителя в адрес ООО "Эскада" передал указанные векселя в счет оплаты задолженности по поставкам учебного оборудования. С этого момента ООО "Эскада" стало собственником указанных ценных бумаг и распорядилось ими - передало в адрес ООО "Авто-Люкс", которое предъявило указанные векселя к погашению. Таким образом, налоговым органом установлено, что иных взаимоотношений, кроме опосредованной передачи векселя, между заявителем и ООО "Авто-Люкс" не существовало.

Реальность и правомерность приобретения векселей, их передачи и погашения налоговый орган не отрицал, что подтверждает реальность несения затрат по ООО "Эскада" в виде оплаты векселями.

Ссылка инспекции на непроявление должной осмотрительности по отношению к ООО "Авто-Люкс" неправомерна.

Отношения по выдаче, передаче и погашению векселей регулируется "Положением о простом и переводном векселе", введенном постановление ЦИК СНК СССР от 07.08.1937 N 104/1341, в котором понятие "должная осмотрительность" отсутствует.

Понятие должной осмотрительности применимо только по отношению к взаимоотношениям, в результате которых появляется налоговая выгода, то есть в данном случае к отношениям с ООО "Эскада".

Налоговый орган на основании свидетельских показаний генерального директора ООО "Эскада" Абдуллина Т.Э. посчитал, что передача векселей в адрес ООО "Эскада" от заявителя носила лишь формальный характер, так как свидетель утверждал, что векселей не получал. Однако эти выводы напрямую противоречат материалам выездной налоговой проверки, где содержится акт приема-передачи от 25.12.2009 N 1, в котором имеется оттиск печати организации ООО "Эскада", а также подпись ее генерального директора Абдуллина Т.Э. Также, Абдуллин Т.Э. не отрицал в своих показаниях получение своей организацией векселей, ссылаясь на возможное участие аудиторской организации.

Таким образом, доводы налогового органа, основанные лишь на неправильно истолкованных показаниях свидетеля, без учета письменных доказательств, в отсутствие проведенной в порядке ст. 95 НК РФ почерковедческой экспертизы, которая могла бы однозначно установить, принадлежит ли подпись на данном документе Абдуллину Т.Э., являются не соответствующими НК РФ и необоснованными.

Налоговый орган безосновательно считает, что в случае передачи в адрес ООО "Авто-Люкс" со стороны ООО "Эскада" векселей, они должны были пойти на оплату учебного оборудования. Однако с момента передачи данных ценных бумаг ООО "Эскада" являлось их собственником, и заявитель не мог распоряжаться ими. Более того, данные необоснованные выводы противоречат ст. 421 ГК РФ, в которой закреплен принцип свободы договора. Это означает, что никто, в том числе заявитель и налоговый орган, кроме должностных лиц ООО "Эскада", не вправе определять с кем они могут заключать договоры, каким образом будут рассчитываться с контрагентами.

Налоговым органом не доказано ни существование договорных, либо иных отношений с конечными выгодоприобретателями, ни возврат денежных средств заявителю, либо получение какой-либо необоснованной выгоды.

Таким образом, довод налогового органа о формальном характере передачи векселей в адрес ООО "Эскада" в счет оплаты спорного товара, не связанном с осуществлением договора от 12.09.2008 N 3, являются необоснованными и противоречащими НК РФ.

Доводы налогового органа относительно дальнейшего перечисления денежных средств, полученных в результате предъявления векселей к платежу ООО "Авто-Люкс", являются не основанными на НК РФ.

Так, налоговый орган, не ссылаясь на договоры или иные документы, предположил, что взаимоотношения ООО "Авто-Люкс" и ООО"Эскада" связаны с поставкой учебного оборудования.

Налоговый орган не представил доказательств фиктивности, противозаконности, ничтожности или оспоримости сделок, в соответствии с которыми контрагент "второго звена" - ООО "Авто-Люкс" получал и осуществлял платежи по векселям.

Налоговый орган установил согласованность действий при перечислении денежных средств по указанным векселям. Однако налоговый орган не указал в чем состоит недобросовестность заявителя.

Те обстоятельства, которые налоговый орган заложил в основание своих выводов, а именно часть средств, уплаченных за векселя, ООО "Авто-Люкс" перечисляет на счет ООО "Алькоръ", в которой генеральным директором является Абдуллин Т.Э., который также возглавлял ООО "Эскада" - не свидетельствуют о недобросовестности заявителя, поскольку не свидетельствуют о том, что данный факт влиял на расчеты по спорным сделкам, о том, что денежные средства по этим сделкам вернулись к заявителю или его должностным лицам. Заявитель не имел никаких взаимоотношений с ООО "Алькор" и иными организациями и лицами, в пользу которых ООО "Авто-Люкс" перечисляло денежные средства.

Также налоговым органом установлено, что назначение платежей от ООО "Авто-Люкс" в адрес иных организаций, не связано с поставкой учебного оборудования и пособий. Однако денежные средства, которыми распоряжается ООО "Авто-Люкс" являются собственностью этой организации, с которой заявитель даже не состоит в договорных отношениях.

Налоговый орган, посчитав ООО "Авто-Люкс" поставщиком "второго звена", не установил наличие или отсутствие у данной организации договоров с третьими лицами, не установил наличие или отсутствие иных банковских счетов, не учел возможность проведения наличных расчетов и расчетов в иной форме.

Также, в обоснование своей позиции налоговый орган незаконно ссылается на свидетельские показания Абдуллина Т.Э., который отрицал свое отношение к организации ООО "Алькоръ". Тот факт, что должностное лицо отрицает свое участие в учрежденном им юридическом лице, является недостаточным для признания юридического лица недействующим и может свидетельствовать только о том, что должностное лицо не желает нести ответственность за свои действия в данном юридическом лице. НК РФ предусматривает возможность налогового органа истребовать необходимые документы у юридических лиц, должностных лиц, органов власти, проведение экспертиз.

Соответственно, доводы налогового органа относительно формального перечисления денежных средств и установления цепочки и согласованности действий при перечислении денежных средств по векселям являются необоснованными и противоречащими НК РФ.

Налоговый орган неправомерно ссылается на тот факт, что организации и индивидуальные предприниматели, в адрес которых ООО "Авто-Люкс" (предъявившее к погашению векселя, переданные заявителем в адрес ООО "Эскада") переводило денежные средства, а именно: ООО "СкайЛайн", ООО "Флориэль", ООО "Кристалл", ООО "Альфасервис", ООО "Ривер". ООО "Алькоръ", ООО "МетеоТорг", ИП Халява Сергей Андреевич, ИП Гусев Олег Михайлович, ИП Родионов Андрей Александрович имели ряд недостатков - не предоставили истребованные у них документы, предоставляют нулевую или заниженную, отчетность, либо не предоставляют отчетность вовсе. По части контрагентов ООО "Авто-Люкс" не получены ответы из налоговых органов.

Согласно правовой позиции Конституционного суда РФ, изложенной в определении от 16.10.2003 N 329-О, истолкование ст. 57 Конституции РФ в системной связи с другими положениями Конституции РФ не позволяют сделать вывод, что заявитель несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

По смыслу положения, содержащегося в п. 7 ст. 3 НК РФ в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие "добросовестные налогоплательщики" как возлагающие на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством. Тем более незаконным является наложение на заявителя ответственности за те организации, с которыми он не состоит в финансово-хозяйственных взаимоотношениях.

Таким образом, не может являться основанием для доначисления заявителю налога на прибыль и НДС указание на недобросовестность ряда предприятий, которые отражают в бухгалтерской отчетности недостоверные данные, или не сдают отчетность при отсутствии доказательств согласованности действий заявителя и этих организаций, направленной на получение необоснованной налоговой выгоды.

Налоговый орган неправомерно ссылается на тот факт, что импорт спорного учебного оборудования осуществили компании ООО "Архимед 21" и ООО "Конгруэнт". Налоговый орган также необоснованно указывает на аффилированность, подконтрольность и взаимодействие между заявителем и указанными организациями.

Сведения об организациях, осуществляющих ввоз учебного оборудования на территорию РФ, налоговым органом получены из информационного ресурса и на основании информации, предоставленной по запросу таможенными органами. Иных документов, в том числе контрактов, инвойсов, копий ГТД налоговый орган от Федеральной таможенной службы не получил, так как истек срок их хранения у таможенных органов.

Налоговый орган установил, что Кукуджанов А.Р. в период с 01.01.2008 по 03.05.2008 являлся генеральным директором заявителя и ООО "Конгруэнт". ООО "Конгруэнт" документов по приобретению и реализации импортированного оборудования не предоставило.

Налоговый орган не учел, что договор от 12.09.2008 N 3 между заявителем и ООО "Эскада" заключен после того, как Кукуджанов А.Р. прекратил свою деятельность в обществе.

Еще одним доказательством взаимозависимости заявителя и ООО "Конгруэнт" налоговый орган посчитал то, что работник Сорокин А.Б. одновременно получал доход в обеих организациях.

Налоговым органом не учтено, что Сорокин А.Б. не являлся руководителем этих компаний, а значит, не мог влиять на деятельность организаций, вести бухгалтерскую и налоговую отчетность.

Каких-либо доказательств о том, что спорное оборудование было поставлено в адрес заявителя именно в период, когда Кукуджанов А.Р. возглавлял обе организации, налоговый орган не представил.

Относительно ООО "Архимед 21" налоговый орган указывает, что Харшиладзе А.Ф. является учредителем заявителя и ООО "Архимед 21". Также, генеральным директором ООО "Архимед 21" являлся Ковалев А.И., который в 2008 г. получал зарплату в ООО "Конгруэнт". Главным бухгалтером ООО "Архимед 21" являлся Сорокин А.Б., который в 2008 г. также получал зарплату в обществе и ООО "Конгруэнт".

Никто из перечисленных лиц не являлся руководителем или главным бухгалтером заявителя, не обладал правом на подписание документов, заключение договоров, ведение бухгалтерской и налоговой отчетности.

Налоговый орган неправомерно ссылается термин "аффилированность", взаимосвязанность.

Понятие "аффилированное лицо" раскрыто в ст. 4 Закона РСФСР о конкуренции. Такими лицами являются физические и юридические лица, способные оказывать влияние на деятельность юридических и (или) физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность. Также в названной статье содержится перечень аффилированных лиц юридического лица и перечень аффилированных лиц физического лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность.

В ст. 81 гл. XI Закона об акционерных обществах используется понятие аффилированного лица для определения заинтересованного в сделке лица.

Налоговый орган не представил доказательств и конкретные примеры влияния заявителя и ООО "Архимед 21", ООО "Конгруэнт" на финансово-хозяйственную деятельность друг друга, их способность на такое влияние, что является важнейшим признаком аффилированности, без наличия которого применять это понятие неправомерно.

Согласно п. 6 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения заявителем налоговой выгоды" сама по себе взаимозависимость участников сделок не свидетельствует о получении ими необоснованной налоговой выгоды.

Из взаимного толкования содержания ст.ст. 20 и 105.1 НК РФ, ст. 81 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах", ст. 4 Закона РСФСР от 22.03.1991 N 948-1 "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" слелдует, что главным признаком и основанием для применении норм об аффилированности и взаимозависимости лиц является наличие между ними каких-либо отношений.

Вместе с тем, наличие каких-либо отношений между заявителем и ООО "Конгруэнт" не установлено и не подтверждено доказательствами. Налоговый орган не изучил, не представил и не ссылается ни на один документ, который подтверждал бы наличие взаимоотношений и совместного ведения хозяйственной деятельности между заявителем и ООО "Конгруэнт".

Таким образом, доводы налогового органа об аффилированности заявителя и ООО "Архимед 21", ООО "Конгруэнт" не основаны на законе, не могли быть применены при определении обоснованности применения спорного вычета по взаимоотношениям с третьим лицом - ООО "Эскада".

Налоговый орган неправомерно и необоснованно ссылается на тот факт, что номенклатура товара, аналогичная поставляемой через цепочку подставных организаций в тот же период времени поставлялась по прямым договорам, заключенным между обществом и ООО "Архимед 21", иными поставщиками.

Согласно ГК РФ, каждое юридическое лицо вправе самостоятельно избирать себе контрагентов для ведения предпринимательской деятельности. Тот факт, что заявитель сотрудничал, в том числе, и с компанией ООО "Архимед 21", не свидетельствует о необоснованности налоговой выгоды.

Тот факт, что номенклатура товара, закупаемого у ООО "Архимед 21" была аналогична номенклатуре товара, закупленного заявителем у ООО "Эскада", не свидетельствует, что сами приобретены товары были одними и теми же. Доказательств данного факта (совпадений серийных номеров и т.д.) налоговый орган не представил. Сам факт частичного совпадения номенклатуры товара не может свидетельствовать о нереальности спорных поставок от ООО "Эскада", поскольку решающее значение имеет количество проданного заявителем товара заказчикам, в которое входит и товар, приобретенный у ООО "Эскада" и у ООО "Архимед 21", и у иных поставщиков в заявленном количестве.

Заявителем в материалы дела представлена таблица реализации товаров, закупленных у поставщиков общества в 2008-2010 гг., составленная на основе первичных документов по взаимоотношениям заявителя с организациями-поставщиками ООО "Архимед 21", ООО "Конгруэнт", ООО "Слами и Ко", ООО "Элти-Кудиц". Согласно указанной таблице, большая часть номенклатуры товара, закупленного у ООО "Эскада", не совпадает с товаром, приобретенным у иных поставщиков. Заявителю от этих контрагентов поступило 17 577 единиц товара.

Нереализованным остались лишь 682 единиц товара на сумму 503 290,91 руб., в связи с заменами товара, утерей ликвидности.

То есть, фактически весь товар, приобретенный и у ООО "Эскада", и у ООО "Архимед 21", ООО "Конгруэнт", ООО "Слами и Ко", ООО "Элти-Кудиц", был реализован по государственным контрактам и договорам в адрес заказчиков за 2008 г. (т. 17, 18, 19, 22, 32, 33, 34, 35, 37, 39, 40, 43, 44, 45, 46, 48, 49, 54, 57, 58, 64, 65, 66); 2009 г. (т. 52); 2010 г. (т. 21, 23, 24, 25. 26, 27, 29, 30, 32, 33, 36, 37. 38. 41, 42, 44, 56, 61. 62, 65); 2011 г. (т. 20, 28, 29, 31, 35, 36, 38, 45, 46, 47, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61,62, 63).

Указанное движение товара, а также наличие нереализованных товарных остатков отражены в материалах по инвентаризации ТМЦ за 2008, 2009, 2010 гг. (т. 15, л. д. 114-т. 17, л. д. 34)

Данные факты налоговым органом не опровергнуты.

Налоговый орган незаконно указывает на тот факт, что часть перепроданного товара была поставлена ООО "Архимед-21", иных поставщиков, учитывая, что его количество не покрывает весь объем перепроданных товаров.

Налоговый орган незаконно ссылается на установление факта перемещения товара через государственную границу указанными организациями (ООО "Архимед 21", ООО "Конгруэнт").

Так, налоговый орган в качестве источника информации указывает сведения, полученные из информационного ресурса Федеральной таможенной службы. Указанная информация не может считаться допустимым доказательством, так как получена с нарушением налогового законодательства.

П. 4 ст. 82 НК РФ предусматривает, что при осуществлении налогового контроля не допускается, в частности, сбор информации о заявителе (плательщике сбора, налоговом агенте), полученной в нарушение положений Конституции Российской Федерации, НК РФ, иных федеральных законов.

В соответствии со ст. 93 НК РФ налоговый орган имеет властное полномочие по истребованию у контрагента или у иных лиц, располагающих документами, касающимися деятельности проверяемого заявителя, эти документы.

Получением сведений из информационной системы не может быть заменено получение Таможенных деклараций, подобные сведения не обладают доказательственной силой, поскольку не подтверждены установленными документами, на основании которых должны составляться. Таким образом, налоговый орган обязан был получить официальные ответы из Федеральной таможенной службы с приложением таможенных деклараций, иных документов, по которым можно было бы однозначно установить тот или иной факт.

Налоговый орган указывает, что срок хранения контрактов, инвойсов, копий ГТД в Федеральной таможенной службе истек, в связи с чем они уничтожены, то есть признает, что надлежащих документов, подтверждающих перевоз указанными спорными контрагентами аналогичной номенклатуры товара, не существует.

Данный довод опровергается также тем, что товар, приобретенный у ООО "Эскада", у ООО "Архимед 21" и у иных контрагентов, был затем перепродан заказчикам заявителя в количестве, указанном по всем поставщикам, согласно таблице реализации товара и подтверждающим первичным документам. Это означает, что товар реально приобретался у всех заявленных поставщиков, включая ООО "Эскада", а затем был реализован в полном объеме, что подтверждается соответствующими договорами, товарными накладными по взаимоотношениям с заказчиками, соответствующими документами бухгалтерского учета.

Таким образом, ссылка на импортирование товара, приобретенного у ООО "Эскада" иными организациями, является несостоятельной.

Налоговый орган неправомерно ссылается на тот факт, что были допущены нарушения п. 2 ст. 164 НК РФ при заполнении счетов-фактур, выставленных ООО "Эскада" (выбрана завышенная ставка НДС в размере 18 %).

Постановлением правительства РФ от 26.12.2011 N 1137 утверждена форма счета-фактуры и Правила его заполнения. В соответствии с указанными документами, заполнение счетов-фактур осуществляет поставщик, покупатель лишь заверяет получение товара подписью и печатью. Обязанность по определению ставки НДС лежит на поставщике. Таким образом, на заявителя не может быть наложена ответственность за неверное составление документа, обязанность по составлению которого лежит на контрагенте заявителя.

Таким образом, нарушений в заполнении спорных счетов-фактур со стороны заявителя не было, следовательно, соблюдены все необходимые условия для получения соответствующих вычетов по НДС на основании выставленных счетов-фактур.

Понесенные заявителем затраты по взаимоотношениям с перечисленными контрагентами следует расценивать как экономически обоснованные, в соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 252 НК РФ.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Все спорные финансово-хозяйственные операции между данным поставщиком и заявителем совершались в соответствии с их действительным экономическим смыслом.

Налоговый орган не оспаривает, что расходы заявителя на приобретение учебного оборудования у ООО "Эскада" связаны с осуществлением заявителем деятельности, направленной на получение дохода.

В проверяемый период заявитель фактически приобретал указанное оборудование с целью его перепродажи в соответствии с имеющимися государственными контрактами.

Указанный доход отражен в соответствующих налоговых регистрах, учтен при налогообложении, с данного дохода начислен соответствующий налог на прибыль и НДС.

Заявитель получил доход от перепродажи клиентам спорного оборудования, приобретенного у ООО "Эскада", отражал его в своей налоговой и бухгалтерской отчетностях, уплачивал налоги, иное налоговым органом не доказано.

Кроме того, в ходе налоговой проверки не было проведено сравнительное исследование уровня среднерыночных цен на приобретенные спорные товары, однако это обстоятельство имеет непосредственное значение для установления наличия или отсутствия экономической обоснованности спорных расходов.

Таким образом, так как налоговый орган не представил исчерпывающих доказательств обратного, то заявителем получена прибыль в результате приобретения спорных товаров, расходы заявителя по взаимоотношениям с указанным контрагентам являются экономически обоснованными, в соответствии с п. 1 ст. 252 НК РФ.

Налоговом органом в ходе оформления результатов выездной налоговой проверки заявителя допущены нарушения.

Фактически основными доводами налогового органа при вынесении акта являлись данные о движении денежных средств по расчетным банковским счетам заявителя, его поставщика ООО "Эскада", контрагентов "второго" и последующих звеньев, иных сторонних организаций.

Согласно п. 6 ст. 100 НК РФ лицо, в отношении которого проводилась налоговая проверка (его представитель), в случае несогласия с фактами, изложенными в акте налоговой проверки, а также с выводами и предложениями проверяющих в течение 15 дней со дня получения акта налоговой проверки вправе представить в соответствующий налоговый орган письменные возражения по указанному акту в целом или по его отдельным положениям. При этом заявитель вправе приложить к письменным возражениям или в согласованный срок передать в налоговый орган документы (их заверенные копии), подтверждающие обоснованность своих возражений.

Учитывая, что фактически данные выписки движения денежных средств являются неотъемлемой частью акта ВНП, их наличие у заявителя являлось обязательным условием для реализации права заявителя на составление возражений на данный акт ВНП.

В соответствии с п. 14 ст. 101 НК РФ несоблюдение должностными лицами налоговых органов требований, установленных настоящим кодексом, может являться основанием для отмены решения налогового органа вышестоящим налоговым органом или судом.

Нарушение существенных условий процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки, является основанием для отмены вышестоящим налоговым органом или судом решения налогового органа о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решения об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. К таким существенным условиям относится обеспечение возможности лица, в отношении которого проводилась проверка, участвовать в процессе рассмотрения материалов налоговой проверки лично и (или) через своего представителя и обеспечение возможности Заявителя представить объяснения.

Основаниями для отмены указанного решения налогового органа вышестоящим налоговым органом или судом могут являться иные нарушения процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки, если только такие нарушения привели или могли привести к принятию руководителем (заместителем руководителя) налогового органа неправомерного решения.

Налоговый орган неоднократно уведомлялся заявителем о необходимости предоставления указанных документов. Так, налоговый орган получил заявление от 29.10.2012 (т. 3, л.д. 51-56) (отметка о принятии 30.10.2012) в котором заявитель просит предоставить документы, на которые налоговый орган ссылается в акте как на доказательство собственных доводов и которые налоговый орган обязан предоставить вместе с актом в соответствии со ст. 100 НК РФ.

На указанное заявление заявителем получен ответ налогового органа от 14.11.2012 N 20-10/48233, в котором указано, что документы, действительно, не представлены в указанном НК РФ порядке и сроке, а также налоговый орган ответил отказом в предоставлении документов.

В ходе рассмотрения материалов проверки и дополнительных мероприятий налогового контроля, согласно протоколу от 03.12.2012 N 173/д (т. 3 л. д. 55) рассмотрения материалов проверки и материалов дополнительного налогового контроля, налоговый орган повторно отказал в выдаче на руки заверенных налоговым органом в установленном порядке банковских выписок по операциям на счетах организаций.

Таким образом, заявитель не мог проверить законность доводов налогового органа и представить возражения по всем доводам налогового органа.

В данном случае, налоговый орган лишил заявителя представить свои возражения и объяснения по документам - неотъемлемой части акта и решения, на которые сам налоговый орган ссылается как на доказательство своей позиции.

Кроме того, данным незаконным бездействием, налоговый орган существенно нарушил право заявителя на защиту, обжалование в соответствии со ст.ст. 45-46 Конституции РФ, а также права заявителя, предусмотренные п.п. 7 и 12 ст. 21 НК РФ.

В апелляционной жалобе налоговый орган неправомерно указывает, что суд не оценил ряд представленных доказательств и доводов налогового органа и не привел мотивы, по которым данные доказательства были опровергнуты.

Согласно п. 1 ст. 71 АПК РФ довод налогового органа не допустим, в связи с тем, что оценка доказательств является исключительной прерогативой суда, который по своему внутреннему убеждению и основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств оценивает доказательств и приходит к определенной позиции и выводам.

Судом первой инстанции оценены все обстоятельства и все доводы налогового органа. Соответственно, суд всесторонне и полно оценил все доводы сторон, все представленные ими доказательства.

Суд первой инстанции полно и правильно установил фактические обстоятельства по делу и дал им надлежащую правовую оценку. Решение суда законно и обоснованно. Оснований для его отмены нет.

Руководствуясь ст. ст. 110, 266-269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 27.05.2013 по делу N А40-18229/13-140-56 оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления в полном объеме в Федеральный арбитражный суд Московского округа.

 

Председательствующий судья

М.С. Сафронова

 

Судьи

Н.В. Дегтярева
П.А. Порывкин

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.