Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 11 сентября 2013 г. N 03АП-3672/13

 

г. Красноярск

 

11 сентября 2013 г.

Дело N А33-19089/2012

 

Резолютивная часть постановления объявлена "04" сентября 2013 года.

Полный текст постановления изготовлен "11" сентября 2013 года.

 

Третий арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Колесниковой Г.А.,

судей: Борисова Г.Н., Дунаевой Л.А.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Казенновой Е.С.

при участии:

от заявителя (общества с ограниченной ответственностью "Красэкомаш"): Ненартович Г.И., директора общества,

от ответчика (межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 22 по Красноярскому краю): Ляшенко Ю.М., представителя по доверенности от 26.02.2013, Федоровой Л.В., представителя по доверенности от 12.03.2013,

рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Красэкомаш"

на решение Арбитражного суда Красноярского края от "23" мая 2013 года по делу N А33-19089/2012, принятое судьей Щелоковой О.С.

установил:

общество с ограниченной ответственностью "Красэкомаш" (далее - общество, общеатво "Красэкомаш", заявитель, ИНН 2465068573, ОГРН 1022402484081) обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 22 по Красноярскому краю (далее - налоговый орган, инспекция, ответчик, ИНН 2464070001, ОГРН 1042442640008) о признании недействительным решения от 15.08.2012 N 19 "О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения" в части доначисления налога на добавленную стоимость за 1 квартал 2008 года в сумме 235 205 рублей и пени в сумме 97 984 рубля, за 2 квартал 2008 года в сумме 345 292 рубля и пени в сумме 144 643 рубля, за 3 квартал 2008 года в сумме 179 325 рублей и пени в сумме 74 654 рубля 50 копеек, за 4 квартал 2008 года в сумме 318 626 рублей и пени в сумме 132 978 рублей 30 копеек, за 1 квартал 2009 года в сумме 38 868 рублей и пени в сумме 16 330 рублей 70 копеек.

Решением Арбитражного суда Красноярского края от 23 мая 2013 года в удовлетворении заявленных требований отказано.

Общество обратилось с апелляционной жалобой, в которой с решением суда первой инстанции от 23.05.2013 не согласно, ссылается на то, что у общество отсутствовали основания полагать, что ООО "ПромСервис" и ООО "Эдельвейс" (далее - спорные контрагенты) являются недобросовестными контрагентами, поскольку указанные контрагенты зарегистрированы в Едином государственном реестре юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ), сдавали бухгалтерскую отчетность, имели работников, транспорт, оборудование, производственные помещения и фактически осуществляли хозяйственную деятельность; при заключении договора заявитель запросил у ООО "ПромСервис" учредительные документы; протокол обследования от 20.04.2012 является недопустимым и недостоверным доказательством, поскольку не свидетельствует об отсутствии ООО "ПромСервис" по месту его нахождения в 2008 году, не подтверждает невозможность сдачи в аренду либо субаренду помещения указанному обществу в период с декабря 2007 года по июль 2008 года; не доказаны согласованные действия заявителя и спорных контрагентов, направленные на получение необоснованной налоговой выгоды, поскольку обстоятельства реального получения материалов от контрагентов и их дальнейшего списания на изготовление продукции инспекцией не опровергнуты, недостоверность сведений, указанных в товарных накладных ТОРГ-12, не доказана. Общество считает необоснованным вывод налогового органа о том, что работы по резке металла могли быть выполнены заявителем своими силами, поскольку сделаны без привлечения эксперта, общество самостоятельно определяет порядок ведения хозяйственной деятельности. Общество указывает на то, что налогоплательщик не обязан доказывать свою добросовестность, представленные документы подтверждают реальность совершенных сделок и их разумную деловую цель, обусловленную характером предпринимательской деятельности.

Общество также ссылается на то, что налоговый орган неправомерно доначислил налог на добавленную стоимость за 1 и 2 кварталы 2008 года в связи с тем, что проверка начата согласно решению от 15.09.2011 N 218 и окончена согласно справке 02.05.2012; в нарушение пункта 9 статьи 89 Налогового кодекса Российской Федерации инспекция истребовала у общества документы согласно требованиям от 10.10.2011 N 218/2, от 13.10.2011 N 218/3, от 03.04.2012 N 218/3/1, от 16.04.2012 N 218/5, от 09.04.2012 N 218/4, от 16.07.2012 N 218/5/1, которые выставлены налоговым органом одновременно с приостановлением выездной налоговой проверки.

Налоговый орган представил отзыв на апелляционную жалобу, в котором просит решение суда первой инстанции оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Общество заявило ходатайство об отложении судебного разбирательства в связи с невозможностью явки представителя Глейм В.В., поскольку она находится в командировке. В подтверждение представлена копия проездного документа, подтверждающего отправление поезда 26.08.2013 в 15 час. 20 мин. по маршруту Красноярск-Тайга, прибытие 27.08.2013 в 00 час. 33 мин.

В соответствии с частью 4 статьи 158 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд может отложить судебное разбирательство по ходатайству лица, участвующего в деле, в связи с неявкой в судебное заседание его представителя по уважительной причине.

Протокольным определением от 04.09.2013 суд апелляционной инстанции отклонил заявленное обществом ходатайство об отложении судебного разбирательства, поскольку судом не установлено оснований для отложения судебного разбирательства.

Апелляционная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции установлены следующие обстоятельства.

На основании решения от 15.09.2011 N 218 ответчиком проведена выездная налоговая проверка общества по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах, правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов за период с 01.01.2008 по 31.12.2010.

В ходе проведения выездной налоговой проверки установлено, в том числе неправомерное применение обществом налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость (далее - НДС) за 1-4 кварталы 2008 года и 1 квартал 2009 года по счетам-фактурам, выставленным обществами "ПромСервис" и "Эдельвейс" (далее - спорные контрагенты), в связи с тем, что выявленные в ходе проведения мероприятий налогового контроля обстоятельства не подтверждают реальность хозяйственных операций между заявителем и указанными контрагентами; счета-фактуры от имени данных контрагентов подписаны неустановленными лицами.

По результатам выездной налоговой проверки составлен акт от 14.06.2012 N 6, который вручен представителю общества по доверенности Соловьевой О.С.

Извещением от 14.06.2012 N 2.15-22/218/1 налогоплательщик приглашен на 06.07.2012 для рассмотрения материалов выездной налоговой проверки (вручено 14.06.2012 представителю общества).

Обществом 22.06.2012 в инспекцию представлены возражения на акт проверки.

06.07.2012 по результатам рассмотрения материалов проверки принято решение о проведении дополнительных мероприятий налогового контроля N 218/4.

Извещением от 06.07.2012 N 2.15-22/218/8 налогоплательщик приглашен на 07.08.2012 для рассмотрения материалов выездной налоговой проверки с учетом дополнительных мероприятий налогового контроля (вручено 06.07.2012 руководителю общества).

03.08.2012 руководителю общества вручено уведомление о результатах проведения дополнительных мероприятий налогового контроля.

07.08.2012 в связи с поступившими дополнительными возражениями налогоплательщика рассмотрение материалов проверки отложено на 13.08.2012 (решение N 218/6). Решение от 13.08.2012 N 218/6 и извещение от 07.08.2012 N 2.15-22/218/10 "О вызове налогоплательщика" для рассмотрения материалов проверки на 13.08.2012 вручено руководителю общества 07.08.2012.

13.08.2012 рассмотрение материалов проверки, с учетом мероприятий дополнительного налогового контроля, назначено на 15.08.2012 (извещение от 13.08.2012 N 2.15-22/218/2 вручено обществу 13.08.2012).

15.08.2012 рассмотрение материалов проверки состоялось в присутствие представителей налогоплательщика (протокол от 15.08.2012).

По результатам рассмотрения материалов проверки налоговым органом принято решение от 15.08.2012 N 19 "О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения", на основании которого обществу, в том числе доначислен налог на добавленную стоимость в общей сумме 1 117 316 рублей, пени в сумме 466 590 рублей 57 копеек.

Решение от 15.08.2012 N 19 в апелляционном порядке обжаловано обществом в вышестоящий налоговый орган. По результатам рассмотрения апелляционной жалобы Управлением Федеральной налоговой службы по Красноярскому краю принято решение от 05.10.2012 N 2-12-15/15443 об оставлении решения от 15.08.2013 N 19 без изменения, апелляционной жалобы - без удовлетворения.

Считая решение от 15.08.2012 N 19 нарушающим права и законные интересы налогоплательщика, общество "Красэкомаш" обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением о признании его недействительным в части.

Исследовав представленные доказательства, заслушав и оценив доводы лиц, участвующих в деле, суд апелляционной инстанции пришел к следующим выводам.

В соответствии со статьей 123 Конституции Российской Федерации, статьями 8, 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равенства сторон.

На основании статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основания своих требований и возражений.

В силу части 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В силу части 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации для признания оспариваемого ненормативного правового акта недействительным, решения, действия (бездействия) незаконными необходимо наличие одновременно двух условий - несоответствие их закону или иным нормативным правовым актам и нарушение ими прав и охраняемых законом интересов субъектов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Инспекцией с соблюдением статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации рассмотрение материалов проверки производилось с участием представителей налогоплательщика (протокол от 15.08.2012), что свидетельствует о реализации права заявителя на участие в рассмотрении материалов проверки и представление объяснений, предусмотренных Налоговым кодексом Российской Федерации.

Довод общества о том, что налоговый орган неправомерно доначислил налог на добавленную стоимость за 1 и 2 кварталы 2008 года в связи с тем, что проверка начата согласно решению от 15.09.2011 N 218 и окончена согласно справке 02.05.2012, отклоняется судом апелляционной инстанции как необоснованный в силу следующего.

Согласно статье 89 Налогового кодекса Российской Федерации выездная налоговая проверка проводится на территории (в помещении) налогоплательщика на основании решения руководителя (заместителя руководителя) налогового органа. В случае, если у налогоплательщика отсутствует возможность предоставить помещение для проведения выездной налоговой проверки, выездная налоговая проверка может проводиться по месту нахождения налогового органа. Выездная налоговая проверка не может продолжаться более двух месяцев. Указанный срок может быть продлен до четырех месяцев, а в исключительных случаях - до шести месяцев.

Срок проведения выездной налоговой проверки исчисляется со дня вынесения решения о назначении проверки и до дня составления справки о проведенной проверке. Руководитель (заместитель руководителя) налогового органа вправе приостановить проведение выездной налоговой проверки. Приостановление и возобновление проведения выездной налоговой проверки оформляются соответствующим решением руководителя (заместителя руководителя) налогового органа, проводящего указанную проверку. Общий срок приостановления проведения выездной налоговой проверки не может превышать шесть месяцев (пункты 8, 9 статьи 89 Кодекса).

Из материалов дела следует, что решением от 15.09.2011 N 218 назначена выездная налоговая проверка общества с ограниченной ответственностью "Красэкомаш" по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах, правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов за период с 01.01.2008 по 31.12.2010 (вручено руководителю общества 15.09.2011).

Решением от 14.10.2011 N 218/2 проверка приостановлена в связи с необходимостью истребования документов (информации) о деятельности налогоплательщика. Решение вручено налогоплательщику 14.10.2011.

03.04.2012 выездная налоговая проверка возобновлена решением N 218/3 (вручено руководителю общества 03.04.2012).

Справка N 6 о проведенной выездной налоговой проверке составлена 02.05.2012 и вручена налогоплательщику 02.05.2012.

Учитывая, что в срок проведения проверки не входит период ее приостановления, выездная налоговая проверка общества проведена налоговым органом в установленный законом срок.

Довод общества о том, что в нарушение пункта 9 статьи 89 Налогового кодекса Российской Федерации инспекция истребовала у общества документы согласно требованиям от 10.10.2011 N 218/2, от 13.10.2011 N 218/3, от 03.04.2012 N 218/3/1, от 16.04.2012 N 218/5, от 09.04.2012 N 218/4, от 16.07.2012 N 218/5/1, которые выставлены налоговым органом одновременно с приостановлением выездной налоговой проверки, не может быть принят судом апелляционной инстанции в силу следующего.

В соответствии с пунктом 9 статьи 89 Налогового кодекса Российской Федерации на период действия срока приостановления проведения выездной налоговой проверки приостанавливаются действия налогового органа по истребованию документов у налогоплательщика, которому в этом случае возвращаются все подлинники, истребованные при проведении проверки, за исключением документов, полученных в ходе проведения выемки, а также приостанавливаются действия налогового органа на территории (в помещении) налогоплательщика, связанные с указанной проверкой.

Нарушение вышеизложенной нормы права налоговым органом при проведении проверки не допущено, поскольку вышеуказанные требования выставлены инспекцией либо до приостановления проверки либо после возобновления проверки; выставление требования о предоставлении документов в день возобновления проверки не является нарушением статьи 89 Налогового кодекса Российской Федерации.

Таким образом, судом не установлено существенных нарушений процедуры проведения проверки и рассмотрения материалов налоговой проверки.

Согласно оспариваемому решению инспекция пришла к выводу о получении обществом необоснованной налоговой выгоды в связи с неправомерным применением налогового вычета по НДС за 1-4 кварталы 2008 года и 1 квартал 2009 года по счетам-фактурам, выставленным обществами "ПромСервис" и "Эдельвейс", в связи с тем, что выявленные в ходе проведения мероприятий налогового контроля обстоятельства не подтверждают реальность хозяйственных операций между обществом "Красэкомаш" и указанными контрагентами; счета-фактуры от имени данных контрагентов подписаны неустановленными лицами; отсутствовала реальной возможность осуществления финансово-хозяйственных отношений между заявителем и спорными контрагентами.

Суд первой инстанции, признавая выводы инспекции обоснованными, исходил из того, что представленные обществом договоры, счета-фактуры, товарные накладные, акты, путевые листы содержат недостоверные сведения, не подтверждают совершение реальных хозяйственных операций по поставке товара (выполнению работ (услуг)), в связи с чем не могут являться основанием для применения вычетов по НДС, обществом не проявлена должная степень осмотрительности при выборе спорных контрагентов.

Суд апелляционной инстанции считает выводы инспекции и суда первой инстанции о получении обществом необоснованной налоговой выгоды правильными в силу следующего.

Согласно статье 143 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) организации являются плательщиками налога на добавленную стоимость.

Статьей 166 Кодекса установлен порядок исчисления налога на добавленную стоимость, исходя из налоговой базы, определяемой в соответствии со статьями 154 - 159 и 162 Кодекса, то есть налоговой базы, возникающей у налогоплательщика в результате реализации им товаров (работ, услуг), и не зависящей от налоговых вычетов, право на применение которых налогоплательщик имеет согласно статьям 171, 172 Кодекса.

В соответствии с пунктом 1 статьи 171 Кодекса налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога на добавленную стоимость, исчисленную в соответствии со статьей 166 Кодекса, на установленные статьей 171 Кодекса налоговые вычеты.

Порядок применения налоговых вычетов установлен в статье 172 Налогового кодекса Российской Федерации. В соответствии с пунктом 1 названной нормы налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 статьи 171 Кодекса. Вычетам подлежат, если иное не установлено статьей 172 Кодекса, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) либо фактически уплаченные им при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) с учетом особенностей, предусмотренных названной статьей, и при наличии соответствующих первичных документов.

Таким образом, условиями применения налоговых вычетов при исчислении налога на добавленную стоимость являются приобретение товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации, принятие на учет указанных товаров (работ, услуг) и наличие соответствующих счетов-фактур.

Пунктом 1 статьи 169 Кодекса установлено, что счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению. Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 настоящей статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению (пункт 2 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации).

В Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 18.04.2006 N 87-О указано, что по смыслу пункта 2 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации соответствие счета-фактуры требованиям, установленным пунктами 5 и 6 данной статьи, позволяет определить контрагентов по сделке, их адреса, объект сделки, количество поставляемых товаров, цену товара (работ, услуг), а также сумму начисленного налога, уплачиваемую налогоплательщиком и принимаемую им далее к вычету.

Положения статей 171 и 172 Кодекса предполагают возможность применения налогового вычета при наличии реального осуществления хозяйственных операций и при осуществлении сделок с реальными товарами (работами, услугами). При этом, документы, на основании которых заявлен налоговый вычет, должны содержать достоверные сведения и отражать реальные хозяйственные операции по приобретению товаров (работ, услуг). Ввиду этого, при решении вопроса о применении налоговых вычетов учитываются результаты встречных проверок налоговым органом достоверности, комплектности и непротиворечивости представленных документов.

Сведения, содержащиеся в счетах-фактурах, как и данные первичных документов, составляемых при совершении хозяйственной операции и представляемых налогоплательщиком в налоговые органы, должны отвечать установленным законодательством требованиям и содержать достоверные сведения об обстоятельствах, с которыми законодательство связывает реализацию права на осуществление налоговых вычетов. Возможность использования в целях определения суммы налоговых вычетов расчетного метода исключена. Указанная правовая позиция изложена в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.03.2011 N 14473/10.

В Определении от 05.03.2009 N 468-О-О Конституционный Суд Российской Федерации указал, что налогоплательщик, не обеспечивший документальное подтверждение достоверности сведений и обоснованности требований, на основании которых претендует на получение налоговых вычетов, несет риск неблагоприятных последствий своего бездействия в виде невозможности принятия к вычету соответствующих сумм налога.

Налогоплательщик в соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не освобожден от обязанности доказывания правомерности применения налоговых вычетов и требований о возмещении налога на добавленную стоимость из бюджета. При этом налогоплательщик должен представить пакет документов, который исключает различные противоречия и сомнения как с формальной точки зрения (оформление), так и фактической (осуществление финансово-хозяйственных операций).

Налоговый орган вправе не принять налоговые вычеты по налогу на добавленную стоимость, если заявленные к вычету суммы не подтверждены надлежащими документами, содержащими достоверные сведения, сформировавшие вычеты хозяйственные операции нереальны либо совершены с контрагентами, не исполняющими свои налоговые обязанности.

Принцип достоверности документов, исходя из правовой позиции Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации, приведенной в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - Постановление N 53), устанавливается применительно к содержанию документа, то есть имела ли место в действительности хозяйственная операция, указанная в документе.

В соответствии с пунктом 1 Постановления N 53 представление в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Эти доказательства, как и доказательства, представленные налогоплательщиком, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям статьи 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 6 Постановления N 53 судам необходимо иметь в виду, что указанные в данном пункте обстоятельства сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной. Однако эти обстоятельства в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, в частности, указанными в пункте 5 настоящего постановления, могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Оценив представленные в материалы дела доказательства и доводы сторон в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что установленные по делу обстоятельства в совокупности свидетельствуют о получении обществом необоснованной налоговой выгоды.

В ходе проверки налоговым органом установлено, что обществом "Красэкомаш" в 1, 2 и 3 квартале 2008 года заявлены налоговые вычеты по налогу на добавленную стоимость в общей сумме 628 044,00 руб., по счетам-фактурам, выставленным обществом "ПромСервис". По взаимоотношениям с данным контрагентом налогоплательщиком представлены: договор от 19.12.2007 N 105/07 на поставку металлопроката, товарные накладные, договор от 01.06.2008 N 61/2008 рез. на оказание услуг по фрезеровке и резке металлопроката, акт выполненных работ от 30.06.2008 N 143.

По счетам-фактурам, выставленным обществом "Эдельвейс", обществом "Красэкомаш" в 3 и 4 квартале 2008 года и 1 квартале 2009 года заявлены налоговые вычеты по налогу на добавленную стоимость в общей сумме 450 404 рубля 04 копейки. По взаимоотношениям с данным контрагентом налогоплательщиком представлены: договор от 01.07.2008 N 21/2008 на поставку металлопроката, товарные накладные, договор от 01.10.2008 N Б/Н на оказание услуг по фрезеровке и резке металлопроката, акты выполненных работ от 01.09.2008 N 58, от 16.09.2008 N 183, от 10.10.2008 N 191, от 28.11.2008 N 314, от 11.01.2009 N 2.

Представленные заявителем документы (договоры, акты, счета-фактуры, товарные накладные) от имени руководителей обществ "ПромСервис" и "Эдельвейс" подписаны Асламовым Александром Александровичем, который по данным единого государственного реестра является руководителем и учредителем указанных обществ, а также директором и учредителем еще 40 организаций.

Из показаний Асламова А.А. по факту регистрации и руководства обществами "ПромСервис" и "Эдельвейс" (протокол допроса от 18.01.2012 N 33) следует, что учредителем и руководителем организаций он являлся формально. Данные общества зарегистрировал на свое имя за денежное вознаграждение. В финансово-хозяйственной деятельности обществ "ПромСервис" и "Эдельвейс" участия не принимал, налоговую отчетность не подписывал, денежными средствами не распоряжался, сведениями о наличии в штате организации иных сотрудников не располагает. Доверенностей на право совершать действия от имени обществ "ПромСервис" и "Эдельвейс" не выдавал, печатей не изготавливал. Взаимоотношений с обществом "Красэкомаш" не имел, никаких договоров, счетов-фактур, товарных накладных и других документов не подписывал, с руководителем данного общества Ненартовичем Г.И. не знаком. Отрицал факт подписания договоров (от 19.12.2007 N 105/07, от 01.06.2008 N 61/2008 рез., от 01.07.2008 N 21/2008, от 01.10.2008 N Б/Н), счетов-фактур и товарных накладных, предъявленных для обозрения.

От имени главного бухгалтера документы общества "ПромСервис" подписаны Бугаевой Надеждой Сергеевной, из показаний которой следует, что с 15.07.2004 она работает в обществе "Веал". В должности главного бухгалтера общества "ПромСервис" никогда не работала, трудовые договоры не заключала, бухгалтерскую и налоговую отчетность общества "ПромСервис" не подписывала и в налоговый орган не представляла. Документы, представленные на обозрение (счета-фактуры и товарные накладные), не подписывала, чем занимается данная организация ей не известно. По взаимоотношениям с обществом "Красэкомаш" информацией не обладает, с руководителем общества "ПромСервис" - Ненартовичем Г.И. она не знакома (протокол допроса от 26.04.2012 N 74).

На основании постановления от 17.07.2012 N 1 проведена почерковедческая экспертиза подписей Асламова А.А., по результатам которой установлено, что подписи Асламова А.А. в документах от обществ "ПромСервис" и "Эдельвейс" выполнены другими лицами (заключение эксперта от 18.07.2012 N 22/7).

Суд первой инстанции обоснованно указал, что сам по себе факт подписания документов со стороны спорного контрагента неустановленными лицами не может являться безусловным основанием признания налоговой выгоды необоснованной, так как принцип достоверности документов Пленум Высшего Арбитражного суда Российской Федерации в Постановлении N 53 устанавливает применительно к содержанию документа.

Налоговые последствия в виде применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость правомерны лишь при наличии документов, отвечающих требованиям достоверности и подтверждающих реальные хозяйственные операции.

При этом, формальное соответствие представленных налогоплательщиком документов требованиям Налогового кодекса Российской Федерации при том, что налоговым органом представлены доказательства того, что в действительности хозяйственные операции поставщиками товара (работ, услуг) не могли осуществляться, должны оцениваться в совокупности и взаимной связи со всеми представленными документами с целью исключения внутренних противоречий и расхождений между ними.

Применительно к содержанию представленных обществом в ходе проверки первичных документов суд первой инстанции с учетом совокупности обстоятельств, установленных в ходе выездной проверки, пришел к обоснованному выводу о том, что реальные хозяйственные операции между обществом и спорными контрагентами отсутствовали, в силу следующего.

Представленные заявителем в подтверждение факта доставки товара от спорных контрагентов путевые листы за период с февраля 2008 года по январь 2009 года не доказывают реальность хозяйственных операций с обществами "ПромСервис" и "Эдельвейс" в силу следующего.

Из содержания представленных путевых листов следует, что перевозка осуществлялась водителями Пирязевым А.С. и Ивановым Л.И. От имени диспетчера-нарядчика путевые листы подписаны Полонской В.А. и Филимоновой Н.В.

В ходе мероприятий налогового контроля инспекцией допрошены указанные лица. Из показаний Пирязева А.С. (протокол допроса свидетеля от 25.11.2011 N 290) следует, что он работал водителем машины "Газель" в обществе "Красэкомаш" в период с 14 февраля 2008 года по июль 2009 года. Осуществлял перевозку грузов, в том числе и металлопроката, со снабженцами Скурихиной Т.Л. и Гудошниковым О.А. Сопроводительные документы на груз не оформлял, путевые листы не составлял и не подписывал. Организации "ПромСервис" и "Эдельвейс", как и их руководители, ему не знакомы. Отметил, что путевые листы от 14.01.2008 N 1 и от 12.11.2009 N 395, представленные ему на обозрение, с указанием его фамилии в графе "водитель" составлены в период, когда он в обществе "Красэкомаш" не работал.

Согласно показаниям Иванова Л.И. (протокол от 15.11.2011 N 289), он в обществе "Красэкомаш" работал водителем легкового автомобиля "Волга" в период с 2002 года по сентябрь 2011 года, с перерывом в 7 месяцев. В соответствии с должностными обязанностями возил директора Ненартовича Г.Н. и главного бухгалтера Круживицкую Л.А. Перевозкой грузов, в том числе от обществ "ПромСервис" и "Эдельвейс", в период работы в обществе "Красэкомаш" не занимался. Пояснил, что автомобиль марки "Hino" гос.номер 442, указанный в путевых листах, был в нерабочем состоянии. Организации "ПромСервис" и "Эдельвейс", как и их руководители ему не знакомы. Подписи в путевых листах ему не принадлежат.

Допрошенная в качестве свидетеля Полонская В.А. отрицала факт составления и принадлежность ей подписи в путевых листах, представленных обществом "Красэкомаш" (протокол допроса от 17.07.2012 N 97). Филимонова Н.В. пояснила, что представленные путевые листы она не оформляла, подпись ей не принадлежит (протокол допроса от 17.07.2012 N 98).

Также инспекцией в ходе проверки допрошены агенты по снабжению общества "Красэкомаш" в спорный период: Скурихина Т.Л. (протокол от 08.11.2011 N 288), Гудошников О.А. (протокол от 12.04.2012 N 37). Из показаний Скурихиной Т.Л. следует, что в товарных накладных к счетам-фактурам от 04.03.2008 N 134, от 11.03.2008 N 148, от 30.04.2008 N 208, выставленных обществом "ПромСервис" подпись ей не принадлежит. Организации "ПромСервис" и "Эдельвейс" и их руководитель Асламов А.А. ей не знаком. В спорный период осуществляла поиск материалов, сопровождение груза и принятие его на учет. Гудошников О.А. пояснил, что с средины мая 2008 года производил приемку металлопродукции, полученной в том числе и от обществ "ПромСервис" и "Эдельвейс". Организации "ПромСервис" и "Эдельвейс" ему знакомы, однако, их руководителя он не знает, кто передавал груз от имени указанных контрагентов ему не известно.

В отношении спорных контрагентов инспекцией в ходе проверки установлены следующие обстоятельства.

Согласно данным инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Красноярска, где общества "ПромСервис" и "Эдельвейс" состоят на налоговом учете, при регистрации данными организациями заявлены основные виды деятельности: "Оптовая торговля прочими потребительскими товарами", "Оптовая торговля черными металлами в первичных формах" соответственно. Организация применяет общую систему налогообложения. Последняя отчетность представлена за 3 и 4 кварталы 2008 года соответственно. Сведения о наличии имущества, транспорта, контрольно-кассовой техники отсутствуют. Сведения о количестве работников и справки по форме 2-НДФЛ не представлены. Учредителем и руководителем общества является Асламов Александр Александрович.

По данным единого государственного реестра юридических лиц адрес местонахождения спорных контрагентов - г. Красноярск, ул. Парижской коммуны, 33, оф. 815 и оф. 810 соответственно. В ходе проверки инспекцией установлено, что указанный адрес является адресом "массовой регистрации", спорные контрагенты по указанным адресам не находятся, договоры аренды или субаренды с собственниками и арендаторами помещений по указанном адресу не заключали (протоколы обследования от 26.09.2011, от 09.09.2010, от 20.04.2012, письмо собственника).

Довод общества о том, что протокол обследования от 20.04.2012 является недопустимым и недостоверным доказательством, поскольку не свидетельствует об отсутствии ООО "ПромСервис" по месту его нахождения в 2008 году, не подтверждает невозможность сдачи в аренду либо субаренду помещения указанному обществу в период с декабря 2007 года по июль 2008 года, не может быть принят судом апелляционной инстанции, поскольку представленные инспекцией доказательства свидетельствуют об отсутствии указанного контрагента по юридическому адресу, договоры аренды с собственниками либо арендаторами помещений не заключало, что не опровергнуто заявителем соответствующими доказательствами.

Согласно выпискам по расчетным счетам спорных контрагентов поступление денежных средств осуществлялось за материалы, инструмент, промышленное оборудование, строительные материалы и прочее. Списание денежных средств со счетов обществ "ПромСервис" и "Эдельвейс" осуществлялось за поставку стройматериалов, материалов, оборудования, движение денежных средств носит транзитный характер. Хозяйственные и иные расходы, свидетельствующие о реальном осуществлении предпринимательской деятельности (расходы на оплату труда работников, расходы на содержание помещения, транспортных средств и другие) отсутствуют.

По сведениям Управления государственной инспекции безопасного дорожного движения транспортные средства у общества "Эдельвейс" отсутствуют (письмо от 22.11.2011 N 112-9597).

Инспекцией установлено, что спорные контрагенты не имели реальной возможности для осуществления финансово-хозяйственной деятельности по поставке металлопродукции и оказанию услуг по резке металла с учетом объема материальных ресурсов, необходимых для выполнения работ, поскольку у них отсутствовали управленческий и (или) технический персонал, основные средства, производственные активы, складские помещения, транспортные средства, необходимые для достижения результатов соответствующей экономической деятельности. Данные обстоятельства не опровергнуты обществом соответствующими доказательствами.

Таким образом, установленные инспекцией в отношении спорных контрагентов обстоятельства, документально не опровергнутые заявителем, в совокупности и взаимосвязи свидетельствуют о том, что представленные обществом документы содержат недостоверные сведения и не подтверждают факт реального осуществления хозяйственных операций между обществом и спорными контрагентами.

Доводы общества о том, что налогоплательщик не обязан доказывать свою добросовестность, представленные документы подтверждают реальность совершенных сделок и их разумную деловую цель, обусловленную характером предпринимательской деятельности; не доказаны согласованные действия заявителя и спорных контрагентов, направленные на получение необоснованной налоговой выгоды, поскольку обстоятельства реального получения материалов от контрагентов и их дальнейшего списания на изготовление продукции инспекцией не опровергнуты, недостоверность сведений, указанных в товарных накладных ТОРГ-12, не доказана; выводы налогового органа о том, что работы по резке металла могли быть выполнены заявителем своими силами, являются необоснованными, поскольку сделаны без привлечения эксперта, общество самостоятельно определяет порядок ведения хозяйственной деятельности, подлежат отклонению судом апелляционной инстанции, поскольку установленная по делу совокупность обстоятельств свидетельствует об отсутствии и невозможности осуществления заявителем хозяйственных операций именно со спорными контрагентами и является основанием для отказа в получении заявителем необоснованной налоговой выгоды в виде заявленных вычетов по НДС по таким операциям. В связи с изложенным, экономическая и технологическая возможность (невозможность) осуществления спорных операций самим заявителем, а также дальнейшее использование фрезерных станков в производственной деятельности общества не влияют на вывод суда о получения обществом необоснованной налоговой выгоды по сделкам со спорными контрагентами.

Согласно пункту 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Однако, налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом.

В применении налогового вычета по налогу на добавленную стоимость может быть отказано при условии, если инспекцией будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и, исходя из условий и обстоятельств совершения и исполнения соответствующей сделки, знал или должен был знать об указании контрагентом недостоверных сведений или о подложности представленных документов ввиду их подписания лицом, не являющимся руководителем контрагента, или о том, что контрагентом по договору является лицо, не осуществляющее реальной предпринимательской деятельности и не декларирующее свои налоговые обязанности по сделкам, оформляемым от его имени.

Налогоплательщик в опровержение таких утверждений вправе приводить доводы в обоснование выбора контрагента, имея ввиду, что по условиям делового оборота при осуществлении указанного выбора субъектами предпринимательской деятельности оцениваются не только условия сделки и их коммерческая привлекательность, но и деловая репутация, платежеспособность контрагента, а также риск неисполнения обязательств и предоставление обеспечения их исполнения, наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта. Кроме того, налогоплательщик вправе приводить доказательства, свидетельствующие о том, что, исходя из условий заключения и исполнения договора, оно не могло знать о заключении сделки от имени организации, не осуществляющей реальной предпринимательской деятельности и не исполняющей ввиду этого налоговых обязанностей по сделкам, оформляемым от ее имени.

Проявление должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагента предполагает не только проверку его правоспособности, то есть установление юридического статуса, возникновение которого обусловлено государственной регистрацией юридического лица, но и личности лица, а также соответствующих полномочий на совершение юридически значимых действий, подтвержденных удостоверением личности, решением общего собрания или доверенностью. Соответственно, при заключении сделки общество должно было не только затребовать учредительные документы и убедиться в наличии у спорных контрагентов статуса юридического лица, но и удостовериться в личности лица, действующего от имени данного юридического лица, а также о наличии у него соответствующих полномочий.

При отсутствии доказательств того, что заявитель при заключении договоров со спорными контрагентами удостоверился в личности лиц, действующих от имени спорных контрагентов, а также о наличии у них соответствующих полномочий; проверял деловую репутацию, платежеспособность контрагентов, а также риск неисполнения обязательств, наличие у контрагентов необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта, учитывая, что отсутствуют доказательства реального выполнения работ и поставки товара спорными контрагентами; а также показания работников заявителя, довод общества о проявлении им должной осмотрительности отклоняется судом апелляционной инстанции как необоснованный.

В рамках выездной налоговой проверки налоговым органом проведен допрос руководителя налогоплательщика - Ненартовича Г.Н. (протокол допроса от 16.04.2012 N 39), из показаний которого следует, что поиском поставщиков самостоятельно не занимались, поставщики сами звонили и предлагали свои услуги. При выборе контрагентов руководствовались такими критериями как доступная цена, наличие сортамента металлопроката. Договоры на поставку и оказание услуг представлялись самими поставщиками в офис общества "Красэкомаш", удостоверение личности у лиц, приносящих договоры, не запрашивалось. Товар на склад общества "Красэкомаш" привозился поставщиками. Учредительные документы и выписки из ЕГРЮЛ также не требовали. С руководителем обществ "ПромСервис" и "Эдельвейс" - Асламовым А.А. лично не знаком.

Таким образом, из показаний руководителя заявителя следует, что при заключении сделок со спорными контрагентами документы, подтверждающие личности и полномочия лиц, действующих от имени спорных контрагентов, не проверялись.

При этом, факт получения копий учредительных документов спорных контрагентов не свидетельствует о проявлении должной степени заботливости и осмотрительности.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о непроявлении обществом должной степени заботливости и осмотрительности.

При этом, следует учитывать, что непроявление должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагентов по сделкам имеет решающее значение при решении вопроса о получении обществом необоснованной налоговой выгоды в случае реального исполнения сторонами сделки и недоказанности факта поставки товара, выполнения спорных работ (услуг).

Из содержания пунктов 1, 3, 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", статей 169, 170, 171 Налогового кодекса Российской Федерации следует, что налоговая выгода в виде вычета по НДС может быть признана необоснованной в случае наличия недостоверных сведений в первичных учетных документах, представленных в подтверждение заявленных вычетов; отсутствия реальных хозяйственных операций со спорными контрагентами. Поскольку указанные обстоятельства доказаны налоговым органом, то непроявление налогоплательщиком должной степени заботливости и осмотрительности при выборе спорных контрагентов в таком случае не имеет определяющего значения и учитывается арбитражным судом в совокупности с иными установленными по делу обстоятельствами.

Довод заявителя о том, что у него отсутствовали основания полагать, что ООО "ПромСервис" и ООО "Эдельвейс" являются недобросовестными контрагентами, поскольку указанные контрагенты зарегистрированы в Едином государственном реестре юридических лиц, сдавали бухгалтерскую отчетность, имели работников, транспорт, оборудование, производственные помещения и фактически осуществляли хозяйственную деятельность, подлежит отклонению судом апелляционной инстанции, поскольку факт регистрации юридического лица в ЕГРЮЛ и представление в инспекцию налоговой и бухгалтерской отчетности с нулевыми либо несоответствующими оборотам показателями не свидетельствует о добросовестности контрагента по сделке. Доказательств, подтверждающих реальное осуществление спорными контрагентами предпринимательской деятельности, в том числе по спорным операциям, наличие у спорных контрагентов необходимых производственных, управленческих и трудовых ресурсов, основных средств, транспортных средств, в материалы дела не представлено.

На основании установленных по делу обстоятельств инспекция и суд первой инстанции пришли к обоснованному выводу о получении обществом необоснованной налоговой выгоды, поскольку реальное осуществление контрагентами поставок товаров (выполнение работ) является невозможным в связи с отсутствием у них трудовых и материальных ресурсов, необходимых для достижения результатов соответствующей экономической деятельности; отсутствием документального подтверждения транспортировки товара (выполнения работ); лицо, указанное в первичных документах в качестве руководителя контрагентов общества, является им формально; представленные обществом документы содержат недостоверные сведения, не подтверждают совершение реальных хозяйственных операций по поставкам товара (выполнению работ) спорными контрагентами, в связи с чем, не могут являться основанием для применения вычетов по НДС в оспариваемых обществом суммах.

Учитывая изложенное, нельзя признать состоятельными доводы общества, изложенные в апелляционной жалобе, так как они по существу направлены на переоценку фактических обстоятельств и представленных доказательств, правильно установленных и оцененных судом первой инстанции с учетом требованиям действующего законодательства, не опровергают выводов суда и не свидетельствуют о наличии оснований для отмены решения.

Таким образом, решение суда первой инстанции является законным и обоснованным, суд апелляционной инстанции не находит оснований для его отмены и удовлетворения апелляционной жалобы.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьей 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации расходы общества по оплате государственной пошлины в сумме 1000 рублей за рассмотрение апелляционной жалобы подлежат отнесению на общество.

Руководствуясь статьями 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Третий арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Красноярского края от "23" мая 2013 года по делу N А33-19089/2012 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Настоящее постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа через арбитражный суд, принявший решение.

 

Председательствующий

Г.А. Колесникова

 

Судьи

Г.Н. Борисов
Л.А. Дунаева

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.