Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23 ноября 2015 г. N 18АП-11847/15

 

г. Челябинск

 

23 ноября 2015 г.

Дело N А34-7050/2014

 

Резолютивная часть постановления объявлена 17 ноября 2015 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 23 ноября 2015 года.

 

Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Тимохина О.Б.,

судей Баканова В.В., Малышевой И.А.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Матвеевой В.И., рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Мобил ТелеКом" на решение Арбитражного суда Курганской области от 10 августа 2015 года по делу N А34-7050/2014 (судья Петрова И.Г.).

В судебном заседании принял участие представитель:

Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 1 по Курганской области - Капарулина И.М. (служебное удостоверение, доверенность N 01 от 12.01.2015).

Общество с ограниченной ответственностью "Мобил ТелеКом" (далее - заявитель, общество, ООО "Мобил ТелеКом", налогоплательщик, податель апелляционной жалобы, апеллянт) обратилось в Арбитражный суд Курганской области с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 1 по Курганской области (далее - заинтересованное лицо, инспекция, МИФНС, налоговый орган) о признании недействительным решения N 25 от 18.07.2014 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Решением суда от 10 августа 2015 года (резолютивная часть объявлена 03 августа 2015 года) заявленные требования удовлетворены частично - решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 1 по Курганской области от 18.07.2014 N 25 в части доначисления единого налога, уплачиваемого в связи с применением упрощенной системы налогообложения (далее - УСН), за 2012 год в сумме 5 938 руб., в части начисления соответствующих сумм пеней и штрафных санкций, а также в части начисления штрафных санкций по п. 1 ст. 119, п. 1 ст. 122, п. 1 ст. 126 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) свыше суммы 300 000 руб. признано недействительным. В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

Не согласившись с принятым решением в части отказа в удовлетворении заявленных требований о признание решения налогового органа в части доначисления единого налога, уплачиваемого при применении упрощенной системы налогообложения за 2012 год в сумме 57 798 руб., налога на прибыль в сумме 467 698 руб. и налога на добавленную стоимость (далее - НДС) в сумме 159 683 руб., соответствующих сумм пеней и санкций, а также в части отказа в снижении размера налоговых санкций до 100 000 руб., налогоплательщик обжаловал решение суда в указанной части - просит решение суда отменить и удовлетворить требования общества полностью.

По мнению подателя апелляционной жалобы, суд первой инстанции формально подошел к рассмотрению данного спора, не оценив должным образом доводы общества, а именно: что правовых оснований, для того, чтобы отдельно выставлять счета-фактуры именно по услугам связи у общества нет, поскольку стоимость услуг связи включена в арендную плату. В данном случае, реальность приобретения услуг связи ни налоговым органом, ни судом не ставилась под сомнением, стоимость телефонии включена в арендные платежи.

Заявитель полагает, что вывод суда первой инстанции о том, что выручку составляет арендная плата, куда входят эксплуатационные услуги, определенные арендатором и арендодателями, как стоимость услуг связи, необоснован.

Кроме того, по мнению заявителя, суд первой инстанции не оценил довод о включении обществом спорной суммы затрат по оплате услуг связи в состав расходов, уменьшающих облагаемую в 2010-2012 годах базу по налогу на прибыль.

По мнению заявителя, налоговым органом ни в акте выездной налоговой проверки, который он считает неполноценным, ни в решении о привлечении к налоговой ответственности не оспаривалось, что резерв по сомнительным долгам сформирован заявителем в соответствии с правилами налогового и бухгалтерского законодательства.

Общество критически относиться к выводам суда первой инстанции о том, что в акте выездной проверки, в решении о привлечении к налоговой ответственности, налоговый орган не вменял в вину обществу в качестве основания для исключения из состава внереализованных расходов такие обстоятельства, как не проведение инвентаризации и превышение 10% ограничения размера выручки, установленного п. 4 ст. 266 НК РФ.

Заявитель считает, что нормы НК РФ не содержат положение о том, что если задолженность дебиторов возникла в период применения налогоплательщиком УСН, то они не должны входить в суммы сомнительных долгов.

Относительно расходов на услуги связи общество считает, что договоры на оказание услуг связи, счета-фактуры, документы, подтверждающие факт оплаты оказанных услуг, доказывают и факт осуществления расходов, и их производственный характер.

Опираясь на положения ст. 252 НК РФ, постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 03.07.2012 N 2341/12 апеллянт утверждает, что при вынесении решения в части, касающейся начислений по налогу на прибыль, суд первой инстанции не применил положения налогового законодательства, устанавливающие порядок учёта расходов для целей налогообложения путём определения действительного размера понесённых расходов на основании результатов налогового контроля, либо, в том случае, если мероприятия налогового контроля результатов не принесли, на основании сведений об аналогичных сделках, имеющихся у налогового органа, а также официальных источников информации.

При рассмотрении спора суд первой инстанции не применил нормы права, подлежащие применению, а именно, ст. 171, 172 НК РФ, согласно которым право налогоплательщика на налоговые вычеты при осуществлении операций, являющихся объектом налогообложения НДС, обусловлено наличием у него документов, подтверждающих приобретение товаров (работ, услуг) и принятие их к учёту. Иных условий для предъявления налога к вычету действующим законодательством не предусмотрено.

Кроме того, при снижении налоговых санкций суд не учел один из доводов налогоплательщика о том, что общество впервые привлекается к налоговой ответственности.

Налоговый орган представил письменный отзыв на апелляционную жалобу, в котором против изложенных в ней доводов возражал, указав на то, что решение суда первой инстанции в обжалуемой налогоплательщиком части является законным и обоснованным, отмене или изменению не подлежит.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы извещены надлежащим образом - в судебное заседание представители заявителя не явились.

До начала судебного заседания от налогоплательщика поступило ходатайство об отложении судебного разбирательства, которое отклонено в связи со следующим.

В соответствии с ч. 1 ст. 158 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) арбитражный суд откладывает судебное разбирательство в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, а также в случае неявки в судебное заседание лица, участвующего в деле, если в отношении этого лица у суда отсутствуют сведения об извещении его о времени и месте судебного разбирательства.

Арбитражный суд может отложить судебное разбирательство по ходатайству обеих сторон в случае их обращения за содействием к суду или посреднику, в том числе к медиатору, в целях урегулирования спора (ч. 2 ст. 158 АПК РФ).

В силу ч. 3 ст. 158 АПК РФ в случае, если лицо, участвующее в деле и извещенное надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, заявило ходатайство об отложении судебного разбирательства с обоснованием причины неявки в судебное заседание, арбитражный суд может отложить судебное разбирательство, если признает причины неявки уважительными.

Арбитражный суд может отложить судебное разбирательство по ходатайству лица, участвующего в деле, в связи с неявкой в судебное заседание его представителя по уважительной причине (ч. 4 ст. 158 АПК РФ).

Согласно ч. 5 ст. 158 АПК РФ арбитражный суд может отложить судебное разбирательство, если признает, что оно не может быть рассмотрено в данном судебном заседании, в том числе вследствие неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле, других участников арбитражного процесса, в случае возникновения технических неполадок при использовании технических средств ведения судебного заседания, в том числе систем видеоконференц-связи, а также при удовлетворении ходатайства стороны об отложении судебного разбирательства в связи с необходимостью представления ею дополнительных доказательств, при совершении иных процессуальных действий.

Как видно из перечисленных норм права, обложение судебного разбирательства обязанностью суда не является и для совершения такого процессуального действия необходимо наличие вышеприведенных оснований.

Из ходатайства об отложении судебного заседания, поступившего в канцелярию суда до начала судебного заседания 17.11.2015 в оригинале, усматривается, что податель апелляционной жалобы извещен надлежащим образом о дате, времени и месте ее рассмотрения, но просит апелляционный суд отложить судебное заседание в связи с необходимостью представления дополнительных пояснений по делу, в том числе и с учетом отзыва инспекции, который получен с большой задержкой, а также необходимостью представления дополнительных доказательств, а также в связи с болезнью представителя общества.

Отзыв МИФНС датирован 11.11.2015, направлен в суд и налогоплательщику в электронном виде в тот же день, то есть заблаговременно, что подтвердил представитель налогового органа в судебном заседании 17.11.2015, возражая против удовлетворения заявленного ООО "Мобил ТелеКом" ходатайства.

На основании требований ч. 2 ст. 268 АПК РФ и п. 26 постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.05.2009 N 36 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции" податель апелляционной жалобе ограничен в представлении дополнительных доказательств при рассмотрении дела в арбитражном суде апелляционной инстанции.

Общество к ходатайству об отложении судебного заседания надлежащих документов, подтверждающих состояние здоровья своего представителя, не приложило (например, лист нетрудоспособности).

Ходатайство подписано представителем ООО "Мобил ТелеКом" Сухановым С.П. по доверенности в деле - ни к самому ходатайству, ни к апелляционной жалобе, также подписанной представителем Сухановым С.П., доверенность на представление интересов ООО "Мобил ТелеКом" не приложена.

Из материалов дела следует, что доверенность на имя представителя Суханова С.П. выдана обществом 07.11.2014 сроком на один год - имеется в единственном экземпляре в виде незаверенной копии ( т. 1, л.д. 14). Ссылки на эту же доверенность содержатся в процессуальных документах суда первой инстанции вплоть до вынесенного решения. Иных доверенностей, выданный налогоплательщиком представителю Суханову С.П., материалы дела не содержат.

В силу ч. 6 ст. 59 АПК РФ представителем в арбитражном суде может быть дееспособное лицо с надлежащим образом оформленными и подтвержденными полномочиями на ведение дела, за исключением лиц, указанных в ст. 60 настоящего Кодекса.

Согласно ч. 4 ст. 61 АПК РФ полномочия представителя на ведение дела в арбитражном суде должны быть выражены в доверенности, выданной и оформленной в соответствии с федеральным законом.

В соответствии с п. 1 ст. 186 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), если в доверенности не указан срок ее действия, она сохраняет силу в течение года со дня ее совершения.

Таким образом, апелляционный суд приходит к выводу о том, что ходатайство об отложении судебного разбирательства, поступившее 17.11.2015, подписано лицом, не имеющим полномочий на представление интересов ООО "Мобил ТелеКом", то есть не подписано, следовательно не содержит действительного волеизъявления стороны по делу - заявителя.

В соответствии со ст. 123, 156 АПК РФ, с учетом мнения представителя МИФНС, дело рассмотрено судом апелляционной инстанции в отсутствие заявителя.

В судебном заседании представитель налогового органа поддержал возражения, изложенные в отзыве на апелляционную жалобу.

В соответствии с ч. 5 ст. 268 АПК РФ, истолкованной применительно к п. 25 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.05.2009 N 36 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции", с учетом мнения представителя инспекции, законность и обоснованность решения проверяются апелляционным судом исключительно в обжалуемой налогоплательщиком части.

Законность и обоснованность судебного акта проверены судом апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном главой 34 АПК РФ.

Как следует из материалов дела, инспекцией проведена выездная налоговая проверка общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налогов, в том числе налога на добавленную стоимость, налога на прибыль за период с 01.01.2010 по 31.12.2012, единого налога, применяемого при упрощенной системе налогообложения за период с 01.01.2012 по 31.12.2012, о чем составлен акт налоговой проверки N 21 от 09.06.2014 (т. 1, л.д. 42-120).

По результатам рассмотрения материалов проверки вынесено решение N 25 от 18.07.2014 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения согласно которому обществу доначислены налоги в общей сумме 1 876 795 руб., налогоплательщик привлечен к ответственности по п. 1 ст. 122, п. 1 ст. 126, п. 1 ст. 119, ст. 123 НК РФ в виде штрафа в общей сумме 868 561 руб., также на основании ст. 75 НК РФ начислены пени в общей сумме 386 698 руб. 81 коп. Налогоплательщику уменьшен минимальный налог, уплачиваемый при УСН за 2012, исчисленный в завышенных размерах, на сумму 140 749 руб.

Не согласившись с вынесенным решением МИФНС, заявитель обратился в вышестоящий орган - Управления Федеральной налоговой службы по Курганской области (далее - УФНС, управление), с апелляционной жалобой.

Решением УФНС N 229 от 18.09.2014 решение инспекции отменено в части привлечения общества к ответственности в сумме 63 руб., в остальной части решение утверждено (т. 2, л.д. 13-28).

Не согласившись с решением инспекции, общество обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований в соответствующей части, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что заявитель к налоговой ответственности привлечен правомерно. Нарушений процедуры проведения выездной налоговой проверки и принятия решения по ее результатам инспекцией не допущено.

Оценив в порядке ст. 71 АПК РФ все имеющиеся в деле доказательства в их совокупности, суд апелляционной инстанции считает, что выводы суда первой инстанции в обжалованной части являются правильными, соответствуют обстоятельствам дела и действующему законодательству, а доводы подателя апелляционной жалобы несостоятельны.

Согласно п. 1 ст. 252 НК РФ в целях исчисления налога на прибыль налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведённых расходов (за исключением расходов, указанных в ст. 270 настоящего Кодекса).

Условия включения затрат в состав расходов, уменьшающих полученные доходы, предусмотрены ст. 252 НК РФ, согласно положениям которой для признания расходов (затрат) с целью налогообложения они должны соответствовать трём следующим условиям: быть обоснованными, документально подтверждёнными и произведёнными для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтверждёнными расходами понимаются затраты, подтверждённые документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведённые расходы (в том числе таможенной декларацией, приказом о командировке, проездными документами, отчётом о выполненной работе в соответствии с договором).

Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Согласно п. 2 ст. 252 НК РФ расходы в зависимости от их характера, а также условий осуществления и направлений деятельности налогоплательщика подразделяются на расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы.

Таким образом, при решении вопроса о возможности принятия к учёту расходов в целях исчисления налога на прибыль необходимо исходить из реальности этих расходов, произведённых для приобретения товаров (работ, услуг), экономической оправданности их несения, их надлежащего документального подтверждения и взаимосвязи расходов с осуществлением предпринимательской деятельности налогоплательщика.

В соответствии с п. 1, 2 ст. 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму НДС, исчисленную в соответствии со ст. 166 названного Кодекса, на установленные настоящей статьёй налоговые вычеты.

Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в таможенных режимах выпуска для внутреннего потребления, временного ввоза и переработки вне таможенной территории либо при ввозе товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации без таможенного контроля и таможенного оформления, в отношении: товаров (работ, услуг), а также имущественных прав, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 НК РФ, за исключением товаров, предусмотренных п. 2 ст. 170 настоящего Кодекса, а также товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

С учётом условий п. 1 ст. 172 НК РФ для применения налоговых вычетов по НДС при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации необходимо наличие счёта-фактуры, выставленного продавцом (поставщиком) при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), принятие на учёт (оприходование) этих товаров (работ, услуг) при наличии соответствующих первичных документов.

В силу п. 1, 2 ст. 169 НК РФ счёт-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм НДС к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном главой 21 названного Кодекса, при условии выполнения требований, установленных п. 5 и 6 указанной нормы права.

Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного п. 5 и 6 ст. 169 НК РФ, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

В п. 5 ст. 169 НК РФ перечислены все обязательные реквизиты, которые должен содержать правильно оформленный счёт-фактура.

При этом указанные реквизиты должны не только иметь место формально, но и содержать достоверные данные.

Таким образом, из системного анализа ст. 169, 171, 172 НК РФ следует, что налогоплательщик имеет право на осуществление налогового вычета (возмещение) налога на добавленную стоимость при одновременном выполнении следующих условий: наличие счёта-фактуры, оформленного в соответствии с императивными требованиями ст. 169 НК РФ; принятие товара (работ, услуг) к своему учёту на основании первичных учётных документов, оформленных в соответствии с требованиями действующего законодательства.

Согласно п. 1 ст. 9 действовавшего в 2012 году (до 01.01.2013) Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учёте" (далее - Закон о бухгалтерском учёте, Закон N 129-ФЗ) все хозяйственные операции, проводимые налогоплательщиком, должны оформляться оправдательными документами.

Пунктом 2 ст. 9 Закона о бухгалтерском учёте был установлен перечень обязательных реквизитов первичных учётных документов, в который, в частности, входят: наименование должностных лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции; правильность её оформления; личные подписи указанных лиц и их расшифровки.

Из разъяснений, приведённых в п. 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - Постановление N 53), следует, что под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы и получения налогового вычета.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

При этом установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учётом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной экономической деятельности (п. 3, 4 и 9 Постановления N 53).

В частности, если налоговым органом представлены доказательства того, что в действительности контрагенты хозяйственных операций не осуществляли, в систему сделок и взаиморасчётов были вовлечены юридические лица, у которых отсутствовала реальная возможность осуществлять заявленные операции, схема взаимодействия контрагентов указывает на их цель - получение необоснованной налоговой выгоды, судам не следует ограничиваться проверкой формального соответствия представленных налогоплательщиком документов требованиям НК РФ, а необходимо оценить все доказательства по делу в совокупности и во взаимосвязи для исключения внутренних противоречий и расхождений между ними.

При отсутствии доказательств не совершения хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений, может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент), а также иных обстоятельств, упомянутых в Постановлении N 53.

Таким образом, налоговая выгода может быть признана необоснованной при доказанности отсутствия реальности операций, либо осведомлённости налогоплательщика об указании контрагентом недостоверных сведений или о подложности представленных документов.

С учётом изложенного, при разрешении данного спора суд первой инстанции пришёл к верному выводу о том, что представление формально соответствующих требованиям законодательства документов не влечёт автоматического предоставления права на применение налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость и учёт расходов по налогу на прибыль, а является лишь условием для подтверждения факта реальности хозяйственных операций, поэтому при решении вопроса о правомерности применения налогоплательщиком налоговых вычетов и включения в состав затрат по налогу на прибыль произведённых расходов учитываются результаты проведённых налоговыми органами проверок достоверности и непротиворечивости представленных документов, а также организации-контрагента.

По делу установлено, что среднесписочная численность работников ООО "Мобил ТелеКом" составляет 1 человек - директор Белоногов М.А., фактически проживающий в г. Кургане, зарегистрировано общество в г. Шадринске. В проверяемый период общество осуществляло единственный вид деятельности - сдача в наем собственного недвижимого имущества.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, в подтверждение расходов, учитываемых при исчислении налога на прибыль организаций и применения налоговых вычетов по НДС налогоплательщиком представлены документы по взаимоотношениям с контрагентами: ООО "Содружество", ООО "МАКСИМ", ООО "Бумеранг", ООО "МОБИЛ"; в 2011 году - ООО "Содружество", ООО "МАКСИМ", ООО "Бумеранг", ООО "МОБИЛ", ООО "БЕЛЛФАСТ", ООО "ДЕНКО"; в 2012 году - ООО "Сервис", ООО "Содружество", ООО "МАКСИМ", ООО "Бумеранг", ООО "МОБИЛ", ООО "БЕЛЛФАСТ", ООО "ДЕНКО", ООО "Такстелеком", ООО "Ресурс", Екатеринбургскому филиалу ОАО "Страховое общество газовой промышленности", ООО "Технология", ООО "Контент", ООО "Бункермедиа", ООО "Сервиском", ООО "Регион". Предметом договора является сдача в наем в наем недвижимое имущество с исправной и функционирующей телефонной связью, в арендную плату включает в себя коммунальные и эксплуатационные платежи.

В проверяемый период заявитель уменьшил расходы и заявил к вычету НДС, по счетам-фактурам, выставленным ОАО "Уралсвязьинформ", ОАО "Ростелеком", ОАО "Центральный телеграф", ООО "СЦС Совинтел", ОАО "Вымпел-Коммуникации", за оказанные услуги связи на основании соответствующих договоров (т. 3, л.д. 144-162; т. 9, л.д. 1-237; т. 10, л.д. 1-209; т. 11, л.д. 1-206; т. 13, л.д. 3-149).

В ходе проверки проверяющими проведен осмотр помещения по ул. Сверлова, 102, в г.Шадринске (адрес регистрации налогоплательщика) (т. 3, л.д. 7-11). В результате осмотра установлено, что налогоплательщик по данному адресу не находится. На дверях расположены вывеска с графиком работы туристического агентства "Бумеранг" и вывеска службы заказов такси "Максим". Со службой заказов такси "Максим" у заявителя отсутствуют договорные отношения по аренде помещения, но служба пользуется его телефонными номерами. В свою очередь, ООО "Бумеранг" (туристическое агентство), арендатор помещения, имело свой собственный телефонный номер.

Также инспекцией установлено, что заявителем по спорным счетам-фактурам оплачивались услуги связи по телефонным номерам, которые зарегистрированы в г.Ярославле, г.Тюмени, г.Екатеринбурге. Вместе с тем никакой собственности у налогоплательщика в данных городах не имеется. Регистрации каких-либо представительств или филиалов по данным регионам также не имеется. Налогоплательщиком не представлены договоры, счета-фактуры, свидетельствующие об аренде помещений в указанных городах. Также не представлены документы, подтверждающие ведение деятельности, которая бы требовала использования услуг связи в этих городах.

Причем счета на оплату услуг телефонной связи, при использовании принадлежащих заявителю телефонных номеров, арендаторам и третьим лицам не выставлялись.

Таким образом, проверяющие пришли к выводу об отсутствии экономической обоснованности спорных затрат. В связи с чем, инспекцией были исключены расходы на услуги связи из налоговой базы по налогу на прибыль за 2010 год в сумме 576 883 руб., 2011 год - 313 557 руб., 2012 год - 79 700 руб. и единому налогу по УСН за 2012 год в сумме 306 149 руб.

Суд находит обоснованными выводы налогового органа о неправомерном включении в состав расходов, относящихся к реализованным товарам, работам, услугам, экономически необоснованных затрат, не направленных на получение дохода, а также о неправомерном применении налоговых вычетов при приобретении услуг связи.

Налоговым органом в проверяемый период целью ведения деятельности, приносящий доход, у общества имелись договорные отношения только с контрагентами арендаторами, находящимися в пределах г.Кургана и г.Шадринска. Доказательств того, что у заявителя имелись настоящие или потенциальные контрагенты в других городах России обществом не представлено. Таким образом, обществом не доказано, что понесенные расходы по оплате междугородных переговоров связаны с производственной необходимостью налогоплательщика.

Налоговый орган в решении подтвердил, что заявитель не перевыставлял арендаторам счета-фактуры с суммами, включающими в себя НДС.

Поскольку затраты на оплату услуг связи произведены обществом не в связи с осуществлением им деятельности, направленной на получение дохода, то НДС, уплаченный в составе стоимости этих услуг, в силу подп. 1 п. 2 ст. 171 НК РФ не подлежит включению в налоговые вычеты.

Представленные дополнительные соглашения к договорам аренды нежилых помещений обществом, на основании которых под эксплуатационными услугами подразумевается стоимость услуг связи (обслуживание и предоставление, интернет, проведение иных работ в рамках предоставления услуг связи).

Поэтому суд пришел к верному выводу о том, что при таких обстоятельствах, операции по приобретению для контрагентов услуг с последующим возмещением произведенных затрат являются для налогоплательщика транзитными, не увеличивают выручку налогоплательщика, а также его затраты и, на основании ст. 171, 172 НК РФ, суммы налога на добавленную стоимость, уплаченные при приобретении таких услуг, к вычету в установленном порядке не принимаются.

Таким образом, инспекцией правомерно доначислены суммы налога на прибыль за 2010 год - 115 377 руб., за 2011 год - 62 711 руб., за 2012 год - 15 940 руб., единого налога в связи с применением упрощенной системы налогообложения, за 2012 год в сумме 45 922 руб., НДС за 1, 2, 3, 4 кварталы 2010 и 2011 годов - 159 683 руб.

Также суд обоснованно согласился с выводом инспекции о необоснованном завышении заявителем расходов на создание резерва по сомнительным долгам в сумме 1 368 353 руб. в 4 квартале 2012 года.

Налогоплательщиком нарушен порядок формирования резерва по сомнительным долгам, предусмотренный статьями 265, 266 НК РФ.

В частности заявитель, перейдя на общую систему налогообложения, не вправе создавать резерв по сомнительным долгам по дебиторской задолженности, возникшей в период применения единого налога, уплачиваемого в связи с применением упрощенной системы налогообложения.

С 01.10.2012 заявитель утратил право на применение упрощенной системы налогообложения и перешел на общую систему налогообложения. При исчислении налога на прибыль за 2012 год (с октября по декабрь) налогоплательщик необоснованно включил в состав резерва по сомнительным долгам дебиторскую задолженность, возникшую в период применения единого налога при УСН. Так как, в установленном ст. 346.16 НК РФ закрытом перечне расходов, учитываемых для уменьшения налоговой базы, расходы от списания сумм безнадежных долгов не поименованы. Указанная позиция отражена в письме Министерства финансов Российской Федерации от 23.06.2014 N 03-03-06/1/29799.

В подтверждение обоснованности включения указанной задолженности в состав расходов налогоплательщик представил только справку расчет резерва по сомнительным долгам и приказ об учетной политике на 2012 год (т. 12, л.д. 120-125; т.14, л.д. 28-50).

В нарушение порядка, установленного ст. 266 НК РФ, налогоплательщиком дебиторская задолженность списана без проведения инвентаризации.

Кроме того, обществом при формировании резерва по сомнительным долгам допущено превышение 10-процентного ограничения размера выручки, установленного п. 4 ст. 266 НК РФ.

Нарушение налогоплательщиком порядка создания резерва по сомнительным долгам судом установлено, в связи с чем, доначисление налога на прибыль в сумме 273 670 руб. обоснованно признано правомерным.

Ссылка общества на отсутствие указания на это нарушение в акте налоговой проверки несостоятельна.

Вместе с тем, поскольку налоговый орган обоснованно доначислил заявителю спорные суммы налогов к уплате в бюджет, то начисление соответствующих пеней на основании ст. 75 НК РФ правомерно, что обоснованно указал суд в своем обжалованном решении.

Кроме того, обществом факт совершения налоговых правонарушений не оспорен, но заявитель ходатайствовал о снижении размера штрафных санкций до 100 000 руб., которое судом фактически удовлетворено частично - на основании п. 3 ст. 114 НК РФ налоговые санкции уменьшены до 300 000 руб.

Так, в силу ст. 114 НК РФ налоговая санкция является мерой ответственности за совершение налогового правонарушения.

Обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность за совершение налогового правонарушения, устанавливаются судом и налоговым органом, и учитываются при наложении санкций за налоговые правонарушения в порядке ст. 114 НК РФ (п. 4 ст. 112 НК РФ).

Суд верно отметил, что в компетенцию арбитражного суда входит установление обстоятельств, смягчающих ответственность за совершение налогового правонарушения, так как приведённый в п. 1 ст. 112 НК РФ перечень обстоятельств, смягчающих ответственность, не является исчерпывающим, любые иные обстоятельства могут быть признаны судом смягчающими ответственность.

При этом, оценив размер штрафа, суд принял во внимание, что налогоплательщику предстоит выплатить значительные суммы доначисленных налогов (1 870 857 руб.) и соответствующих пеней, что существенно повлияет на финансовое положение налогоплательщика; отнесение заявителя к числу субъектов малого бизнеса; самостоятельная сдача налогоплательщиком уточненных налоговых деклараций с последующей уплатой налога.

Эти обстоятельства суд посчитал обстоятельствами, смягчающими ответственность за совершение налогового правонарушения, и на основании п. 3 ст. 114 НК РФ налоговые санкции уменьшил до 300 000 руб.

В данном случае совершение обществом налогового нарушения впервые презюмируется и фактически учтено судом первой инстанции при определении размера снижения налоговой санкции.

Доводы апелляционной жалобы судом апелляционной инстанции также не принимаются, поскольку фактически услугами связи (осуществление звонков по телефонной и сотовой связи) пользовались арендаторы и другие лица, то и бремя несение расходов по их оплате должно быть возложено на указанные лица. Согласно п. 1.3 договора заявитель передает арендаторам помещение с исправной и функционирующей телефонной связью, арендная плата включает в себя коммунальные и эксплуатационные платежи. Причем счета на оплату услуг телефонной связи, при использовании принадлежащих заявителю телефонных номеров, арендаторам и третьим лицам не выставлялись. В проверяемый период заявитель уменьшил расходы и заявил к вычету НДС, по счетам-фактурам, выставленным за оказание услуги связи на основании соответствующих договоров. В ходе налоговой проверки произведен осмотр помещения по адресу регистрации налогоплательщика - установлено, что налогоплательщик по данному адресу не находиться. Также установлено, что заявителем по спорным счетам-фактурам оплачивались услуги связи по телефонным номерам, которые зарегистрированы в других городах.

В проверяемый период с целью ведения деятельности, приносящий доход, у общества имелись договорные отношения только с контрагентами-арендаторами. Поскольку затраты на оплату услуг связи произведены обществом не связи с осуществлением им деятельности, направленной на получение дохода, то НДС уплаченный в составе стоимости этих услуг, согласно подп. 1 п. 2 ст. 171 НК РФ, не подлежит включению в налоговые вычеты.

Налогоплательщиком были представлены дополнительные соглашения к договорам аренды нежилых помещений, на основании которых под эксплуатационными услугами подразумевается стоимость услуг связи. Но, на момент проверки данные дополнительные соглашения не представлялись, на основании чего суд им правомерно дал критическую оценку. Эти документы появились только тогда, когда встал вопрос о правомерности отнесения затрат на услуги связи в состав расходов по прибыли, УСН и правомерности применения налоговых вычетов по НДС.

С учетом изложенного, доводы апелляционной жалобы подлежат отклонению, как противоречащие материалам дела, действующему законодательству и основанные на ошибочном толковании норм права.

Судом первой инстанции правильно установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, им дана надлежащая правовая оценка, нарушения либо неправильного применения норм материального права не допущено.

Нарушений норм процессуального права в силу ч. 3 и 4 ст. 270 АПК РФ, являющихся основанием для отмены судебного акта, не установлено.

При таких обстоятельствах апелляционная жалоба общества удовлетворению не подлежит.

Поскольку заявителем при подаче апелляционной жалобы произведена уплата государственной пошлины в большем размере, нежели предусмотрено подп. 3, 12 п. 1 ст. 333.21 НК РФ с учетом разъяснений, изложенных в п. 15 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.05.2005 N 91 "О некоторых вопросах применения арбитражными судами главы 25.3 Налогового кодекса Российской Федерации", излишне уплаченная государственная пошлина в размере 1 500 руб. в силу подп. 1 п. 1 ст. 333.40 НК РФ подлежит возврату плательщику из федерального бюджета.

Руководствуясь статьями 176, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Курганской области от 10 августа 2015 года по делу N А34-7050/2014 в обжалованной части оставить без изменения, апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Мобил ТелеКом" - без удовлетворения.

Возвратить обществу с ограниченной ответственностью "Мобил ТелеКом" (ОГРН 1024501206201, ИНН 4502015576, КПП 450201001) из федерального бюджета 1 500 (одна тысяча пятьсот) рублей государственной пошлины, излишне уплаченной платежным поручением N 414 от 12.10.2015 по апелляционной жалобе.

Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства только в Арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня его принятия (изготовления в полном объеме) через арбитражный суд первой инстанции.

 

Председательствующий судья

О.Б. Тимохин

 

Судьи

В.В. Баканов
И.А. Малышева

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А34-7050/2014


Истец: ООО "МОБИЛ ТЕЛЕКОМ"

Ответчик: Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы N 1 по Курганской области