Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 31 мая 2016 г. N 12АП-3883/16 (ключевые темы: технологическое присоединение - проект договора - точка присоединения - присоединение энергопринимающих устройств - антимонопольный орган)

Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 31 мая 2016 г. N 12АП-3883/16

ГАРАНТ:

Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 2 сентября 2016 г. N Ф06-12352/16 настоящее постановление оставлено без изменения

Требование: о признании недействительным акта органа власти, о признании недействительным договора, о признании незаконным акта органа власти по договору энергоснабжения

Вывод суда: дело направлено на новое рассмотрение, решение суда первой инстанции отменено

г. Саратов

 

31 мая 2016 г.

Дело N А57-21921/2015

 

Резолютивная часть постановления объявлена 24 мая 2016 года.

Полный текст постановления изготовлен 31 мая 2016 года.

 

Двенадцатый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего судьи Веряскиной С.Г., судей: Александровой Л.Б, Луговского Н.В.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Курышовой Е.В.,

при участии в заседании:

Россоха Натальи Петровны,

представителя Россоха Натальи Петровны - Боус А.Д., полномочия подтверждены Россоха Натальей Петровной,

от закрытого акционерного общества "Независимая электросетевая компания" - Турбина Татьяна Владимировна, действующая по доверенности от 31.12.2015, Курбанов Руслан Александрович, действующий по доверенности от 13.11.2015,

от Управления Федеральной антимонопольной службы по Саратовской области - Кулеватова Юлия Владимировна, действующая по доверенности от 09.11.2015 N 01-7535, Евсеева Ольга Викторовна, действующая по доверенности от 07.10.2015 N 02/1-6690,

от Судакова Станислава Родионовича - Коваленко Светлана Станиславовна, действующая по доверенности от 15.01.2015 г. N 1-68,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу закрытого акционерного общества "Независимая электросетевая компания" (г. Саратов, ИНН 6450050877)

на решение арбитражного суда Саратовской области от 04 марта 2016 года по делу N А57-21921/2015 (судья Викленко Т.И.)

по заявлению закрытого акционерного общества "Независимая электросетевая компания" (г. Саратов, ИНН 6450050877)

заинтересованные лица:

Управление Федеральной антимонопольной службы по Саратовской области (г. Саратов),

Россоха Наталья Петровна (г. Саратов),

общество с ограниченной ответственностью "Волгоэлектромонтаж" (г. Саратов),

Администрация муниципального образования "Город Саратов" (г. Саратов),

Судаков Станислав Родионович (г. Саратов),

Жданов Василий Михайлович (г. Саратов),

Жданова Любовь Михайловна (г. Саратов),

Саввин Сергей Максимович (г. Саратов),

Борисова Людмила Юрьевна (г. Саратов),

об оспаривании ненормативных правовых актов

УСТАНОВИЛ:

в арбитражный суд Саратовской области обратилось закрытое акционерное общество "Независимая электросетевая компания" (далее заявитель, ЗАО "НЭСК", общество) с заявлением о признании недействительным решения Управления Федеральной антимонопольной службы по Саратовской области (далее УФАС по Саратовской области, управление, антимонопольный орган) N 26-150/тр от 26.06.2015 г. о признании ЗАО "НЭСК" нарушившим п. 3 ч. 1 ст. 10 Федерального закона от 26.07.2006 г. N135-ФЗ "О защите конкуренции" и предписания N26-150/тр от 10.07.2015 г. о прекращении нарушений антимонопольного законодательства, а именно: заключить с Россохой Натальей Петровной договор технологического присоединения жилого дома, расположенного по адресу: г. Саратов, Новосоколовогорский жилой район, уч. 35, в соответствии с заявкой физического лица на технологическое присоединение энергопринимающих устройств к электрическим сетям в соответствии с абзацем 1 п. 17 Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а так же объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 27.12.2004 N 861, в размере не более 550 руб., а так же определив в технических условиях для присоединения к электрическим сетям, которые являются приложением к договору об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям, между гр. Россохой Н.П. и ЗАО "НЭСК", точку присоединения в соответствии с п.п. "а" п. 25(1) правил технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а так же объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 27.12.2004 N 861, на расстоянии не более 25 метров от границы участка гр. Россохи Н.П., расположенного по адресу: г. Саратов, Новосоколовогорский жилой район, уч. 35.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены: Администрация муниципального образования "Город Саратов", Судаков Станислав Родионович, Жданов Василий Михайлович, Жданова Любовь Михайловна, Саввин Сергей Максимович, Борисова Людмила Юрьевна.

Решением арбитражного суда Саратовской области от 04 марта 2016 года в удовлетворении заявленных требований отказано.

Закрытое акционерное общество "Независимая электросетевая компания", не согласившись с вынесенным судебным актом, обратилось в апелляционный суд с жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции отменить по основаниям, изложенным в апелляционной жалобе.

Информация о принятии апелляционной жалобы к производству и назначении дела к судебному разбирательству размещена на сайте суда в сети Интернет 14 апреля 2016 года.

В соответствии с ч. 3 ст. 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд рассматривает апелляционную жалобу без участия представителей общества с ограниченной ответственностью "Волгоэлектромонтаж", Администрации муниципального образования "Город Саратов", Жданова Василия Михайловича, Ждановой Любови Михайловны, Саввина Сергея Максимовича, Борисовой Людмилы Юрьевны, надлежащим образом извещенных о времени и месте проведения судебного заседания.

Представители антимонопольного органа считают решение суда первой инстанции законным, обоснованным, апелляционную жалобу не подлежащей удовлетворению по основаниям, изложенным в отзыве. Третье лицо - Россоха Н.П. и её представитель, а также представитель третьего лица - Судакова С.Р. в судебном заседании суда апелляционной инстанции просили оставить решение суда первой инстанции без изменения, письменного отзыва на апелляционную жалобу не представили.

Исследовав материалы дела, выслушав представителей сторон, участвующих в судебном заседании, проверив доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции считает, что решение суда первой инстанции подлежит отмене по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, 03.07.2014 года Россоха Н.П. обратилась в Саратовское УФАС России с жалобой на действия ЗАО "Независимая электросетевая компания", выразившиеся в установлении необоснованного размера платы за технологическое присоединение энергопринимающих устройств и в установлении срока выполнения мероприятий по технологическому присоединению 12 месяцев.

Саратовским УФАС России было возбуждено дело по признакам нарушения антимонопольного законодательства в отношении ЗАО "НЭСК", в рамках которого было установлено, что 21.04.2015 гр. Россоха Н.П. подала в ЗАО "НЭСК" заявку на технологическое присоединение энергопринимающих устройств, расположенных по адресу: г. Саратов, Новосоколовогорский жилой район, участок N 35, с максимальной мощностью 15 кВт, по третьей категории надежности.

20.05.2015 ЗАО "НЭСК" направило проект договора N 61А/П об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям (далее - договор N 61А/П), которым размер платы за технологическое присоединение установлен 262 600 руб. 39 коп.

Согласно техническим условиям для присоединения к электрическим сетям, которые являются приложением N 2 к договору N 61А/П (далее - ТУ к проекту договора N 61А/П), точка присоединения определена ближайшая к объекту опора ВЛИ-0,4 кВ РП "Камчатский".

ЗАО "НЭСК" на обращение гр. Россоха Н.П. о ее несогласии с размером платы за технологическое присоединение (вх. N 758 от 09.06.2014), пояснило, что расстояние от границ участка заявителя до объектов электросетевого хозяйства ЗАО "НЭСК" составляет более 300 метров и плата в размере 550 руб. не может быть применена.

УФАС по Саратовской области в ходе рассмотрения антимонопольного дела было установлено, что в начале 2014 г. ЗАО "НЭСК" построило от 8(ой) опоры одной из семи линий ВЛИ-0,4 кВ, отходящей от РП "Камчатский", по направлению к пос. Солнечному г. Саратова в направлении участка N 62, участка N 39, 12 опор (опоры NN 1П, 2П, ЗП, 4П, 5П, 6П, 7П, 8П, 9П, 10П, 11П, 12П) (далее - комплекс из 12 опор), т.е. построило линию ВЛИ-0,4 кВ в глубь пос. Новосоколовогорский г.Саратова, что подтверждается предоставленной копией договора подряда N 1-Р/2014 на выполнение электромонтажных работ от 07.02.2014 г., заключенного ЗАО "НЭСК" и ООО "Волгаэлектромонтаж", копией однолинейной схемы электроснабжения на комплекс из 12 опор, проектной документацией ЗАО "НЭСК" на ВЛИ-0,4 кВ от РП "Камчатский" по дороге в п. Солнечный (электроснабжение) (шифр: 60-13-С- ЭС).

При этом антимонопольным органом не принят довод ЗАО "НЭСК" о том, что комплекс из 12 опор не принадлежит ЗАО "НЭСК", поскольку был продан ООО "Волгаэлектромонтаж" по договору купли-продажи N б/н от 08.04.2014 г. (далее - договор купли-продажи от 08.04.2014), в связи с чем подключить гр. Россоха Н.П. за 550 руб. не представляется возможным, так как объекты электросетевого хозяйства, принадлежащие ЗАО "НЭСК", после продажи их ООО "Волгаэлектромонтаж", находятся дальше 300 метров от границ участка заявителя.

Не принимая довод общества, управление в оспариваемом решении указало, что договор купли-продажи от 08.04.2014 г. в едином государственном реестре прав на недвижимость и сделок с ней не зарегистрирован, документы на его регистрацию не подавались, в связи с чем, переход права собственности от ЗАО "НЭСК" к ООО "Волгаэлектромонтаж" по договору купли-продажи от 08.04.2014 г. на комплекс из 12 опор не осуществлен.

Таким образом, расстояние, измеряемое по прямой, от опоры N 12П, являющейся одной из опор в комплексе из 12 опор, до границ земельного участка (64:48:010114:280), принадлежащего гр. Россоха Н.П., составляет 201,60 м, следовательно, гр. Россоха Н.П. правомерно обратилась в ЗАО "НЭСК" с заявкой на технологическое присоединение энергопринимающих устройств, расположенных по адресу: г. Саратов, Новосоколовогорский жилой район, участок N 35, так как сети ЗАО "НЭСК" находятся на наименьшем расстоянии от границ земельного участка, принадлежащего гр.Россоха Н.П. При этом, ЗАО "НЭСК" неправомерно в проекте договора N 61А/П установило размер платы за технологическое присоединение в сумме 262 600 руб. 39 коп.

Также, комиссией установлено, что согласно п. 7 ТУ к проекту договора N 61 А/П, точка присоединения (вводные распределительные устройства, линии электропередачи, базовые подстанции, генераторы) определена как ближайшая к объекту опора ВЛИ-0,4 кВ РП "Камчатский", при этом расстояние от ближайшей опоры до границ участка заявителя не указано. В нарушение требования пункта 25.1 Правил N 861 ЗАО "НЭСК" указав в ТУ к проекту договора N61 А/П, что точка присоединения будет находиться на опоре, строительство которой планируется в соответствии с проектом, не указало, что эта точка будет находиться не далее 25 метров от границы участка заявителя, на котором располагаются (будут располагаться) присоединяемые объекты. Права заявителя могут быть нарушены в случае переноса этой точки на расстояние более, указанных 25 метров, поскольку ограничение на это расстояние в ТУ к проекту договора N61 А/П не установлено.

Кроме того, антимонопольным органом было установлено, что срок осуществления мероприятий по технологическому присоединению является существенным условием договора, который исчисляется со дня заключения договора и не может превышать 6 месяцев для заявителей - физических лиц в целях технологического присоединения энергопринимающих устройств, максимальная мощность которых составляет до 15 кВт включительно (с учетом ранее присоединенных в данной точке присоединения энергопринимающих устройств), которые используются для бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, и электроснабжение которых предусматривается по одному источнику, если технологическое присоединение осуществляется к электрическим сетям, уровень напряжения которых составляет до 20 кВ включительно, и если расстояние от существующих электрических сетей необходимого класса напряжения до границ участка заявителя, на котором расположены присоединяемые энергопринимающие устройства, составляет не более 300 метров в городах и поселках городского типа и не более 500 метров в сельской местности. Однако, в п.5 проекта договора N 61А/П срок выполнения мероприятий по технологическому присоединению составляет 12 месяцев со дня заключения договора.

Указанные действия, по мнению антимонопольного органа, выразившиеся в навязывании гр. Россоха Н.П. невыгодных условий в проекте договора N 61А/П: установлении неправомерной платы и срока за технологическое присоединение, в не указании в ТУ к проекту договора N 61 А/П точки подключения не далее 25 метров от границы участка заявителя, являются нарушением п. 3 ч.1 ст. 10 Закона о защите конкуренции.

В связи с тем, что предупреждение Саратовского УФАС России (исх. N 02/1-2893 от 21.05.2015) не исполнено, а именно в срок до 15.06.2015 г. с гр. Россоха Н.П. договор на технологическое присоединение частного дома, расположенного по адресу: г. Саратов, Новосоколовогорский жилой район, участок N 35, на согласованных условиях не заключен, Управление Федеральной антимонопольной службы по Саратовской области приняло решение N 26-150/тр от 26.06.2015 г. о признании ЗАО "НЭСК" нарушившим п. 3 ч. 1 ст. 10 Федерального закона от 26.07.2006 г. N135-ФЗ "О защите конкуренции" и выдало обществу предписание N26-150/тр от 10.07.2015 г. о прекращении нарушений антимонопольного законодательства.

Не согласившись с принятыми ненормативными актами, считая, что вывод Саратовского УФАС России о неправомерности действий ЗАО "НЭСК", выразившихся в установлении платы за техприсоединение энергопринимающих устройств гр. Россоха к электрическим сетям ЗАО "НЭСК" на основании Приложения N 1 к постановлению комитета по государственному регулированию тарифов Саратовской области N 46/2 от 19 декабря 2013 г. не соответствует действующему законодательству и существенным образом нарушают права и законные интересы ЗАО "НЭСК", общество обратилось в суд с указанными выше требованиями.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований и признавая ЗАО "НЭСК" нарушившим п. 3 ч. 1 ст. 10 Федерального закона от 26.07.2006 г. N 135-ФЗ "О защите конкуренции", суд первой инстанции согласился с выводами управления о нарушении обществом Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а так же объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 27.12.2004 N 861 (далее - Правила), в частности:

1) неправомерное определение платы за технологическое присоединение при исполнении заявки Россохи Н.П. о технологическом присоединении жилого дома, расположенного по адресу: г. Саратов, Новосоколовогорский жилой район, уч. 35 в размере 262 600,39 руб. вместо 550 руб. (нарушение требований п. 17 Правил);

2) указание в направленном Россохе Н.П. договоре на технологическое присоединение 12-тимесячного срока осуществления соответствующих мероприятий вместо 6-тимесячного (нарушение требований подп. "б", п. 16 Правил);

3) отсутствие в направленном Россохе Н.П. договоре на технологическое присоединение указания на точку присоединения, расположенную не далее 25 метров от границы земельного участка Россохи Н.П. (нарушение требований подп. "а" п. 25.1 Правил).

Апелляционная инстанция, оценив в совокупности, представленные в материалы дела доказательства, считает выводы суда первой инстанции не соответствующими обстоятельствам дела и нормам материального права.

Согласно п.3 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц (хозяйствующих субъектов) в сфере предпринимательской деятельности либо неопределенного круга потребителей, в том числе следующие действия (бездействие): навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора (экономически или технологически не обоснованные и (или) прямо не предусмотренные федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации, нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами уполномоченных федеральных органов исполнительной власти или судебными актами требования о передаче финансовых средств, иного имущества, в том числе имущественных прав, а также согласие заключить договор при условии внесения в него положений относительно товара, в котором контрагент не заинтересован, и другие требования).

Для квалификации действий хозяйствующего субъекта по данному составу правонарушения необходимо, чтобы на соответствующем товарном рынке он занимал доминирующее положение и совершил действие (бездействие), характеризующееся как злоупотребление этим положением. Оценивая такие действия (бездействие) как злоупотребление доминирующим положением, следует учитывать положения статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, части 2 статьи 10, части 1 статьи 13 Закона о защите конкуренции и, в частности, определить, были совершены данные действия в допустимых пределах осуществления гражданских прав либо ими налагаются на контрагентов неразумные ограничения или ставятся необоснованные условия реализации контрагентами своих прав.

Частью 5 статьи 5 Закона о защите конкуренции установлено, что доминирующим признается положение хозяйствующего субъекта - субъекта естественной монополии на товарном рынке, находящемся в состоянии естественной монополии.

В соответствии с частью 1 статьи 4 Федерального закона от 17.08.1995 N 147-ФЗ "О естественных монополиях" (далее - Закон о естественных монополиях) услуги по передаче электрической энергии отнесены к сфере деятельности субъектов естественных монополий.

В силу части 1 статьи 4 Закона о естественных монополиях и части 5 статьи 5 Закона о защите конкуренции ЗАО "НЭСК", оказывая услуги по передаче электрической энергии, является субъектом естественной монополии и занимает доминирующее положение на рынке оказания услуг по передаче электрической энергии в границах принадлежащих (эксплуатируемых) электрических сетей на территории г. Саратова.

Пункт 3 "Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям", утвержденных Постановлением Правительства РФ от 27.12.2004 N 861 (далее - Правила N 861), обязывает сетевую организацию выполнить в отношении любого обратившегося к ней лица мероприятия по технологическому присоединению, а пункт 6 этих Правил устанавливает обязательность заключения для сетевой организации договора об осуществлении технологического присоединения.

Из абзаца 2 пункта 3 данных Правил следует, что независимо от наличия или отсутствия технической возможности технологического присоединения на дату обращения заявителя сетевая организация обязана заключить договор с лицами, указанными в пунктах 12.1, 14, 34 настоящих Правил, обратившимися в сетевую организацию с заявкой на технологическое присоединение энергопринимающих устройств, принадлежащих им на праве собственности или на ином предусмотренном законом основании (далее - заявка), а также выполнить в отношении энергопринимающих устройств таких лиц мероприятия по технологическому присоединению. К таким лицам относятся физические лица в целях технологического присоединения энергопринимающих устройств, максимальная мощность которых составляет до 15 кВт включительно (с учетом ранее присоединенной в данной точке присоединения мощности), которые используются для бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, и энергоснабжение которых предусматривается по одному источнику.

Согласно п. 17 Правил N 861 плата за технологическое присоединение энергопринимающих устройств максимальной мощностью, не превышающей 15 кВт включительно (с учетом ранее присоединенных в данной точке присоединения энергопринимающих устройств) устанавливается исходя из стоимости мероприятий по технологическому присоединению в размере не более 550 рублей при присоединении заявителя, владеющего объектами, отнесенными к третьей категории надежности (по одному источнику электроснабжения) при условии, что расстояние от границ участка заявителя до объектов электросетевого хозяйства на уровне напряжения до 20 кВ включительно необходимого заявителю класса напряжения сетевой организации, в которую подана заявка, составляет не более 300 метров в городах и поселках городского типа и не более 500 метров в сельской местности.

Таким образом, обязательным условием для применения указанного в приведенном пункте Правил размера платы не более 550 рублей является расстояние (в данном случае - 300 м) от границ участка заявителя до объектов электросетевого хозяйства на уровне напряжения до 20 кВ включительно необходимого заявителю класса напряжения сетевой организации, в которую подана заявка, то есть в данном случае - ЗАО "НЭСК".

Как было указано выше, 20.05.2014 ЗАО "НЭСК" направило проект договора гр. Россоха Н.П. для подписания (исх. N 621-ПТО от 20.05.2014), в котором размер платы за технологическое присоединение при исполнении заявки о технологическом присоединении жилого дома, расположенного по адресу: г. Саратов, Новосоколовогорский жилой район, уч. 35, был определен в размере 262 600,39 руб. в связи с отсутствием объекта электросетевого хозяйства ЗАО "НЭСК", находящегося на расстоянии менее 300 метров от границы земельного участка Н.П. Россохи, и, соответственно, отсутствия возможности применения к спорной ситуации положений пункта 17 Правил N 861

Как следует из материалов дела и не оспаривается сторонами, при принятии решения о признании ЗАО "НЭСК" нарушившим п. 3 ч. 1 ст. 10 Федерального закона от 26.07.2006 г. N 135-ФЗ "О защите конкуренции", у антимонопольного органа имелись документы, свидетельствующие о том, что линия электропередачи, состоящая из 12 опор, являющихся продлением ВЛИ-0,4 кВ, отходящей от РП "Камчатский", рассматриваемая управлением в качестве объекта электросетевого хозяйства ЗАО "НЭСК", находящегося на расстоянии менее 300 метров от границы земельного участка Н.П. Россохи, была продана и фактически передана ООО "Волгоэлектромонтаж" на основании договора купли-продажи от 08.04.2014 г. и акта приема-передачи от 22.04.2014 г. При таких обстоятельствах указанная линия электропередачи не могла рассматриваться в качестве объекта электросетевого хозяйства ЗАО "НЭСК", что исключало возможность использования указанной линии в целях технологического присоединения энергопринимающих устройств Россохи Н.П. по установленному в п. 17 Правил тарифу.

Отклоняя доводы о том, что вышеупомянутый объект электросетевого хозяйства ЗАО "НЭСК" не принадлежит, управление, а затем и суд первой инстанции исходили из того, что переход права собственности на спорную линию электропередачи на основании заключенного между ЗАО "НЭСК" и ООО "Волгоэлектромонтаж" договора купли-продажи в установленном порядке зарегистрирован не был.

Суд апелляционной инстанции считает выводы антимонопольного органа, поддержанные судом первой инстанции, не соответствующими обстоятельствам дела и нормам материального права в силу нижеследующего.

Управление в оспариваемом решении указав, что спорные опоры линии электропередачи являются недвижимостью, квалифицировало договор купли-продажи от 08.04.2014 г. в качестве ничтожной сделки в соответствии с ч. 2 ст. 168 ГК РФ, как не прошедший государственную регистрацию в порядке, установленном Федеральным законом "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним".

Между тем, Федеральным законом от 07.05.2013 N 100-ФЗ "О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации" внесены изменения в нормы параграфа 2 главы 9 Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующего вопросы недействительных сделок.

В частности, законодательно была изменена квалификация недействительных сделок. Если ранее сделка, нарушавшая закон или иной правовой акт, считалась по общему правилу ничтожной и лишь в случаях, специально указанных в законе, считалась оспоримой, то с 01.09.2013 введено иное регулирование: по общему правилу, сделка, нарушающая норму закона или иного правового акта, является оспоримой, если только законом не будет установлена ничтожность сделки или не будут установлены иные последствия, связанные с недействительностью сделки.

За исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Таким образом, поскольку договор купли-продажи от 08.04.2014 не посягает на публичные интересы, а равно не посягает непосредственно на права и законные интересы иных лиц (не лишает конкретное лицо какого-либо субъективного права, не возлагает непосредственно на него субъективные гражданские обязанности), указанная сделка не может быть квалифицирована как ничтожная.

Предъявлять же требования о признании недействительной сделки как оспоримой вправе лишь сторона сделки или иное лицо, прямо указанное законом (пункт 2 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 07.05.2013 N 100-ФЗ).

В отсутствие разрешенного в судебном порядке спора о праве и вступившего в законную силу судебного акта о признании заключенного между ЗАО "НЭСК" и ООО "Волгоэлектромонтаж" договора недействительным Управление Федеральной антимонопольной службы по Саратовской области необоснованно квалифицировало данный договор в качестве ничтожной сделки.

Кроме того, судом первой инстанции не дана оценка доводам ЗАО "НЭСК" относительно того, что управлением в оспариваемом решении не приведены нормы закона, в силу которых договор купли-продажи от 08.04.2014 г. подлежал государственной регистрации. В силу положений п. 1 ст. 164 ГК РФ сделки подлежат государственной регистрации в случаях, предусмотренных законом. Положения ст. 550 ГК РФ не предусматривают государственной регистрации договора купли-продажи недвижимости, указывая на необходимость государственной регистрации перехода права на продаваемую недвижимость. Таким образом, договор купли-продажи недвижимого имущества не подлежит государственной регистрации и не может быть признан недействительным в силу отсутствия такой регистрации.

Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", отсутствие государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество к покупателю не является основанием для признания недействительным договора продажи недвижимости, заключенного между этим покупателем и продавцом.

Придя к выводу о том, что в отсутствие государственной регистрации недопустимо считать право собственности перешедшим от ЗАО "НЭСК" к ООО "Волгоэлектромонтаж", суд первой инстанции также не дал оценки тому обстоятельству, что в соответствии со ст. 131 ГК РФ государственной регистрации в едином государственном реестре подлежит не только переход права собственности на недвижимость, но и возникновение такого права.

ЗАО "НЭСК" и в ходе рассмотрения управлением дела N 26-150/тр о нарушении антимонопольного законодательства и в ходе рассмотрения дела судом указывало на то, что право собственности ЗАО "НЭСК" на спорные опоры ЛЭП никогда не регистрировалось, а сами опоры были проданы непосредственно после завершения их строительства без использования их в ходе оказания услуг по передаче электрической энергии. При таких обстоятельствах, исходя из квалификации спорной линии электропередачи в качестве недвижимого имущества, заявитель также не может быть признан собственником спорных опор ЛЭП, поскольку соответствующее право заявителя в отношении данного имущества не регистрировалось.

Довод антимонопольного органа о том, что право собственности на опоры ЛЭП у заявителя возникло на основании ст. 218 ГК РФ, не принимается судом апелляционной инстанции по следующим основаниям.

Частью 1 ст. 218 ГК РФ закреплено, что право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом.

Вместе с тем, в силу положений статьи 219 ГК РФ право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.

Как было указано выше, соответствующее право заявителя в отношении данного имущества не регистрировалось.

Представленными в материалы дела доказательствами подтверждено, что спорные опоры ЛЭП фактически выбыли из владения и пользования заявителя, поскольку в отношении них был заключен и исполнен сторонами договор купли-продажи. При таких обстоятельствах вывод суда первой инстанции о принадлежности спорных опор ЛЭП заявителю сделан при недоказанности обстоятельств, имеющих значение для дела, которые суд первой инстанции посчитал установленными.

При этом не могут быть приняты доводы управления, содержащиеся в пояснениях, представленных в суд апелляционной инстанции, относительно того, что ЗАО "НЭСК", как лицо, создавшее спорную линию электропередачи, в силу положений ст. 305 ГК РФ является владельцем комплекса из 12 опор, как самостоятельным объектом.

В соответствии с указанной нормой предусмотренные статьями 301 - 304 ГК РФ права принадлежат также лицу, хотя и не являющемуся собственником, но владеющему имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором. Статьями 301-304 ГК РФ предусмотрены такие права, как право собственника на истребование имущества из чужого незаконного владения (ст. ст. 301 и 302), на расчеты при истребовании имущества (ст. 303), а также право требовать устранения нарушений, не связанных с лишением владения. Таким образом, положения указанных норм, устанавливающие порядок и способы защиты обладателей вещных прав не подлежат применению к рассматриваемым отношениям.

Суд первой инстанции, исходя из положений ст. 133.1 ГК РФ, также пришел к выводу о том, что 12 спорных опор являются не отдельной вещью, а совокупностью вещей, неразрывно связанных технологически или физически.

Однако при этом суд первой инстанции необоснованно не принял во внимание доводы ЗАО "НЭСК" о том, что Линии ВЛИ-0,4 кВ, отходящие от РП "Камчатский", а также само здание РП "Камчатский", находятся в собственности ООО "Волгоэлектромонтаж" на основании договоров купли-продажи от 29.06.2012 г., а продление линии электропередачи ВЛИ-0,4 кВ, отходящей от РП "Камчатский", является частью единой электроустановки (совокупности машин, аппаратов, линий и вспомогательного оборудования (вместе с сооружениями и помещениями, в которых они установлены), предназначенных для производства, преобразования, трансформации, передачи, распределения электрической энергии и преобразования ее в другие виды энергии).

В ходе разбирательства дела в суде первой инстанции обществом с ограниченной ответственностью "Волгоэлектромонтаж" были предоставлены документы, подтверждающие право собственности указанного лица на здание распределительного пункта (РП) "Камчатский", а также на установленное в этом здании электротехническое оборудование, трансформаторы и 7 отходящих от РП "Камчатский" линий электропередачи (ВЛИ 0,4 кВ) два договора купли-продажи от 29.06.2012 г. и договор купли-продажи объекта недвижимости от 29.06.2012 г.

Судом первой инстанции не были применены подлежавшие применению в данном случае положения специального закона, а именно - Федерального закона от 26.03.2003 N 35-ФЗ "Об электроэнергетике" (далее - Закон об электроэнергетике). Согласно статье 3 Закона об электроэнергетике объекты электроэнергетики это имущественные объекты, непосредственно используемые в процессе производства, передачи электрической энергии, оперативно-диспетчерского управления в электроэнергетике и сбыта электрической энергии, в том числе объекты электросетевого хозяйства. Объекты электросетевого хозяйства - линии электропередачи, трансформаторные и иные подстанции, распределительные пункты и иное предназначенное для обеспечения электрических связей и осуществления передачи электрической энергии оборудование.

Статьей 20 Закона об электроэнергетике установлены методы государственного регулирования и контроля в электроэнергетике, в числе которых, наряду с антимонопольным указаны техническое регулирование, федеральный государственный энергетический надзор и государственный экологический надзор в электроэнергетике.

В соответствии с частью 1 статьи 28 Закона об электроэнергетике целями технического регулирования и контроля (надзора) за соблюдением требований технических регламентов в электроэнергетике являются обеспечение ее надежного и безопасного функционирования и предотвращение возникновения аварийных ситуаций, связанных с эксплуатацией объектов электроэнергетики и энергетических установок потребителей электрической энергии.

Согласно части 2 статьи 28 Закона об электроэнергетике в состав мер технического регулирования и контроля (надзора) в электроэнергетике входит принятие технических регламентов, которые принимаются, в том числе, по вопросам технической и технологической безопасности в электроэнергетике, устройства электрических и тепловых установок.

Пунктом 1.1.3. Правил устройства электроустановок, утвержденных приказом Министерства энергетики Российской Федерации от 08.07.2002 N 204, определено, что электроустановка - совокупность машин, аппаратов, линий и вспомогательного оборудования (вместе с сооружениями и помещениями, в которых они установлены), предназначенных для производства, преобразования, трансформации, передачи, распределения электрической энергии и преобразования ее в другие виды энергии.

То обстоятельство, что спорная линия электропередачи, состоящая из 12 опор, по существу, является продлением одной из семи линий электропередачи, отходящих от РП "Камчатский", равно как и то обстоятельство, что указанные линии и сам РП "Камчатский" находятся в собственности ООО "Волгоэлектромонтаж", управлением не оспаривается, и признается как в самом оспариваемом решении, так и в представленных в материалы дела пояснениях.

При таких обстоятельствах вывод суда первой инстанции о том, что 12 опор, составляющих продление линии электропередачи ВЛИ-0,4 кВ, отходящей от РП "Камчатский", следует рассматривать как объект электросетевого хозяйства заявителя, сделан при неправильном применении, как положений Гражданского кодекса РФ, так и норм специального закона (Закона об электроэнергетике) и положений технического регламента (Правил устройства электроустановок, утвержденных приказом Министерства энергетики Российской Федерации от 08.07.2002 N 204).

В части выводов антимонопольного органа о неправомерном указании в договоре, направленном в адрес Россохи Н.П., срока выполнения мероприятий по технологическому присоединению 12 месяцев, суд апелляционной инстанции исходит из следующего.

В соответствии с подп. "б", п. 16 Правил договор технологического присоединения должен устанавливать срок осуществления мероприятий по технологическому присоединению, который исчисляется со дня заключения договора и не может превышать 6 месяцев - для заявителей, указанных в пунктах 12.1, 14 и 34 настоящих Правил, если технологическое присоединение осуществляется к электрическим сетям, уровень напряжения которых составляет до 20 кВ включительно, и если расстояние от существующих электрических сетей необходимого класса напряжения до границ участка заявителя, на котором расположены присоединяемые энергопринимающие устройства, составляет не более 300 метров в городах и поселках городского типа и не более 500 метров в сельской местности.

Таким образом, юридически значимым обстоятельством для разрешения данного вопроса, также как и для разрешения вопроса о правомерности неприменения в отношении Россохи Н.П. льготного тарифа за техприсоединение (п. 17 Правил), является наличие или отсутствие у заявителя электрических сетей необходимого класса напряжения, находящихся в пределах 300 метров от границ участка заявителя.

В силу изложенных выше обстоятельств судом апелляционной инстанции установлено, что электрические сети необходимого класса напряжения, находящиеся в пределах 300 метров от границ участка Н.П. Россохи у ЗАО "НЭСК" отсутствуют.

Следовательно, максимальный срок осуществления мероприятий по технологическому присоединению в данном случае не может превышать 1 год (абзац 4 подп. "б" п. 16 Правил). Таким образом, вывод суда первой инстанции о неправомерном установлении годичного срока осуществления мероприятий по технологическому присоединению в направленном в адрес Россохи Н.П. проекте договора, сделан при неполном выяснении обстоятельств, имеющих значение для дела.

Суд первой инстанции также согласился с выводом управления в части, касающейся отсутствия в направленном Россохе Н.П. договоре на технологическое присоединение указания на точку присоединения, расположенную не далее 25 метров от границы земельного участка Россохи Н.П. (нарушение требований подп. "а" п. 25.1 Правил).

В соответствии с положениями пункта 25.1 Правил в технических условиях для заявителей, предусмотренных пунктами 12.1 и 14 Правил, должны быть указаны: точки присоединения, которые не могут располагаться далее 25 метров от границы участка, на котором располагаются (будут располагаться) присоединяемые объекты заявителя (подпункт "а").

Таким образом, в технических условиях, направляемых сетевой организацией в адрес заявителя, подлежит указанию точка присоединения, а не расстояние до неё, которое в силу приведенных выше положений не может быть более 25 метров. Во исполнение указанного требования Правил в п. 7 технических условий, направленных в адрес Россохи Н.П., в качестве точки присоединения указано: "ближайшая к объекту опора ВЛИ-0,4 кВ РП "Камчатский". Одновременно в числе обязанностей заявителя, как сетевой организации, в подп. "а" п. 10 технических условий указано строительство ВЛИ-0,4 кВ РП "Камчатский" до границ земельного участка, на котором расположен объект Россохи Н.П.

Выводы антимонопольного органа, поддержанные судом первой инстанции о том, что права заявителя (Н.П. Россохи) могут быть нарушены в случае переноса этой точки на расстояние более, указанных 25 метров, поскольку ограничение на это расстояние в ТУ к проекту договора N 61 А/П не установлено, а также о том, что положения технических условий, направленных Россохе Н.П., не позволяют определить расстояние от границ участка гр. Россоха Н.П. до объекта электросетевого хозяйства ЗАО "НЭСК", сделаны без учета приведенного выше буквального содержания пункта 25.1 Правил. Возможные нарушения прав Россохи Н.П. в результате фактического определения точки присоединения "ближайшая к объекту опора ВЛИ-0,4 кВ РП "Камчатский" не могут быть основанием для признания ЗАО "НЭСК" нарушившим требования Федерального закона от 26.07.2006 г. N 135-ФЗ "О защите конкуренции".

На основании изложенного, суд апелляционной инстанции считает, что антимонопольным органом в рамках рассматриваемого дела не доказано нарушение ЗАО "Независимая электросетевая компания" п.3 ч.1 ст.10 Федерального закона "О защите конкуренции", в связи с чем, у суда первой инстанции не имелось оснований для отказа в удовлетворении заявленных требований.

Решение суда первой инстанции подлежит отмене с принятием нового решения об удовлетворении требований ЗАО "НЭСК" и признании решения УФАС по Саратовской области N 26-150/тр от 26.06.2015 г. и предписания N 26-150/тр от 10.07.2015 г. недействительными.

Судебные расходы ЗАО "НЭСК" в виде оплаты государственной пошлины за рассмотрение дела в суде первой и апелляционной инстанции в размере 4500 рублей в соответствии со ст. 110 АПК РФ подлежат взысканию с Управления Федеральной антимонопольной службы по Саратовской области.

Руководствуясь статьями 110, 268-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение арбитражного суда Саратовской области от 04 марта 2016 года по делу N А57-21921/2015 отменить.

Принять по делу новый судебный акт.

Признать недействительными решение Управления Федеральной антимонопольной службы по Саратовской области от 26.06.2015 г. N 26-150/тр о признании закрытого акционерного общества "Независимая электросетевая компания" нарушившим п. 3 ч. 1 ст. 10 Федерального закона от 26.07.2006 г. N135-ФЗ "О защите конкуренции" и предписание Управления Федеральной антимонопольной службы по Саратовской области от 10.07.2015 г. N26-150/тр о прекращении нарушений антимонопольного законодательства.

Взыскать с Управления Федеральной антимонопольной службы по Саратовской области в пользу закрытого акционерного общества "Независимая электросетевая компания" судебные расходы в виде оплаты государственной пошлины за рассмотрение дела в суде первой и апелляционной инстанции в размере 4500 рублей.

Постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Арбитражный суд Поволжского округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме, через арбитражный суд первой инстанции.

 

Председательствующий

С.Г. Веряскина

 

Судьи

Л.Б. Александрова
Н.В. Луговской

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А57-21921/2015


Истец: ЗАО "независимая электросетевая компания"

Ответчик: Управление Федеральной антимонопольной службы по Саратовской области, УФАС по Саратовской области

Третье лицо: Администрация МО "Город Саратов", Администрация муниципального образования "Город Саратов", Борисова Л. Ю., Жданов В. М., Жданова Л. М., ООО "Волгоэлектромонтаж", Россоха Н. П., Россоха Наталья Петровна, Саввин С. М., Судаков С. Р.