Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 9 августа 2016 г. N 20АП-4023/16 (ключевые темы: публичное общество - возмещение убытков - конструкторская документация - расторжение договора - оборудование) (подтверждено кассацией)

Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 9 августа 2016 г. N 20АП-4023/16

ГАРАНТ:

Постановлением Арбитражного суда Центрального округа от 14 октября 2016 г. N Ф10-3728/16 настоящее постановление оставлено без изменения

Требование: о взыскании долга, о взыскании убытков

Вывод суда: жалоба заявителя оставлена без удовлетворения, решение суда первой инстанции оставлено в силе

г. Тула

 

9 августа 2016 г.

Дело N А68-1342/2016

 

Резолютивная часть постановления объявлена 08.08.2016.

Постановление изготовлено в полном объеме 09.08.2016.

 

Двадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего Тимашковой Е.Н., судей Капустиной Л.А. и Токаревой М.В., при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Филимоновой Е.Е., при участии представителей истца - открытого акционерного общества "Щекиноазот" (р. п. Первомайский Щекинского района Тульской области, ОГРН 1027100507015, ИНН 7118004789) - Злакотина А.М. (доверенность от 13.01.2016) и Цыганова В.А. (доверенность от 27.08.2013), ответчика - публичного акционерного общества "ЗиО-Подольск" (г. Подольск Московской области, ОГРН 1025004700445, ИНН 5036040729) - Боталовой Н.В. (доверенность от 21.12.2015), рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу публичного акционерного общества "Машиностроительный завод "ЗиО-Подольск" на решение Арбитражного суда Тульской области от 23.05.2016 по делу N А68-1342/2016 (судья Литвинов А.В.), установил следующее.

Открытое акционерное общество "Щекиноазот" (далее - истец) обратилось в Арбитражный суд Тульской области с исковым заявлением к публичному акционерному обществу "ЗиО-Подольск" (далее - ответчик) о взыскании убытков в сумме 9 303 637 рублей, возникших в связи с досрочным прекращением договора.

В свою очередь ПАО "ЗиО-Подольск" считая, что основанием для расторжения договора послужила статья 717 Гражданского кодекса Российской Федерации, а не статья 715 ГК РФ, обратилось к ОАО "Щекиноазот" со встречным иском о взыскании задолженности в размере 1 685 300 рублей, процентов в сумме 3677 рублей 69 копеек.

Решением Арбитражного суда Тульской области от 23.05.2016 первоначально заявленные исковые требования удовлетворены. Суд взыскал с публичного акционерного общества "ЗиО-Подольск" в пользу открытого акционерного общества "Щекиноазот" долг в размере 9 303 637 рублей и судебные расходы в размере 69 519 рублей.

В удовлетворении встречного искового заявления публичного акционерного общества "ЗиО-Подольск" отказано.

Не согласившись с решением суда, ссылаясь на нарушение судом норм материального права и неполное выяснение судом обстоятельств, имеющих значение для дела, ответчик подал апелляционную жалобу, в которой просит его отменить.

Изучив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции считает, что решение суда не подлежит отмене по следующим основаниям.

Как усматривается из материалов дела, между ПАО "ЗиО-Подольск" (продавец) и ОАО "Щекиноазот" (покупатель) заключен договор от 22.12.2014 N 2731д на поставку оборудования.

В соответствии с пунктом 2.1 договора продавец передает, а покупатель принимает и оплачивает оборудование, включенное в приложение N 1 (спецификация N 1), включая расходные материалы, техническую документацию, услуги по надзору.

Согласно спецификации N 1 продавец обязался поставить покупателю реактор вторичного риформинга поз. R204 в срок 360 дней с даты подписания договора.

Общая цена договора включает в себя поставку оборудования, расходных материалов, технической документации, услуги по надзору, стоимость упаковки и составляет 39 780 588 рублей 34 копейки, в том числе НДС - 6 068 225 рублей 34 копейки (пункт 3.1 договора).

В пункте 3.2 договора стороны согласовали, что цена договора фиксированная и изменению не подлежит.

В пункте 5.1 договора установлено, что сроки поставки оборудования являются определяющим условием договора и не подлежат увеличению, кроме случаев, указанных в

пункте 6.5 и пунктах 9, 17 приложения N 2 настоящего договора.

Сторонами в пункте 6.5 договора установлено, что если сроки представления технической документации сдвигаются по зависящим от покупателя причинам, то они сдвигаются на определенный промежуток времени, в течение которого действуют такие причины, и, если требуется, дата доставки технической документации должна быть скорректирована соответствующим образом, как указано в пунктах 9 и 17 приложения 2.

Согласно техническим требованиям (приложение N 2) к договору датой начала разработки проектно-конструкторской документации считается дата подписания договора.

Договор подписан 20.01.2015, то есть датой начала исполнения обязательств по договору считается 20.01.2015.

Документация в виде эскизного проекта N 1 (пакет N 1), необходимая для проектирования фундаментов и расположения оборудования на компоновочном чертеже,

передается продавцом для согласования покупателю в течение 21 рабочего дня после подписания договора (пункт 7 приложения N 2).

Продавец передал на согласование покупателю эскизный проект 17.02.2015.

С учетом исправления продавцом замечаний покупателем эскизный проект (пакет N 1) согласован 08.04.2015.

В соответствии с пунктом 11 приложения N 2 к договору эскизный проект N 2 (пакет N 2) разрабатывается продавцом и передается (на русском языке) для согласования покупателю в течение 30 календарных дней после получения согласованного эскизного проекта N 1.

Продавцом изготовлена конструкторская документация в виде эскизного проекта N 2 на реакторы вторичного риформинга R204 и направлена на согласование.

В соответствии с письмом ответчика от 05.05.2015 N 85 конструкторская документация в виде эскизного проекта N 2 на реакторы вторичного риформинга R204 была согласована, следовательно, в соответствии с пунктом 18 приложения N 2 к договору продавец должен был приступить к изготовлению оборудования.

В пункте 9.1 договора сторонами установлено, что покупатель имеет право производить инспекцию частей оборудования, включая изготовление и упаковку соответствующих частей оборудования. Инспекция производится инспекторами, направляемыми покупателем на заводы-изготовители продавца и к его субпоставщикам, которые присутствуют при изготовлении и обычных заводских приемочных испытаниях перед упаковкой оборудования в обычное рабочее время на заводах - изготовителях.

Продавец обязан оказать любое разумное содействие покупателю для проведения такой инспекции, в том числе, согласовать с заводами-изготовителями присутствие инспекторов покупателя на заводах, обеспечить инспекторов необходимыми средствами

индивидуальной защиты с целью соблюдения техники безопасности.

Покупатель 17.06.2015 направил продавцу письмо N 232, в котором просил подтвердить фактические сроки изготовления и поставки оборудования.

В ответ на запрос продавец в письме от 30.06.2015 N 34/4398-1 сообщил, что изготовление оборудования будет произведено в соответствии с договорными сроками.

Однако 29.09.2015 ОАО "Щекиноазот" получило от ПАО "ЗиО-Подольск" письмо от 22.09.2015 N 34/6549-1, в котором продавец предложил покупателю расторгнуть договор в связи с отсутствием у них информации о цепочке собственников ОАО "Щекиноазот". К письму ПАО "ЗиО-Подольск" приложило соглашение о расторжении договора от 22.12.2014 N 2731д.

В ответ на предложение о досрочном расторжении договора ОАО "Щекиноазот" направило письмо, в котором возразило ПАО "ЗиО-Подольск", указав, что информация о руководстве и бенефициарах компании ОАО "Щекиноазот" была представлена ПАО "ЗиО-Подольск" в рамках заседания тендерной комиссии, при выборе поставщиков.

Кроме того, с письмом ОАО "Щекиноазот" повторно передало ПАО "ЗиО-Подольск" сведения о руководителе, собственниках и бенефициаре.

Как следует из пункта 17.7 договора, покупатель обязуется предоставить поставщику сведения в отношении собственников и руководителей, включая бенефициаров на момент заключения договора, следовательно, доказательством выполнения обязанности покупателем представления указанных сведений является подписание договора продавцом.

Доказательства того, что на момент подписания договора ПАО "ЗиО-Подольск" сведения указанные в пункте 17.7 не передавались продавцу, в материалы дела не представлено.

Кроме того, как следует из приложения к письму от 25.09.2015 N 4274 ОАО "Щекиноазот" повторно представило ПАО "ЗиО-Подольск" запрашиваемые сведения.

ПАО "ЗиО-Подольск" письмом от 08.10.2015 N 179/ГХН направило ОАО "Щекиноазот" предложения по увеличению стоимости изготовления оборудования и увеличению сроков его изготовления.

В соответствии с пунктом 9.1 договора ОАО "Щекиноазот" 16.10.2015 направило ПАО "ЗиО-Подольск" письмо N 4625 с просьбой организовать инспекцию частей оборудования.

В ответ на полученное обращение ПАО "ЗиО-Подольск" 22.10.2015 в письме N 36/5061-36 указало, что посещение производственной площадки ПАО "ЗиО-Подольск" специалистами ОАО "Щекиноазот" целесообразно после встречи руководителей двух предприятий.

ОАО "Щекиноазот" 28.10.2015 с целью получения гарантий будущего исполнения обязательств по договору повторно направило ПАО "ЗиО-Подольск" письмо N 4852 с требованием организовать инспекцию частей оборудования.

В связи с этим 12.11.2015 состоялось совместное совещание ОАО "Щекиноазот" и ПАО "ЗиО-Подольск" по вопросу исполнения заключенных договоров, в том числе договора от 22.12.2014 N 2731д.

Со стороны ПАО "ЗиО-Подольск" в совещании участвовал директор по исполнению проектов и начальник отдела ГНХ.

Как следует из протокола совместного совещания, подписанного, в том числе представителями продавца, ПАО "ЗиО-Подольск" не приступало к изготовлению оборудования по всем договорам и предложило согласовать увеличение стоимости изготовления оборудования, а также перенести сроки его изготовления. До тех пор пока вопрос об увеличении стоимости не будет решен ПАО "ЗиО-Подольск" не собирается приступать к изготовлению оборудования, т. к. согласованная стоимость в договорах ниже прямых затрат ПАО "ЗиО-Подольск".

По итогам встречи было решено, что ПАО "ЗиО-Подольск" в срок до 13.11.2015 направит в адрес ОАО "Щекиноазот" уточненные предложения по изменению стоимости изготовления оборудования, а ОАО "Щекиноазот" рассмотрит предложения и сообщит о

принятом решении до 25.11.2015.

ПАО "ЗиО-Подольск" 17.11.2015 письмом N 34/7884/1 направило в адрес ОАО "Щекиноазот" уточненные предложения по цене и срокам изготовления оборудования.

ОАО "Щекиноазот", рассмотрев предложение ПАО "ЗиО-Подольск", направило ему заявление от 24.11.2015 N 5356 об отказе от исполнения договора и возмещении убытков.

В заявлении ОАО "Щекиноазот" указало, что, руководствуясь статьями 328 и 715 ГК РФ, отказывается от исполнения договора в связи с тем, что ПАО "ЗиО-Подольск" не приступило к изготовлению оборудования, а ОАО "Щекиноазот" несогласно с предложением ПАО "ЗиО-Подольск" перенести сроки изготовления оборудования и увеличить его стоимость. Кроме того, ОАО "Щекиноазот" просит ПАО "ЗиО-Подольск"

возместить убытки в размере разницы между суммой договора и расходов, которые необходимо будет произвести ОАО "Щекиноазот" для восстановления своего нарушенного права, т. е. 19 758 641 рубль.

В ответ на заявление об отказе от исполнения договора ПАО "ЗиО-Подольск" направило ОАО "Щекиноазот" письмо от 14.12.2015 N 34/8681-1, в котором сообщило, что договор прекратил свое действие 30.11.2015. Кроме того, ПАО "ЗиО-Подольск" в письме просило ОАО "Щекиноазот" произвести расчеты за выполненные им в рамках договора работы по разработке рабочей конструкторской документации в размере 2 699 763 рублей.

В связи с досрочным расторжением договора 11.12.2015 ОАО "Щекиноазот" заключило контракт N 3393d с компанией KRALOVOPOLSKA a.s. Броно Чешская республика на изготовление, в том числе спорного оборудования, которое должно было изготовить ПАО "ЗиО-Подольск".

Согласно спецификации оборудования (приложение N 1 к контракту) стоимость изготовления компанией KRALOVOPOLSKA a.s. Броно Чешская республика реактора вторичного риформинга поз. R204 составляет 43 016 000 рублей, что на 9 303 637 рублей больше стоимости изготовления оборудования, установленной в спорном договоре, и на 9 940 347 рублей меньше стоимости изготовления реактора ПАО "ЗиО-Подольск", предложенной ОАО "Щекиноазот" 17.11.2015.

ОАО "Щекиноазот" 28.12.2015 направило ПАО "ЗиО-Подольск" претензию N 5940 о возмещении убытков по всем расторгнутым договорам, которую ПАО "ЗиО-Подольск" получило 11.01.2016.

ОАО "Щекиноазот" 28.01.2015 направило в адрес ПАО "ЗиО-Подольск" претензию N 362 о взыскании убытков в размере 9 303 637 рублей по договору от 22.12.2014 N 2731д с приложением контракта от 11.12.2015 N 3393d, которую ПАО "ЗиО-Подольск" получило 29.01.2016.

В связи с тем, что ПАО "ЗиО-Подольск" требование, указанное в претензии, не удовлетворило, ОАО "Щекиноазот" обратилось в арбитражный суд с иском.

Рассматривая дело по существу и удовлетворяя первоначально заявленные требования, суд первой инстанции, оценив условия оспариваемого договора, правомерно квалифицировал его как договор смешанного типа, обладающий признаками договора поставки, а также договора подряда.

В соответствии с пунктом 3 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) к отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре.

Следовательно, порядок исполнения договора регулируется нормами главы 30, 37 ГК РФ.

В силу пункта 1 статьи 456 ГК РФ продавец обязан передать покупателю товар, предусмотренный договором купли-продажи.

В соответствии со статьей 506 ГК РФ по договору поставки поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или срок производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.

В соответствии с пунктом 1 статьи 702 ГК РФ по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его.

В силу пункта 1 статьи 703 ГК РФ договор подряда заключается на изготовление или переработку (обработку) вещи либо на выполнение другой работы с передачей ее результата заказчику.

Статья 715 ГК РФ предусматривает право заказчика отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков при условии, что подрядчик не приступает своевременно к исполнению договора подряда или выполняет работу настолько медленно, что окончание ее к сроку становится явно невозможным.

По смыслу данной правовой нормы, правом на отказ от исполнения договора по указанным в ней основаниям заказчик может воспользоваться лишь при условии надлежащего исполнения им самим принятых на себя обязательств.

Как следует из материалов дела, ПАО "ЗиО-Подольск" с привлечением АО ИК "ЗИОМАР" изготовлена конструкторская документация в виде эскизного проекта N 2 на реакторы вторичного риформинга R204 и в порядке, установленном договором, согласована покупателем 05.05.2015, что является основанием ПАО "ЗиО-Подольск" приступить к изготовлению оборудования.

Однако продавец к изготовлению оборудования не приступил, что подтверждается письмом от 22.09.2015 N 34/6549-1, в котором продавец предложил покупателю расторгнуть договор, письмом 08.10.2015 ПАО "ЗиО-Подольск" от 08.10.2015 N 179/ГХН с предложением покупателю увеличить стоимости и срок изготовления оборудования.

ОАО "Щекиноазот", руководствуясь пунктом 9.1 договора, в целях устранения сомнений в будущем нарушении договора обращалось к ПАО "ЗиО-Подольск" с просьбой о проведении инспекции оборудования (письмо от 16.10.2015 N 4625, письмо от 28.10.2015 N 4852 и от 09.11.2015 N 4996). Ответчик в инспекции отказал, доказательства того, что приступил к изготовлению оборудования, ОАО "Щекиноазот" и в материалы дела не представил.

Кроме того, представители продавца на совместном с покупателем совещании 12.11.2015 подтвердили факт того, что ПАО "ЗиО-Подольск" не приступало к изготовлению оборудования по всем договорам и предупредили ОАО "Щекиноазот" о том, что ПАО "ЗиО-Подольск" не приступит к изготовлению оборудования до тех пор, пока вопрос об увеличении стоимости изготовления оборудования не будет решен, что подтверждается подписанным сторонами протоколом совещания.

ПАО "ЗиО-Подольск" 17.11.2015 письмом N 34/7884/1 направило ОАО "Щекиноазот" предложения по увеличению цены и сроков изготовления оборудования.

ОАО "Щекиноазот", в свою очередь, рассмотрев предложения ПАО "ЗиО-Подольск", направило ему заявление от 24.11.2015 N 5356 об отказе от исполнения договора и возмещении убытков.

В пункте 17.5.1.1 стороны согласовали, что если продавец совершает существенные нарушения договора и не предпринимает действий по устранению такого нарушения в разумные сроки, тогда после выпуска письменного предупреждения продавцу, относящегося к этой статье, покупатель вправе расторгнуть договор.

При таких обстоятельствах, учитывая, что за 35 дней до окончания срока изготовления оборудования, ПАО "ЗиО-Подольск" известило ОАО "Щекиноазот" о том, что не приступило к изготовлению оборудования, и отказывалось его изготавливать на условиях, согласованных сторонами в договоре, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что истец, руководствуясь положениями статей 328 и 715 ГК РФ и условиями пункта 17.5.1.1 договора, правомерно отказался от исполнения договора в связи с существенными нарушениями договора продавцом.

В соответствии со статьей 453 ГК РФ при расторжении договора обязательства сторон прекращаются, если иное не предусмотрено законом, договором или не вытекает из существа обязательства. Если основанием для изменения или расторжения договора послужило существенное нарушение договора одной из сторон, другая сторона вправе требовать возмещения убытков, причиненных изменением или расторжением договора.

Согласно пункту 2 статьи 450 ГК РФ существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

В пунктах 3.2 и 5.2 договора установлено, что цена договора фиксирована и изменению не подлежит, сроки поставки оборудования является определяющим условием договора и не подлежит увеличению.

Таким образом, отказ ПАО "ЗиО-Подольск" приступить к изготовлению оборудования по согласованной в договоре цене и в установленные в договоре сроки лишает возможности покупателя получить товар по цене и срокам, на которые он рассчитывал, что является существенным нарушением договора, в связи с чем вправе требовать возмещения причиненных ему убытков.

Согласно статье 393 ГК РФ должник по правилам статьи 15 Кодекса обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

Статьей 15 ГК РФ предусмотрено, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

При взыскании убытков подлежит доказыванию наличие противоправных действий (бездействия) лица, привлекаемого к возмещению вреда, факт причинения убытков, размер убытков, наличие причинно-следственной связи между незаконным действием причинителя вреда и возникшими убытками.

В обоснование исковых требований о взыскании ОАО "Щекиноазот" ссылается на то, что в связи с расторжением договора с ПАО "ЗиО-Подольск" оно вынуждено было заключить с компанией KRALOVOPOLSKA a.s. Броно Чешская республика контракт, в связи с чем у него возникли убытки в размере 9 303 637 рублей, составляющие разницу между установленной ценой в прекращенном договоре и ценой, установленной в заключенном замещающем контракте, которые ОАО "Щекиноазот" просит ему возместить.

Согласно пункту 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" (далее - постановление Пленума ВС N 7) риски изменения цен на сопоставимые товары, работы или услуги возлагаются на сторону, неисполнение или ненадлежащее исполнение договора которой повлекло его досрочное прекращение, например, в результате расторжения договора в судебном порядке или одностороннего отказа другой стороны от исполнения обязательства.

В пункте 12 постановление Пленума ВС N 7 разъяснено, что если кредитор заключил замещающую сделку взамен прекращенного договора, он вправе потребовать от должника возмещения убытков в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и ценой на сопоставимые товары, работы или услуги по условиям замещающей сделки (пункт 1 статьи 393.1 ГК РФ). Кредитором могут быть заключены несколько сделок, которые замещают расторгнутый договор, либо приобретены аналогичные товары или их заменители в той же или в иной местности и т.п.

Добросовестность кредитора и разумность его действий при заключении замещающей сделки предполагаются (пункт 5 статьи 10, пункт 3 статьи 307, статья 393.1 ГК РФ).

Должник вправе представить доказательства того, что кредитор действовал недобросовестно и/или неразумно и, заключая замещающую сделку, умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял разумных мер к их уменьшению (пункт 1 статьи 404 ГК РФ). Например, должник вправе представлять доказательства чрезмерного несоответствия цены замещающей сделки текущей цене, определяемой на момент ее заключения по правилам пункта 2 статьи 393.1 ГК РФ.

Между тем ПАО "ЗиО-Подольск" не представило доказательства того, что истец действовал недобросовестно и/или неразумно и, заключая замещающую сделку, умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков.

Кроме того, суд верно отметил, что ОАО "Щекиноазот" заключило контракт на изготовление и поставку оборудования по значительно меньшей цене относительно цены, предложенной ПАО "ЗиО-Подольск" 17.11.2015.

С учетом изложенного требования ОАО "Щекиноазот" о возмещении ему убытков, возникших в связи с расторжением договора, в размере 9 303 637 рублей правомерно удовлетворены судом первой инстанции.

Довод апелляционной жалобы о том, что работы по изготовлению оборудования были приостановлены ответчиком 14.10.2015 на основании уведомления покупателя, не может быть принят во внимание судом.

Как следует из материалов дела, к выполнению работ по изготовлению оборудования в период с 05.05.2015 по 14.10.2015 ПАО "ЗиО-Подольск" не приступило, следовательно, не могло их приостановить.

Кроме того, желание ответчика расторгнуть договор было выражено до направления уведомления истцом о временной приостановке работ (направление 22.09.2015 и 30.09.2015 соглашения о расторжении договора и предложение 08.10.2015 увеличить стоимость оборудования и сроки его изготовления).

Также не может быть принят во внимание судом довод жалобы о том, что основанием для расторжения договора послужила статья 717 ГК РФ, а не статья 715 ГК РФ.

В силу статьи 717 ГК РФ, если иное не предусмотрено договором подряда, заказчик может в любое время до сдачи ему результата работы отказаться от исполнения договора, уплатив подрядчику часть установленной цены пропорционально части работы, выполненной до получения извещения об отказе заказчика от исполнения договора. Заказчик также обязан возместить подрядчику убытки, причиненные прекращением договора подряда, в пределах разницы между ценой, определенной за всю работу, и частью цены, выплаченной за выполненную работу.

Вместе с тем из материалов дела следует, что ОАО "Щекиноазот" приняло решение об одностороннем отказе от исполнения контракта на том основании, что ПАО "ЗиО-Подольск" не приступило своевременно к исполнению договора в части изготовления оборудования, и из действий продавца следовало, что в срок, установленный договором, оборудование покупателю поставлено не будет.

Довод жалобы о том, что протокол совместного совещания от 12.11.2015 не является доказательством, подтверждающим намерение ответчика отказаться от исполнения договора, поскольку присутствующие на нем представители ответчика не обладали такими полномочиями, отклоняется судом.

В силу статьи 402 ГК РФ действия работников должника по исполнению его обязательства считаются действиями должника. Должник отвечает за эти действия, если они повлекли неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.

ПАО "ЗиО-Подольск" в информационном письме от 02.10.15 N 177/ГХН сообщило о планируемом визите представителей ПАО "ЗиО-Подольск" на ОАО "Щекиноазот" для ведения переговоров, в перечень которых входят лица, подписавшие протокол.

Кроме того, в материалах дела имеются соглашения о расторжении договора без взаимных претензий, подписанных генеральным директором (приложение к письмам от 22.09.2015 N 34/6552-1 и от 30.09.2015 N 34/6738-1).

Также ПАО "ЗиО-Подольск" в отзыве на исковое заявление от 21.03.2016 N 37-154-юр-41 заявило о том, что с целью выиграть тендерную процедуру, проводимую истцом, оно занизило стоимость оборудования ниже экономически обоснованной (стр. 5). В связи с чем имело намерение расторгнуть договор в соответствии с пунктами 6 статьи 709 и статьей 451 ГК РФ.

Таким образом, из совокупности доказательств по делу и заявлений ответчика следует, что у него были твердые намерения расторгнуть договор, в связи с невозможностью изготовить оборудования по согласованной стоимости и в установленные договором сроки.

Довод заявителя апелляционной жалобы о том, что к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, необоснованно не привлечено АО ИК "ЗИОМАР", апелляционная коллегия отклоняет, поскольку обжалуемое решение не затрагивает права и законные интересы указанного лица.

Отказывая в удовлетворении встречного иска о взыскании с ОАО "Щекиноазот" о взыскании стоимости части выполненных работ по договору от 22.12.2014 N 2731д в размере 1 688 940 рублей, суд первой инстанции правомерно исходил из следующего.

В обоснование исковых требований ПАО "ЗиО-Подольск" ссылается на то, что 14.10.2015 им было получено от покупателя уведомление о приостановлении исполнения обязательств по договору в связи с тем, что техническая документация поставщиков оборудования, которое присоединяется к штуцерам реактора вторичного риформинга R204, изготавливаемое ПАО "ЗиО-Подольск", содержит сведения о том, что передаваемые нагрузки на штуцера реактора вторичного риформинга R204 значительно превышают допустимые нагрузки, согласованные ранее.

Приостановление работ планировалось до получения полной информации для окончательного проектирования.

После получения уведомления о приостановлении исполнения обязательств он прекратил выполнение работ по договору.

Далее, до возобновления исполнения обязательств по договору, ОАО "Щекиноазот" направило ПАО "ЗиО-Подольск" заявление от 24.11.2015 N 5356 об отказе от исполнения договора N 2731д.

ПАО "ЗиО-Подольск" считает, что договор расторгнут по инициативе ОАО "Щекиноазот" в силу статьи 717 ГК РФ, в связи с чем ОАО "Щекиноазот" обязано уплатить ПАО "ЗиО-Подольск" стоимость части выполненных им работ по договору в размере 1 685 300 рублей.

Между тем, поскольку доводы ПАО "ЗиО-Подольск" о том, что договор ОАО "Щекиноазот" был расторгнут в порядке, установленном статьей 717 ГК РФ признан судом необоснованным, основания для удовлетворения требований уплатить часть цены, пропорционально части работы, выполненной до получения извещения об отказе, у ПАО "ЗиО-Подольск" отсутствуют.

Кроме того, ПАО "ЗиО-Подольск" не представило доказательства того, что изготовленная АО ИК "ЗИОМАР" по его заказу конструкторская документация находится у ОАО "Щекиноазот" и им используется.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований.

Аргументированных доводов, способных повлечь за собой отмену обжалуемого судебного акта в указанной части, апелляционная жалоба не содержит.

Принимая во внимание, что фактические обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения спора по существу, установлены судом на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, им дана надлежащая правовая оценка, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены или изменения оспариваемого судебного акта.

Неправильного применения судом норм процессуального права, являющихся в соответствии с частью 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены принятого судебного акта, судом второй инстанции не установлено.

При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции является законным и обоснованным.

Руководствуясь пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Двадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Тульской области от 23.05.2016 по делу N А68-1342/2016 оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Центрального округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме. В соответствии с частью 1 статьи 275 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации кассационная жалоба подается через арбитражный суд первой инстанции.

 

Председательствующий

Е.Н. Тимашкова

 

Судьи

Л.А. Капустина
М.В. Токарева

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А68-1342/2016


Постановлением Арбитражного суда Центрального округа от 14 октября 2016 г. N Ф10-3728/16 настоящее постановление оставлено без изменения


Истец: ОАО "Щекиноазот"

Ответчик: ПАО "ЗиО-Подольск"