Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 2 апреля 2019 г. N 07АП-869/19

 

город Томск

 

2 апреля 2019 г.

Дело N А67-5587/2017

 

Резолютивная часть постановления объявлена 26 марта 2019 года.

Полный текст постановления изготовлен 02 апреля 2019 года.

 

Седьмой арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего

 

Стасюк Т.Е.,

судей

 

Павловой Ю.И.,

 

 

Фертикова М.А.,

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Семененко И.Г.., рассмотрел в судебном заседании апелляционную жалобу Михалева Сергея Геннадьевича (N 07АП-869/2019) на решение от 20.12.2018 Арбитражного суда Томской области (судья Какушкина Н.Н.) по делу N А67-5587/2017 по иску Михалевой Ларисы Филипповны к Михалеву Сергею Геннадьевичу, Пугачеву Семену Константиновичу, обществу с ограниченной ответственностью "Денталия" (ИНН 7017217727, ОГРН 1087017020683) о признании сделки недействительной.

В судебном заседании приняли участие:

от истца: Михалева Л.Ф. паспорт; Бабушкин Ю.С. по доверенности от 07.04.2017, паспорт,

от ответчиков: Упорова Н.В. по доверенностям от 28.04.2017 (от Михалева С.Г.), от 08.02.2017 (от Пугачева К.С.), от 23.08.2017 (от ООО Денталия),

УСТАНОВИЛ:

Михалева Лариса Филипповна обратилась в Арбитражный суд Томской области с иском к Михалеву Сергею Геннадьевичу и Пугачеву Семену Константиновичу о признании недействительной ничтожной сделки по отчуждению Михалевым Сергеем Геннадьевичем 100 % доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью "Денталия" (далее - ООО "Денталия") путем совершения совокупности действий: по увеличению уставного капитала ООО "Денталия" до 20 000 руб. за счет вклада Пугачева Семена Константиновича и принятия его в состав участников ООО "Денталия"; по уменьшению до 50% доли Михалева Сергея Геннадьевича в уставном капитале ООО "Денталия"; по выходу Михалева Сергея Геннадьевича из состава участников ООО "Денталия"; по переходу к ООО "Денталия" принадлежащей Михалеву Сергею Геннадьевичу доли в уставном капитале ООО "Денталия" и распределения ее Пугачеву Семену Константиновичу решением единственного участника ООО "Денталия" от 22.12.2015; по переходу доли от Пугачева Семена Константиновича к Михалеву Сергею Геннадьевичу на основании договора купли-продажи доли от 26.01.2017 (с учетом принятого судом в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации уточнения иска).

Определением Арбитражного суда Томской области от 09.10.2017 к участию в деле в качестве соответчика привлечено ООО "Денталия".

Решением Арбитражного суда Томской области от 20.12.2018 исковые требования удовлетворены.

Не согласившись с принятым по делу решением, Михалев С.Г. обратился с апелляционной жалобой, в которой просит его отменить и принять по делу новое решение об отказе в иске.

В обоснование к отмене судебного акта апеллянт ссылается на то, что вывод суда о том, что принимая в состав участников ООО "Денталия" Пугачева С.К., Михалев С.Г. фактически произвел отчуждение находящегося в совместной собственности супругов имущества стоимостью 12 486 000 руб., при этом сделка повлекла убытки, так как Пугачев С.Г. приобрел долю стоимостью 12 486 000 руб. за 10 000 руб. (размер дополнительного вклада), противоречит пункту 2 статьи 17 и части 2 статьи 19 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", поскольку все положения указанных статей закона при увеличении уставного капитала ООО "Денталия" соблюдены. Также податель жалобы не согласен с выводами суда о мнимости сделки по вводу в состав участников Пугачева С.Г. и одновременному выходу из состава участников общества, как совершенной лишь для вида во избежание риска раздела имущества в связи с предстоящим разводом. Кроме того, Михалев С.Г. ссылается на то, что в силу пункта 2 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом может быть признана недействительной, если имеются доказательства того, что приобретший долю участник знал или должен был знать о несогласии другого супруга на совершение сделки. Доказательства осведомленности Пугачева С.К. о семейном конфликте Михалевых не представлено, а также о том, что Пугачев С.К. имел умысел на совершение сделки с целью причинения вреда Михалевой Л.Ф., в том числе в виде вывода совместного имущества супругов из совместной собственности.

Кроме того, апеллянт указывает, что в результате совершенных последовательных действий по вводу нового участника в общество, выходу из него Михалева С.Г. уменьшения стоимости совместно нажитого имущества не произошло, что опровергает мотив совершения сделки как действий по уклонению от раздела имущества, нажитого в браке.

Также апеллянт в своей жалобе указывает, что оспариваемые сделки повлекли последствия, которые обычно наступают для данного вида сделок, что исключает вывод об их мнимости. Апеллянт обращает внимание, что истицей денежные средства, выплаченные Михалеву С.Г. в счет стоимости доли при выходе из общества, получены. Действия истицы по подписанию договора раздела общего имущества и последующие действия по обращению в суд с требованием о разделе доли в уставном капитале ООО "Денталия", и признании недействительными сделок, апеллянт расценивает как злоупотребление правом.

В отзыве на апелляционную жалобу истица возражает против ее доводов, просит оставить решение суда первой инстанции без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

В судебном заседании представитель ответчиков поддержал доводы апелляционной жалобы Михалева С.Г., просил отменить решение суда первой инстанции по настоящему делу и принять новый судебный акт об отказе в иске.

Представитель истца настаивал на доводах отзыва, просил оставить решение суда без изменения.

Заслушав представителей сторон, исследовав материалы дела, изучив доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, проверив в порядке статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обжалуемое решение суда, суд апелляционной инстанции считает, что основания для его отмены отсутствуют. Выводы суда основаны на следующем.

Как следует из материалов дела, 03.02.1995 бюро ЗАГС Советского района г. Томска был зарегистрирован брак Михалевой Л.Ф. и Михалева С.Г., актовая запись N 25 от 03.02.1995. Решением Мирового судьи судебного участка N 5 Советского района г. Томска от 27.06.2016 брак между указанными лицами расторгнут по заявлению Михалева С.Г. (л. д. 14, 15 т. 1).

Юридическое лицо - ООО "Денталия" создано 15.07.2008, единственным участником общества на момент создания являлся Михалев С.Г. (принадлежало 100 % доли в уставном капитале), уставный капитал при создании - 10 000 руб.

Судом первой инстанции обоснованно сделан вывод, что данное ООО "Денталия" создано в период брака Михалевой Л.Ф. и Михалева С.Г.

Директором общества с момента его создания являлся Михалев С.Г.

Указанные обстоятельства подтверждены выпиской из Единого государственного реестра юридических лиц (л. д. 30-36 т. 1) и сведениями из ЕГРЮЛ по состоянию на 24.07.2017 (л. д. 37-40 т. 1).

Из материалов дела усматривается, что об обстоятельствах, связанных с принятием в ООО "Денталия" нового участника - Пугачева С.К. истице стало известно в ходе судебного разбирательства в мировом суде по иску Михалевой Л.Ф. о разделе совместно нажитого имущества, в частности о том, что 09.12.2015 Михалевым С.Г. как единственным участником общества "Денталия" было принято решение о принятии в общество в качестве участника Пугачева С.К. на основании заявления последнего о внесении дополнительного вклада в уставный капитал ООО "Денталия", в результате чего уставный капитал общества с ограниченной ответственностью "Денталия" был увеличен до 20 000 руб. с распределением долей между двумя участниками Михалевым С.Г. и Пугачевым С.К. по 50 % (л. д. 17, 18 т. 1).

После принятия Пугачева С.К. в состав участников общества Михалевым С.Г. было подано заявление о выходе из состава участников общества "Денталия" и передаче принадлежащей ему доли в размере 50% уставного капитала номинальной стоимостью в размере 10 000 руб. обществу (л. д. 19 т. 1).

После принятия решение о выплате Михалеву С.Г. действительной стоимости его доли в размере 10 000 руб. и распределении себе доли выбывшего участника - Михалева С.Г. от 22.12.2015, Пугачев С.К. стал единственным участником общества со 100% доли в уставном капитале ООО "Денталия" (л. д. 20 т. 1).

26.01.2017 доля в размере 100 % в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью "Денталия" вновь была приобретена Михалевым С.Г. у Пугачева С.К. по договору купли-продажи доли в уставном капитале общества (л. д. 21-22 т. 1).

Михалева Л.Ф., ссылаясь на то, что перечисленные выше действия, направленные на увеличение уставного капитала, принятие в состав участников общества второго участника, с последующим выходом из общества Михалева С.Г. и последующим приобретением им же 100 % доли в ООО "Денталия" у Пугачева С.К., нарушают ее права на имущество, нажитое в период брака, а также, что отчуждение Михалевым С.Г. 100 % доли в уставном капитале ООО "Денталия" является мнимой сделкой, Михалева Л.Ф. обратилась с настоящим иском в арбитражный суд.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции пришел к правильным выводам по существу спора.

Согласно пункту 3 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях также иное лицо. Требование о признании недействительной ничтожной сделки независимо от применения последствий ее недействительности может быть удовлетворено, если лицо, предъявляющее такое требование, имеет охраняемый законом интерес в признании этой сделки недействительной.

В соответствии с пунктом 1 статьи 256 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 34 Семейного кодекса Российской Федерации имущество, нажитое супругами во время брака, в том числе доли в уставном капитале коммерческих организаций, независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо кем из супругов внесены денежные средства, является их совместной собственностью.

Поскольку ООО "Денталия" было создано в период нахождения в браке Михалевой Л.Ф. и Михалева С.Г., при разделе совместно нажитого имущества истица имеет охраняемый законом интерес в оспаривании сделки по отчуждению 100 % доли в уставном капитале ООО "Денталия".

В ходе рассмотрения настоящего дела сторонами было заключено соглашение по фактическим обстоятельствам от 16.03.2018, согласно которому:

1. Стоимость чистых активов ООО "Денталия" по состоянию на 31.12.2014 (отчетная дата, предшествующая дате совершения оспариваемой сделки) составила 24 972 000 руб.

2. Действительная стоимости доли Михалева С.Г. в уставном капитале ООО "Денталия" (из расчета 100%) до принятия 09.12.2015 Пугачева С.К. в состав участников ООО "Денталия" составляла 24 972 000 руб.

3. Действительная стоимость доли Михалева С.Г. в уставном капитале ООО "Денталия" (из расчета 50%) после принятия 09.12.2015 Пугачева С.К. в состав участников общества составляла 12 486 000 руб.

Основываясь на положениях статьи 70 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции обоснованно принял признанные сторонами в результате достигнутого между ними соглашения обстоятельства в качестве фактов, не требующих дальнейшего доказывания.

Таким образом, материалами дела подтверждается и признано сторонами, что на дату совершения сделки по распоряжению долей в уставном капитале ООО "Денталия" действительная стоимость доли Михалева С.Г. составляла 24 972 000 руб.

В результате принятия в состав ООО "Денталия" второго участника размер уставного капитала ООО "Денталия" увеличился до 20 000 руб., а доля Михалева С.Г., соответственно, уменьшилась со 100 % до 50 %, после чего Михалевым С.Г. было заявлено о выходе из общества, и эта доля (50%) была передана обществу с последующим распределением оставшимся участником Пугачевым С.К. в свою пользу.

Оценивая данные фактические обстоятельства, которые участвующими в деле лицами не оспариваются, суд первой инстанции обоснованно принял во внимание, что приобретая долю в уставном капитале ООО "Денталия" в размере 50%, Пугачев С.К. сделал дополнительный вклад в уставный капитал общества в размере 10 000 руб., при том, что действительная стоимость приобретаемой доли составляла 12 486 000 руб. Соответственно, Пугачев С.К., внеся дополнительный вклад в ООО "Денталия" в размере 10 000 руб. приобрел имущество, действительная стоимость которого составила 12 486 000 руб.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции отклоняет доводы апелляционной жалобы о том, что данная сделка не носила убыточного характера для Михалева С.Г., поскольку принимая в состав участников общества с ограниченной ответственностью "Денталия" Пугачева С.К. и наделяя его долей в уставном капитале общества в размере 50%, получая в качестве оплаты этой доли дополнительный вклад в размере 10 000 руб., фактически отчуждая долю в уставном капитале ООО "Денталия" - имущества находящегося в общей совместной собственности с Михалевой Л.Ф., стоимостью 12486000 руб., Михалев совершил убыточную сделку с занижением цены на 12 476 000 руб. Ссылка апеллянта на то, что в итоге распоряжение долей не привело к уменьшению общего имущества, является несостоятельной по изложенным выше основаниям.

Оценивая описанные выше действия Михалева С.Г. и Пугачева С.К. по распоряжению долями и изменениям в составе участников ООО "Денталия", суд апелляционной инстанции отклоняет доводы жалобы о том, что все эти действия были совершены в соответствии с требованиями Закона Об обществах с ограниченной ответственностью. При этом суд апелляционной инстанции учитывает фактические обстоятельства, имевшие место в период совершения действий с долями ООО "Денталия" и последовавшие за ними.

Так суд учитывает факт развода Михалева С.Г. и Михалевой Л.Ф, и раздел совместно нажитого имущества, а также, что имущество, которым распоряжался Михалев С.Г., являлось общей совместной собственностью супругов, подлежавшей разделу, отсутствие согласования с истицей действия по распоряжению долей в уставном капитале.

Суд первой инстанции, оценивая действия Михалева С.Г. по отчуждению доли в общем имуществе стоимостью 12 486 000 руб. по цене 10 000 руб. обоснованно расценил их как не отвечающие требованиям разумности и добросовестности.

Довод о том, что сделка не носила убыточного характера был предметом исследования в суде первой инстанции и получил надлежащую оценку.

Ссылка на то, что Пугачев С.К. выкупил задолженность ООО "Денталия" у ООО "Стрим" по договору уступки права требования от 21.12.2015 на сумму 4 009 725,18 руб. обоснованно отклонена судом с указанием на то, что приобретение задолженности не подтверждает равноценного представления со стороны Пугачева С.К. в счет оплаты доли, а лишь подтверждает смену кредитора ООО "Стрим" на нового кредитора - Пугачева С.К. и в любом случае выкупленное право требования составляет менее половины стоимости имущества, приобретенного Пугачевым С.Г.в виде 50% доли в уставном капитале ООО "Денталия".

Второй половиной (50%) принадлежавшей ему доли в ООО "Денталия" Михалев С.Г. распорядился, написав заявление о выходе из общества.

Оценивая данные действия, суд первой инстанции указал, что имея право на получение действительной доли в обществе в размере 12 486 000 руб., и получив фактически 7150000 руб. (подтверждено представленными в материалы дела расходным кассовым ордерам и установлено экспертным заключением N 084-18 от 07.06.2018), Михалев С.Г. не предпринял каких-либо действий по получению недоплаченных в счет действительной стоимости доли 5 336 000 руб.

Таким образом, подводя итог, владея долей в уставном каптале ООО "Денталия" а размере 100%, действительная стоимость которой составляла 24 972 000 руб., являвшейся общим имуществом супругов, Михалев С.Г. фактически произвел отчуждение 50% доли по цене 10 000 руб., а оставшиеся 50% - по цене 7 150 000 руб.

Довод апелляционной жалобы о том, что нахождение Михвалева С.Г. в должности директора общества не имеет правового значения для квалификации спорных отношений, является несостоятельным. Поскольку оставаясь директором общества после выхода из состава участников Михалев С.Г. обладал полной информацией о финансовом состоянии общества, о действительной стоимости доли и имел возможность совершать действия по получению недоплаченной действительной стоимости доли.

Формально все описанные выше действия не противоречат положениям Закона Об обществах с ограниченной ответственностью, однако, рассматривая их в совокупности, суд апелляционной инстанции приходит к тому же выводу, что и суд первой инстанции о направленности всех этих действий на создание видимости по временному прекращению права собственности Михалева С.Г. на долю в уставном капитале ООО "Денталия" с последующим приобретением права собственности на 100% доли в этом же юридическом лице.

С учетом совокупности фактических обстоятельств, связанных с разводом и разделом совместного имущества супругов, действия по распоряжению долями в уставном капитале ООО "Денталия" совершенные Михалевым С.Г. совершены во избежание риска раздела доли в уставном капитале в связи с предстоящим расторжением барка с истицей.

Суд также учитывает, что 100% доли в уставном капитале ООО "Денталия" были выкуплены Михалевым С.Г. у Пугачева С.К. Пугачева по договору купли-продажи доли в уставном капитале от 26.01.2017 по цене 20 000 руб. после расторжения брака с Михалевой Л.Ф. в июне 2016 года и заключения соглашения о разделе совместного имущества от 10.11.2016.

При этом следует отменить, что какого-либо разумного объяснения таких действий Михалевым С.Г. не раскрыто, при том, что все действия по отчуждению долей в ООО "Денталия" совершались до расторжения брака, а после расторжения брака доли приобретены прежним владельцем - Михалевым С.Г.

При этом материалами дела подтверждено, что Михалев С.Г. не только не поставил истицу в известность о совершаемых действиях по распоряжению общим имуществом супругов, но и скрывал данные обстоятельства. Так из его объяснений, данных 08.04.2016 в отделе полиции N 3 УМВД по г. Томску, следует, что денежные средства в сумме 3300000 руб., размер которых совпадает с данными расходного кассового ордера общества с ограниченной ответственностью "Денталия" от 14.01.2016, он взял взаймы. Не подавались Михалевым С.Г. сведения о выплате части действительной доли и в налоговые органы ни как физическим лицом, ни как директором ООО "Денталия", налог на доходы физических лиц с полученных сумм не уплачивался.

Суд апелляционной инстанции считает обоснованным доводы отзыва на апелляционную жалобу, касающиеся того, что Михалевым С.Г. и ранее совершались подобные действия, сто было установлено в рамках дела N А67-6042/2017 решением от 11.05.2018.

Указанным решением признана недействительной ничтожная сделка по отчуждению Михалевым С.Г. 50% доли в уставном капитале ООО "Пиранья" (ИНН 7017231930 / ОГРН 1097017001421), совершенная путем совокупности действий: по выходу из состава участников ООО "Пиранья" 10.12.2015, переходу к ООО "Пиранья" принадлежащей Михалеву С.Г. доли в уставном капитале ООО "Пиранья", распределения этой доли Пугачеву С.К. решением единственного участника ООО "Пиранья" от 10.12.2015 N 11, переходу доли от Пугачева С.К. к Михалеву С.Г. на основании договора купли-продажи части доли в уставном капитале общества от 26.01.2017. В решении арбитражного суда по делу N А67-6042/2017 суд также пришел к выводу, что Михалев С.Г. совершил указанную сделку с целью уменьшения состава совместного имущества супругов, подлежащего разделу после расторжения брака.

Изложенное свидетельствует об общей направленности действий Михалева С.Г. уменьшения состава совместного имущества супругов, подлежащего разделу после расторжения брака с применением одной схемы вывода имущества.

Ссылка апеллянта на то, что между супругами был заключен договор о разделе имущества, и Михалев С.Г. имел право полагать, что имущественный спор этим разрешен, а также на злоупотреблении правом со стороны Михалевой Л.Ф., выражающееся в обращении в суд за разделом имущества и оспаривании сделок с долями ООО "Денталия" подлежит отклонению, с учетом установленных выше обстоятельств, свидетельствующих о том, что Михалев С.Г. скрывал от истицы данные обстоятельства, связанные с распоряжением долями в ООО "Денталия". При этом следует учесть, что в соглашении о разделе имущества судьба долей в уставном каптале ООО "Денталия" не определена.

Основываясь на изложенном, суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для применения статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации и квалификации действий истицы, как совершенных с намерением причинить вред ответчику.

Согласно пункту 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что мнимая сделка, это сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Исходя из смысла приведенной нормы, для признания сделки мнимой необходимо установить, что на момент совершения сделки стороны не намеревались создать соответствующие условиям этой сделки правовые последствия, характерные для сделок данного вида. При этом обязательным условием признания сделки мнимой является порочность воли каждой из ее сторон. Мнимая сделка не порождает никаких правовых последствий и, совершая мнимую сделку, стороны не имеют намерений ее исполнять либо требовать ее исполнения. Пункт 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации направлен на защиту от недобросовестности участников гражданского оборота.

Юридически значимым обстоятельством, подлежащим установлению при рассмотрении требования о признании той или иной сделки мнимой, является установление того, имелось ли у каждой стороны сделки намерение ее исполнять.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 86 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", стороны мнимой сделки могут также осуществить для вида ее формальное исполнение. В соответствии с частью 1 статьи 64, статьями 71, 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, на основании представленных доказательств.

Учитывая изложенное выше, суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что, отчуждение доли в уставном капитале ООО "Денталия" путем совершения ряда последовательных действий, с последующим приобретением 100% доли в уставном капитале ООО "Денталия", с учетом применения ранее аналогичной схемы в отношении ООО "Пиранья" свидетельствуют о мнимом характере совершенной сделки по отчуждению права на 100 % доли в уставном капитале общества.

Доводы жалобы о том, что все совершенные действия породили соответствующие для сделок по увеличению уставного капитала, принятию нового участника, выходу из общества и выплате действительной стоимости доли породили соответствующие этим сделкам последствия являются несостоятельными, поскольку соответствуя формально каждая в отдельности требованиям закона, в совокупности все эти сделки привели к сокрытию общего имущества супругов при его разделе вследствие развода.

Ссылка в апелляционной жалобе на положения статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации, с обоснованием того, что Пугачеву С.К. не было и не могло быть известно о конфликте между супругами при приобретении последним долей в уставном капитале ООО "Денталия" подлежит отклонению, поскольку на основании изложенного выше судом установлена ничтожность сделок по отчуждению долей в уставном капитале ООО "Денталия" на основании пункта 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Суд апелляционной инстанции также не может согласиться с позицией подателя жалобы о добросовестности Пугачева С.К., учитывая неоднократный характер совершенных действий (в отношении ООО "Пиранья" имела место аналогичная схема), а также приобретение имущества значительной стоимостью по цене 10 000 руб.

Суд первой инстанции обоснованно указал в обжалуемом решении, что действия ответчиков являлись согласованными, поскольку они совершали действия по увеличению уставного капитала и выкупу доли на нерыночных условиях, Михалев С.Г. и Пугачев С.К. создали лишь видимость формального исполнения сделки по выходу Михалева С.Г. из общества. Выбранная ответчиками последовательность действий по отчуждению доли обусловлена необходимостью обхода законодательного требования о нотариальной форме сделки отчуждения доли, в том числе и для того, чтобы скрыть эту сделку от истицы, от которой необходимо было бы испрашивать нотариально удостоверенное согласие на отчуждение спорной доли.

Отклоняя доводы ответчиков о пропуске срока исковой давности, суд первой инстанции правомерно исходил из того, что оспариваемая сделка в силу положений пункта 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации является ничтожной, и согласно пункту 2 статьи 181 и пункту 1 статьи 196 Гражданского кодекса Российской Федерации подлежит применению общий срок исковой давности - три года.

С учетом того, что оспариваемая сделка совершена в декабре 2015, а иск поступил в суд 24.07.2017, срок исковой давности не пропущен.

Апелляционная жалоба доводов относительно отказа в применении исковой давности не содержит.

Согласно пункту 1 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

В пункте 84 постановления Пленума Верховного Суда Российской федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" указано, что согласно абзацу второму пункта 3 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации допустимо предъявление исков о признании недействительной ничтожной сделки без заявления требования о применении последствий ее недействительности, если истец имеет законный интерес в признании такой сделки недействительной. В случае удовлетворения иска в решении суда о признании сделки недействительной должно быть указано, что сделка является ничтожной.

Основываясь н6а изложенном, суд первой инстанции пришел к правильным выводам о наличии оснований для удовлетворения исковых требований Михалевой Л.Ф.

Оснований для иных выводов апелляционный суд не усматривает.

Поскольку, приведенные в апелляционной жалобе доводы не нашли правового обоснования и документального подтверждения, они не могут являться основанием к отмене судебного акта.

В соответствии с изложенным суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что арбитражным судом первой инстанции всесторонне и полно исследованы материалы дела, дана надлежащая правовая оценка всем доказательствам, правильно установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, и применены нормы права, подлежащие применению.

Суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для отмены или изменения обжалуемого решения арбитражного суда, предусмотренных статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

На основании статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по государственной пошлине относятся на подателя жалобы.

Руководствуясь статьями 110, 268, 271, пунктом 1 статьи 269 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Томской области от 20.12.2018 по делу N А67-5587/2017 оставить без изменения, апелляционную жалобу Михалева Сергея Геннадьевича - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления его в законную силу, путем подачи кассационной жалобы через Арбитражный суд Томской области.

 

Председательствующий

Т.Е. Стасюк

 

Судьи

Ю.И. Павлова
М.А. Фертиков

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А67-5587/2017


Истец: Михалева Лариса Филипповна

Ответчик: Михалев Сергей Геннадьевич, Пугачев Сергей Константинович

Третье лицо: ООО "Денталия", Начальник СЧ СУ УМВД России по г. Томску